ВЯЗЕМСКО-БРЯНСКАЯ ОПЕРАЦИЯ

0 комментариев

Оборонительная операция войск Западного, Резервного и Брянского фронтов, проведенная в ходе Московской битвы.

Немецкое командование намечало тремя мощными ударами танковых группировок из районов Духовщины, Рославля и Шостки в восточном и северо-восточном направлениях расчленить оборону советских войск, окружить и уничтожить войска Западного, Резервного и Брянского фронтов, а затем развить наступление на Москву. Для нанесения ударов из районов Духовщины и Рославля в направлении на Вязьму были сосредоточены главные силы группы армий «Центр» (командующий — генерал-фельдмаршал фон Бок) — 4-я и 9-я полевые, 3-я и 4-я танковые группы. Им противостояли войска двух советских фронтов. Западный фронт (командующий — генерал-полковник И. С. Конев) в составе шести армий (22-й, 29-й, 30-й, 19-й, 16-й и 20-й) занимал оборону на рубеже восточнее Адрианополя, восточнее Ярцева, западнее Ельни протяженностью более 330 км. Резервный фронт (командующий — Маршал Советского Союза С. М. Буденный) в составе двух армий (24-й и 43-й) на участке шириной 100 км прикрывал рославльское направление, а четырьмя армиями (31-й, 49-й, 32-й, 33-й) занимал позиции в тылу Западного фронта. Войска обоих фронтов должны были не допустить прорыва обороны на московском направлении и выиграть время для формирования новых резервных армий. Для нанесения ударов из района Шостки немецкое командование выделило 2-ю полевую армию и 2-ю танковую группу (с 6 октября — 2-я танковая армия). Правофланговым соединениям 2-й танковой группы была поставлена задача осуществить прорыв на Орел, а левофланговыми соединениями во взаимодействии со 2-й полевой армией расчленить, окружить и уничтожить советские войска в районе Брянска. Здесь противнику противостояли войска Брянского фронта (командующий — генерал-лейтенант А. И. Еременко) в составе 50-й, 3-й и 13-й армий и оперативной группы генерал-майора А. Н. Ермакова. Занимая оборону в полосе 290 км, войска этого фронта должны были прикрывать брянско-калужское и орловско-тульское направления. К началу наступления противник имел большое численное превосходство. Войскам фон Бока, общая численность которых достигла к 1 октября более 1,9 млн человек и имевших 14 тыс. орудий, 1390 самолетов, 1700 танков противостояли советские силы, насчитывающие всего 1,25 млн человек, 7,6 тыс. орудий, 667 самолетов, 990 анков. Советские войска ощущали острый недостаток в противотанковой и зенитной артиллерии. Их оборона носила очаговый характер, была неглубокой (15-20 км) и слабо подготовленной в инженерном отношении. Каких-то особых задач по обороне московского направления Западному фронту не ставилось вплоть до середины сентября. Более того, на некоторых участках советские части продолжали атаки на противника до конца месяца. Советскому командованию не удалось получить точных данных о замысле наступления противника и направлении его главных ударов. Вероятность того, что немцы будут продвигаться к Москве не вдоль Смоленской дороги, а попытаются окружить соединения Красной Армии с флангов, долгое время не рассматривалась. Лишь 1 октября генерал Конев доложил Сталину о появлении немецких частей на флангах Западного фронта, но было уже поздно. Еще 30 сентября противник перешел в наступление на шосткинском направлении против войск Брянского фронта. Ударную силу здесь составили соединения 2-й танковой группы Гудериана. К исходу дня немцы прорвали слабую оборону 13-й и 50-й армий и стали обходить войска Брянского фронта с севера и юга. Передовые танковые подразделения противника, пройдя почти 200 км, 3 октября заняли Орел. Однако вскоре они были остановлены развернутым по приказу Ставки ВГК под Мценском 1-м гвардейским корпусом (командир — генерал-майор Д. Д. Лелюшенко). Утром 2 октября немецкие войска перешли в наступление на духовщинском и рославльском направлениях и в тот же день прорвали оборону советских войск на глубину 15-30 км. предпринятые советским командованием контрудары не дали существенных результатов. 3 октября глубина продвижения немцев вперед составила на Западном фронте 50 км, а на Резервном — 80 км. 5 октября Ставка ВГК утвердила решение командующего Западным фронтом начать отвод войск на заранее оборудованный Ржевско-Вяземский оборонительный рубеж. Осуществить этот маневр не удалось. 7 октября быстро продвигавшиеся из районов Духовщины и Рославля танковые группировки соединились у Вязьмы, отреза в советским войскам пути отхода. 9 октября неприятель расчленил и окружил войска Брянского фронта. Каждая из трех армий этого фронта создала для прорыва из окружения ударную группировку (2-5 дивизий), арьергард (до 1-й дивизии) и группу охраны штаба и тыловых органов (до 1-го полка). Для борьбы с ними противник вынужден был задействовать почти все дивизии 2-й полевой и 2-й танковой групп. В окружении под Вязьмой и Брянском оказались 7 (из 15) полевых армий, 64 (из 95) дивизий, 11 (из 13) танковых бригад, 50 (из 62) артиллерийских полков РГК. Из этого числа в районе Вязьмы были окружены 37 дивизий, 9 танковых бригад, 31 артиллерийский полк РГК и 4 полевых управления армий. В окруженные под Вязьмой войска входили части и других армий. Вне обоих котлов противником было окружено 5 дивизий и 4 полка РГК. Все остальные войска были окружены под Брянском. Войска Западного и Резервного фронтов, основные силы которых вели боевые действия в окружении, 10 октября были объединены в один Западный фронт. Его командующим был назначен генерал армии Г. К. Жуков. В тот же день войскам, окруженным под Вязьмой, была поставлена задача в течение 10-11 октября организовать прорыв и выйти из окружения. Действия окруженных войск были продуманы плохо. Прежде чем выходить из окружения, им следовало бы организовать оборону района. Под Вязьмой предполагалось осуществить прорыв с ходу, в процессе отхода войск с боями против превосходящих сил противника. К моменту окружения в районе Вязьмы внутренний фронт имел протяженность 320 км. Его создали 24 немецкие дивизии (из них 6 танковых, которые перешли к обороне на восточном участке фронта шириной 80 км). Эти 6 дивизий образовали так называемый танковый фронт, проходивший через Вязьму с северо-запада на юг в форме дуги. По сути, этот фронт играл роль наковальни, а наступавшие на окруженные советские войска с запада, севера и юга немецкие пехотные дивизии — роль молота. Предпринимавшийся 10-12 октября войсками 19-й и 20-й армий попытки прорвать вражеское кольцо севернее и южнее Вязьмы не удались. Окруженные войска, лишенные необходимого снабжения, оказались в тяжелейшем положении. Обеспечить их боеприпасами и продовольствием с помощью самолетов было практически невозможно из-за господства в воздухе немецкой авиации. Для деблокады советской группировки ударами извне у Ставки ВГК отсутствовали какие-либо мощные резервы. Поэтому соединения, окруженные под Вязьмой и израсходовавшие все боеприпасы, были вынуждены пробиваться на восток отдельными группами и отрядами. Но выйти к своим удалось лишь малой части окруженцев. В критическом положении оказался и Брянский фронт. К 23 октября отдельные его силы смогли прорваться из окружения и отойти на рубеж Белев, Мценск, Поныри, Фатеж, Льгов, но при этом армии Брянского фронта потеряли все тяжелое вооружение и ок. 90% личного состава. Общие потери военной техники под Вязьмой и Брянском составили ок. 6 тыс. орудий и минометов и свыше 830 танков. Точное количество потерь личного состава в обоих котлах до сих пор точно не установлено. Согласно некоторым расчетам, за первые 2-3 недели сражений Красная Армия лишилась 1 млн солдат и офицеров, из которых, по немецким данным, в плену оказалось 688 тыс. человек. Из вяземского котла удалось выйти 85 тыс. человек, а из брянского — 23 тыс. Вместе с теми, кто избежал окружения во фронтах, осталось 250 тыс. человек. После поражения советских войск под Вязьмой и Брянском в обороне Красной Армии на московском направлении образовалась огромная брешь шириной до 500 км. Быстро прикрыть ее было фактически нечем, однако окруженные войска, находясь по существу в безнадежном положении, своей борьбой на 3 недели приковали к себе от 48 до 26 дивизий противника и тем самым сорвали его триумфальный марш к советской столице. Более того, из окружения сумели прорваться 3 управления армий, остатки 32 дивизий и 13 артиллерийских полков. В кратчайшие сроки восстанавливая свою боеспособность, они снова вставали на пути врага, рвавшегося к Москве. Борьба окруженных войск позволила советскому командованию принять экстренные меры по восстановлению нарушенного фронта, перебросить на московское направление свежие дивизии из внутренних округов, Сибири и Дальнего Востока.

Исторические источники:

Василевский А.М. Дело всей жизни.М., 1978.

Автор статьи: Кульков Е. Н.

©Великая Отечественная война. 1941-1945: Энциклопедия. 2-е изд., испр. и доп.// Отв. ред. А.О. Чубарьян; редактор, руководитель авторского коллектива М.Ю. Мягков. М.: Олма Медиа Групп, 2015

Литература
  • Битва за Москву. Изд. 3-е. М., 1975
  • История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 — 1945. Т. 2. М., 1963, С. 229-268
  • Муриев Я. З. Провал операции «Тайфун». Изд. 2-е. М., 1972, С. 40—49

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты