Автор: Редакция
МИАФИЗИТСТВО
23.12.2022
0
0
13
Поделиться
МИАФИЗИТСТВО

Миафизитство (древнегреч. μία — «общий» и греч. φύσις — «природа») — принятое в современной богословской литературе и историографии название зародившегося в IV—V вв. в Византии в ходе христологических споров христианского учения об общей / единой природе Бога-Сына. Часто встречающийся термин «монофизитство» / «монофиситство» (от древнегреч. μόνος — «единcтвенный»), который полемически искажает (упрощает) учение различных направлений М., родился в конце VII в. среди сторонников греко-византийского православия, настаивавших на сосуществовании двух природ (Божественной и человеческой) в Иисусе Христе, — диафизитства.

Родоначальник М., Аполлинарий Лаодикийский (ум. 390), отрицая полноту человеческого начала Христа, учил о единстве в нем Бога и человека (без духа / ума), за что был осужден II Вселенским собором (381). Однако впоследствии формула Аполлинария об «единой природе Бога-Слова воплощенной» стала доктринальной базой М. В полемике с Несторием, разделявшим Христа на два лица, к ней прибегал св. Кирилл Александрийский, который, признавая, что можно говорить о двух природах Сына Божьего после воплощения, осуждал аполлинаристов и исповедовал полноту человеческой натуры во Христе. III Вселенский собор в Эфесе (431) осудил Нестория и утвердил теологию Кирилла Александрийского, но не дал собственной трактовки этого учения, что создало повод для различных интерпретаций. Например, константинопольский архимандрит Евтихий не признавал Христа-человека единосущным другим людям, за что в 448 был отлучен поместным собором в Константинополе, но потребовал созвать Вселенский собор. Его поддержал архиепископ Александрийский Диоскор (444—451), председательствовавший на соборе 449 в Эфесе, который реабилитировал Евтихия.

IV Вселенский собор в Халкедоне (451), напротив, одобрил исповедание о Христе в едином лице, в единой ипостаси и в двух природах и осудил евтихиан, опираясь на авторитет св. Кирилла, но уточнив его терминологию. Противники халкедонского веропределения утверждали, что Христос, хотя рожден из двух природ, пребывает в единой, поскольку Боговоплощение обратило две в одну. В долине Нила, Вост. Средиземноморье и на Кавказе власти не смогли пресечь противодействие решениям IV Вселенского собора со стороны значительной части епископов, монашества и все большего числа прихожан.

В середине V — середине VI в. М. переживает свой расцвет, но при этом разделяется на примерно 20 ветвей, отчасти на доктринальной, отчасти на политической почве. Самый влиятельный богослов М., Севир Антиохийский, отрицал слияние Бога и человека во Христе (как и халкедониты), говоря лишь о его двойном единосущии: Отцу по Божеству и людям по человечеству. При этом, отождествляя понятия «ипостась», «лицо» и «природа», он учил о единой сложной, но не двойной, природе Христа.

Ни один из византийских императоров однозначно не поддержал миафизитов. Зенон попытался примирить их с диафизитами-халкедонитами на основе небольшого количества общих догм: изданный им «Энотикон» (482) предписывал придерживаться решений первых трех Вселенских соборов, признавать Христа «единосущным Отцу по Божеству и нам по человечеству», а также предать анафеме Нестория и Евтихия. Однако он не устроил ни приверженцев М., ни халкедонитов, приведя к более чем 30-летнему разрыву христианского Востока с Римом. Его преодоление пришлось на царствование Юстиниана I, вставшего на сторону халкедонитов и обязавшегося бороться с М. Константинопольский поместный собор (536) осудил Севира, а V Вселенский собор в Константинополе (553) принял догматы, соответствовавшие Халкедонским.

Церковная политика Юстиниана строилась на насаждении халкедонизма, который в большинстве азиатских и африканских провинций империи стал отождествляться с официальным («царским») или грекоязычным («ромейским») православием. Так, в Египте от Александрийской патриархии отмежевалась антихалкедонская иерархия, которую поддержало коренное население страны — копты. Иерархия, параллельная греко-православной, сложилась и в Сирии вокруг Иакова Барадея (с 542 — епископа Эдессы), чье имя впоследствии дало название местным миафизитам — яковитам, которые стали также восприниматься как «национальная» церковь. Армянский католикосат примкнул к М. после решений I Двинского собора в 505/506, осудивших как халкедонитов, так и несториан, и окончательно отверг византийское православие на II Двинском соборе (554/555), но в 726 на Манцикертском соборе осудил Севира, обособившись тем самым от других антихалкедонитских Церквей.

Недолговременным и непрочным компромиссом между диафизитами-халкедонитами и миафизитами-антихалкедонитами оказалось в середине VII в. монофелитство. Однако с конца VII в. арабские завоевания полностью лишили Константинополь возможности влиять на сиро-египетские епархии. Халкедонское исповедание здесь ассоциировалось с верой «царя/кесаря» (императора), и веротерпимость властей Омейядов халифата касалась прежде всего М.

В XX в. экуменические веяния привели к осознанию миафизитами необходимости вероисповедного единства. Об его достижении объявил собор всех миафизитских церквей, созванный в январе 1965 по инициативе Хайле Селассие I в Аддис-Абебе. Начавшиеся в середине 1960-х переговоры с представителями греко-православных церквей привели в 1989 и 1990 к подписанию двух совместных заявлений о полном согласии в христологической догме, которые, однако, одобрили не все православные церкви, что поныне препятствует их всеобщему признанию.

К началу XXI в. М. исповедовали Коптская церковь, Эфиопская церковь, Эритрейская церковь, Армянская Апостольская церковь, Сирийская Православная Церковь (яковитская), Маланкарская церковь в Индии.

Лит.: Lebon J. Le monophysisme severien. Louvain, 1909; Towards Unity: the Theological Dialogue between the Orthodox Church and the Oriental Orthodox Churches. Geneva, 1998; Давыденков О., прот. Христологическая система Севира Антиохийского: Догматический анализ. М., 2007. Т. ККораев.