ЗАЛИЗНЯК АНДРЕЙ АНАТОЛЬЕВИЧ

0 комментариев

Андре́й Анато́льевич Зализня́к – ученый-филолог, академик РАН, доктор филологических наук. Вошел в историю науки своей разносторонней деятельностью в области литературы и языка: занимался раскопками и изучением новгородских берестяных грамот, русской морфологией и словообразованием, древнеиндийским языком (санскритом); составил «Грамматический словарь русского языка», принципы которого используется для компьютерного анализа текста многими современными ресурсами (от Yandex до Wikipedia); провел лингвистическое исследование «Слова о полку Игореве» по вопросу об аутентичности этого древнерусского текста; автор более 30 монографий и сотен статей по филологии.

Личность и жизненный путь

Родился в Москве в 1935 году, его отец был инженером, а мать – химиком. С детства увлекался языками. Поскольку родители Зализняка обладали техническим складом ума, они привили сыну способность доходить до всего самостоятельно и делать собственные выводы, но, как потом вспоминал ученый, это помешало ему увлечься чтением множества книг.

В 1941 году семья была в эвакуации в Татарстане, недалеко от Елабуги (туда был эвакуирован завод, на котором работал его отец).

Поступил на филологический факультет МГУ после побед в первой и второй олимпиаде по литературе и языку, окончил романо-германское отделение, затем продолжил обучение в аспирантуре. В 60-е годы был отправлен во Францию по обмену в числе 8 отобранных студентов и обучался в Высшей Нормальной школе (École normale supérieure).

 

Андрей Зализняк в 1964г.

 

 

Защищал диссертацию на степень кандидата филологических наук по теме «Классификация и синтез именных парадигм современного русского языка», но научный уровень работы был настолько высок, что позволил присудить за нее сразу докторскую степень. Работал в Институте славяноведения РАН в отделе типологии и сравнительного языкознания. С 1973 года – профессор по кафедре теоретической и прикладной лингвистики филологического факультета МГУ.

Стал действительным членом Российской Академии наук по секции литературы и языка Отделения истории и филологии. На протяжении всей жизни читал лекции во многих зарубежных университетах.

Андрей Зализняк, как вспоминали многие, был полиглотом. Летом 1946 года он гостил у родственников в городе Пружаны западной Беларуси, и оттуда, через польский, началось его увлечение языками. Он с легкостью выучивал новые языки и обладал прекрасным произношением. При этом сам ученый в поздних интервью говорил, что не знает никаких языков, подразумевая, вероятно, что выучить всю грамматику, графический и фонетический строй языка – это еще не знание, сопоставимое с носителем языка. Помимо славянских языков, занимался также санскритом, написал краткий грамматический очерк этого языка, а также исследовал взаимовлияние иранских и славянских языков в древний период. Поскольку олимпиады сыграли большую роль в жизни А.А. Зализняка, он продолжил заниматься их организацией и проведением: под его эгидой находились Традиционная олимпиада по языковедению и математике для школьников, а в 2000-е - Международная олимпиада по лингвистике. Также он стал одним из создателей жанра «лингвистических задач».

Еще одним весомым вкладом А.А. Зализняка в языкознание стало составление «Грамматического словаря русского языка» на основании современного словоизменения. В словаре были систематизированы и маркированы грамматические парадигмы слов, то есть, он описывает склонение и спряжение более ста тысяч слов русского языка. Для словаря была разработана специальная система индексов.

С фундаментальной работой ученого мы постоянно сталкиваемся в обычной жизни, даже не подозревая об этом: «Алгоритмом Зализняка» пользуются сейчас все поисковые системы, работающие на русском языке (например, Yandex), а также на основе концепции ученого создан Викисловарь популярного ресурса Wikipedia. Электронная версия этого словаря стала базой для любой автоматической обработки русского текста. Его друг и коллега, математик-лингвист В.А. Успенский говорил об этом так: «Посмотри у Зализняка» стало такой же формулой, как «посмотри у Даля».

Зализняк занимался выявлением специфических особенностей древненовгородского диалекта, а также методикой датирования новгородских берестяных грамот.

 

Академик Зализняк со слушателями в МГУ.

 

 

Ежегодно читал в МГУ на филологическом факультете лекции о результатах экспедиций и раскопок в Новгороде и о находках новых берестяных грамот. А.А. Зализняку удавалось рассказывать о жизни людей Древней Руси с такой теплотой и пониманием, что они ощущались слушателями как современники. Лекции пользовались огромной популярностью и собирали сотни человек (от студентов до профессоров).

Также А.А. Зализняк находил время для популяризации высокой науки и борьбы со лженаучными теориями: он писал статьи и выступал с лекциями о так называемой «любительской» лингвистике, подчеркивая пропасть между нею и лингвистикой профессиональной1. В одной из таких лекций он последовательно развенчал самые распространенные мифы о лингвистике, например, о приоритете написания слова над звучанием, об «обратном прочтении» слов и т.д. Отдельно ученый выступал с критикой псевдонаучных лингвистических концепций математика А.Т. Фоменко, который не раз оказывался в конфронтации и с профессиональным историческим сообществом.

Андрей Зализняк является лауреатом множества национальных премий и наград, в том числе, Большой золотой медали РАН и премии Александра Солженицына.

 

Вместе с женой Еленой Викторовной Падучевой

 

 

Был женат на Елене Падучевой, которая также была известнейшим лингвистом и специалистом в области семантики (они познакомились на олимпиаде еще до поступления на филологический факультет МГУ). Их дочь – Анна Андреевна Зализняк – продолжила семейную научную династию.

Вклад в изучение «Слова о полку Игореве»

Еще в XVIII веке возникли споры о подлинности главного древнерусского литературного текста – «Слова о полку Игореве» - и продлились почти две сотни лет. Ученые-филологи пытались доказать, может ли этот документ оказаться не оригиналом, а позднейшей искусной имитацией XVIII века под древнерусский памятник, созданной незадолго до его публикации в 1800 году. Ситуация осложнялась тем, что подлинник с большой степенью вероятности погиб при пожаре Москвы в 1812 году при не вполне ясных обстоятельствах – во время нашествия Наполеона сгорела библиотека Мусина-Пушкина, где хранился оригинал «Слова…». Однако до сих пор сохраняется малая надежда, что памятник каким-то чудом сохранился.

Большой вклад в изучение памятника внес А.С. Пушкин, который включился в дискуссию и свидетельствовал в пользу подлинности «Слова о полку Игореве», потрясенный его художественными свойствами. Он рассмотрел несколько гипотетических кандидатур (Н.М. Карамзин, Г.Р. Державин) и счел, что никто из них не смог бы достичь такого поэтического уровня для создания подделки2.

 

 

 

 

Новый виток дискуссия обрела в 1850-е годы, когда был найден список «Задонщины» - древнерусского памятника, описывающего события Куликовской битвы и созданного примерно в XIV-XV века. Важность этой находки при изучении «Слова» заключалась в том, что «Задонщина» содержала прямые и узнаваемые отсылки к фрагментам текста-предшественника, следовательно, была написана с опорой на него. Тем не менее, на рубеже XIX-XX века возникла новая гипотеза о том, что потенциальный «фальсификатор» мог использовать текст «Задонщины» при создании собственной имитации «Слова».

В 1960-е годы появились работы А. Зимина3, в которых утверждалось, будто бы реальный автор «Слова…» - архимандрит Спасо-Ярославского монастыря Иоиль Быковский. Одной из последних возникла гипотеза Эдварда Кинана, что этот текст принадлежит чешскому лингвисту Йосефу Добровскому4.

Андрей Анатольевич Зализняк в 2000-е годы также обратился к этой проблеме и провел лингвистическое исследование памятника древнерусской письменности, на основании которого была опубликована книга «"Слово о полку Игореве": взгляд лингвиста». В своей речи, произнесенной по случаю вручения ему Солженицынской премии, Зализняк подчеркивал: это исследование велось не из патриотических побуждений, не из желания во что бы то ни стало доказать подлинность краеугольного для русской культуры текста, поскольку это затемняло бы его видение как ученого. Поэтому А.А. Зализняк в предисловии к книге настоятельно просит не использовать в его сторону выражение «сторонник» концепции подлинности «Слова», поскольку ему хочется оставаться максимально беспристрастным до конца и не «подтягивать» свое исследование под какую-то концепцию, отбрасывая все то, что в нее не укладывается.

 

Обложка книги Зализняка А.А. «Слово о полку Игореве»: взгляд лингвиста».

 

 

Последнее издание книги состоит из пяти статей, объединенных общей темой. Там рассматриваются современные концепции проблемы авторства «Слова». Ядром книги является статья «Лингвистические аргументы за и против подлинности "Слова о полку Игореве"», в ней содержится основной вывод ученого; остальные работы, приведенные в книге, дополняют и расширяют статью. В главе «О противниках…» Зализняк последовательно рассматривает все озвученные выше версии авторства.

В качестве основного тезиса Зализняк выдвигает необходимость доказать, было ли «Слово…» написано раньше или позже «Задонщины» (то есть, первично оно или вторично). Если раньше – то это древний памятник литературы, написанный на языке своего времени, если позже – тут возникают дополнительные варианты: является ли этот литературный текст простой литературной имитацией или намеренной подделкой, созданной с целью введения в заблуждение. Против версии о «невинности» имитации под древнерусский текст говорит то, что отмечал еще Пушкин: необходимость невероятного уровня знаний для создания такой художественной стилизации.

Учёный рассматривает только лингвистический уровень текста для чистоты эксперимента – именно этот уровень можно проверить с достаточно высокой степенью точности. Зализняк отмечает, что сторонники гипотезы о подделке обычно рассматривают только лексический пласт языка, поэтому он в своей работе обращается также к фонетике и грамматике. Исследователь показывает, что для имитации анонимному автору нужно было повторить текст, соответствующий грамматическим и литературным нормам XII века, сымитировать также и ошибки, нередко возникавшие при переписывании, а также диалектные формы, характерные для писцов этих мест. При этом у потенциального автора был достаточно ограничен круг источников и словарей, откуда он мог все эти знания почерпнуть. Одним из лингвистических аргументов, говорящих в пользу оригинальности «Слова…», оказывается использование категории двойственного числа – вместе с наличием некоторого количества ошибок эта картина соответствует реальному положению в XI-XII  (даже можно найти аналоги типичных ошибок в других документах той эпохи).

Зализняк рассматривает также древнерусские энклитики (безударные слова, примыкающие к предшествующему слову) в «Слове о полку Игореве», сравнивает его с другими текстами и приходит к выводу, что большая часть их употребления также соответствует лингвистическим закономерностям своего времени. При этом сымитировать эту закономерность было бы чрезвычайно сложно для гипотетического автора XVIII века. Кроме названных аспектов, ученый сравнивает употребление релятивизатора «то» с нормами того времени, употребление глагольной формы имперфекта совершенного вида, второго лица единственного числа аориста, знание древнерусского книжника о процессах палатализации, рассматривает синтаксический строй текста и приходит к выводу, что автор «Слова…» должен был блестяще владеть техникой построения древнерусских форм слова. Для получения знаний такого уровня нужно было изучить множество древнерусских памятников, проанализировать и сравнить в них языковые закономерности – или быть писцом XII века. А.А. Зализняк убедительно показывает невероятные масштабы компетенции потенциального имитатора текста, которые на практике практически не были возможны. При этом ученый отмечает и лингвистические черты «Слова…», соответствующие более поздним эпохам

(XV-XVI векам) и показывает, что все они могли возникать в результате переписывания текста. Более поздние формы, соответствующие языку XVIII века, в памятнике не были обнаружены, что также оказывается весомым аргументом в сторону его подлинности. Зализняк в своей работе рассматривает также диалектные формы «Слова о полку Игореве» и доказывает, что последний его переписчик находился в северо-западной части восточнославянский территории (предположительно – псковская зона).

Таким образом, сравнив текст «Слова…» с рукописями разных эпох, А.А. Зализняк пришел к выводу, что в пользу гипотезы об оригинальности древнерусского памятника говорит гораздо больше факторов, чем в пользу позднейшей стилизации и подделки. Гипотетический автор в XVIII веке должен был учесть такое феноменальное количество тонкостей, изучить и сопоставить столько древнерусских памятников предшествующей эпохи, обладать таким невероятным лингвистическим чутьем вкупе с художественной одаренностью, что возможность существования такого сверхчеловека стремится к нулю (хотя справедливости ради - и не исключается полностью). Он должен был бы обладать такими лингвистическими знаниями, которыми наука овладела на несколько веков позже.

 

 

 

 

Подробно и убедительно доказав маловероятность концепции о подделки, А.А. Зализняк коснулся в своей работе еще множества разных вопросов, сравнив, например, текст «Слова о полку Игореве» с берестяными грамотами и множеством древнерусских источников. Также ученый последовательно ответил на все аргументы «скептиков» и противников гипотезы о авторстве, тем самым закрыв сложнейшую филологическую проблему двухвековой давности. Это «филигранное лингвистическое исследование», как назвали его при вручении Солженицынской премии, являясь лишь одним направлением его многообразной деятельности, показывает подлинный масштаб личности крупнейшего филолога современности Андрея Анатольевича Зализняка.

Список рекомендованной литературы

Бурас М. Истина существует. Жизнь Андрея Зализняка в рассказах ее участников. – М.: Individuum, 2019.

Зализняк А. А. Грамматический словарь русского языка. Словоизменение. — М., 1977.

Зализняк А. Из заметок о любительской лингвистике. – М.: «Русскiй Мiръ»: «Московские учебники», 2010.

Зализняк А. А. Лингвистические задачи / С предисловием В. А. Успенского. — М.: МЦНМО, 2013.

Зализняк А. А. «Русское именное словоизменение» с приложением избранных работ по современному русскому языку и общему языкознанию. — М.: Языки славянской культуры, 2002.

Зализняк А. А. «Слово о полку Игореве»: взгляд лингвиста / Институт славяноведения РАН. — М.: Рукописные памятники Древней Руси, 2008.

 

1 Подробнее см. Зализняк А. Из заметок о любительской лингвистике. – М.: «Русскiй Мiръ»:«Московские учебники», 2010.

2 «Подлинность самой песни доказывается духом древности, под который невозможно подделаться. Кто из наших писателей в 18 веке мог иметь на то довольно таланта? Карамзин? Но Карамзин не поэт. Державин? Но Державин не знал и русского языка, не только языка «Песни о полку Игореве». Прочие не имели все столько поэзии, сколько находится оной в плане ея, в описании битвы и бегства».

3 Зимин А. А. Слово о полку Игореве. — СПб.: Дмитрий Буланин, 2006

4 Edward L. Keenan. Josef Dobrovský and the Origins of the Igorʹ Tale (Harvard Series in Ukrainian Studies)

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты