Автор: Александр Попцов
ЖИТИЙНАЯ ИКОНА
26.11.2021
1
0
1143
Поделиться
ЖИТИЙНАЯ ИКОНА

ЖИТИЙНАЯ ИКОНА  - название иконописного произведения, где помимо изображения святого в среднике присутствуют композиции, иллюстрирующие события его Жития, деяния и чудеса.

Неизвестно, когда была написана первая житийная икона. Возможно, ее появлению предшествовало изображение житийных сцен на книжных миниатюрах и в храмовой живописи. По мнению Н. Шевченко, в иконописи был разработан самостоятельный житийный цикл, более развернутый, чем в монументальной живописи. В сочинениях святых отцов встречаются высказывания об иконах, трактуемые как описание житийных образов, напр.: «Живописец, изобразив на иконе доблестные подвиги мученика… все это искусно начертав нам красками, как бы в какой изъяснительной книге ясно рассказал подвиги мученика» (Похвальное слово св. вмч. Феодору свт. Григория Нисского. Цит. по: Успенский Л.А. Богословие иконы Православной Церкви. М., 1989. С. 53).

В византийском искусстве известны разные принципы расположения житийных сцен. Традиционно на житийной иконе чтение сюжетов, помещенных вокруг средника с образом святого, начинается с левого верхнего клейма, продолжается по верхнему полю, затем попеременно слева направо на боковых полях и заканчивается в правом углу нижнего поля. Когда последовательность изложения может быть нарушена, «прочитать» изображение и понять причину отступления от канона помогают тексты. Сюжеты житийной иконы обильно черпались из разных источников, главным образом из различных версий Житий святых, как канонических, так и апокрифических; их события в живописных циклах некоторых святых иногда излагались вместе. В качестве источника для житийных икон свт. Николая Чудотворца активно привлекались разновременные тексты посмертных чудес святителя.

Согласно постановлению VII Вселенского Собора, разработавшего догмат об иконопочитании, неотъемлемой принадлежностью иконы является надписание имени святого, устанавливающее тождество между изображением и его прототипом. Надписи с поясняющим текстом сопровождают каждое клеймо житийных икон. В ранних памятниках они лаконичны. С увеличением повествования надписи становятся более содержательными. Если на житийных иконах XIV-XV веков в сюжете исцеления больного надпись краткая, то в более поздних памятниках могут быть указаны имя исцеленного и его недуг.

В настоящее время среди сохранившихся житийные иконы одной из древнейших является больших размеров кипрская икона «Вмц. Марина, с житием» (106×62 см) из церкви вмц. Марины (Византийский музей культурного центра им. архиеп. Макариоса, Никосия). В среднике вмц. Марина изображена в позе оранты; клейма сохранились лишь на левом поле. Атрибуция иконы затруднена вследствии плохого состояния красочного слоя: по мнению А. Папагеоргиу, она стилистически близка к синайским памятникам VIII-IX веков (см.: Παπαγεοργιου. 1991. Σ. 5, 8-9), конца XII века предлагает датировать образ Шевченко (Ševčenko. 1999. P. 150).

К XI веку восходит фрагмент триптиха с изображением Богоматери из «Благовещения» и 2 сценами из Жития свт. Николая Чудотворца (сюжеты рукоположения) из монастыря вмц. Екатерины на Синае. Из того же собрания происходит уникальный эпистилий 2-3-й четверти XII века «Чудеса св. Евстратия», где на 2 досках представлено 11 сюжетов; смысловой центр эпистилия - 3-фигурный Деисус. Иное композиционное решение на иконе из того же собрания «Св. Иоанн Креститель, с житием» (последней четверти XII века): 3 сюжета («Благовестие Захарии», «Рождество Христово», «Крещение») расположены в медальонах, вписанных в завершение арочной формы.

Много житийных икон появилось на рубеже XII и XIII веков, большинство из них - образы из монастыря вмц. Екатерины на Синае. На некоторых святые в среднике изображены в рост - прор.Моисей, вмц. Екатерина, св. Иоанн Креститель, вмч. Георгий Победоносец; свт. Николай Чудотворец и вмч. Пантелеимон - по пояс. Как правило, эти иконы больших размеров выполняли функции местных образов в одноименных храмах или приделах. По мнению исследователей, некоторые из этих образов были созданы как храмовые для парекклисионов во имя святых и их житийные иконы отчасти замещали соответствующие монументальные росписи (Weitzmann. 1986. Σ. 94-107).

В начале XIII века был создан триптих с изображением Богоматери Одигитрии (Аристерократусы) в центре и сюжетами протоевангельского цикла на створках. К синайским памятникам стилистически близка икона св. Прокопия с клеймами жития (начало XIII века, собрание Александрийского Патриархата; см.: Τσαντηλας Γ. Η λατρεια του αγιου Προκοπιου στην περιοδο των σταυροφορων και η βιογραφικη εικονα του στο Πατριαρχειο Ιεροσολυμων // ΔΧΑΕ. Περ. 4. 2006. Τ. 27. Σ. 245-257). Рубежом XII и XIII веков датируется древняя живопись 2-сторонней иконы с ростовым изображением святых Космы и Дамиана с 12 сценами из их жития на верхнем и боковых полях (Византийский музей, Кастория). Аналогично размещены фрагментарно сохранившиеся клейма и на иконе с поясным изображением свт. Николая Чудотворца (2-я пол. XIII в., Византийский музей, Кастория).

Разнообразны житийные иконы XIII внка, вышедшие из мастерских крестоносцев. Среди наиболее известных - монументальный образ «Свт. Николай, с житием» из церкви свт. Николая (Агиос-Николаос тис Стегис) близ Какопетрии, Кипр (вторая половина XIII века, Византийский музей культурного центра им. архиеп. Макариоса, Никосия). На 2-сторонней иконе «Вмч. Георгий, в житии. Святые Марина и Ирина(?)» (вторая половина XIII века, Византийский музей, Афины) фигура вмч. Георгия, изображенного в молении, выполнена в рельефе с полихромной раскраской, его окружают живописные сцены из Жития. Сохранился еще один житийный образ вмч. Георгия с рельефной фигурой святого в рост и живописными клеймами справа и слева от средника (XIII век, НХМУ). Плохая сохранность красочного слоя затрудняет его точную атрибуцию (см.: Этингоф. 2005 год. С. 624-630).

Сохранившиеся житийные иконы палеологовской эпохи немногочисленны: «Свт. Николай, с житием» из церкви Богоматери Перивлепты в Охриде (середина XIV внка, Галерея икон, Охрид), «Распятие, с деяниями и праздниками» (вторая четверть XIV века, монастырь вмц. Екатерины на Синае), «Богоматерь Одигитрия, со сценами жития Богоматери» (около 1400 года, Византийский музей, Кастория). В XV веке на Синае были созданы небольших размеров житийные иконы вмч. Георгия и свт. Николая Чудотворца, иконографическая программа которых восходит к образцам раннего XIII века (монастырь вмц. Екатерины на Синае; см.: Holy Image, Hallowed Ground: Icons from Sinai: [Cat.] / Ed. R. S. Nelson, K. M. Collins. Los Ang., 20073. P. 159-161).

В поствизантийский  период повышается интерес к житийным иконам в искусстве Греции, Сербии, Болгарии и др. стран. Перечень святых, имеющих житийные образы, ограничен. Широкое распространение получили циклы святых Димитрия Солунского, Георгия Победоносца, Иоанна Крестителя и Николая Чудотворца («Святые Георгий и Димитрий, с житийными сценами» с рельефным средником XIV веке из церкви Богоматери в Созополе, рама с клеймами XVI века, ЦИАМ; «Св. Георгий, с житием», XVI века, Византийский музей, Кастория; «Чудо вмч. Георгия о змие, с житием», мастер Михаил Дамаскинос, вторая половина XVI века, кафедральный собор Богоматери Спилеотиссы, г. Керкира; «Св. Иоанн Предтеча - Ангел пустыни, с житием» из Кремиковского монастыря, 1595 год, ГИМ; «Свт. Николай, с житием» из монастыря Дечаны, вторая половина XVI века; «Вмч. Георгий на престоле, с житием» и «Св. Иоанн Предтеча, с житием», вторая четверть XVII века, Печская Патриархия).

Реже встречаются житийные иконы некоторых святых, создававшиеся как храмовые по особому заказу («Прп. Антоний, с житием» кисти Эммануила Цанеса, 1645 год, церковь Панагии тон Ксенон, г. Керкира; «Св. Иоанн Пустынник, с житием», мастер Иеремия Палладас, середина XVII века, Византийский музей в церкви Панагии Антивуниотиссы, г. Керкира; «Святые Косма и Дамиан, с житием», 1673-1674 годы, Печская Патриархия). Существуют также единичные примеры житийных икон: «Прп. Стефан Дечанский, с житием», мастер Лонгин (1577 год, мон-рь Дечаны). Следует особо отметить создание житийных икон славянских святых, напр. прп. Иоанна Рильского (XVII век, Рильский мон-рь), прп. Гавриила Лесновского (2 иконы: около 1626 года с 13 клеймами и 1808 года с 14 клеймами, обе - в Лесновском монастыре). В поствизантийской иконографии получили особое развитие циклы деяний архангелов, преимущественно арх. Михаила (примеры см. в кн.: Габелић С. Византиjски и поствизантиjски циклуси Арханђела XI-XVIII веков. Београд, 2004 год).

В искусстве Греции и Балканских стран XVIII-XIX веков, в период т. н. национального возрождения, житийная иконография обогатилась за счет появления новых сюжетов в традиционных циклах и расширения круга святых, чьи Жития активно иллюстрировались. Значительно чаще в этот период встречаются житийные иконы святых  жен, напр. св. Параскевы Тырновской (1728 год, ризница Печской Патриархии, Косово и Метохия), вмц. Марины (мастер К. Шпатараку, середина XVIII века, Галерея икон, Охрид). По-прежнему распространены житийные циклы свт. Николая Чудотворца, иногда в среднике он изображался на троне, как на иконе из монастыря Филантропинон на острове оз. Янина (1801 год). В этот период также известны уникальные примеры житийных икон святых (напр., «Св. Александр Воин, с житием», XVIII век, монастырь Богородицы Прусиотиссы, Греция): композиционное построение клейм традиционно, но сюжеты могут располагаться рядом с фигурой святого на фоне.

В Древней Руси житийная икона была чрезвычайно популярна. Богатство идей и смысловых оттенков, разнообразие изобразительных вариантов позволяют рассматривать этот жанр иконописи как особое явление в национальной культуре. В русской традиции сюжеты житийных икон черпались также из текстов Палеи Толковой, различных исторических сочинений, а циклы свт. Николая Чудотворца пополнялись «русскими» чудесами.

Вероятно, житийные иконы создавались в Древней Руси уже в домонгольский период, но до настоящего времени не сохранились. Пример самых ранних изображений эпизодов из Житий святых есть в монументальной живописи: в росписи 4 приделов Софийского собора в Киеве (около середины XI века) представлены протоевангельский цикл, описывающий Житие Богоматери, сцены из Житий апостолов Петра и Павла, вмч. Георгия Победоносца и из деяний арх. Михаила. Мастера Киевской Руси использовали визант. иконографические образцы, создавая иконы отечественных святых, прежде всего первых канонизированных на Руси - князей Бориса и Глеба. Наличие Жития даже весьма почитаемого святого не всегда становилось залогом распространения его житийных икон: напр., иконы с клеймами Жития святых Бориса и Глеба встречаются довольно часто, тогда как житийные иконы прп. Феодосия Печерского чрезвычайно редки и появляются в позднее время (напр., икона рубежа XVII и XVIII веков, ГМИР - см.: Комашко, Саенкова. 2007 год. С. 276-277).

Древнейшей дошедшей до наших дней русских житийных икон является образ «Прор. Илия в пустыне, с житием и Деисусом» из церкви  прор. Илии в дер. Выбуты близ Пскова (вторая половина XIII века, ГТГ). XIV век датируется целый пласт житийных памятников, среди которых преобладают житийные иконы свт. Николая Мирликийского: из с. Виделебья (1337 год, ГРМ); из погоста Любони (первая четверть XIV века, ГРМ); из погоста Озерёво (первая полоивна  XIV века, ГРМ); из Успенского собора Рязани (XIV век, РИАМЗ); из собрания А.В. Морозова (XIV век, ГТГ); из с. Павлова близ Ростова (вторая половина XIV века, ГТГ); «Св. Николай Зарайский, с житием» (третья четверть XIV века, из собрания В.А. Логвиненко); из Введенской церкви в Ростове (конец XIV века, ГТГ); из собора ап. Иоанна Богослова в Коломне (конец XIV века, ГТГ); из Николо-Угрешского монастыря (конец XIV века, ГТГ); из собрания Н.И. Репникова (конец XIV века, ГРМ). Уже ранние русские житийные иконы свт. Николая отличаются по композиции средника (полуфигурное или ростовое изображение) и по составу сюжетов в клеймах от византийских памятников. Возможно, это связано с тем, что иконописцы варьировали различные фрагменты уже известных и чтимых образов святого.

Помимо икон свт. Николая от XIV века дошли новгородский образ «Чудо вмч. Георгия о змие, с житием вмч. Георгия» (первая половина XIV века, ГРМ), иконы «Святые Борис и Глеб, с житием» из церкви Бориса и Глеба в Запрудах в Коломне (вторая половина XIV века, ГТГ), «Арх. Михаил, в деяниях» из Архангельского собора Московского Кремля (конец XIV века, ГММК). При тесных связях древнерусском искусства с византийским миром русского мастера имели собственный опыт и предпочтения в области житийной иконографии, напр. помещали в среднике житийные иконы изображение вмч. Георгия, попирающего змея. Исследователи отмечали, что некоторые сцены из Жития вмч. Георгия встречаются только в русских памятниках (см.: Барская Н.А., Сергеев В.Н. Живопись XVI-XVIII веков из верховьев реки Мсты в собрании ЦМиАР // ПКНО, 1982. Л., 1984. С. 275-292).

В XV веке продолжали развиваться житийные циклы свт. Николая, о чем свидетельствуют иконы из Тихвинского монастыя (начало XV века, ГРМ), из посада Б. Соли (начало XV века, ГРМ), из Георгиевской церкви Теребужского погоста близ Ст. Ладоги (первая половина XV века, ГРМ), из собрания К.В. Воронина (около середины XV века), из Андреевской церкви в Вологде (вторая половина XV века, ВГИАХМЗ), из Введенского собора в Сольвычегодске (вторая половина XV века, АМИИ), из Покровского монастыря в Суздале (первая половина XV века и начало XV века - обе во ВГИАХМЗ). Каждая из икон имеет свою программу, отличающуюся составом сюжетов. Примеры житийных икон других святых в искусстве XV века единичны: «Святые бессребреники Косма и Дамиан, с житием» из Космодамиановской церкви в Вологде (вторая половина XV века, ВГИАХМЗ), «Огненное восхождение прор. Илии, с житием» (вторая полоивна XV века, Нижегородский государственный  художественный музей).

Особо следует отметить новгородское произведение «Евангельские сцены» («Земная жизнь Иисуса Христа») из церкви Бориса и Глеба в Плотниках (первая полоивна XV века, НГОМЗ). На иконе нет средника. 25 клейм, начиная с Крещения Господня и заканчивая Вознесением, расположены в 5 регистрах. Это единственный известный сохранившийся пример «ленточного» изложения евангельских сюжетов. Из новгородских памятников XV в. аналогична по композиционному решению икона «Акафист Богоматери», от 3 створок которой сохранилось только 2 (ГММК; частное собрание, Москва).

На рубеже XV и XVI веков, знаменовавшем переход к эпохе позднего средневековья, создание новых тем и сюжетов нашло отражение в житийных иконах. В XVI веке богатству сюжетов житийных икон, отражающих эсхатологические настроения, заботы о сохранении истинной веры, интерес к мировой и русской истории, во многом способствовало собирание митр. Макарием (1542-1563 годы) агиографического наследия и исторического материала, вошедшего в ВМЧ.

В последней трети XV - начоло XVI веков в московском искусстве интенсивно развивались темы, связанные с прославлением деяний отечественных святых, что особенно ярко проявилось в творчестве Дионисия. Им был выполнен ряд житийных образов для Успенского собора Московского Кремля и крупнейших монастырей. С творчеством мастеров круга Дионисия, очевидно, связано создание иконографической программы первых житийных икон прп. Сергия Радонежского: для местного ряда иконостаса Троицкого собора Троице-Сергиева монастыря (1480-1492 годы), для Успенского собора Московского Кремля (рубеж XV и XVI веков, ГММК), для Успенского собора Дмитрова (около 1510 года, ЦМиАР). Для главного храма Москвы Дионисий в 80-х годов XV века написал также парные житийные иконы митрополитов Московских Петра (ГММК) и Алексия (ГТГ). Хотя канонизация свт. Петра Московского произошла достаточно рано и традиция его почитания была устойчива, распространенными оказались лишь единоличные изображения святителя.

Помимо традиционных эпизодов Жития и чудес от мощей в его житийных иконах отражена тема созидания Москвы как столицы православного государства. Дионисием и мастерами его круга были написаны также житийные иконы «Прп. Кирилл Белозерский, с житием» для местного ряда иконостаса Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря (ГРМ) и образ «Прп. Димитрий Прилуцкий, с житием» для Спасо-Прилуцкого монастыря (около 1503 года, ВГИАХМЗ), иконографическая программа которого стала основой для последующих, часто более расширенных изображений Жития прп. Димитрия (см.: Прп. Димитрий Прилуцкий, Вологодский чудотворец: К 500-летию Сретения чудотворного образа 3 июня 2003 года. М., 2004 год).

Новаторство Дионисия в области житийных икон проявилось в композиционном решении, напр. в построении архитектурных кулис, имеющих значение в организации пространства клейма и сочетании сюжетов. На житийные иконы, созданных этим мастером, часто отсутствует четкое разделение клейм: на верхнем и нижнем полях действие плавно разворачивается, события перетекают одно в другое. Иногда фигура или здание на условном стыке сюжетов объединяют повествование в единое целое. Созданные Дионисием иконографические схемы впоследствии варьировались; в зависимости от размеров иконы и ее предназначения эти схемы могли быть сокращены или дополнены за счет более подробного следования тексту Жития и иллюстраций чудес святого, особенно в произведениях, близких по манере и качеству исполнения к миниатюре, как, напр., на иконе «Свт. Петр, с житием» письма Истомы Савина (начало XVII века, ГТГ).

В первые десятилетия XVI века учениками Дионисия было написано несколько житийных икон, в т. ч. для церквей Дмитрова: для Успенского собора - упомянутый образ прп. Сергия и «Вмч. Георгий, с житием», а также «Вмч. Георгий, с житием» для Пятницкой церкви (обе - в ЦМиАР). От раннего XVI века сохранилось еще две житийные иконы вмч. Георгия: из церкви св. Георгия на Красной Горке в Москве и из церкви св. Георгия с. Баренцева Ярославской обл. (обе - в ЦМиАР). В среднике всех 4 икон помещено ростовое изображение вмч. Георгия; житийные циклы из 16 клейм различаются лишь последовательностью расположения сюжетов. Вероятно, эти иконы были ориентированы на общий прототип, восходящий к византийским произведениям XIII века.

Тяготение к сложным иконографическим программам, отличающее искусство XVI век, оказало влияние на житийные иконы. Расширился круг литературных источников. От начала XVI веков известно три иконы «Ап. Иоанн Богослов на Патмосе, с хождением»: из Троицкой единоверческой церкви в Москве, из собрания И.С. Остроухова (обе - в ГТГ), из церкви ап. Иоанна Богослова на р. Тошне (ВГИАХМЗ). Повествовательные циклы этих икон в 16-17 клеймах излагают события Жития ап. Иоанна Богослова, написанного Псевдо-Прохором (V век). На иконе «Ап. Иоанн Богослов на Патмосе, с хождением» из церкви Иоанна Богослова Борисоглебского монастыря в Дмитрове (конец XV века, ЦМиАР, см.: Иконы XIII-XVI веков в собрании ЦМиАР. М., 2007 год. С. 132; по мнению автора настоящей статьи – первая треть XVI века) в 44 клеймах помимо подробного изложения текста Жития проиллюстрированы также отдельные эпизоды Апокалипсиса (Попов Г.В. Иллюстрации «Хождения Иоанна Богослова» в миниатюре и станковой живописи конца XV века // ТОДРЛ. М.; Л., 1966. Т. 22. С. 208-221). Циклы икон второй половины XVI века на этот сюжет представляют вариации ранних образов.

Во второй половине XVI века усилилась просветительная роль житийных икон. После проведения Соборов 1547-1549 годов были написаны многочисленные житийные иконы русских святых, в т. ч. с большим количеством клейм. Получают распространение житийные циклы святых, канонизированных в ранний период, напр. равноап. Великого князя  Владимира, которые включают иногда в житийных иконах святых Бориса и Глеба. Редким примером развернутого изображения Жития равноап. великого князя Владимира является икона «Святые Владимир, Борис и Глеб, с житием» из церкви Рождества Богоматери в Вологде (ВГИАХМЗ). Ярким свидетельством масштабности житийных икон «новых чудотворцев» стал образ прп. Александра Свирского, созданный для Успенского собора Московского Кремля (ГММК), со 129 клеймами (см.: Журавлева И.А. Образ Александра Свирского с житием и чудесами из Успенского собора Московского Кремля // ГММК. Материалы и исследованию [Вып. 11]: Русская художественная культура XV-XVI веков. М., 1998. С. 118-144). Размеры средника уменьшились, роль клейм и повествования о деяниях святого возросла. Житийные иконы прп. Александра Свирского получат впосл. распространение в сокращенном варианте.

Если иконописец не располагал подробными сведениями о жизни святого (в Прологах и Минеях могли содержаться описания лишь основных событий), в состав клейм вводили традиц. сюжеты детства: рождение, крещение, обучение; в житийных иконах святителей - этапы служения - от поставления в диаконы (иногда монашеский постриг) до архиерейской хиротонии, а также успение святого, обретение мощей и происходящие от них чудеса.

По принципу житийных икон создавались иконы со сложным богословским замыслом, напр. 2 грандиозные иконы из Успенского собора Московского Кремля: «Распятие, с евангельскими сценами» и «Воскресение, с евангельскими сценами» (обе - в ГММК; см.: Маркина Н.Ю. О двух памятниках времени Ивана Грозного из Успенского собора Московского Кремля // ГММК. Материалылы и исслед. [Вып. 11]: Русская художественная культура XV-XVI веков М., 1998 год. С. 145-173), где в клеймах проиллюстрированы евангельские тексты, описывающие события Страстной недели. Помимо собственно житийных сюжетов в клеймах изображены притчи Спасителя, его беседы с учениками и диспуты с иудеями. Полемика с представителями других христианских конфессий обусловила интерес к появлению иконографических сюжетов, связанных с объяснением вероучения. В XVII веке обе иконы играли важную роль в церковном убранстве Успенского собора, располагаясь около модели Гроба Господня. Сходный замысел лежал в основе иконы «Спас Смоленский, с притчами» в иконостасе Благовещенского собора Кремля (середина XVI века, ГММК).

Во второй половине XVI века изменился подход к композиционному построению клейм мн. столичных памятников. Стремление к большей повествовательности приводило к перегруженности композиций. Так, в клеймах события одного сюжета располагаются в нескольких плоскостях, имеют разный масштаб. Не оставалось места для четких, красивых надписей, текст выносили на поля. В XVII веке этот принцип организации пространства сосуществовал с традиционным, который был характерен для иконописи строгановских мастеров.

К числу сложных программных замыслов второй половины XVI века, восходящих к новшествам мастерской митр. Макария, следует отнести иконы «Св. Троица, в бытии», появление которых стало следствием интереса к вопросам мироздания. В качестве литературной основы помимо книг Бытие и Исход использовали тексты Палеи Толковой. Для иконографических схем дней творения были заимствованы композиции, сложившиеся в миниатюрах. Самый ранний сохранившийся пример - икона из Покровского монастыря в Суздале (ГРМ); последующие памятники имеют особенности в построении средника: иконы из Благовещенского собора Сольвычегодска (80-90-е гг. XVI в., СИХМ), из церкви Воскресения с. В. Матигоры (вторая четверть XVII века, АМИИ) - с более развернутым изложением событий.

Со втрой половины XVI века в русской иконописи получают распространение иллюстрации к Житию Богоматери, ранее известные только в монументальной живописи. В среднике, как правило, помещался Богородичный праздник: иконы «Рождество Богоматери, с житием» из Пятницкой ц. Дмитрова (середина XVI века, ЦМиАР), «Рождество Богоматери, с житием Иоакима, Анны и Богоматери» из Антониева монастыря в Великом Новгороде (1560 год, НГОМЗ), «Рождество Богоматери, с житием» (третья четверть XVI века, ЦМиАР), «Благовещение, с житием Богоматери» из Благовещенского собора Сольвычегодска (80-90-е годы XVI века, СИХМ), «Богоматерь Владимирская, с житием Иоакима, Анны и Богоматери» из церкви Вознесения Господня Нововознесенского монастыря в Пскове (вторая половина XVI века, ПИАМ).

В XVI веке наиболее распространенными остались житийные иконы свт. Николая Чудотворца. В связи с бытованием большого числа посвященных ему агиографических сочинений появлялись новые сюжеты или подробно иллюстрировались традиционные. Уникальные житийные циклы святого были созданы на Русском Севере, напр. на иконе из церкви Св. Троицы в Нёноксе (первая половина XVI века, ГЭ). Некоторые житийные иконы свт. Николая иллюстрировали сюжеты из разных версий Жития, напр., на иконе из Рождественской ц. Тотьмы с 84 клеймами повествованию об отдельных чудесах отводится по 3 клейма (рубеж XVI и XVII веков, Тотемский краеведческий музей). В XVI веке получают прославление чудотворные житийные иконы. В 1555-1556 годы в Москву с Вятки была принесена икона «Свт. Николай Чудотворец (Великорецкий)», представлявшая собой поясной образ святителя с 8 клеймами (см.: Маханько М.А. Икона св. Николы Великорецкого в коллекции Амброзиано Венето и почитание чудотворного образа в XVI веке // ПКНО. М., 1998. С. 240-252; Нечаева Т.Н. Иконография Великорецкого образа свт. Николая Чудотворца в русской иконописи XVI века // Правило веры и образ кротости…: Образ свт. Николая, архиеп. Мирликийского, в византийской и славянской агиографии, гимнографии и иконографии. М., 2004. С. 439-455). Списки иконы получили широкое распространение не только в столице. Некоторые изменения в последовательности и подборе сюжетов этой иконографии сформировали особый извод, получивший название по житийным иконам, прославившейся в Николо-Бабаевском монастыре близ Костромы, напр. «Свт. Николай Чудотворец (Бабаевский)» из Успенского собора Костромы (конец XVI века, ГТГ).

В последней трети XVI века некоторые сюжеты для житийных икон свт. Николая Чудотворца черпались из лицевых рукописей. Напр., иконография «Чудо о св. Стефане Дечанском» восходит к миниатюрам из рукописи Жития свт. Николая из собрания С.Т. Большакова, ок. 1560 г. (РГБ. Больш. № 15) (Турилов А.С. Сцена убиения Стефана Дечанского в лицевом житии Николы и ее источник // ДРИ. М., 1983. С. 228-231; Саенкова Е.М. Сербские сюжеты в русской иконописи // Црквене Студиjе. Ниш, 2006. С. 439-440).

В числе святых, чьи житийные циклы обширны и отличаются разнообразием сюжетов, помимо свт. Николая Чудотворца следует назвать прор. Илию. Лежащие в основе его Жития тексты (3-я и 4-я Книги Царств) дополняли событиями, почерпнутыми из апокрифов, напр. сон отца Илии, указывавший на избранность от рождения (на иконе «Прор. Илия в пустыне, с житием», середина XVI века, ГВСМЗ). Иконография средников его житийных икон также имеет варианты, напр. иконы «Прор. Илия, с житием» из ц. Богоматери Одигитрии в Ростове, 1664, ГВСМЗ; «Огненное восхождение прор. Илии, с житием» (конец XVI-XVII веков, АМИИ).

Большое значение при создании житийных икон имел ее патрональный характер. Так, для некоторых святых, известных главным образом в изображениях праздников (напр., изображение св. Андрея Юродивого в композиции «Покров Пресвятой Богородицы»), могли быть по желанию заказчика написаны житийные иконы (новгородская икона «Св. Андрей Юродивый, с житием», около середины XVI века, ГРМ). Распространению житийных икон святых воинов способствовало усиление их почитания как небесных защитников.

 В первой половине XVI века преобладают циклы великомучеников Георгия и Димитрия, среди которых наиболее ранний в русской иконописи - «Вмч. Димитрий, с житием» из Покровской церкви с. Гуменец близ Ростова (начало XVI века, ГМЗРК). Под влиянием житийных икон вмч. Георгия, со второй половины XVI века часто имеющих в среднике композицию «Чудо вмч. Георгия о змие», находились образы вмч. Димитрия Солунского. На некоторых иконах в средниках представлен вмч. Димитрий на коне, поражающий царя Калояна: икона «Вмч. Димитрий Солунский, с житием» (1609 год, ГТГ). В средниках икон св. Димитрия встречаются также изображения великомученика на престоле, попирающего зверя: иконы второй четверти  XVI века (НГОМЗ) и середины XVI века (Покровский собор на Рогожском кладбище, Москва). Особые мотивы в житийной иконе вмч. Димитрия появились в искусстве Нового времени в связи с созданием др. редакции Жития, вошедшей в Минеи-Четьи свт. Димитрия, митр. Ростовского. Следует отметить усложнение состава клейм со второй половины XVI века в некоторых циклах вмч. Георгия за счет включения сцены из апокрифического Жития: на иконе с «Чудом вмч. Георгия о змие» в среднике (рубеж XVI и XVII веков, собрание Е. Громовой) в начале находится сюжет «Отец св. Георгия, Геронтий, приводит его поклониться идолам», в конце - сцена казни матери святого, Полихронии (см.: Шесть веков русской иконы: Новые открытия: Выст. из частных собр. к 60-летию ЦМиАР: Кат. М., 2007. Кат. № 48).

Расширение круга агиографического и исторического чтения в XVI веке повлияло на возникновение житийных икон других святых воинов. Многочисленные житийных  посвящены вмч. Никите (Никите-бесогону), их сюжеты основаны как на каноническом, так и на апокрифическом Житии святого: иконы из московской церкви Св. Троицы в Никитниках (конец XVI века, ГИМ), из церкви вмч. Никиты в Ярославле (вторая половина XVI века, ЯИАМЗ), из Никитского придела церковь свт. Леонтия Ростовского в Угличе (вторая половина XVI века, МИХМ); в среднике иногда изображали «Побиение св. Никитой беса» (напр., икона первой половины XVI века, ГТГ) (см.: Саенкова Е.М. О некоторых русских житийных иконах вмч. Никиты XVI-XVII веков // Каптеревские чт. М., 2008. Вып. 6. С. 168-174). Житийные иконы вмч. Феодора Стратилата в основном являются храмовыми и происходят из посвященных ему церквей и приделов: из церкви Феодора Стратилата на Ручью (30-40-е годы XVI века, НГОМЗ), из собора Феодоровского монастыря в Переславле-Залесском (середина XVI века, ПЗИХМЗ). Реже встречаются образы вмч. Мины, напр. икона из Воскресенского Горицкого монастыря (вторая половина XVI века, ЧерМО), рама с навершием из церкви Богоматери Одигитрии дер. М. Шалга Каргопольского р-на (вторая половина XVII века, АМИИ), икона конца XVII века (ГРМ).

Прославление русских воинов, как правило св. князей, не сопровождалось развитием их житийной иконографии. Самый ранний житийный образ св. Александра Невского, происходящий из кремлевской церкви св. Александра Невского (ГИМ, собор Покрова на Рву), был написан на рубеже XVI и XVII веков и оставался уникальным вплоть до Нового времени.

От XVI века сохранились житийные иконы святых  жен: вмц. Варвары (икона из Варваринской церкви в Переславле-Залесском, середины XVI века, ПЗИХМЗ) и вмц. Екатерины (икона 40-х годов XVI века, частное собрание; икона из деревянной церкви вмц. Екатерины Успенского Горицкого монастыря, вторая половина XVI века, КБМЗ, икона второй половины XVI века, ГТГ). В количественном отношении преобладали житийные иконы вмц. Параскевы, в которых была объединена агиография нескольких мучениц с этим именем (иконы из Покровской церкви дер. Заклинье Лужского у. С.-Петербургской губ., середина XVI века, ПИАМ; из собрания П.Д. Корина, середина XVI века, ГТГ; вторая половина XVI века, АМИИ).

Активное развитие житийной иконографии в XVI веке происходило не только в столице, но и в известных художественных центрах - Великом Новгороде, Пскове, Ростове, Ярославле. Здесь были свои предпочтения в выборе сюжетов для житийных икон таких чтимых святых, как свт. Николай или вмч. Георгий. Создавали житийные иконы и местных святых или святых, которым были посвящены престолы храмов, напр. в Великом Новгороде прп. Варлаама Хутынского (икона около 1560 года, ГРМ). Для новгородских храмов в качестве местных образов в XVI веке были написаны иконы с подробными повествовательными циклами: «Апостолы Петр и Павел, с деяниями» из церкви Петра и Павла в Кожевниках (около 1558 года, НГОМЗ), «Рождество Богоматери, с житиями Иоакима, Анны и Богоматери» из собора Рождества Богоматери Антониева монастыря (около 1560 года, НГОМЗ). Среди новгородских житийных икон Николая Чудотворца необходимо отметить икону «Свт. Николай Чудотворец (Зарайский), с житием» из г. Боровичи (конца XVI века, НГОМЗ), некоторые клейма которой, напр. «Явление свт. Николаю Св. Духа», неизвестны по другим памятникам, а распространенные сюжеты («Перенесение мощей в Бари») оригинальны по исполнению.

Псковские мастера создали галереи житийных образов святых жен, среди которых - редкая икона «Мученицы Параскева, Варвара и Ульяна, с житиями Варвары, Ульяны Илиопольской и Ульяны Никомидийской» из Варваринской церкви (первая половина XVI века, НГОМЗ). Псковские житийные иконы свт. Николая своеобразны в отдельных мотивах, выборе сюжетов и в художественном решении. На 2 иконах (из церкви свт. Николая с Усохи, 40-е годы XVI века, ГРМ, и вторая половина XVI века, ПИАМ) присутствует клеймо «Видение агнца Нонне, матери свт. Николая», литературная основа которого неизвестна по текстам Житий и чудес святителя.

В искусстве Ярославля XVI века помимо житийных икон почитавшихся на Руси святых разрабатывалась иконография Ярославских чудотворцев: икона из церкви Ярославских чудотворцев Спасо-Преображенского монастыря в Ярославле «Св. князья Феодор, Давид и Константин, с житием» в 36 клеймах (ЯМЗ, 60-е годы XVI века). В XVI-XVII веке для многих обителей создавались иконы их небесных покровителей и основателей, чьи мощи почивали в храмах. К числу крупных заказчиков принадлежал Соловецкий монастырь, для которого житийные иконы преподобных Зосимы и Савватия писали в Москве, Великом Новгороде: «Богоматерь, с предстоящими Зосимой, Савватием и братией монастыря и с житием Зосимы и Савватия», «Святые Зосима и Савватий, с житием» (обе 1545 год, ГММК). Если житийные иконы Соловецких чудотворцев получили широкое распространение по всей стране (напр., икона «Святые Зосима и Савватий, с житием» из ц. Св. Троицы в Нёноксе, 2-я пол. XVII в., АМИИ), то Ж. и. чтимых основателей др. монастырей были известны гл. обр. в стенах их обителей: «Св. Стефан Махрищский, с житием» из Стефанова Махрищского монастыря (третья четверть XVII века, Государственный музей «Александрова слобода»), рама с клеймами Жития прп. Иосифа Волоцкого из Иосифова Волоколамского монастыря (около 1697 года, ЦМиАР).

С последней трети XVI века наряду с большими по размеру житийных икон известны небольшие, предназначенные для аналоя или домашнего обихода, как правило соименные заказчику или особо почитавшиеся им, напр. «Св. Артемий, в житии» из Троице-Сергиева монастыря (последняя треть XVI века), «Прп. Герасим Иорданский, в житии» из собрания П.М. Третьякова (вторая половина XVII века; обе - в ГТГ). Особый вид представляли складни и кузова, на створках и киотах к-рых иллюстрировалось Житие святого: створки складня с житием св. Григория Армянского (вторая половина XVII века, Кировский художественный музей), складень с житием святых вмч. Георгия и Димитрия на полях кузова и с Акафистом Богоматери на створках из собрания П.Д. Корина (вторая половина XVII века, ГТГ).

Каждая эпоха вносила в житийные иконы новые темы и композиционные решения. В конце XVI века особый интерес к подробному иллюстрированию житийных текстов характерен для строгановских мастеров. Клейма часто имели арочные завершения, напоминавшие оформление киотов. Мелочное письмо сопровождалось подробным текстом. Нередко святой в среднике был обращен в молении к Спасителю или Богоматери. У его ног могли изображать его атрибуты, напр. колчан со стрелами у воинов. Ярким примером новаторских тенденций в композиционном решении служит икона «Прп. Сергий Радонежский, с житием и со сценами Сказания о Куликовской битве» из церкви Св. Троицы в Ярославле (конец XVI века, ЯХМ), сочетающая сюжеты Жития прп. Сергия, изображения Куликовской битвы и осады монастыря в Смутное время. Следующие друг за другом по времени события переданы на иконе по-другому, чем это изображалось в более ранних памятниках, у каждого свое пространство внутри клейма, сюжеты развернуты: на клейме «Приведение в учение отрока Варфоломея» на переднем плане отец ведет Варфоломея в школу, на заднем плане видны здание школы и ученики.

В строгановских произведениях XVII века появляются житийные иконы святых  покровителей членов семьи Строгановых и особо ими почитаемые: «Св. Прокопий Устюжский, с житием» из Прокопиевского собора Вел. Устюга (1602 год, ВУИАХМЗ), «Св. Максим Исповедник, с житием» из Благовещенского собора Сольвычегодска (конец XVI - начало XVII веков, СИХМ). В их произведениях отражаются общие для русского искусства поиски нового сочетания в житийных иконах фигуры святого и эпизодов Жития: на иконе «Св. Климент, папа Римский, с житием» из церкви Спаса Преображения в Усолье (первая половина XVII века, ПГХГ) сцены из Жития представлены на фоне иконы за фигурой святого.

Во второй половине XVII века под влиянием монументальной живописи в композициях клейм житийных икон произошли заметные изменения: стали использовать приемы расположения сюжетных сцен, заимствованные из арсенала европейских художников. Привычную раму с клеймами вокруг изображения святого сменило размещение сцен на поземе у ног святого или в пейзаже, архитектурных кулисах. Нарушался построчный принцип прочтения - отдельные эпизоды сюжетного повествования расположены вразброс. Практически стерлись пространственные границы не только между клеймами, но и между житийным циклом и средником; фигура святого и сцены из Жития сосуществуют в едином пространстве. Тем не менее прежние принципы организации пространства не исчезли и сохраняли главенство на протяжении XIX века.

В XVII веке формирование политической концепции России как хранительницы Православия повлияло на развитие апостольской темы в иконописи и монументальной живописи. Так, на иконе «Ап. Матфей, с житием» из Никитской ц. в Ярославле (последняя четверть XVII века, ЯХМ) средник выделен лишь подобием арки со сложными архитектурными элементами, остальное пространство занимает рассказ, события которого плавно перетекают одно в другое. Кроме того, разрабатывается иконография апостольских проповедей и страстей, основанная на текстах канонических и апокрифических деяний: икона «Апостольские проповеди и страсти» из Прокопьевского собора Великого Устюга (1668 год, ВУИАХМЗ), икона «Распятие, с апостольскими страстями», написанная Федором Рожновым по заказу патриарха Адриана для Успенского собора Московского Кремля (1699 год, ГММК), икона «Апостольские проповеди и страсти» (Псков, конец XVII века, собрание К.В. Воронина).

Рождению новых сюжетов способствовали также тесные контакты с православным Востоком, в частности с Афоном. Принесение мощей святых влияло на появление новых житийных циклов. В XVII веке в Москву доставили главу мч. Авксентия. Очевидно, с этим событием связаны появившиеся иконы т. н. пяточисленных мучеников Евстратия, Евгения, Мардария и Ореста, с которыми почитается мч. Авксентий (пам. 13 декабря). Икона с их изображением была написана в конце XVII века для московского храма св. Иоанна Предтечи в Староконюшенном пер. (ГМЗК, см.: Бродовая Ю.В. «Малы суть мои страсти противу Божию воздаянию…»: Страдания и чудо святых «пяточисленных» мучеников // ИХМ. 2002 год. Вып. 6. С. 188-196). Воинская тема пополнилась житийно иконой мч. Иоанна Воина: икона с 12 традиционно расположенными клеймами жития (начало XVIII века, ЦМиАР); икона с житийными сценами на поземе средника из церкви свт. Иоанна Златоуста в Коровниках, Ярославль (вторая четверть XVIII века, ЯХМ), и др.

В XVII веке в разных художественных центрах продолжилось развитие иконографии местных святых. Для муромских храмов в XVI-XVII веков были написаны 3 житийные иконы святых Петра и Февронии (см.: Иконы Мурома. М., 2004. Кат. 17, 19, 39); в Ростове - иконы прп. Авраамия Ростовского (середины XVII века, из церкви Спаса в Графской слободе и начало XVIII века, из церкви свт. Иоанна Богослова на Ишне, обе - в ГМЗРК); в Ярославле - икона св. князей Василия и Константина Ярославских (Успенский собор Ярославля с клеймами 40-х годов XVII века и со средником начало XVIII века, ЯХМ); в Вологде - икона преподобных Димитрия Прилуцкого и Александра Куштского начало XVII века (Афанасиевская Лысогорская церковь Кадниковского у. Вологодской губ., УКМ); в Переславле-Залесском - икона прп. Никиты Столпника кон. XVII в. (ГТГ). Житийные иконы некоторых местных святых единичны, напр. иконы рубежа XVII и XVIII веков «Прп. Иринарх Затворник, с житием» из Борисоглебского на Устье монастыря Ярославской обл. и «Прп. Петр, царевич Ордынский, с житием» из Петровского монастыря в Ростове (обе - в ГМЗРК), икона из г. Кемь «Свт. Николай Чудотворец и прп. Александр Ошевенский» с 16 клеймами жития прп. Александра (2-я пол. XVII в., МИИРК; см.: Смирнова Э.С. Житийная икона Александра Ошевенского из Кеми // ТОДРЛ. 1966 год. Т. 22. С. 327-334).

Параллельно с каноническими текстами иконописцы продолжали привлекать памятники апокрифической письменности. Напр., Житие святых Кирика и Иулитты легло в основу житийной иконографии произведений, связанных не только с народной традицией, но и с работами мастеров, находившихся на службе при царском дворе, в частности костромича Гурия Никитина.

В XVIII веке новое формальное решение житийных клейм возникло под воздействием стиля барокко. Каждое клеймо помещалось в фигурную рамочку-картуш, превращавшую сюжет в отдельную композицию, наподобие картины. Первые примеры встречаются в работах царских изографов Оружейной палаты 90-х годов XVII века, но ярче всего «картинный» принцип проявился в столичной иконописи середины XVIII века («Свт. Николай Чудотворец», конец XVII века, в раме с житием 1761 год из Сампсониевского собора в Санкт-Петербурге, Государственный музей-памятник «Исаакиевский собор»). С последней трети XVIII века этот композиционный прием встречается у провинциальных мастеров: «Ап. Лука, с житием» (последняя треть XVIII века, частное собрание), «Прп. Нил Столобенский, с житием» из церкви св. Иоанна Предтечи в Дюдиковой пуст. близ Вологды (1771 год, ВОКМ). Самостоятельности клейм способствовали также свободное расположение сюжетов, отсутствие четкой последовательности их прочтения.

В Новое время житийские иконы как с традиционным, так и со свободным размещением сюжетов стали писать гораздо больше. Преобладали небольшие образы, являвшиеся предметами личного благочестия. Наметилась тенденция к сокращению житийных клейм до минимума, напр. до 4, как на иконе «Св. Александр Невский, с житием» (XIX век, частное собрание; см.: Саенкова Е.М., Герасименко Н.В. Иконы святых воинов. М., 2008 год. С. 233), иногда до 2, представлявших главные деяния святого. Особенностью житийных икон того периода стало расширение их тематики - иллюстрирование Житий святых, почитание которых не было широко распространено, как правило, такие иконы создавали для частных заказчиков. Особенно много патрональных икон писали в селах Владимирской губ., снабжавших иконописной продукцией всю Россию: «Свт. Сильвестр, папа Римский, с житием», «Прав. Елисавета, с житием», «Прав. Симеон Богоприимец, с житием» (частное собрание).

В XVIII веке в житийских иконах свт. Николая Чудотворца встречается сюжет «Чудо о трех отроках, иссеченных на части», литературная основа которого была заимствована из западноевропейской традиций (Комашко. 2006 год. С. 138-139).

Новый круг святых появляется в XVIII веке чаще всего в народной житийной иконе, напр. свт. Модест Иерусалимский как покровитель скотоводства; в среде старообрядцев - сщмч. Харалампий. Иногда повествовательный аспект был настолько важен, что средник с образом святого отсутствовал (икона «Житие сщмч. Харалампия» с Ветки, конец XVIII века, старообрядческий Покровский собор на Рогожском кладбище, Москва). В массовом иконописании XIX века житийное повествование концентрировалось на рассказе-напоминании Жития святого.

Традиционные принципы житийных икон отчасти сохраняла в XIX веке старообрядческая икона с ее обычно пространными повествовательными циклами. Однако для этих икон характерны однообразие в композиционном построении клейм и отступления от литературной основы, приводящие иногда к ошибкам и противоречащие тексту Жития святого.

После 1988 года появились житийные иконы новопрославленных святых. Для московской церкви свт. Николая Чудотворца в Кузнецах И.В. Ватагиной был написан образ прп. Андрея Рублёва. Ее же кисти житийных икон прав. Алексия Мечёва находится в московской церкви свт. Николая Чудотворца в Клённиках. К Архиерейскому Собору 2000 году на кафедре иконописи ПСТГУ была разработана иконографическая программа иконы «Собор новомучеников и исповедников Российских, явленных и неявленных» с клеймами мучений св. страстотерпцев, которая была написана преподавателями кафедры вместе со студентами (храм Христа Спасителя, Москва). Основное направление деятельности совр. иконописцев в области житийных икон - разработка иконографии новомучеников (икона «Свт. Тихон, Патриарх Московский, с житием», иконописец Н.М. Муравьёва, местный ряд домового храма Православной традиционной гимназии, Москва). Некоторые иконы создаются по заказу храмов и обителей, где служили новомученики (образ сщмч. Сергия Успенского в московской церкви Спаса Преображения на Песках). В современых житийных иконах преобладает ориентация на традиционные средневековые композиционные построения, иконописцы разрабатывают программы изображения древнерус. святых, неизвестные по средневек. памятникам («Прп. Нил Сорский, с житием», иконописец А. Мельникова, церковь Рождества Христова в Череповце).

В изучении житийных икон можно отметить проработанность отдельных тем, напр. в иконографии свт. Николая Чудотворца (Boguslavsky A. P. The Vitae of St. Nicholas and His Hagiografical Icons in Russia: Diss. Kansas, 1980; Ševčenko N. P. The Life of St. Nicholas in Byzantine Art. Torino, 1983; Соловьева И.Д. К истории житийной иконографии св. Николая Мирликийского в русском искусстве XIV века // Образ св. Николая Чудотворца в культуре Древней Руси: Материалы научной конф. 22 мая 2000 год СПб., 2001. С. 23-32; Саенкова Е.М. Сцены детства в житийных иконах свт. Николая и праздник его Рождества 29 июля // ИХМ. 2002. Вып. 6. С. 81-88; Смирнова Э.С. Житийный цикл свт. Николая Мирликийского в рус. иконописи: Сложение местных особенностей во второй половине XIV - начале XV века // ИХМ. 2005 год. Вып. 9. С. 151-165), святых князей Бориса и Глеба (она же. Борис и Глеб. Иконография // ПЭ. Т. 6. С. 55-60), прп. Сергия Радонежского (Чугреева Н.Н. Прп. Сергий Радонежский. М., 1992 год; она же. Прп. Сергий Радонежский: Житие в иконе. М., 2007 год), вмч. Димитрия Солунского (библиогр. см. в ст.: Преображенский А.С. Димитрий Солунский. Иконография // ПЭ. Т. 15. С. 177-195; Смирнова Э.С. Иконография жития св. Димитрия Солунского: Ее обновление в русской  иконописи конец XVII – начало XVIII веков // Сб. в честь Г. Субботича. Београд (в печати), вмч. Георгия Победоносца (библиогр. см. в ст.: Жарикова Т.А., Чичинадзе Н. Георгий, вмч. Иконография // ПЭ. Т. 10. С. 681-692), св. Иоанна Крестителя (Бродовая Ю.В. Новооткрытая икона «Иоанн Предтеча, Ангел пустыни, с житием» из собрания музея-заповедника «Коломенское» // ИХМ. 2001. Вып. 5. С. 150-168), а также других святых, в т. ч. русских князей (см. разделы по иконографии соответствующих статей в Православной энциклопедии). Разрабатываются аспекты иконографических программ житийных циклов (Смирнова Э. С. «Смотря на образ древних живописцев»: Тема почитания икон в искусстве средневек. Руси. М., 2007), вводятся в научный обиход новые памятники из музейных хранилищ и частных собраний (Шесть веков русской иконы: Новые открытия: Выст. из частных собр. к 60-летию ЦМиАР. М., 2007). В последние годы экспонировались выдающиеся русские житийные иконы разного времени, в т. ч. и на тематических выставках, посвященных житийным иконам (Русские житийные иконы XVI - начало XX веков: Кат. выст. / ГЭ. СПб., 1999; Св. Николай Мирликийский в произведениях XII-XIX веков из собр. ГРМ: Кат. выст. СПб., 2006).

Иллюстрации:

Архив ПЭ.

 

©Православная энциклопедия