СОВРЕМЕННЫЕ ФАЛЬСИФИКАЦИИ ИСТОРИИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

0 комментариев

Преднамеренное искажение действительности, идеологические штампы и фальсификации, предумышленно преследующие цель исказить факты участия СССР в войне с Третьим рейхом, принизить вклад нашей страны в Победу над фашизмом. Некоторые фальсификации восходят ещё к образцам нацистской пропаганды. Другие — являются продуктом внутреннего разложения советского общества. Третьи — это продукт специальной деятельности зарубежных советологов, пропагандистов, политиков. Начиная с периода «горбачёвской перестройки» осуществлялись настойчивые попытки сломать историко-нравственный код восприятия Великой Отечественной войны через имплантацию в официальную идеологию и массовое сознание значительного количества разнообразных чёрных мифов: о характере войны, масштабах потерь, ключевых моментах боевых действий, цене Победе и т.д.

Попытки преодоления фальсификации в трудах ученых

В последние годы в российской историографии многое было сделано для развенчания чёрных мифов о Великой Отечественной войне. С объективной научной информацией выступали многие профессиональные авторы, а также историки-«любители». Любопытно отметить такое явление, как публикация целых книг, специально посвящённых разоблачению фальсификаторов истории. Часто общая нацеленность данных работ отражалась уже в их названиях.

Первые монографии, вскрывающие порочность и несостоятельность чёрных миротворцев, появились ещё на рубеже XX—XXI вв. В наши дни разоблачение чёрных мифов стало фактически самостоятельным направлением отечественной исторической публицистики, к которому имеют прямое отношение в том числе такие известные государственные деятели как министр культуры РФ В.Р. Мединский. Он выступил со специальной книгой, в которой разоблачаются наиболее одиозные мифы о Великой Отечественной войне.

Чёрные мифы и прежде, и теперь являются проявлением не стихийных процессов в умственной сфере. В наши дни они являются своего рода «наступательным оружием» в так называемых «войнах памяти».

Была ли война Великой и Отечественной?

Первое место среди этих мифов, искажающих нашу историю, без сомнения, должно быть отведено утверждениям, что та война, которая обрушилась на наш народ, не являлась ни Великой, ни Отечественной. В некоторых российских регионах, в частности в Крыму и в Севастополе, учителя истории хорошо знакомы с подобного рода отношением к прошлому. Ещё совсем недавно занятия в школах и вузах Крыма и Севастополя велись по украинским учебникам истории. Во многих из них не было разделов о Великой Отечественной войне советского народа против немецко-фашистских захватчиков. Украинские учебники события 1941—1945 гг. на советско-германском фронте изображают иначе — лишь как один из эпизодов Второй мировой войны.

Такой же подход мы найдём и в работах некоторых российских историков. В Москве в 2008 г. вышла книга Б.С. Пушкарёва «Две России XX века. 1917—1993». В её создании участвовали ещё несколько московских авторов. Авторы признают только Вторую мировую войну. Соответственно Великая Победа для них тоже не существует. В соответствующем месте скороговоркой приводится лишь перечень событий:

«1 мая красное знамя развевается над Рейхстагом, 2 мая городской гарнизон капитулирует, 134 тыс. немцев сдаются в плен. Цена этого финала: не менее 90 тыс. убитых и 330 тыс. раненых советских воинов. Поздно вечером 8 мая Германия подписывает безоговорочную капитуляцию. В Москве уже 9 мая». Нет самого понятия Победы, вместо Победы употребляется пренебрежительное «финал». Но даже это уничижительное определение употребляется не к Победе в Великой Отечественной войне, а лишь к операции по штурму Берлина. О Победе в Великой Отечественной войне авторы не могут ничего сказать — самой Великой Отечественной войны для них тоже не было.

Ещё большее возмущение общественности и научных кругов вызвало появление в канун 65-летнего юбилея Великой Отечественной войны ещё одного сквозного труда по истории нашей страны, речь идёт о книге «История России XX век: 1939—2007», вышедшей под редакцией профессора МГИМО А.Б. Зубова.

Зубов, в отличие от Пушкарёва, выделяет период 1941—1945 в отдельную структурную единицу книги. Но идёт существенно дальше Пушкарёва, объявляя этот период не Великой Отечественной, а «советско-нацистской» войной. То есть для него события 1941—1945 гг. — это всего лишь столкновение двух идеологий. В основе концепции Зубова заложено отношение к Великой Отечественной войне как к битве двух диктатур. Обе эти диктатуры, согласно Зубову, враждебны русскому народу. Словом, его книга переносит нас в то же самое зазеркалье, что и работы современных украинских историков-неофашистов.

Ответственность за развязывание войны на СССР?

Второй ударный миф, которым стремятся переформатировать национальную память, нацелен на то, чтобы переложить ответственность за развязывание войны на нашу страну. Если называть вещи своими именами, речь идёт о ползучей реабилитации фашизма. Поскольку общественное мнение ни в России, ни в мире ещё не готово назвать единственным виновником войны СССР, в дело идёт лживая теория «равной ответственности» «двух тоталитарных режимов».

Сегодня именно попытки уравнять степень ответственности СССР и Германии за развязывание войны наиболее характерны для «войн памяти» против нашего народа. Но и в таком, усечённом виде перед нами всё та же самая тенденция реабилитации коллективным Западом своего нацистского прошлого. Можно не сомневаться, что, как только общественное мнение свыкнется с навязываемой фальшивой схемой, начнётся следующей этап. И уже в рамках грядущего этапа «войн памяти» фашистский режим будет реабилитирован окончательно, а единственным инициатором Второй Мировой войны будет назван СССР.

Одной из наиболее вопиющих и провокационных попыток переписать историю на высшем европейском уровне были шаги евро-парламентариев, предпринятые в год 70-летия начала Второй Мировой войны. Так, 3 июля 2009 г. Парламентская ассамблея ОБСЕ приняла резолюцию «О воссоединении разделённой Европы». Она была приурочена к юбилею начала Второй Мировой войны и подписания «пакта Риббентропа–Молотова» — так западные фальсификаторы называют «Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом» от 23 августа 1939 года.

В своей резолюции евро-парламентарии прямо провозглашали равную ответственность СССР и Третьего Рейха за развязывание войны. Реакция российских властей была принципиальной и оперативной. Уже через несколько дней, 7 июля 2009 г. Государственная Дума и Совет Федерации гневно осудили провокаторов, тем самым, подтвердив принципиальный курс на недопущение использования исторической лжи в международных отношениях.

Как сообщала в те дни пресса, “в ответ российские парламентарии обвинили европейских коллег в «оскорблении памяти миллионов павших в боях за освобождение Европы», «попытках очернить победителей и реабилитировать преступников и их пособников», а так же в «прямой ревизии духа и буквы Нюрнбергских соглашений» и «попытке пересмотра итогов Второй мировой войны»”.  Как справедливо писали отдельные журналисты, наша история является элементом нашего суверенитета. А исторический суверенитет нуждается в защите так же, как и любой другой элемент национального суверенитета.

Полемика вокруг книг Резуна

В новейшей историографии тезис о равной или даже преобладающей ответственности СССР за войну отразился в позиции советского офицера-перебежчика В. Суворова (Резуна). В своих первых книгах, написанных в сотрудничестве с британской разведкой, он развивал миф о подготовке Сталиным первого удара против Германии. Тем самым получалось, что Гитлер был вынужден действовать на опережение, чтобы не допустить распространения сталинского режима в Европе. Выступления Резуна всколыхнули общественное мнение в Российской Федерации и за рубежом. У нас появились не только его противники, но и последователи.

Полемика вокруг книг Резуна началась еще в 1990-х гг. Но в силу давления официальной идеологии, либеральной и западнической, профессиональным историкам было трудно противопоставить Резуну что-то, помимо кратких критических замечаний на его отдельные неточности и фальшивки.

Необходимо было нечто большее. А именно требовалось предложить отличную от прежней советской, но альтернативную Резуну развёрнутую концепцию начала Великой Отечественной войны. Одним из первых, кто осмелился на такой масштабный замысел, был израильский учёный Габриэль Городецкий, длительное время работавший в Оксфорде, а позже — в Центре изучения России и Восточной Европы Тель-Авивского университета. Его книга, вышедшая на русском языке, была посвящена разоблачению сочинений Резуна.

Городецкий показал, что точка зрения Резуна не нова, что Резун имеет много предшественников и ещё до появления его сочинений, чёрный миф о подготовке СССР превентивного удара зазвучал в работах некоторых германских авторов. Например историк Нольде утверждал, что жестокость Гитлера была вызвана страхом перед Сталиным, и «жидо-большевистской империей СССР». Профессор Хильгрубер, один из ведущих немецких специалистов в области истории, неожиданно заговорил об угрозе, которую СССР представлял в 1941г. для Германии. Ещё один немец, Хофман заявлял об исходившей от Советского Союза стратегической угрозе, которая не могла не убедить Гитлера, что июнь 1941г. — последняя возможность для начала превентивной войны. Австрийский профессор Топич в своей работе "Война Сталина" писал, что, увлёкшись показам агрессивности Гитлера, западная наука просмотрела истинного преступника — Сталина. Топич утверждал, что Вторая мировая "была по сути дела нападением Советского Союза на западные демократии, а Германии... отводилась лишь роль военного заместителя".

Фактически вся концептуальная база Резуна и поддерживающих его германских и польских историков, а так же некоторых российских публицистов, почерпнута из выступления Гитлера перед своим генералитетом 22 июня 1941 года, в которой тот заявил, что "теперь наступил момент, когда выжидательная политика является не только грехом, но и преступлением, нарушающим интересы германского народа, а следовательно, и всей Европы".

Было ли морально-политическое единство советского общества в годы Великой Отечественной войны?

Ещё один антиисторический миф, который следует отнести к наиболее разрушительным, подвергает сомнению морально-политическое единство советского общества в годы Великой Отечественной войны. Говорится об отсутствии единства между фронтом и тылом, между большинством советских народов, между различными слоями советского общества, между коммунистами и беспартийными, офицерами и рядовыми и т.д. Квинтэссенцией этого мифа стало противопоставление советского народа и советского политического режима.

Так, ещё на заре современной эпохи, в годы горбачёвской «перестройки» в “Комсомольской правде”, в канун светлого юбилея 45-летия нашей Победы, появился провокационный материал, в котором, спекулируя на отдельных фактах недовольства части населения СССР, делалась попытка доказать, что в годы войны народ и режим преследовали разные цели. Народ стремился освободить страну, а Сталин — сохранить свою систему тирании. Само название публикации («Украденная победа»), не говоря о её содержании, возмутило и оскорбило ветеранов.

Со времён Перестройки и 1990-х гг. многое изменилось. Но даже два десятилетия спустя, когда несостоятельность этого мифа и всех его компонентов была полностью доказана, один из его приверженцев, историк Г. Бордюгов, продолжает настаивать на своём. Смыл его утверждений сводился к тому, «что в войне действовали две переплетающиеся, но разнородные силы: народ и система, олицетворяемая сталинским режимом».

«Если сила народная освобождала, — пишет он, — то сила системная, идущая вослед, тотчас заключала освобождённых в свои стальные объятия. Так и Победа была перехвачена на финальном этапе». От этого утверждения оставался только один шаг к утверждениям, что победа была одержана «не благодаря, а вопреки» советскому режиму, что советская система рухнула или хотя бы зашаталась при первых же ударах фашистов, что она продемонстрировала свою неэффективность уже в самом начале войны и т.д.

Существуют и другие мифы о Великой Отечественной войне, а так же о победе, одержанной нашим народом над фашистскими агрессорами. Заинтересованность современного российского общества в защите исторической правды создаёт серьёзное препятствие в их распространении. Но, как показывает практика, борьба за историческую правду требует больших усилий и длительного времени и нуждается в серьёзной, кропотливой работе отечественных историков.

Смежные статьи
Литература
  • Мединский В.Р. Война. Мифы СССР. 1939—1945. М., 2011. История России. XX век: 1939—2007. М., 2009. Пушкарёв Б.С. Две России XX века. 1917—1993. М., 2008. Пыхалов И.В. Великая оболганная война. М., 2012. Козинкин О.Ю. Адвокаты Гитлера. Правда о войне, или почему врут историки. М., 2011. Бордюгов Г. Октябрь. Сталин. Победа. Культ юбилеев в пространстве памяти. М., 2010. Емельянов Ю. 10 мифов о Великой Отечественной войне. М., 2009; Кремлёв С. Мифы о 1945. М., 2010. Городецкий Г. Миф “Ледокола”. М., 1995. Готовил ли Сталин наступательную войну против Гитлера? Незапланированная дискуссии. М., 1995. Горбачевский Б. Победа вопреки Сталину. Фронтовик против сталинистов. М., 2012. Украденная победа: Беседа политического обозревателя Александра Афанасьева с ведущим сотрудником ИМЛ Геннадием Бордюговым // Комсомольская правда. 1990, 5 мая. Исаев А.В. Антисуворов. 10 мифов о Второй Мировой. М., 2012. Млечин Л. Один день без Сталина. Москва в октябре 41-го года. М., 2012. Мартиросян А.Б. 200 мифов о Великой Отечественной. В 5-и томах. М., 2009. Помогайбо А.А. Псевдоисторик Суворов и загадки Второй мировой войны. М., 2002.

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты