ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК

0 комментариев

Эпоха человеческой истории, выделяемая на основе данных археологии и характеризующаяся ведущей ролью изделий из железа и его производных.

Как пра­ви­ло, Ж. в. при­хо­дил на сме­ну брон­зо­во­му ве­ку. На­ча­ло Ж. в. в раз­ных ре­гио­нах от­но­сит­ся к раз­но­му вре­ме­ни, при­чём да­ти­ров­ки это­го про­цес­са при­бли­зи­тель­ны. По­ка­за­те­лем начала Ж. в. яв­ля­ет­ся регулярное ис­поль­зо­ва­ние руд­но­го же­ле­за для из­го­тов­ле­ния ору­дий и ору­жия, рас­про­стра­не­ние чёр­ной ме­тал­лур­гии и куз­неч­но­го де­ла; мас­со­вое при­ме­не­ние же­лез­ных из­де­лий оз­на­ча­ет осо­бый этап раз­ви­тия уже в рам­ках Ж. в., в не­ко­то­рых куль­ту­рах от­де­лён­ный от на­ча­ла Ж. в. не­сколь­ки­ми сто­ле­тия­ми. Кон­цом Ж. в. не­ред­ко счи­та­ют на­сту­п­ле­ние тех­но­ло­гич. эпо­хи, свя­зан­ной с пром. пе­ре­во­ро­том, или про­дле­ва­ют его до со­вре­мен­но­сти.

Ши­ро­кое вне­дре­ние же­ле­за обу­сло­ви­ло воз­мож­ность про­из-ва мас­со­вых се­рий ору­дий тру­да, что от­ра­зи­лось на со­вер­шен­ствовании и даль­ней­шем рас­про­стра­не­нии зем­ле­де­лия (осо­бен­но в лес­ных рай­онах, на тя­жё­лых для об­ра­бот­ки поч­вах и т. д.), про­грес­се в стро­ит. де­ле, ре­мё­слах (в ча­ст­но­сти, поя­ви­лись пи­лы, на­пиль­ни­ки, шар­нир­ные ин­ст­ру­мен­ты и т. д.), до­бы­че ме­тал­лов и др. сы­рья, из­го­тов­ле­нии ко­лёс­но­го транс­порта и др. Раз­ви­тие про­из­вод­ст­ва и транс­пор­та при­ве­ло к рас­ши­ре­нию тор­гов­ли, по­яв­ле­нию мо­не­ты. Ис­поль­зо­ва­ние мас­со­во­го же­лез­но­го воо­ру­же­ния су­ще­ст­вен­но ска­за­лось на про­грес­се в во­ен. де­ле. Во мно­гих об­ще­ст­вах всё это спо­соб­ст­во­ва­ло раз­ло­же­нию пер­во­быт­ных от­но­ше­ний, воз­ник­но­ве­нию го­су­дар­ст­вен­но­сти, вклю­че­нию в круг ци­ви­ли­за­ций, древ­ней­шие из ко­то­рых на­мно­го стар­ше Ж. в. и име­ли уро­вень раз­ви­тия, пре­вос­хо­дя­щий мн. об­ще­ст­ва пе­рио­да же­лез­но­го ве­ка.

Раз­ли­ча­ют ран­ний и позд­ний Ж. в. Для мн. куль­тур, пре­ж­де все­го ев­ро­пей­ских, гра­ни­цу ме­ж­ду ни­ми, как пра­ви­ло, от­но­сят к эпо­хе кру­ше­ния ан­тич­ной ци­ви­ли­за­ции и на­сту­п­ле­ния Сред­не­ве­ко­вья; ряд ар­хео­ло­гов со­от­но­сит фи­нал ран­не­го Ж. в. с на­ча­лом влия­ния рим. куль­ту­ры на мн. на­ро­ды Ев­ро­пы в 1 в. до н. э. – 1 в. н. э. Кро­ме то­го, раз­ные ре­гио­ны име­ют свою внутр. пе­рио­ди­за­цию же­лез­но­го ве­ка.

По­ня­тие «Ж. в.» ис­поль­зу­ет­ся пре­ж­де все­го для изу­че­ния пер­во­быт­ных об­ществ. Про­цес­сы, свя­зан­ные со ста­нов­ле­ни­ем и раз­ви­ти­ем го­су­дар­ст­вен­но­сти, фор­ми­ро­ва­ни­ем совр. на­ро­дов, как пра­ви­ло, рас­смат­ри­ва­ют не столь­ко в рам­ках ар­хео­ло­гич. куль­тур и «ве­ков», сколь­ко в кон­тек­сте ис­то­рии со­от­вет­ст­вую­щих го­су­дарств и эт­но­сов. Имен­но с ни­ми со­от­но­сят­ся мн. ар­хео­ло­гич. куль­ту­ры позд­не­го Ж. в.

Рас­про­стра­не­ние чёр­ной ме­тал­лур­гии и ме­тал­ло­об­ра­бот­ки. Древ­ней­шим цен­тром ме­тал­лур­гии же­ле­за был ре­ги­он Ма­лой Азии, Вост. Сре­ди­зем­но­мо­рья, За­кав­ка­зья (2-я пол. 2-го тыс. до н. э.). Сви­де­тель­ст­ва о ши­ро­ком ис­поль­зо­ва­нии же­ле­за по­яв­ля­ют­ся в тек­стах с сер. 2-го тыс. По­ка­за­тель­но по­сла­ние хетт­ско­го ца­ря фа­рао­ну Рам­се­су II с со­об­ще­ни­ем об от­прав­ке ко­раб­ля, на­гру­жен­но­го же­ле­зом (кон. 14 – нач. 13 вв.). Зна­чит. чис­ло же­лез­ных из­де­лий най­де­но на ар­хео­ло­гич. па­мят­ни­ках 14–12 вв. Но­во­го Хетт­ско­го цар­ст­ва, сталь из­вест­на в Па­ле­сти­не с 12 в., на Ки­пре – с 10 в. Од­на из древ­ней­ших на­хо­док ме­тал­лур­ги­че­ско­го гор­на от­но­сит­ся к ру­бе­жу 2-го и 1-го тыс. (Кве­мо-Бол­ни­си, тер­ри­то­рия совр. Гру­зии), шла­ка – в сло­ях ар­хаи­че­ско­го пе­рио­да Ми­ле­та. На ру­бе­же 2 – 1-го тыс. Ж. в. на­сту­пил в Ме­со­по­та­мии и Ира­не; так, при рас­коп­ках двор­ца Сар­го­на II в Хор­са­ба­де (4-я четв. 8 в.) об­на­ру­же­но ок. 160 т же­ле­за, в осн. в ви­де криц (ве­ро­ят­но, дань с под­вла­ст­ных тер­ри­то­рий). Воз­мож­но, из Ира­на в нач. 1-го тыс. чёр­ная ме­тал­лур­гия рас­про­стра­ни­лась в Ин­дию (где на­ча­ло ши­ро­ко­го ис­поль­зо­ва­ния же­ле­за от­но­сят к 8 или 7/6 вв.), в 8 в. – в Ср. Азию. В сте­пях Азии же­ле­зо по­лу­чи­ло ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние не ра­нее 6/5 вв.

Че­рез греч. го­ро­да Ма­лой Азии же­лезо­де­ла­тель­ные на­вы­ки рас­про­стра­ни­лись в кон. 2-го тыс. на Эгей­ские о-ва и ок. 10 в. в материковую Гре­цию, где с это­го вре­ме­ни из­вест­ны то­вар­ные кри­цы, же­лез­ные ме­чи в по­гре­бе­ни­ях. В Зап. и Центр. Ев­ро­пе Ж. в. на­сту­пил в 8–7 вв., в Юго-Зап. Ев­ро­пе – в 7–6 вв., в Бри­та­нии – в 5–4 вв., в Скан­ди­на­вии – фак­ти­че­ски на ру­бе­же эр.

В Сев. При­чер­но­мо­рье, на Сев. Кав­ка­зе и в юж­но­та­ёж­ном Вол­го-Ка­мье пе­ри­од пер­вич­но­го ос­вое­ния же­ле­за за­вер­шил­ся в 9–8 вв.; на­ря­ду с ве­ща­ми, из­го­тов­лен­ны­ми в ме­ст­ной тра­ди­ции, здесь из­вест­ны из­де­лия, соз­дан­ные в за­кав­каз­ской тра­ди­ции по­лу­че­ния ста­ли (це­мен­та­ция). На­ча­ло соб­ст­вен­но Ж. в. в ука­зан­ных и ис­пы­тав­ших их влия­ние ре­гио­нах Вост. Ев­ро­пы от­но­сят к 8–7 вв. То­гда су­ще­ст­вен­но вы­рос­ло ко­личе­ст­во же­лез­ных пред­ме­тов, приё­мы их из­го­тов­ле­ния обо­га­ти­лись на­вы­ка­ми фор­мо­воч­ной ков­ки (с по­мо­щью спец. об­жим­ни­ков и штам­пов), свар­ки вна­хлёст и ме­то­дом па­ке­ти­ро­ва­ния. На Ура­ле и в Си­би­ри Ж. в. ра­нее все­го (к сер. 1-го тыс. до н. э.) на­сту­пил в степ­ных, ле­со­степ­ных и гор­но-лес­ных рай­онах. В тай­ге и на Даль­нем Вос­то­ке и во 2-й пол. 1-го тыс. до н. э. фак­ти­че­ски про­дол­жал­ся брон­зо­вый век, но на­се­ле­ние бы­ло тес­но свя­за­но с куль­ту­ра­ми Ж. в. (ис­клю­чая сев. часть тай­ги и тун­д­ру).

В Ки­тае раз­ви­тие чёр­ной ме­тал­лур­гии шло обо­соб­лен­но. Из-за вы­со­чай­ше­го уров­ня брон­зо­ли­тей­но­го про­из­вод­ст­ва Ж. в. на­чал­ся здесь не ра­нее сер. 1-го тыс. до н. э., хо­тя руд­ное же­ле­зо бы­ло из­вест­но за­дол­го до это­го. Кит. мас­те­ра пер­вы­ми на­ча­ли це­ле­на­прав­лен­но про­из­во­дить чу­гун и, ис­поль­зуя его лег­ко­плав­кость, из­го­тов­ля­ли мн. из­де­лия не ков­кой, а лить­ём. В Ки­тае воз­ник­ла прак­ти­ка вы­ра­бот­ки ков­ко­го же­ле­за из чу­гу­на пу­тём сни­же­ния со­дер­жа­ния уг­ле­ро­да. В Ко­рее Ж. в. на­сту­пил во 2-й пол. 1-го тыс. до н. э., в Япо­нии – ок. 3–2 вв., в Ин­до­ки­тае и Ин­до­не­зии – к ру­бе­жу эр или чуть позд­нее.

В Аф­ри­ке Ж. в. рань­ше все­го ус­та­но­вил­ся в Сре­ди­зем­но­мо­рье (к 6 в.). В сер. 1-го тыс. до н. э. он на­чал­ся на тер­ри­тории Ну­бии и Су­да­на, в ря­де рай­онов Зап. Аф­ри­ки; в Вос­точ­ной – на ру­бе­же эр; в Юж­ной – бли­же к сер. 1-го тыс. н. э. В ря­де рай­онов Аф­ри­ки, в Аме­ри­ке, Ав­ст­ра­лии и на ост­ро­вах Ти­хо­го ок. Ж. в. на­сту­пил с при­хо­дом ев­ро­пей­цев.

Важ­ней­шие куль­ту­ры ран­не­го же­лез­но­го ве­ка за пре­де­ла­ми ци­ви­ли­за­ций

Вслед­ст­вие ши­ро­кой рас­про­стра­нён­но­сти и срав­ни­тель­ной лёг­ко­сти раз­ра­бот­ки же­лез­ных руд брон­зо­ли­тей­ные цен­тры по­сте­пен­но ут­ра­чи­ва­ли мо­но­по­лию на про­из-во ме­тал­ла. Мно­гие ра­нее от­ста­лые ре­гио­ны ста­ли до­го­нять по тех­но­ло­гич. и со­ци­аль­но-эко­но­мич. уров­ню ста­рые куль­тур­ные цен­тры. Со­от­вет­ст­вен­но из­ме­ни­лось рай­они­ро­ва­ние ой­ку­ме­ны. Ес­ли для эпохи ран­не­го ме­тал­ла важ­ным куль­ту­ро­об­ра­зую­щим фак­то­ром бы­ла при­над­леж­ность к ме­тал­лур­ги­че­ской про­вин­ции или к зо­не её влия­ния, то в Ж. в. в фор­ми­ро­ва­нии куль­тур­но-ис­то­рич. общ­но­стей уси­ли­лась роль эт­ноя­зы­ко­вых, хо­зяй­ст­вен­но-куль­тур­ных и др. свя­зей. Ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние эф­фек­тив­но­го воо­ру­же­ния из же­леза спо­соб­ст­во­ва­ло во­вле­че­нию мн. со­об­ществ в гра­би­тель­ские и за­хват­нич. вой­ны, со­про­во­ж­дав­шие­ся мас­со­вы­ми ми­гра­ция­ми. Всё это при­ве­ло к кар­ди­наль­ным из­ме­не­ни­ям эт­но­куль­тур­ной и во­ен.-по­ли­тич. па­но­ра­мы.

В ря­де слу­ча­ев на ос­но­ва­нии дан­ных лин­гвис­ти­ки и письм. ис­точ­ни­ков мож­но го­во­рить о до­ми­ни­ро­ва­нии в рам­ках оп­ре­де­лён­ных куль­тур­но-ис­то­рич. общ­но­стей Ж. в. од­но­го или груп­пы близ­ких по язы­ку на­ро­дов, ино­гда да­же связывать груп­пу ар­хео­ло­гич. па­мят­ни­ков с кон­крет­ным на­ро­дом. Од­на­ко письменные ис­точ­ни­ки для мн. ре­гио­нов скуд­ны или от­сут­ст­ву­ют, да­ле­ко не для всех общ­но­стей мож­но по­лу­чить дан­ные, по­зво­ляю­щие со­от­не­сти их с лин­гвис­ти­че­ской клас­си­фи­ка­ци­ей на­ро­дов. Сле­ду­ет иметь в ви­ду, что но­си­те­ли мн. язы­ков, мо­жет быть, да­же це­лых се­мей язы­ков, не ос­та­ви­ли пря­мых язы­ко­вых по­том­ков, а по­то­му их от­но­ше­ние к из­вест­ным эт­но­я­зы­ко­вым общ­но­стям ги­по­те­тич­но.

Юж­ная, За­пад­ная, Цен­траль­ная Ев­ро­па и юг Бал­тий­ско­го ре­гио­на. По­сле кру­ше­ния кри­то-ми­кен­ской ци­ви­ли­за­ции начало Ж. в. в Гре­ции Древ­ней совпало с временным упадком «тёмных веков». Впоследствии ши­ро­кое вне­дре­ние же­ле­за спо­соб­ст­во­ва­ло но­во­му подъ­ё­му эко­но­ми­ки и об­щества, при­вед­шие к фор­ми­ро­ва­нию ан­тич­ной ци­ви­ли­за­ции. На тер­ри­то­рии Ита­лии для на­ча­ла Ж. в. вы­де­ля­ют многие ар­хео­ло­гич. куль­ту­ры (не­ко­то­рые из них сфор­ми­ро­ва­лись в брон­зо­вом ве­ке): на се­ве­ро-за­па­де – Го­ла­сек­ка, со­от­но­си­мую с ча­стью ли­гу­ров; в сред­нем те­че­нии р. По – Тер­ра­мар, на се­ве­ро-вос­то­ке – Эс­те, со­пос­тав­ляе­мую с ве­не­та­ми; в сев. и центр. час­тях Апен­нин­ско­го п-ова – Вил­ла­но­ва и др., в Кам­па­нии и Ка­лаб­рии – «ям­ных по­гре­бе­ний», па­мят­ни­ки Апу­лии свя­зы­ва­ют с ме­са­на­ми (близ­ки ил­ли­рий­цам). В Си­ци­лии из­вест­на куль­ту­ра Пан­та­ли­ка и др., на Сар­ди­нии и Кор­си­ке – ну­раг.

На Пи­ре­ней­ском п-ове су­ще­ст­во­ва­ли круп­ные цен­тры до­бы­чи цвет­ных ме­тал­лов, что обу­сло­ви­ло дли­тель­ное пре­об­ла­да­ние из­де­лий из брон­зы (куль­ту­ра Тар­тесс и др.). В ран­нем Ж. в. здесь фик­си­ру­ют­ся раз­ные по ха­рак­те­ру и ин­тен­сив­но­сти вол­ны ми­гра­ций, по­яв­ля­ют­ся па­мят­ни­ки, от­ра­жаю­щие ме­ст­ные и прив­не­сён­ные тра­ди­ции. На ос­но­ве час­ти этих тра­ди­ций сфор­ми­ро­ва­лась куль­ту­ра пле­мён ибе­ров. В наи­боль­шей сте­пе­ни свое­об­ра­зие тра­ди­ций со­хра­ня­лось в при­ат­лан­ти­че­ских об­лас­тях («куль­ту­ра го­ро­дищ» и др.).

На раз­ви­тие куль­тур Сре­ди­зем­но­мо­рья силь­ное воз­дей­ст­вие ока­за­ли фи­ни­кий­ская и греч. ко­ло­ни­за­ция, рас­цвет куль­ту­ры и экс­пан­сия эт­ру­сков, втор­же­ния кель­тов; позд­нее Сре­ди­зем­ное м. ста­ло внут­рен­ним для Рим. им­пе­рии (см. Рим Древ­ний).

На зна­чит. час­ти Зап. и Центр. Ев­ро­пы пе­ре­ход к Ж. в. про­ис­хо­дил в эпо­ху Галь­штат. Галь­штат­ская куль­тур­ная об­ласть де­лит­ся на мн. куль­ту­ры и куль­тур­ные груп­пы. Часть из них в вост. зо­не со­от­но­сят с груп­па­ми ил­ли­рий­цев, в за­пад­ной – с кель­та­ми. В од­ной из об­лас­тей зап. зо­ны сфор­ми­ро­ва­лась куль­ту­ра Ла­тен, за­тем рас­про­стра­нив­шая­ся на ог­ром­ной тер­ри­то­рии в хо­де экс­пан­сии и влия­ния кель­тов. Их дос­ти­же­ния в ме­тал­лур­гии и ме­тал­ло­об­ра­бот­ке, за­им­ст­во­ван­ные сев. и вост. со­се­дя­ми, об­ус­ло­ви­ли гос­под­ство же­лез­ных из­де­лий. Эпо­ха Ла­тен оп­ре­де­ля­ет осо­бый пе­ри­од ев­роп. ис­то­рии (ок. 5–1 вв. до н. э.), её фи­нал свя­зан с экс­пан­си­ей Ри­ма (для тер­ри­то­рий к се­ве­ру от куль­ту­ры Ла­тен эту эпо­ху на­зы­ва­ют ещё «предрим­ской», «ран­не­го же­лез­но­го ве­ка» и т. п.).

На Бал­ка­нах, вос­точ­нее ил­ли­рий­цев, и на се­вер до Дне­ст­ра рас­по­ла­га­лись куль­ту­ры, свя­зы­вае­мые с фра­кий­ца­ми (их вли­я­ние дос­ти­га­ло Днепра, Сев. При­чер­но­мо­рья, вплоть до Бос­пор­ско­го гос-ва). Для обо­зна­че­ния в кон­це брон­зо­во­го ве­ка и в на­ча­ле Ж. в. общ­но­сти этих куль­тур ис­поль­зу­ют тер­мин «фра­кий­ский галь­штат». Ок. сер. 1-го тыс. до н. э. уси­ли­ва­ет­ся свое­об­ра­зие «фра­кий­ских» куль­тур сев. зо­ны, где скла­ды­ва­ют­ся объ­е­ди­не­ния ге­тов, за­тем да­ков, в юж. зо­не пле­ме­на фра­кий­цев всту­па­ли в тес­ные кон­так­ты с гре­ка­ми, про­дви­гав­ши­ми­ся сю­да груп­па­ми ски­фов, кель­тов и др., а за­тем бы­ли при­сое­ди­не­ны к Рим. им­пе­рии.

В кон­це брон­зо­во­го ве­ка в Юж. Скан­ди­на­вии и от­час­ти юж­нее фик­си­ру­ют упа­док куль­ту­ры, а но­вый подъ­ём свя­зы­ва­ют с рас­про­стра­не­ни­ем и ши­ро­ким ис­поль­зо­ва­ни­ем же­ле­за. Многие куль­ту­ры Ж. в. к се­ве­ру от кель­тов нель­зя со­от­не­сти с известными груп­па­ми на­ро­дов; бо­лее на­дёж­но со­пос­тав­ле­ние фор­ми­ро­ва­ния гер­ман­цев или их зна­читель­ной час­ти с яс­торф­ской куль­ту­рой. К вос­то­ку от её ареа­ла и вер­хо­вий Эль­бы до бас­сей­на Вис­лы пе­ре­ход к Ж. в. про­ис­хо­дил в рам­ках лу­жиц­кой куль­ту­ры, на позд­них эта­пах ко­то­рой уси­ли­ва­лось свое­об­ра­зие ло­каль­ных групп. На ос­но­ве од­ной из них сфор­ми­ро­ва­лась по­мор­ская куль­ту­ра, рас­про­стра­нив­шая­ся в сер. 1-го тыс. до н. э. на зна­чи­тель­ной час­ти лу­жиц­ко­го ареа­ла. Бли­же к кон­цу эпо­хи Ла­тен в польск. По­мо­рье сфор­ми­ро­ва­лась ок­сыв­ская куль­ту­ра, юж­нее – пше­вор­ская куль­ту­ра. В но­вой эпо­хе (в рам­ках 1–4 вв. н. э.), по­лу­чив­шей назв. «рим­ской им­пер­ской», «про­вин­ци­аль­но-рим­ских влия­ний» и т. п., к се­ве­ро-вос­то­ку от гра­ниц Им­пе­рии ве­ду­щей си­лой ста­но­вят­ся разл. объ­еди­не­ния гер­ман­цев.

От Ма­зур­ско­го По­озе­рья, час­ти Ма­зо­вии и Под­ля­шья до ни­зо­вий Пре­го­ли в ла­тен­ское вре­мя вы­де­ля­ют т. н. куль­ту­ру за­пад­но­балт­ских кур­га­нов. Её со­от­но­ше­ние с по­сле­дую­щи­ми куль­ту­рами для ря­да ре­гио­нов спор­но. В рим. вре­мя здесь фик­си­ру­ют­ся куль­ту­ры, свя­зы­вае­мые с на­ро­да­ми, от­но­си­мы­ми к бал­там, в чис­ле ко­то­рых – га­лин­ды (см. Бо­га­чёв­ская куль­ту­ра), су­да­вы (су­ди­ны), эс­тии, со­пос­тав­ляе­мые с сам­бий­ско-на­тан­гской куль­ту­рой, и др., но фор­ми­ро­ва­ние боль­шин­ст­ва из­вест­ных на­ро­дов зап. и вос­точ­ных («ле­то-ли­тов­ских») бал­тов от­но­сит­ся уже ко 2-й пол. 1-го тыс. н. э., т. е. позд­не­му же­лез­но­му ве­ку.

Сте­пи Ев­ра­зии, лес­ная зо­на и тун­д­ра Вос­точ­ной Ев­ро­пы и Си­би­ри. К на­ча­лу Ж. в. в степ­ном поя­се Ев­ра­зии, про­тя­нув­шем­ся от Ср. Ду­ная до Мон­го­лии, сло­жи­лось ко­че­вое ско­то­вод­ст­во. Мо­биль­ность и ор­га­ни­зо­ван­ность, на­ря­ду с мас­со­во­стью эф­фек­тив­но­го (в т. ч. же­лез­но­го) ору­жия и сна­ря­же­ния, ста­ли при­чи­ной во­ен.-по­ли­тич. зна­чи­мо­сти объ­е­ди­не­ний ко­чев­ни­ков, не­ред­ко рас­про­стра­няв­ших власть на со­сед­ние осед­лые пле­ме­на и быв­ших серь­ёз­ной уг­ро­зой для го­су­дарств от Сре­ди­зем­но­мо­рья до Даль­не­го Вос­то­ка.

В ев­роп. сте­пях с сер. или кон. 9 до нач. 7 вв. до н. э. до­ми­ни­ро­ва­ла общ­ность, с ко­то­рой, по мне­нию ря­да ис­сле­до­ва­те­лей, свя­за­ны ким­ме­рий­цы. С ней на­хо­ди­лись в тес­ном кон­так­те пле­ме­на ле­со­сте­пи (чер­но­лес­ская куль­ту­ра, бон­да­ри­хин­ская куль­ту­ра и др.).

К 7 в. до н. э. от При­ду­на­вья до Мон­го­лии сфор­ми­ро­вал­ся «ски­фо-си­бир­ский мир», в рам­ках ко­то­ро­го вы­де­ля­ют скиф­скую ар­хео­ло­ги­че­скую куль­ту­ру, сав­ро­мат­скую ар­хео­ло­ги­че­скую куль­ту­ру, са­ко-мас­са­гет­ско­го кру­га куль­ту­ры, па­зы­рык­скую куль­ту­ру, уюк­скую куль­ту­ру, та­гар­скую куль­ту­ру (един­ст­вен­ную, со­хра­нив­шую про­из-во вы­со­ко­ка­че­ст­вен­ных брон­зо­вых из­де­лий) и дру­гие, в раз­ной сте­пе­ни со­от­но­си­мые со ски­фа­ми и на­ро­да­ми «ге­ро­до­то­вой» Ски­фии, сав­ро­ма­та­ми, са­ка­ми, мас­са­ге­та­ми, юэч­жа­ми, усу­ня­ми и др. Пред­ста­ви­те­ли этой общ­но­сти бы­ли пре­им. ев­ро­пео­и­ды, ве­ро­ят­но, зна­чит. часть из них го­во­ри­ла на иран­ских язы­ках. 

В тес­ном кон­так­те с «ким­ме­рий­ской» и «скиф­ской» общ­но­стя­ми бы­ли пле­ме­на Кры­ма и от­ли­чав­шее­ся вы­со­ким уров­нем ме­тал­ло­об­ра­бот­ки на­се­ле­ние Сев. Кав­ка­за, юж­но­та­ёж­но­го Вол­го-Ка­мья (ки­зил-ко­бин­ская куль­ту­ра, ме­от­ская ар­хео­ло­ги­че­ская куль­ту­ра, ко­бан­ская куль­ту­ра, анань­ин­ская куль­ту­ра). Зна­чи­тель­но влия­ние «ким­ме­рий­ской» и скиф­ской куль­тур на на­се­ле­ние Сред­не­го и Ниж­не­го По­ду­на­вья. По­это­му вы­де­ляе­мые «ким­ме­рий­ская» (она же «пред­скиф­ская») и «скиф­ская» эпо­хи ис­поль­зу­ют­ся при ис­сле­до­ва­нии не толь­ко куль­тур сте­пи.

В 4–3 вв. до н. э. в сте­пях Ев­ро­пы, Ка­зах­ста­на и Юж. За­ура­лья на сме­ну скиф­ской и сав­ро­ма­тской при­хо­дят сар­мат­ские ар­хео­ло­ги­че­ские куль­ту­ры, оп­ре­де­ляю­щие эпо­ху, под­раз­де­ляе­мую на ран­ний, сред­ний, позд­ний пе­рио­ды и длив­шую­ся до 4 в. н. э. Зна­чит. влия­ние сар­мат­ских куль­тур про­сле­жи­ва­ет­ся на Сев. Кав­ка­зе, что от­ра­жа­ет как пе­ре­се­ле­ние час­ти степ­но­го на­се­ле­ния, так и транс­фор­ма­цию под его влия­ни­ем ме­ст­ных куль­тур. Сар­ма­ты про­ни­ка­ли и да­ле­ко в ле­со­степ­ные рай­оны – от По­днеп­ро­вья до Сев. Ка­зах­ста­на, в раз­ных фор­мах кон­так­ти­руя с ме­ст­ным на­се­ле­ни­ем. Круп­ные ста­цио­нар­ные по­се­ле­ния и ре­мес­лен­ные цен­тры к вос­то­ку от Ср. Ду­ная свя­зываются с сар­ма­та­ми Аль­фёль­да. От­час­ти про­дол­жаю­щая тра­ди­ции пред­ше­ст­вую­щей эпо­хи, в зна­чит. сте­пе­ни сар­ма­ти­зи­ро­ван­ная и эл­ли­ни­зи­ро­ван­ная, т. н. позд­не­скиф­ская куль­ту­ра со­хра­ня­лась в ни­зовь­ях Днеп­ра и в Кры­му, где воз­ник­ло цар­ст­во со сто­ли­цей в Не­апо­ле скиф­ском, часть ски­фов, со­глас­но письм. ис­точ­ни­кам, скон­цен­три­ро­ва­лась на Ниж­нем Ду­нае; к «позд­не­скиф­ским» ряд ис­сле­до­ва­те­лей от­но­сят и не­ко­то­рые груп­пы па­мят­ни­ков вост.- ев­роп. ле­со­сте­пи.

В Центр. Азии и Юж. Си­би­ри ко­нец эпо­хи «ски­фо-си­бир­ско­го ми­ра» свя­зан с воз­вы­ше­ни­ем объ­е­ди­не­ния хун­ну в кон. 3 в. до н. э. при Мао­ду­не. Хо­тя в сер. 1 в. до н. э. оно рас­па­лось, юж. хун­ну по­па­ли в ор­би­ту кит. влия­ния, а сев. хун­ну бы­ли окон­ча­тель­но раз­гром­ле­ны к сер. 2 в. н. э., «хунн­скую» эпо­ху про­дле­ва­ют до сер. 1-го тыс. н. э. Па­мят­ни­ки, со­от­но­си­мые с сюн­ну (хун­ну), из­вест­ны на зна­чит. час­ти За­бай­ка­лья (напр., Ивол­гин­ский ар­хео­ло­ги­че­ский ком­плекс, Иль­мо­вая падь), Мон­го­лии, степ­ной Мань­чжу­рии и сви­де­тель­ст­ву­ют о слож­ном эт­но­куль­тур­ном со­ста­ве это­го объ­еди­не­ния. На­ря­ду с про­ник­но­ве­ни­ем хун­ну, в Юж. Си­би­ри про­дол­жа­лось раз­ви­тие ме­ст­ных тра­ди­ций [в Ту­ве – шум­рак­ская куль­ту­ра, в Ха­ка­сии – те­син­ский тип (или этап) и таш­тык­ская куль­ту­ра и др.]. Эт­нич. и во­ен.-по­ли­тич. ис­то­рия Центр. Азии в Ж. в. во мно­гом основыва­ет­ся на све­де­ни­ях кит. письм. ис­точ­ни­ков. Мож­но про­сле­дить вы­дви­же­ние од­но­го или не­сколь­ких объ­е­ди­не­ний ко­чев­ни­ков, рас­про­стра­няв­ших власть на об­шир­ные про­стран­ст­ва, их рас­пад, по­гло­ще­ние сле­дую­щи­ми и т. д. (дун­ху, таб­га­чи, жу­жа­не и др.). Слож­ность со­ста­ва этих объ­е­ди­не­ний, сла­бая изу­чен­ность ря­да ре­гио­нов Центр. Азии, труд­но­сти да­ти­ров­ки и др. де­ла­ют их со­постав­ле­ние с ар­хео­ло­гич. па­мят­ни­ка­ми по­ка очень ги­по­те­тич­ны­ми.

Сле­дую­щая эпо­ха ис­то­рии сте­пей Азии и Ев­ро­пы свя­за­на с до­ми­ни­ро­ва­ни­ем но­си­те­лей тюрк­ских язы­ков, об­ра­зо­ва­ни­ем Тюрк­ско­го ка­га­на­та, сме­нив­ших его дру­гих ср.-век. во­ен.-по­ли­тич. объ­е­ди­не­ний и го­су­дарств.

Куль­ту­ры осед­ло­го на­се­ле­ния ле­со­сте­пи Вост. Ев­ро­пы, Ура­ла, Си­би­ри не­ред­ко вхо­ди­ли в «ски­фо-си­бир­ский», «сар­мат­ский», «хунн­ский» «ми­ры», но мог­ли со­став­лять куль­тур­ные общности с лес­ны­ми пле­ме­на­ми или об­ра­зо­вы­ва­ли собств. куль­тур­ные об­лас­ти.

В лес­ной зо­не Верх­не­го По­не­ма­нья и Под­ви­нья, По­днеп­ро­вья и По­очья тра­ди­ции брон­зо­во­го ве­ка про­дол­жа­ла штри­хо­ван­ной ке­ра­ми­ки куль­ту­ра, на ос­но­ве пре­им. ме­ст­ных куль­тур сло­жи­лись днеп­ро-двин­ская куль­ту­ра, дья­ков­ская куль­ту­ра. На ран­них эта­пах их раз­ви­тия же­ле­зо хо­тя и бы­ло рас­про­стра­не­но, но не ста­ло до­ми­ни­рую­щим сырь­ём; па­мят­ни­ки это­го кру­га ар­хео­ло­ги по мас­со­вым на­ход­кам кос­тя­ных из­де­лий на осн. объ­ек­тах рас­ко­пок – го­ро­ди­щах ха­рак­те­ри­зо­ва­ли как «кос­те­нос­ные го­ро­ди­ща». Мас­со­вое ис­поль­зо­ва­ние же­ле­за здесь на­чи­на­ет­ся ок. кон. 1-го тыс. до н. э., ко­гда про­ис­хо­дят из­ме­не­ния и в др. об­лас­тях куль­ту­ры, от­ме­ча­ют­ся ми­гра­ции. По­это­му, напр., в от­но­ше­нии куль­тур штри­хо­ван­ной ке­ра­ми­ки и дья­ков­ской ис­сле­до­ва­те­ли вы­де­ля­ют как раз­ные об­ра­зо­ва­ния со­от­вет­ст­вую­щие «ран­нюю» и «позд­нюю» куль­ту­ры.

По про­ис­хо­ж­де­нию и об­ли­ку ран­ней дья­ков­ской куль­ту­ре близ­ка при­мы­кав­шая с вос­то­ка го­ро­дец­кая куль­ту­ра. К ру­бе­жу эр про­ис­хо­дит су­ще­ст­вен­ное рас­ши­ре­ние её ареа­ла на юг и се­вер, до та­ёж­ных рай­онов по­ре­чья Вет­лу­ги. Око­ло ру­бе­жа эр в её аре­ал про­дви­га­ет­ся на­се­ле­ние из-за Вол­ги; от Су­ры до ря­зан­ско­го По­очья фор­ми­ру­ют­ся куль­тур­ные груп­пы, свя­зан­ные с тра­ди­ци­ей Ан­д­ре­ев­ско­го кур­га­на. На их ос­но­ве сло­жи­лись куль­ту­ры позд­не­го Ж. в., свя­зан­ные с но­си­те­ля­ми фин­но-волж­ских язы­ков.

Юж. зону лес­но­го По­днеп­ро­вья за­ни­ма­ли ми­ло­град­ская куль­ту­ра и юх­нов­ская куль­ту­ра, в которых прослежи­ва­ет­ся зна­чит. влия­ние скиф­ской куль­ту­ры и Ла­те­на. Неск. волн ми­гра­ций из вис­ло-одер­ско­го ре­гио­на при­ве­ли к по­яв­ле­нию на Во­лы­ни по­мор­ской и пше­вор­ской куль­тур, фор­ми­ро­ва­нию на б. ч. юга лес­но­го и ле­со­степ­но­го По­днеп­ро­вья за­ру­би­нец­кой куль­ту­ры. Её, на­ря­ду с ок­ксыв­ской, пше­вор­ской, поя­неш­ти-лу­ка­шев­ской куль­ту­рой, вы­де­ля­ют в круг «ла­те­ни­зи­ро­ван­ных», от­ме­чая осо­бое влия­ние куль­ту­ры Ла­тен. В 1 в. н. э. за­ру­би­нец­кая куль­ту­ра пе­ре­жи­ла рас­пад, но на ос­но­ве её тра­ди­ций, при уча­стии бо­лее сев. на­се­ле­ния, фор­ми­ру­ют­ся па­мят­ни­ки позд­не­за­ру­би­нец­ко­го го­ри­зон­та, лёг­шие в ос­но­ву ки­ев­ской куль­ту­ры, оп­ре­де­ляв­шей куль­тур­ный об­лик лес­но­го и час­ти ле­со­степ­но­го По­днеп­ро­вья в 3–4 вв. н. э. На ос­но­ве во­лын­ских па­мят­ни­ков пше­вор­ской куль­ту­ры в 1 в. н. э. фор­ми­ру­ет­ся зуб­рец­кая куль­ту­ра. С куль­ту­ра­ми, вос­при­няв­ши­ми ком­по­нен­ты по­мор­ской куль­ту­ры, пре­ж­де все­го по т. н. за­ру­би­нец­кой ли­нии, ис­сле­до­ва­те­ли свя­зы­ва­ют фор­ми­ро­ва­ние сла­вян.

В сер. 3 в. н. э. от Ниж­не­го Ду­ная до Се­вер­ско­го Дон­ца сло­жи­лась чер­ня­хов­ская куль­ту­ра, в чём зна­чи­мую роль сыг­ра­ла вель­бар­ская куль­ту­ра, рас­про­стра­не­ние ко­то­рой на юго-вос­ток свя­зыва­ют с ми­гра­ция­ми го­тов и ге­пи­дов. Кру­ше­ние об­ществ.-по­ли­тич. струк­тур, соотносимых с чер­ня­хов­ской куль­ту­рой, под уда­ра­ми гун­нов в кон. 4 в. н. э. зна­меновало на­ча­ло но­вой эпо­хи в ис­то­рии Ев­ро­пы – Ве­ли­ко­го пе­ре­се­ле­ния на­ро­дов. 

На се­ве­ро-вос­то­ке Ев­ро­пы на­ча­ло Ж. в. свя­за­но с анань­ин­ской куль­ту­р­но-историч. областью. На тер­ри­то­рии сев.-зап. Рос­сии и час­ти Фин­лян­дии рас­про­стра­не­ны куль­ту­ры, в ко­то­рых ком­по­нен­ты анань­ин­ских и тек­стиль­ной ке­ра­ми­ки куль­тур пе­ре­пле­та­ют­ся с ме­ст­ны­ми (луу­кон­са­ри-ку­до­ма, позд­няя кар­го­поль­ская куль­ту­ра, позд­не­бе­ло­мор­ская и др.). В бас­сей­нах рек Пе­чо­ры, Вы­че­гды, Ме­зе­ни, Сев. Дви­ны по­яв­ля­ют­ся па­мят­ни­ки, в ке­ра­ми­ке ко­то­рых про­дол­жа­лось раз­ви­тие гре­бен­ча­той ор­на­мен­таль­ной тра­ди­ции, свя­зан­ной с ле­бяж­ской куль­ту­рой, в то время как но­вые орнамен­таль­ные мо­ти­вы свидетельствуют о взаи­мо­дей­ст­вии с при­кам­ски­ми и за­ураль­ски­ми группами на­се­ле­ния.

К 3 в. до н. э. на ос­но­ве анань­ин­ской скла­ды­ва­ют­ся общ­но­сти пья­но­бор­ской куль­ту­ры и гля­де­нов­ской куль­туры (см. Гляде­но­во). Верх­ней гра­ни­цей куль­тур пья­но­бор­ско­го кру­га ряд ис­сле­до­ва­те­лей счи­та­ют сер. 1-го тыс. н. э., дру­гие вы­де­ля­ют для 3–5 вв. ма­зу­нин­скую куль­ту­ру, азе­лин­скую куль­ту­ру и др. Но­вый этап ис­то­рич. раз­ви­тия свя­зан с ря­дом ми­гра­ций, в т. ч. по­яв­ле­ни­ем па­мят­ни­ков кру­га Ха­ри­но, при­вед­ших к фор­ми­ро­ва­нию ср.-век. куль­тур, свя­зан­ных с но­си­те­ля­ми совр. перм­ских язы­ков.

В гор­но-лес­ных и та­ёж­ных рай­онах Ура­ла и Зап. Си­би­ри в ран­нем Ж. в. бы­ли рас­про­стра­не­ны кре­сто­вой ке­ра­ми­ки куль­ту­ра, ит­куль­ская куль­ту­ра, гре­бен­ча­то-ямоч­ной ке­ра­ми­ки куль­ту­ра за­пад­но­си­бир­ско­го кру­га, усть-по­луй­ская куль­ту­ра, ку­лай­ская куль­ту­ра, бе­ло­яр­ская, но­во­чё­кин­ская, бо­го­чанов­ская и др.; в 4 в. до н. э. здесь со­хра­ня­лась ори­ен­та­ция на цвет­ную ме­тал­ло­об­ра­бот­ку (с ит­куль­ской куль­ту­рой свя­зан центр, снаб­жав­ший мн. рай­оны, в т. ч. степ­ные, сырь­ём и из­де­лия­ми из ме­ди), в не­ко­то­рых куль­ту­рах рас­про­стра­не­ние чёр­ной ме­тал­лур­гии от­но­сит­ся к 3-й тре­ти 1-го тыс. до н. э. Этот куль­тур­ный круг свя­зы­ва­ют с пред­ка­ми но­си­те­лей час­ти совр. угор­ских язы­ков и са­мо­дий­ских язы­ков.

Юж­нее на­хо­ди­лась об­ласть ле­со­степ­ных куль­тур Зап. Си­би­ри, сев. пе­ри­фе­рии ми­ра ко­чев­ни­ков, свя­зы­вае­мая с юж. вет­вью уг­ров (во­робь­ёв­ская и но­си­лов­ско-баи­тов­ская куль­ту­ры; их сме­ни­ли сар­гат­ская куль­ту­ра, го­ро­хов­ская куль­ту­ра). В ле­со­степ­ном При­обье во 2-й пол. 1-го тыс. до н. э. рас­про­стра­ни­лись ки­жи­ров­ская, ста­ро­алей­ская, ка­мен­ская куль­ту­ры, ко­то­рые ино­гда объ­е­ди­ня­ют в од­ну общ­ность. Часть ле­со­степ­но­го на­се­ле­ния бы­ла во­вле­че­на в ми­гра­ции сер. 1-го тыс. н. э., дру­гая часть по Ир­ты­шу пе­ре­дви­ну­лась на се­вер (пот­че­ваш­ская куль­ту­ра). По Оби на юг, вплоть до Ал­тая, шло рас­про­стра­не­ние ку­лай­ской куль­ту­ры (верх­не­об­ская куль­ту­ра). Ос­тав­шее­ся на­се­ле­ние, свя­зан­ное с тра­ди­ция­ми сар­гат­ской и ка­мен­ской куль­тур, в эпо­ху Сред­не­ве­ко­вья бы­ло тюр­ки­зи­ро­ва­но. 

В лес­ных куль­ту­рах Вост. Си­би­ри (позд­няя ымы­ях­тах­ская куль­ту­ра, пя­син­ская, цэ­пань­ская, усть-миль­ская и др.) из­де­лия из брон­зы не­мно­го­чис­лен­ны, пре­им. им­порт­ные, об­ра­бот­ка же­леза по­яв­ля­ет­ся не ра­нее кон. 1-го тыс. до н. э. из При­аму­рья и При­мо­рья. Эти куль­ту­ры ос­тав­ле­ны под­виж­ны­ми груп­па­ми охот­ни­ков и ры­бо­ло­вов – пред­ков юка­гир, сев. час­ти тун­гу­со-мань­чжур­ских на­ро­дов, чук­чей, ко­ря­ков и др.

Вос­точ­ные рай­оны Азии. В куль­ту­рах рос. Даль­не­го Вос­то­ка, се­ве­ро-вос­то­ка Ки­тая и Ко­реи брон­зо­вый век не вы­ра­жен столь яр­ко, как в Си­би­ри или в бо­лее юж. рай­онах, но уже на ру­бе­же 2–1-го тыс. до н. э. здесь на­ча­лось ос­вое­ние же­ле­за в рам­ках уриль­ской куль­ту­ры и ян­ков­ской куль­ту­ры, а за­тем сме­нив­ших их та­ла­кан­ской, оль­гин­ской, поль­цев­ской куль­ту­ры и др. близ­ких им куль­тур с тер­ри­то­рии Ки­тая (вань­янь­хэ, гун­ту­лин, фэн­линь) и Ко­реи. Не­ко­то­рые из этих куль­тур свя­зы­ва­ют­ся с пред­ка­ми юж. час­ти тун­гу­со-мань­чжур­ских на­ро­дов. Бо­лее сев. па­мят­ни­ки (лах­тин­ская, охот­ская, усть-бель­ская и др. куль­ту­ры) яв­ля­ют­ся от­ветв­ле­ния­ми ымы­ях­тах­ской куль­ту­ры, ко­то­рые в сер. 1-го тыс. до н. э. дос­ти­га­ют Чу­кот­ки и, взаи­мо­дей­ст­вуя с па­лео­эс­ки­мо­са­ми, уча­ст­ву­ют в фор­ми­ро­ва­нии древ­не­бе­рин­го­мор­ской куль­ту­ры. О на­ли­чии же­лез­ных рез­цов сви­де­тель­ст­ву­ют пре­ж­де все­го сде­лан­ные с их по­мо­щью по­во­рот­ные на­ко­неч­ни­ки костяных гар­пу­нов.

На тер­ри­то­рии Ко­реи из­го­тов­ле­ние ору­дий из кам­ня пре­об­ла­да­ло на про­тя­же­нии брон­зо­во­го ве­ка и на­ча­ла Ж. в., из ме­тал­ла де­ла­ли в осн. ору­жие, не­ко­то­рые ти­пы ук­ра­ше­ний и др. Рас­про­стра­не­ние же­ле­за от­но­сят к сер. 1-го тыс. до н. э., ко­гда здесь скла­ды­ва­лось объ­еди­не­ние Чо­сон; бо­лее позд­няя ис­то­рия этих куль­тур свя­за­на с кит. за­вое­ва­ниями, фор­ми­ро­ва­ни­ем и раз­ви­ти­ем мест­ных го­су­дарств (Ко­гу­рё и др.). На Япон­ских о-вах же­ле­зо поя­ви­лось и по­лу­чи­ло рас­про­стра­не­ние в хо­де раз­ви­тия Яёй куль­ту­ры, в рам­ках ко­то­рой во 2 в. н. э. сло­жи­лись пле­мен­ные сою­зы, а за­тем гос. об­ра­зо­ва­ние Яма­то. В Юго-Вост. Азии на­ча­ло Ж. в. при­хо­дит­ся на эпо­ху фор­ми­ро­ва­ния пер­вых го­су­дарств.

Аф­ри­ка. В сре­ди­зем­но­мор­ских об­лас­тях, зна­чит. час­ти бас­сей­на Ни­ла, у Крас­но­го м. ста­нов­ле­ние Ж. в. про­ис­хо­ди­ло на ос­но­ве куль­тур брон­зо­во­го ве­ка, в рам­ках ци­ви­ли­за­ций (Еги­пет Древ­ний, Ме­роэ), в свя­зи с по­яв­ле­ни­ем ко­ло­ний из Фи­ни­кии, рас­цве­том Кар­фа­ге­на; к кон. 1-го тыс. до н. э. сре­ди­зем­но­мор­ская Аф­ри­ка ста­ла ча­стью Рим. им­пе­рии.

Осо­бен­но­стью раз­ви­тия бо­лее юж. куль­тур яв­ля­ет­ся от­сут­ст­вие брон­зо­во­го ве­ка. Про­ник­но­ве­ние ме­тал­лур­гии же­ле­за к югу от Са­ха­ры часть ис­сле­до­ва­те­лей свя­зы­ва­ют с влия­ни­ем Ме­роэ. Всё боль­ше ар­гу­мен­тов высказывается в поль­зу др. точ­ки зре­ния, со­глас­но ко­то­рой важ­ную роль в этом иг­ра­ли пу­ти че­рез Са­хару. Та­ко­вы­ми мог­ли быть «до­ро­ги ко­лес­ниц», ре­кон­ст­руи­руе­мые по на­скаль­ным изо­бра­же­ни­ям, они мог­ли про­хо­дить че­рез Фец­цан, а так­же там, где сло­жи­лось древ­нее гос-во Га­на, и т. д. В ря­де слу­ча­ев про­из-во же­ле­за мог­ло со­сре­до­то­чи­вать­ся в спе­циа­ли­зир. рай­онах, мо­но­по­ли­зи­ро­вать­ся их жи­те­ля­ми, а куз­не­цы – об­ра­зо­вы­вать замк­ну­тые со­об­ще­ст­ва; об­щи­ны раз­ной эко­но­мич. спе­циа­ли­за­ции и уров­ня раз­ви­тия со­сед­ст­во­ва­ли. Всё это, а так­же сла­бая ар­хео­ло­гич. изу­чен­ность кон­ти­нен­та де­ла­ют на­ше пред­став­ле­ние о раз­ви­тии здесь Ж. в. весь­ма ги­по­те­тич­ным.

В Зап. Аф­ри­ке древ­ней­шие сви­де­тель­ст­ва про­из­вод­ст­ва же­лез­ных из­де­лий (2-я пол. 1-го тыс. до н. э.) свя­зы­ва­ют с куль­ту­рой Нок, её со­от­но­ше­ние с син­хрон­ны­ми и бо­лее позд­ни­ми куль­ту­ра­ми во мно­гом не яс­но, но не позд­нее 1-й пол. 1-го тыс. н. э. же­ле­зо бы­ло из­вест­но во всей Зап. Аф­ри­ке. Од­на­ко да­же на па­мят­ни­ках, свя­зан­ных с гос. об­ра­зо­ва­ния­ми кон. 1-го тыс. – 1-й пол. 2-го тыс. н. э. (Иг­бо-Ук­ву, Ифе, Бе­нин и др.), из­де­лий из же­ле­за не­мно­го, в ко­ло­ни­аль­ный пе­ри­од оно было од­ним из пред­ме­тов вво­за.

На вост. по­бе­ре­жье Аф­ри­ки к Ж. в. от­но­сят куль­ту­ры Аза­ния, при­чём в от­но­ше­нии их есть све­де­ния об им­пор­те же­ле­за. Важ­ный этап в ис­то­рии ре­гио­на свя­зан с раз­ви­ти­ем тор­го­вых по­се­ле­ний при уча­стии вы­ход­цев из юго-зап. Азии, пре­ж­де все­го му­суль­ман (та­ких как Кил­ва, Мо­га­ди­шо и др.); цен­тры по про­из­вод­ст­ву же­ле­за из­вест­ны для это­го вре­ме­ни по письм. и ар­хео­ло­гич. ис­точ­ни­кам.

В бас­сей­не Кон­го, внутр. рай­онах Вост. Аф­ри­ки и юж­нее рас­про­стра­не­ние же­ле­за свя­зы­ва­ют с куль­ту­ра­ми, при­над­ле­жа­щи­ми тра­ди­ции «ке­ра­ми­ки с во­гну­тым дном» («ям­кой на дне» и т. п.) и близ­ки­ми ей тра­ди­ция­ми. На­ча­ло ме­тал­лур­гии в отд. мес­тах этих ре­гио­нов от­но­сят к раз­ным от­рез­кам 1-й пол. (не позд­нее се­ре­ди­ны) 1-го тыс. н. э. Ми­гран­ты из этих зе­мель, ве­ро­ят­но, впер­вые при­нес­ли же­ле­зо и в Юж. Аф­ри­ку. Ряд воз­ни­кав­ших «им­перий» в бас­сей­не рек Зам­бези, Кон­го (Зим­баб­ве, Ки­та­ра и др.) бы­ли свя­за­ны с экс­пор­том зо­ло­та, сло­но­вой кос­ти и др.

Но­вый этап в ис­то­рии Аф­ри­ки юж­нее Са­ха­ры свя­зан с по­яв­ле­ни­ем ев­роп. ко­ло­ний.

Дополнительная литература:

Мон­гайт А. Л. Ар­хео­ло­гия За­пад­ной Ев­ро­пы. М., 1973–1974. Кн. 1–2;

Coghlan H. H. Notes on prehistoric and early iron in the Old World. Oxf., 1977;

Waldbaum J. C. From bronse to iron. Gött., 1978;

The coming of the age of iron. New Haven; L., 1980;

Же­лез­ный век Аф­ри­ки. М., 1982;

Ар­хео­ло­гия За­ру­беж­ной Азии. М., 1986;

Сте­пи ев­ропей­ской час­ти СССР в ски­фо-сар­мат­ское вре­мя. М., 1989;

Tylecote R. F. A history of metallurgy. 2nd ed. L., 1992;

Степ­ная по­ло­са ази­ат­ской час­ти СССР в ски­фо-сар­мат­ское вре­мя. М., 1992;

Щу­кин М. Б. На ру­бе­же эр. СПб., 1994;

Очер­ки по ис­то­рии древ­ней же­ле­зо­об­ра­бот­ки в Вос­точ­ной Ев­ро­пе. М., 1997;

Collis J. The European Iron аge. 2nd ed. L., 1998;

Yal­çin Ü. Early iron metallurgy in Ana­tolia // Anatolian Studies. 1999. Vol. 49;

Кан­то­ро­вич А. Р., Кузь­ми­ных С. В. Ран­ний же­лез­ный век // БРЭ. М., 2004. Т.: Рос­сия; Тро­иц­кая Т. Н., Но­ви­ков А. В. Ар­хео­ло­гия За­пад­но-Си­бир­ской рав­ни­ны. Но­во­сиб., 2004.

Иллюстрации:

Же­лез­ные но­жи из по­гре­бе­ния близ горы Олимп. 11–8 вв. до н. э. Ар­хео­ло­ги­че­ский му­зей (Ди­он, Гре­ция). Архив БРЭ;

Архив БРЭ;

Архив БРЭ;

Меч в ножнах с антропоморфной рукояткой. Же­ле­зо, бронза. Культура Латен (2-я пол. 1-го тыс. до н. э.). Мет­ро­по­ли­тен-му­зей (Нью-Йорк). Архив БРЭ;

Па­рад­ный бое­вой то­пор из кур­га­на Ке­лер­мес-1 (Ку­бань). Же­ле­зо, зо­ло­то. Кон. 7 – нач. 6 вв. до н. э. Эр­ми­таж (С.-Пе­тер­бург). Архив БРЭ;

Же­лез­ный на­ко­неч­ник стре­лы, ин­кру­сти­ро­ван­ный зо­ло­том и се­реб­ром, из кур­га­на Ар­жан-2 (Тува). 7 в. до н. э. Эр­ми­таж (С.-Пе­тер­бург). Архив БРЭ;

Же­лез­ные из­де­лия из мо­гиль­ни­ка Бар­сов­ский III (Сур­гут­ское При­обье). 6–2/1 вв. до н. э. (по В. А. Бор­зу­но­ву, Ю. П. Че­мя­ки­ну). Архив БРЭ.

Авторы статьи: И. О. Гав­ри­ту­хин, А. Р. Кан­то­ро­вич, С. В. Кузь­ми­ных.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

3.jpg
4.jpg
2.jpg
5.jpg
6.jpg
7.jpg
Литература
  • Рос­сий­ский Даль­ний Вос­ток в древ­но­сти и сред­не­ве­ко­вье: от­кры­тия, про­бле­мы, ги­по­те­зы. Вла­ди­во­сток, 2005
  • Кузь­ми­ных С. В. Фи­нал брон­зо­во­го и ран­ний же­лез­ный век се­ве­ра ев­ро­пей­ской Рос­сии // II Се­вер­ный ар­хео­ло­ги­че­ский кон­гресс. Ека­те­рин­бург; Хан­ты-Ман­сийск, 2006
  • Ар­хео­ло­гия. М., 2006
  • Korya­kova L. N., Epi­makhov A. E. The Urals and Western Siberia in the Bronze and Iron ages. Camb., 2007

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты