СИСТЕМА «КОЛЛЕКТИВНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ»

0 комментариев

СИСТЕ́МА «КОЛЛЕКТИ́ВНОЙ БЕЗОПА́СНОСТИ»

Система «коллективной безопасности» – состояние международных отношений, при котором совместные усилия государств исключают нарушение всеобщего мира в мировом или региональном масштабе. В 1930-х годах к созданию такой системы стремились СССР и Франция, нацеленные на сдерживание агрессии, прежде всего германской. Главными идеологами «коллективной безопасности» в межвоенный период были премьер-министр Франции Л. Барту и народный комиссар иностранных дел СССР М. М. Литвинов.

Путь к идее «коллективной безопасности»

Нападение Японии на Маньчжурию в 1931 году и особенно приход нацистов к власти в Германии в 1933 году заставили СССР переосмыслить прежние внешнеполитические установки. Новое германское руководство открыто заявляло о своём негативном отношении к советской идеологии и не отказывалось от сформулированной Гитлером цели завоевать для Германии «жизненное пространство на Востоке». Это создавало потенциальную опасность для СССР. От поддержки пересмотра Версальского порядка советская внешняя политика перешла к позиции защиты основ послевоенного статус-кво. На XVII съезде партии Сталин сказал, что «дело идёт к новой империалистической войне». Он назвал несколько возможных сценариев начала конфликта и высказал мнение, что любой из этих сценариев будет плачевен для его организаторов. По поводу Германии Сталин заметил, что подозрительность СССР по отношению к новым властям этой страны обусловлена не столько сущностью фашистской идеологии, сколько завоевательными планами Гитлера. Более жёсткую позицию занял Н. И. Бухарин: зачитав несколько выдержек из «Майн кампф» Гитлера и других работ нацистских и японских авторов, главред «Правды» заявил: «Вот кто стоит перед нами, и вот с кем мы должны будем, товарищи, иметь дело во всех тех громаднейших исторических битвах, которые история возложила на наши плечи».

Ещё в июне 1933 года СССР заявил Германии о прекращении с сентября военного сотрудничества между странами. После этого Москва вступила в консультации с французской стороной о заключении договора о взаимопомощи. 29 декабря 1933 года, выступая на IV сессии ЦИК СССР, нарком иностранных дел М. М. Литвинов наметил «новый курс» советской внешней политики на ближайшие годы. Предполагалось, что СССР будет, во-первых, придерживаться принципа ненападения и соблюдать нейтралитет в любом конфликте; во-вторых, проводить политику умиротворения в отношении Германии и Японии; в-третьих, участвовать в создании системы коллективной безопасности; в-четвёртых, вести себя открыто в диалоге с западными демократиями. За два года «новый курс» принёс советской дипломатии ряд успехов: Ещё в ноябре 1933 года СССР признали США, чему способствовал визит в Вашингтон Литвинова и его переговоры с президентом Ф. Рузвельтом, а летом 1934 года – Румыния, Чехословакия и Болгария. В сентябре того же года Советский Союз вступил в Лигу Наций и сразу был принят в постоянные члены Совета Лиги как великая держава.

«Коллективная безопасность»: достижения и издержки

Принимая во внимание то, что 26 января 1934 года Германия заключила пакт о ненападении с Польшей, в Москве нацелились на более интенсивное сближение с Францией. Советское руководство поддержало предложения французского министра иностранных дел Л. Барту. Первое из них заключалось в том, что все государства Восточной и Центральной Европы, включая Германию и СССР, должны подписать соглашение об обязательстве оказывать взаимную помощь тому из них, которое станет жертвой агрессии. Это соглашение, так называемый «Восточный пакт», должен был стать аналогом Локарнских соглашений для Западной Европы. Второе предложение предусматривало, что Франция и СССР подпишут двусторонний договор о взаимопомощи в случае военной агрессии в Европе и, таким образом, свяжут между собой две системы коллективной безопасности, восточно- и западноевропейскую (локарнскую). Французская и советская стороны занялись совместной выработкой проекта Восточного пакта, однако Германия сразу наотрез отказалась подписывать подобное соглашение, о своём нежелании делать это заявила и Польша. 9 октября 1934 года в Марселе Л. Барту был убит вместе с королём Югославии Александром I хорватскими террористами. К проекту Восточного пакта новый глава МИД Франции П. Лаваль возвращаться не стал, но идею советско-французского договора поддержал. После того, как Германия, нарушив одно из условий Версальского договора, восстановила обязательную воинскую повинность, СССР и Франция подписали двусторонний договор о взаимопомощи в случае военного нападения в Европе. Это произошло 2 мая 1935 года, а ещё спустя две недели СССР подписала аналогичный пакт с Чехословакией. Параллельно шло и советско-британское сближение, апогеем которого стал визит в Москву министра иностранных дел Великобритании Э. Идена в марте 1935 года.

3 октября 1935 года итальянские войска вторглись в Эфиопию, началась итало-эфиопская война. Советские дипломаты в Лиге Наций выступили за применение к агрессору санкций вплоть до эмбарго на поставки нефти, которых опасался Муссолини. Однако из-за нерешительности действий Франции и Великобритании осуществить нажим на Италию не удалось.

28 февраля 1936 года – спустя девять месяцев после подписания – был ратифицирован советско-французский договор о взаимопомощи. Гитлер использовал это как предлог для ремилитаризации Рейнской области. 7 марта 1936 года, заявив, что на заверения Германии о дружбе Франция ответила «открывающим ворота Европы большевизму» альянсом с Советским Союзом, он приказал ввести войска не территорию Рейнской области. Тем самым власти Германии нарушили Версальский договор и Локарнские соглашения. В Москве на шаг Гитлера отреагировали заявлением о готовности предпринять совместно с Францией и Великобританией в рамках Лиги Наций все необходимые меры для обеспечения соблюдения существующих договоров. Что касается великих держав Запада, то они уклонились от активных действий, не желая связывать себя обязательствами с СССР.

В июле 1936 года началась гражданская война в Испании. Италия и Германия поддержали мятежников, выступивших против законного республиканского правительства в Мадриде. Со временем итало-германская помощь Франко становилась всё более существенной. Несмотря на то, что установление режима Франко в Испании создавало Лондону и Парижу большую угрозу, чем Москве, Франция и Великобритания предложили международные обязательства по невмешательству. СССР был вынужден присоединиться, хотя в самом начале войны в Испании и дал понять, что занимает сторону законного правительства. Несмотря на то, что к обязательствам формально примкнули и Германия с Италией, они продолжали поддерживать мятежников. С учётом этого осенью 1936 года в Москве решили самостоятельно оказывать помощь республиканскому правительству: посылать оружие, направлять инструкторов, а также добровольцев, из которых формировались интернациональные бригады.

В октябре 1936 года Германия и Италия заключили соглашение о военно-политическом сотрудничестве, создав так называемую Ось Берлин – Рим. 25 ноября 1936 года в Берлине Германия и Япония подписали Антикоминтерновский пакт. Через год к нему присоединилась и Италия. В результате образовался блок, который под лозунгами борьбы с коммунизмом начал активную подготовку к войне. В марте 1938 года Германия осуществила «аншлюс» Австрии – территория республики вошла в состав северного соседа. Французское и британское правительства ограничились формальным осуждением аншлюса. СССР призвал к коллективному отпору агрессии, однако его предложение не встретило поддержки.

Мюнхенское соглашение и крах политики «коллективной безопасности»

Западные державы, рассчитывая на то, что Гитлер ограничит свои экспансионистские планы восточным направлением, взяли курс на проведение политики уступок нацистской Германии. В сентябре 1938 года Гитлер потребовал от властей Чехословакии передачи Германии Судетской области, где немцы составляли большинство населения. Прага была готова обороняться, но Франция отказалась от своих союзнических обязательств и вместе с Великобританией убедила чехословацкое правительство уступить Судетскую область. Советская сторона предложила державам Запада совместными усилиями защитить Чехословакию, но те, не заинтересованные в падении национал-социалистического режима в Германии, ответили отказом. Отказалась от помощи СССР и Чехословакия, власти которой опасались, что это создаст условия для советской интервенции. В ночь с 29 на 30 сентября 1938 года на конференции глав правительств и министров иностранных дел четырёх государств в Мюнхене было подписано соглашение, которое в советской историографии  было принято называть «Мюнхенским сговором». По его условию, Судетская область переходила в состав Германии. Представители СССР в Мюнхен приглашены не были, а сам Советский Союз оказался единственным государством, отказавшимся признать последствия достигнутой в Мюнхене договорённости. Пример Германии развязал руки итальянскому диктатору Б. Муссолини: в апреле 1939 года итальянские войска оккупировали Албанию.

Мюнхенское соглашение показало, что западные державы не готовы сотрудничать с СССР в рамках системы коллективной безопасности, и это заставило советское руководство пересмотреть принципы внешней политики страны. Москва взяла курс на нейтралитет в случае конфликта между капиталистическими державами, рассчитывая на извлечение выгоды из будущей войны. В апреле 1939 года, в условиях нарастания военной угрозы, СССР начал переговоры с Великобританией и Францией о взаимных обязательствах в оказании помощи в случае агрессии против любой из трёх стран в Европе, но попытки договориться зашли в тупик. Великобритания, тем временем, тайно вела переговоры с Германией с целью направить агрессию Гитлера против СССР. В августе 1939 года советская сторона предложила тем же государствам подписать военную конвенцию, предусматривающую совместные действия вооружённых сил трёх держав в случае германской агрессии. Предполагалось, что СССР получит возможность провести войска через территорию Польши, чтобы выйти к границе Германии. Варшава, к тому моменту уже имевшая гарантии Франции и Великобритании о защите в случае нападения Германии, категорически отказалась, а французское и британское правительства не пытались убеждать её в обратном. Переговоры вновь потерпели неудачу, и это перечеркнуло последнюю попытку создать единый антигитлеровский фронт в Европе.

Стремясь предотвратить реальную угрозу войны, советское правительство вступило в диалог с Германией. Переговоры начались 15 августа 1939 года, а уже 23 августа стороны подписали в Москве Пакт о ненападении сроком на десять лет, а одновременно с ним – дополнительный секретный протокол, в котором оговаривалось разграничение сфер интересов обоих государств в Восточной Европе. С германской стороны подпись на документах поставил глава МИД страны И. Риббентроп, с советской – его коллега В. М. Молотов. Ещё в мае 1939 года он сменил на посту наркома иностранных дел СССР главного идеолога политики коллективной безопасности в Европе М. М. Литвинова. Заключение советско-германского договора о ненападении поставило точку в планах СССР по созданию системы коллективной безопасности в Европе.

 

Исторические источники

Коллонтай А. М. Из моей жизни и работы. М., 1974.

Литвинов М. Против агрессии. М., 1938.

Майский И. М. Воспоминания советского дипломата. М., 1971.

Литература
  • Боффа Д. История Советского Союза. В 2-х тт. Т. 1. М., 1994.
  • Верт Н. История Советского государства. 1990–1991. М., 1998.
  • Дюллен С. Сталин и его дипломаты: Советский Союз и Европа, 1930–1939 гг. М., 2009.
  • Кен О. Н., Рупасов А. И. Политбюро ЦК ВКП(б) и отношения СССР с западными соседними государствами (конец 1920–1930-х гг.). Проблемы. Документы. Опыт комментария. СПб., 2000.
  • Шейнис З. Максим Максимович Литвинов: революционер, дипломат, человек. М., 1989.

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты