РОМАН I ЛАКАПИН

0 комментариев

Византийский император в 920-44 гг. (факт. с 919 г.), регент, соправитель и тесть Константина VII Багрянородного.

Отец Романа Лакапина крестьянин Феофилакт Авастакт в 872 г. спас от гибели императора Василия I во время экспедиции против павликиан и получил зачисление в гвардию, что предопределило военный характер службы Лакапина. В 911 г. он был назначен стратигом о. Самос, а затем – друнгарием флота.

На фоне прогрессировавшего правительственного кризиса в период малолетства Константина VII Багрянородного Роман Лакапин с помощью вверенного ему флота 24 марта 919 г. совершил государственный переворот, отстранив от власти мать Константина VII Зою Карбонопсину. Затем Лакапин, упрочивая положение, выдал дочь Елену за Константина Багрянородного (май 919 г.), а вскоре был провозглашен василеопатором, кесарем (24 сентября 919 г.) и, наконец, 17 декабря 920 г. самодержавным императором. При погрязшем в интригах дворе Роман Лакапин взял роль некоего арбитра, стремившегося лишь к обеспечению прерогатив багрянородного Константина. Однако взлет Лакапина к политическим вершинам воспринимался правящими кругами негативно, особенно, военной аристократией. Уже в 919 г. доместик схол Лев Фока-старший попробовал оспорить первенство Романа I и инспирировал мятеж, но не смог заручиться поддержкой своей же армии и был схвачен и ослеплен. Хотя до начала 920-х гг. антилакапиновские заговоры являлись рутиной, господство Романа I почти на четверть века стало безраздельным. Низкое происхождение провоцировало Лакапина на усиление своего клана, в частности через институт соимператорства: сразу трое сыновей Романа – старший Христофор (ум. 931) и младшие Стефан и Константин – являлись соправителями Романа I, тогда как Константин VII довольствовался декоративным, третьим местом в этой иерархии.

Важнейшим направлением внутренней политики Романа Лакапина стали меры в защиту мелкой стратиотской собственности, обращенные против земельных магнатов: новеллы 922 и 934 гг. положили начало аграрному законодательству Македонской династии (см. Протимисис). Лакапин первым из василевсов попытался предотвратить постепенное поглощение крупным землевладением стратиотских хозяйств, чье разорение заметно ускорилось после неурожая и «великого голода», обрушившихся на Византию в 927-28 г. Отчаяние обездоленных принимало опасные для правительства формы: так, ок. 932 г. вспыхнуло большое крестьянское восстание в Вифинии. Его предводителем стал Василий Медная Рука – выходец из славянской колонии в Македонии. Будучи стратиотом в феме Опсикий, Василий распустил слух о том, что он – чудом спасшийся Константин Дука – военачальник, безуспешно попробовавший занять престол в 913 г. (см. Николай I Мистик). Вскоре Василий был арестован и приговорен к отсечению руки, но по возвращении в Опсикий он изготовил медный протез (откуда и прозвище) и, собрав вокруг себя беднейших крестьян, поднял вооруженный мятеж. Бутовщики захватили крепость Платея Петра в Вифинии и, сделав ее своим оплотом, организовывали грабительские рейды по окрестностям. Хотя императорским войскам удалось подавить восстание и пленить Василия, который был жестоко казнен в Константинополе, мятеж в Опсикии оказался не единственным подобным событием в царствование Романа I, что свидетельствовало о неблагополучии в ромейской деревне, страдавшей не только от природных катаклизмов, но и от натиска динатов и фиска (см. Динаты, Митрокомия).

Как бы идя по «горячим следам» восстания Василия Медной Руки, Роман Лакапин в новелле от 934 г. осудил тех динатов, которые нажились на «великом голоде». Василевс потребовал реституции крестьянских участков с обязательной выплатой компенсации от тех, кто воспользовался трудностями крестьян, впавших в нужду после 928 г., и за бесценок скупил их наделы. Осознавая угрозу, таившуюся в оскудении свободного крестьянства, Лакапин, тем не менее, опекал монастыри, в том числе провинциальные, и санкционировал увеличение в некоторых регионах императорских доменов (кураторий) за счет крестьянских общин. Между тем Роман I проявлял известное внимание и к нуждам столичного населения: василевс обустроил своеобразные «ночлежки» в переоборудованных портиках, занимался строительством гостиниц и приютов, наладил массовую раздачу продовольствия и серебряных монет голодающим, выплатил из казны задолженности по квартплате всех константинопольцев. Не останавливался Лакапин и перед откровенным популизмом: царь ежедневно обедал с тремя нищими, каждый из которых получал от василевса еще и по номисме в придачу.

Царствование Романа I – эпоха зримого доминирования столичного чиновничества и дворцовой знати: управление страной было сосредоточено при императорском дворе. Так, протовестиарий (хранитель личной казны василевса) и паракимомен (главный спальничий, начальник китонитов – охранников императорских покоев, китона) евнух Феофан, а не кто-либо из логофетов курировал центральный государственный аппарат: кроме того, что Феофан «распоряжался всеми делами», он подвизался еще и на дипломатической и военной работе. Хотя константинопольская бюрократия по-прежнему ревностно оберегала престол от поползновений армейской аристократии Анатолии, Роман Лакапин заигрывал с отдельными представителями фемного нобилитета, надеясь при этом не допустить сращивания динатов и провинциальной администрации. Показательным является не имеющий строгой датировки факт расщепления военной и гражданской власти в фемах между стратигом и фемным судьей (критом, претором). Ранее армейские и контрольно-судебные полномочия были сконцентрированы в руках стратига – как правило, выдвиженца местной землевладельческой знати, которому претор подчинялся. Теперь речь шла (в частности, в феме Фессалоника в 920-е гг.) о расширении компетенции крита, ставшего главой гражданского управления области, и чей ранг оказался равным статусу стратига, который сохранил только военную функцию.

Покровительством Романа I пользовался укрепленный им большой военный флот – его «личное имущество», давнишняя вотчина, из которой и благодаря которой Лакапин произвел решительный прыжок к трону. Возрождение морских сил привело к устранению опасности со стороны арабов во внутри-византийском море – Эгейском: в 924 г. друнгарий флота патрикий Иоанн Радин рассеял при Лемносе сарацинскую эскадру Льва Триполитанина (см. Лев VI).

Внешняя политика Романа I ознаменовалась крупными удачами и на Западе, и на Востоке. В 920-е гг. подошло к концу ожесточенное противостояние Византии и Болгарии: царь Симеон I Великий так и не сумел свое кратковременное военное превосходство над ромеями превратить в долгосрочное политическое лидерство. Восшествие на престол Романа Лакапина Симеон воспринял «в штыки», поскольку в условиях малолетства Константина VII царь Болгарии недвусмысленно претендовал на соправительство с василевсом ромеев, породнение с ним и чуть ли не объединение Византии и Болгарии под эгидой самого Симеона (см. Николай I Мистик). Теперь, когда место регента-соправителя Константина Багрянородного неожиданно занял Лакапин, Симеон I возобновил военный нажим на империю: в 923 г. болгары вновь захватили Адрианополь (Эдирне), а осенью 924 г. осадили Константинополь. Как и в 913 г. Симеону, не обладавшему военно-морским флотом, взять город не удалось, и царь согласился на переговоры с Лакапином. Хотя Симеон I удостоился личной встречи с Романом Лакапином, она не имела серьезных последствий: подписав перемирие, обе стороны остались при своем мнении за тем исключением, что «хозяином положения» был полновластный василевс ромеев Роман I, а Симеон – по-прежнему «только» царь Болгарии – вновь отступил от ромейской столицы. Тем не менее, Симеон I не прекратил притязаний на титул равный византийскому императору, и в 925 г., объявил себя «василевсом болгар и ромеев». Несмотря на неодобрение из Константинополя, этот шаг не вызвал резкой реакции Лакапина: в отличие от Зои Карбонопсины он предпочитал не обострять отношения с Симеоном I, а выжидать, по-видимому полагая, что беспрецедентная активность царя Болгарии рано или поздно иссякнет. Действительно, ок. 926 г. Симеон потерпел тяжелое поражение в войне с королем Хорватии Томиславом и вскоре (27 мая 927 г.) скоропостижно скончался. Перенапряжение Болгарии при Симеоне I не замедлило сказаться, и его сын и преемник Петр I с подачи своего дяди по матери и очень влиятельного вельможи Георгия Сурсувула поспешил в октябре 927 г. заключить мирный договор с Константинополем. Данный трактат ознаменовал крах болгарской экспансии на Балканах и свел на нет почти все территориальные присоединения Симеона Великого, которых он добился в предыдущие три десятилетия в войнах с Византией. Впрочем, с формальной точки зрения пакт с империей стал победой Болгарии: Константинополь подтвердил царский титул ее правителя, а в знак примирения ромеев и болгар внучка Романа I Мария (дочь Христофора Лакапина) 8 ноября 927 г. вышла замуж за царя Петра.

Долгосрочное затишье на Балканах позволило перехватить стратегическую инициативу в Азии, где империя перешла от обороны к наступлению. Командование на Востоке Роман Лакапин вручил своему близкому соратнику – военачальнику Иоанну Куркуасу, который более 20 лет состоял в должности доместика схол. Происходивший из известной армянской аристократической семьи, Куркуас в середине 910-х гг. был назначен друнгарием виглы, а в 919 г. он стал одним из организаторов смещения Зои Карбонопсины. Новое правительство василевса Романа I нуждалось в проверенных кадрах в каждой из государственных структур и, в особенности, в вооруженных силах. Наиболее подходящей фигурой для руководства полевой армией представлялся Иоанн Куркуас: облеченный доверием царя, он ок. 921/22 г. получил звание доместика схол. Завершение многолетнего и тяжелого противостояния с Болгарией позволило византийцам перебросить войска для прорыва на восточном фронте. Основной зоной боевых действий явились Верхнее Приевфратье и Северная Месопотамия, где в середине 920-х – начале 940-х гг. боевые операции Куркуаса принципиально укрепили позиции Константинополя.

Ко второй четверти Х в. Багдадский халифат окончательно деградировал, обратившись в россыпь враждовавших между собой эмиратств. Данным обстоятельством не могли не воспользоваться ромеи, усилив натиск на мусульманские лимитрофы. В 925 г. Иоанн Куркуас и стратиг фемы Ликанд Млех-Ментц обложили крупный город Мелитину (Малатью), эмир которой Абу-Хафс признал зависимость от Византии. Вместе с тем при помощи армян, освободившихся от сарацин еще во второй половине IX в., ромеи весной 931 г. заняли Феодосиополь (Эрзурум). Со смертью Абу-Хафса (928 г.) Мелитина вышла из-под византийского контроля, однако, в 931 г. Куркуас вновь захватил город, но в том же году Мелитина опять оказалась под арабами, и лишь 19 мая 934 г. Иоанн Куркуас отбил ее у мусульман. Развивая этот успех, Куркуас вторгся в область Самосаты (Самсат) и в 936 г. сжег город. Вскоре Византия столкнулась с более серьезным соперником – эмиром Алеппо (Халеб) и Мосула Сейфом-ад-Даулой, конфликтовавшим как с Константинополем, так и с Багдадом. В 938 г. эмир разбил авангард армии Иоанн Куркуаса, а в 939 г. ад-Даула поддержал восставший против византийцев Феодосиополь, который им удалось вернуть 10-летие спустя. В 940 г. разгромив фему Колония, Сейф-ад-Даула продолжил удачные боевые действия против империи, но не сумел насладиться их плодами, в связи с обострением смут в халифате.

Летом 941 г. войска Куркуаса были отозваны в Константинополь для отражения нападения на столицу киевского князя Игоря (см. Византийское содружество). Впрочем, к моменту прибытия прославленного доместика схол русские уже проиграли, и солдатам с Востока оставалось просто уничтожить их небольшую группировку в Вифинии.

Возвратившись в Месопотамию, Иоанн Куркуас в 942 г. начал новую кампанию, в результате которой византийцы проникли глубоко в арабский тыл и впервые со времен войн Ираклия I дошли до среднего течения Евфрата и Северной Сирии. Разграбив Алеппо (942 г.), Куркуас повернул на северо-восток и овладел (943 г.) городами Амида (Диярбакыр), Дара (Огуз), Мартирополь (Сильван) и Нисибис (Нусайбин). В 944 г. после длительной осады Эдессы (Шанлыурфа) мусульмане передали ромеям одну из самых почитаемых христианских святынь – Нерукотворный Спас, который в праздник Успения 15 августа 944 г. был торжественно встречен в Константинополе грандиозной процессией во главе с царем Романом I. До конца года Куркуас взял также Бирту (Биреджик) и Германикею (Кахраманмараш).

Увеличившаяся военно-политическая мощь Константинополя сподвигла ряд арабских племен, кочевавших в верховьях Евфрата и Тигра, перейти на сторону Византии. Крестившись, сарацины были расселены вдоль ромейской границы, в наиболее уязвимых секторах которой они сформировали фемные кавалерийские подразделения. Мусульманская эмиграция в империю привела к опустошению арабо-византийского порубежья, что в значительной степени облегчило продвижение ромеев и способствовало триумфам Никифора Фоки и Иоанна Цимисхия 960-x – первой половины 970-х гг., прологом которых явились победы Иоанна Куркуаса.

На фоне блестящих достижений Роман Лакапин намеревался породниться с Куркуасом, выдав его дочь Евфросинью за своего внука Романа (II). Однако окружение императора – в первую очередь его сыновья Стефан и Константин, опасавшиеся за собственное положение, – не только отговорили отца от подобного шага, но и потребовали отставки Куркуаса. Поддавшись давлению сыновей, Роман I в 944 г. снял его с поста доместика схол: высший армейский чин перешел к родственнику Лакапинов Панфирию, который сразу по вступлении в должность потерпел поражение от Сейф-ад-Даулы.

Как вскоре выяснилось за скандальным отстранением Иоанна Куркуаса последовало и падение самого Романа I. Его владычество завершилось острым семейным конфликтом: престарелый василевс пал жертвой заговора собственных сыновей Стефана и Константина. 16 декабря 944 г. Лакапин был арестован, пострижен и сослан на о. Прот (Кыналыада) в Принцевом архипелаге, где и скончался четыре года спустя. Роман I похоронен в семейной усыпальнице Лакапинов при церкви Богородицы (ныне мечеть Бодрум Джами) в Мирелейоне (Константинополь).

Роман Лакапин был женат на Феодоре (ум. 20 февраля 922 г.), от которой имел четверых сыновей и двух дочерей.

Исторические источники:

Лиутпранд Кремонский. Антаподосис; Книга об Оттоне; Отчет о посольстве в Константинополь / Перев. с лат. и комм. И.В. Дьяконова. М., 2006; 

Продолжатель Феофана. Жизнеописания византийских царей / Изд. подг. Я.Н. Любарский. 2-е изд. СПб., 2009;

Сборник документов по социально-экономической истории Византии / Отв. ред. акад. Е.А. Косминский. М., 1951;

John Skylitzes. A Synopsis of Byzantine History, 811-1057 / Transl. by J. Wortley with Introductions by J.-C. Cheynet and B. Flusin and Notes by J.-C. Cheynet. Cambridge, 2010.

Иллюстрации:

Император Роман I Лакапин и его зять-соправитель Константин VII Багрянородный (солид, ок. 921);

Ослепленный мятежник Лев Фока-старший вместе с сообщниками перед Романом Лакапином («Обозрение истории» Иоанна Скилицы, рубеж XII – XIII вв. Королевская библиотека. Мадрид).

Автор статьи: А. Н. Слядзь

Romanos I and Leo Phokas the Elder.jpg
Литература
  • История Византии: В 3 т. / Под ред. С.Д. Сказкина: Т. II. М., 1967.
  • Острогорский Г.А. История византийского государства / Перев. с нем. М.В. Грацианского; ред. П.В. Кузенков. М., 2011.
  • Слядзь А.Н. Временщик и император: Роман Лакапин как хранитель византийской ойкумены // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств. Вып. 2 (23). 2015.
  • Jenkins R.J.H. Byzantium: The Imperial Centuries, 610-1071. New York, 1993.
  • Rambaud A.N. L'Empire grec au X siècle. Constantin Porphyrognete. 2nd reprint edit. New York, 1963.
  • Runciman S. The Emperor Romanus Lecapenus and His Reign: A Study of Tenth-century Byzantium. Cambridge, 1988.
  • Toynbee A.J. Constantine Porphyrogenitus and his world. Oxford, 1973.
  • Treadgold W. A History of the Byzantine State and Society. Stanford, 1997.
  • Whittow M. The Making of Orthodox Byzantium, 600-1025. London, 1996.

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты