СУЛЛА, ЛУЦИЙ КОРНЕЛИЙ (лат. Lucius Cornelius Sulla)

0 комментариев

Римский полководец и государственный деятель эпохи Поздней Республики, диктатор.

Происходил из знатной семьи, принадлежавшей к патрицианскому роду Корнелиев, но достаточно давно пребывающей в упадке. В молодости будущей диктатор бедствовал, пока не приобрел состояния по завещанию мачехи и гетеры Никополы (Plut. Sul., 2). Авторы указывают на пристрастие молодого аристократа к греческой культуре и греческой философии (Sall. Bel. Iug., 95; Plut. Sul., 26); в этом смысле ценитель литературы и изящных искусств составлял полную противоположность Гаю Марию, и противопоставление «мужиковатого арпинца» и изысканного аристократа Суллы стало общим местом.

Свои незаурядные способности военного и изворотливость дипломата Сулла продемонстрировал в начале своей карьеры, будучи квестором Мария в Югуртинской войны (107 г. до н.э.). Во время этой войны он проявил личную храбрость, завоевал расположение солдат (Sall. Bel. Iug., 95-96), а кульминацией его успехов стал захват Югурты – результат непростых переговоров с Бокхом, мавританским царем. В этих событиях – истоки будущей вражды с Марием: Сулла не мог не быть уязвлен тем, что все лавры за победу (и триумф) достались его полководцу, а тот не мог не испытывать определенную ревность и зависть к своему офицеру, тем более что впоследствии Бокх поставил на Капитолии статую Победы (Виктории), а рядом – золотое изображение Югурты, которого он передает Сулле. Кстати, Сулла демонстративно носил перстень с изображением этой же сцены (Plut. Sul., 3; 6). К личной неприязни добавлялась и разная «партийная принадлежность»: Марий позиционировал себя как любимец плебса и был политическим союзником трибуна-популяра Сатурнина, а Сулла, как оптимат, являлся сторонником всевластия сената. 

Военную службу Сулла продолжил в Кимврской войне в качестве легата и военного трибуна Мария (в 104 и 103 гг. до н.э. – Plut. Sul., 4), а затем – в 102-101 гг. до н.э. – у консула Кв. Лутация Катула. Как пишет Плутарх (ibid.), именно Сулла командовал армией Катула – очевидно, эти сведения херонейский историк почерпнул из недошедших до нас мемуаров диктатора.

Карьеру на гражданском поприще Сулла начал не столь удачно: его провалили при баллотировании, когда он попытался стать  претором, но ему удалось избраться в следующем году (или через год) при помощи «лести и подкупа» (Plut. Sul., 5; относительно датировки и первой неудачной попытки и второй удачной в историографии идут споры). После претуры он был послан в качестве пропретора в Киликию. Дипломатическое и военное поручение вернуть на трон каппадокийского царя Ариобарзана, изгнанного армянским царем Тиграном (на самом деле, из-за козней понтийского царя Митридата VI), Сулла блестяще исполнил. Там же на Востоке Сулла провел переговоры с парфянским послом Оробазом «о союзе и дружбе» (Plut. Sul., 5).

Во время Союзнической войны (началась в 90 г. до н.э.) Сулла был легатом и одержал ряд побед над марсами и самнитами (App. BC, I, 46; 50-53). Он получил редкую и чрезвычайно почетную награду (за Нолу) – «осадный венок» (corona obsidionalis, или graminea – «сделанная из травы») – вручаемую по решению солдат, освобожденных из осады. Военные успехи позволили ему стать консулом на 88 г. до н.э. без особых усилий (Vell. Pat. II, 17). Тем временем началась Первая Митридатова война, и Сулла в качестве консула должен был отправиться в поход против полководцев понтийского царя, однако народный трибун П. Сульпиций Руф провел через народное собрание закон о передаче восточного командования Марию. Сулла в лагере под Нолой выступает перед своими солдатами, заручается их поддержкой и во главе шести легионов идет на Рим (App. BC, I, 57).

Это было чрезвычайным событием в истории Рима: армия впервые выступила против государства. Сулла взял Рим, Сульпиций Руф был убит, его законы отменены; а Марий едва спас свою жизнь, после многих злоключений найдя пристанище у своих ветеранов-колонистов в Африке. Сулла также провел несколько законов, хотя реального эффекта они вряд ли имели: для внесения предложения в народное собрание требовалось предварительное одобрение сената (auctoritas partum), голосование должно было проходить не по трибам, а по центуриям. Интересно, что в 83 г. до н.э. Сулла вновь вернулся к старому порядку выборов (App. BC, I, 100) – очевидно, закон 88 г. был чудовищным анахронизмом.

Сулле не удалось полностью осуществить контроль во время избирательных комиций: в результате одним из консулов на 87 г. до н.э. был избран его противник, Луций Корнелий Цинна (Plut. Sul., 10). Торопясь на войну с Митридатом, Сулла довольствовался взятой с Цинны клятвой, что тот не будет ему вредить (ibid.). После его отъезда между консулами – Цинной и Гнеем Октавием – начались разногласия, переросшие в побоище на форуме. Цинна бежал, но, наученный примером Суллы, вновь поднял против Рима армию; к нему присоединился Марий, высадившийся с отрядом изгнанников в Этрурии. Марий и Цинна захватили Рим и учинили в нем страшную резню; среди погибших были Гней Октавий, Кв. Лутаций Катул и многие другие оптиматы. Через некоторое время Марий, успев в 7-й раз сделаться консулом, умер, и фактически единоличным правителем города стал Цинна, три года подряд избиравшийся консулом. Его гибель (в 84 г. до н.э.) лишила марианцев единственного способного противостоять Сулле вождя.

Пока в Риме хозяйничали марианцы, Сулла довольно успешно воевал в Греции. Он захватил перешедшие на сторону Митридата Афины и разбил армию понтийского царя в двух крупных сражениях – при Херонее и Орхомене (86 г. до н.э.). Победа, однако, не была окончательной, но Сулла торопился в Рим, поэтому согласился на переговоры с Митридатом и заключил с ним в г. Дардане на Геллеспонте мир.

Развязав себе руки, в 83 г. до н.э. Сулла возвратился в Италию; началась новая гражданская война. Из армии марианского консула 82 г. Папирия Карбона началось повальное дезертирство, другой консул – Марий Младший – был осажден в крепости Пренесте. Марианцы вместе с поддержавшими их самнитами были разбиты в решающем сражении у Коллинских ворот Рима (82 г. до н.э.); несколько дней спустя пала Пренесте, Марий покончил с собой. Марианские отряды были выбиты из Африки и Сицилии; остатки марианцев укрылись в Испании, наместником которой был талантливый марианский полководец Серторий.

Одержав победу в гражданской войне, Сулла стал полновластным хозяином Рима. В конце 82 г. до н.э. на центуриатных комициях по предложению интеррекса Л. Валерия Флакка он был избран диктатором legibus scribendis et et rei publicae constituendae («для написания законов и устройства государственных дел»). Под личиной древней экстраординарной магистратуры скрывалась авторитарная власть совсем иного рода (впрочем, это понимали уже современники): её принципиальные отличия от старинной диктатуры – неопределенность срока и масштаб компетенции.

Массовые репрессии, обрушившиеся на головы политических противников диктатора, бросили тень на само название древней магистратуры – «диктатура». Попытка упорядочить вакханалию убийств придала ей особое изуверство: в Риме вывешивались именат людей, подлежащих уничтожению, – проскрипционные списки. Среди казненных во время проскрипций (всего около 4700 – Val.Max., IX, 2,1) было немало невинных, далеких от политической борьбы граждан, ставших жертвами личной вражды или собственного богатства.

Будучи диктатором, Сулла провел ряд важных законов. 1) Судебные законы: постоянные судебные комиссии – quaestiones perpetuae – (фактически – уголовные суды) вновь были полностью переданы в руки сенаторского сословия. Какие-то из этих комиссий, возможно, собирались и раньше ad hoc (de sicariis et veneficiis, de peculatu, de ambitu и de maiestate), была одна точно совершенно новая  – quaestio de falsis (о подделке завещаний и фальшивомонетничестве), но в любом случае, четкая организация их работы на постоянной основе – заслуга диктатора. 2) С судебными законами Суллы связано расширение состава Сената до 600 человек; естественно, среди «новичков» было большинство креатур диктатора. 3) Сенат пополнялся отныне через квестуру, для чего число квесторов было увеличено до 20, а преторов – до 8; так как квесторы избирались на комициях, необходимость в цензорских lectio senatus (составление списка сенаторского сословия) отпадала. 4) Закон Суллы о магистратах установил строгий порядок прохождения магистратур (leges annales): были определены новые возрастные ограничения и интервалы между занятием одной и той же должности. Так, консулом можно было стать только по достижению 42 лет, через два года после занятия претуры, а вторичного избрания на эту должность  нужно было ждать не менее 10 лет. 5) Существенно ограничивались полномочия народных трибунов: они лишались законодательной инициативы, за злоупотребление правом вето их можно было подвергнуть штрафу, бывшим народным трибунам запрещалось занимать высшие государственные должности (начиная с эдилов). 6) Закон о провинциальных наместниках: они не могли самостоятельно покидать провинцию, начинать по своей инициативе войну; им запрещалось вступать на территорию Италии, не распустив войска. 7) Восстановлено право кооптации в жреческие коллегии авгуров и понтификов, их численность увеличена с 9 до 15. 8)  Хлебные раздачи отменялись. 9) Упорядочивание монетного дела. 10) Законы против роскоши, ограничивающие расходы на похороны и затраты на еду. (Ссылки на источники по законам Суллы – см.: Broughton T.R.S. The magistrates of the Roman Republic. Vol. II. N.Y., 1952. P. 74-76). Не забыл Сулла отблагодарить и верную ему армию: около 120 тыс. ветеранов получили земельные наделы (App. BC, I, 100; Liv. Ep. 86).

В 79 г. до н.э., когда власти Суллы ничего не грозило, он неожиданно объявил в комициях, что слагает с себя полномочия и готов дать отчет в своей деятельности любому, кто пожелает. При полном молчании народа он сошел с трибуны, а через несколько дней уехал в свое кампанское поместье. Там он изредка занимался государственными делами, посвящая свой досуг рыбной ловле и писанию мемуаров. Через год Сулла умер от таинственной «вшивой болезни», ему были устроены пышные похороны (App. BC, I, 104-106; Plut. 36-37).

Неожиданный отказ от власти – одна из загадок личности Суллы. Этот поступок плохо согласуется с тем безудержным стремлением к единоличной власти, которое ему иногда приписывается. Ни один закон, принятый по инициативе Суллы (если не считать само избрание его диктатором) не закреплял его личную власть; ряд его законов призваны были поставить магистратов и промагистратов под контроль сената, а закон о трибунах  ограничивал возможности молодых честолюбивых политиков, непомерная активность которых могла быть опасной для государства. Сулла действительно хотел восстановить всевластие сената в духе старой республики, хотя делал это, разумеется, отнюдь не республиканскими методами.

Исторические источники:

Саллюстий. Югуртинская война;

Плутарх. Сулла;

Аппиан. Гражданские войны;

Веллей Патеркул. Римская история.

Иллюстрация:

Бюст Суллы (предположительно). Копенгаген, Глиптотека.

Автор статьи: Т.В. Кудрявцева

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты