ПРОХОРОВСКИЕ КУРГАНЫ

0 комментариев

Памятник археологии раннесарматского времени (IV-нач. IIв. до н.э.), расположенный на Южном Урале в 1,5 км от села Прохоровка Шарлыкского района Оренбургской области.

Курганный могильник стал известен в 1911 году, когда местные крестьяне произвели грабительские раскопки некоторых погребений. В 1916 году он был первично исследован С.И. Руденко. Отчет и находки этой экспедиции, а также вещи, добытые крестьянами, были проанализированы и опубликованы М.И. Ростовцевым в 1918 году в первом обобщающем труде по истории сарматов. На тот момент памятников такого типа было известно не так много, и вопрос об их принадлежности сарматам был предметом дискуссии. Ростовцев доказал, что эти курганы относятся к наиболее ранней стадии сарматской культуры, которая была названа им прохоровской. Он же предложил первую датировку Прохоровских курганов, отнеся их к III-II вв. до н.э.

Хронология и принадлежность Прохоровского могильника были пересмотрены В.Ю. Зуевым. Северную группу курганов он датировал рубежом V-IV вв. до н.э., а южную ‒ рубежом II-I вв. до н.э. с возможным омоложением даты до середины I в до н.э. Исследователь выдвинул гипотезу, по которой памятники сарматской культуры в Волго-Уральском регионе появились не ранее II в. до н.э., а значит глобальная хронология развития сарматской культуры также нуждалась в пересмотре.

После почти столетнего перерыва работы на памятнике были возобновлены. В 2001 году группа археологов под руководством В.Ю. Зуева произвела разведочные работы, а в 2003 году была организована Прохоровская археологическая экспедиция Института археологии РАН под руководством Л.Т. Яблонского совместно с оренбургским археологом Д.В. Мещеряковым.

В результате работы экспедиции были существенным образом уточнены данные о курганах, собранные С.И. Руденко и опубликованные М.И. Ростовцевым. Доказано, что все захоронения могильника принадлежат к единой ступени развития раннесарматской культуры (IV-нач. II в. до н.э.).

Могильник состоял из 9 курганов, расположенных двумя группами примерно в 800 м друг от друга и вытянутых в меридиональном направлении. За несколько полевых сезонов все они были раскопаны и дообследованы. Не был затронут работами только самый крупный курган ‒ 3,5 м высотой, поскольку на нем расположено современное кладбище. Высота остальных курганных насыпей на момент современных раскопок не превышала 30 см, по отчету С.И. Руденко в начале XX века она достигала 1,5 м.

Всего в курганах было обнаружено около 30 захоронений людей разного пола и возраста, значительная часть детей, умерших в младенчестве. Вокруг центрального погребения кургана, как правило, кольцевой планировкой располагались впускные захоронения в подбойных нишах, есть также в ямах с заплечиками. Погребенные лежали на дне ямы, в одной из них зафиксированы следы носилок. Трупоположение вытянутое на спине или в свободное позе, одна из женщин погребена в «атакующей позе» ‒ одна нога подогнута в колене. Ориентировка головы ‒ южная или со смещением к юго-западу.

В одном из курганов помимо стандартных, есть два необычных захоронения ‒ отдельное безынвентарное погребение молодой женщины, лежащей ничком, головой вниз с классической южной ориентировкой, в другом подбое лежала пожилая женщина на животе в неестественной позе с повернутой головой, тело выходило за границы подбоя.

Погребальный инвентарь был представлен керамикой, оружием, орудиями труда, украшениями и конским снаряжением. Важную часть погребального инвентаря составляют предметы вооружения: длинные железные мечи, с прямым перекрестьем рукояти и серповидным навершием; кинжалы с треугольным клинком и таким же типом рукояти; наконечники копий; колчанный железный крюк, обтянутый золотой фольгой и оформленный в виде зооморфной композиции. Из колчанов в большом количестве происходят наконечники стрел. Как правило они железные, черешковые трехлопастные, при этом в наборе могло находиться от одного до нескольких бронзовых втульчатых трехлопастных наконечников. В более ранних погребениях бронзовых стрел такого типа много, а железные отсутствуют или единичны. В разграбленном кургане №1 крестьянами была найдена железная эллинистическая «кираса». Одно из женских погребений также содержало предметы вооружения.

Из предметов конского снаряжения найдены железные двучастные удила, крестовидный псалий, железные стержневидные двудырчатые псалии с лопастевидными окончаниями и крестовидный псалий. Из того же кургана, в котором была «кираса», происходит пара серебряных фаларов (нагрудные конские бляхи), изготовленных из иранских фиал с надписями на арамейском языке.

Керамика представлена лепными круглыми сосудами местного производства с характерным орнаментом и гончарными привозными сосудами. В одном из лепных горшков находились так называемые «молоточковидные» камушки, известные по раннесарматским комплексам III-II вв. до н.э. Известны находки сосудов из других материалов: серебряная орнаментированная чаша с золотой плакировкой; золотые оковки несохранившейся деревянной чаши; переднеазиатский туалетный сосуд из мраморного оникса; блюдо, выточенное из рога лося (в блюде находились останки барана ‒ погребальной пищи).

Многочисленны находки украшений ‒ это бисер, бусы (отдельные бусины или собранные в ожерелье) и золотые предметы. Бусины различных типов выполнены из разных материалов ‒ гагатовые (в том числе рубленые), янтарные, сердоликовые, стеклянные (в т.ч. с внутренней позолотой), сделанные из стекловидной пасты (наиболее интересны шаровидные глазчатые бусины синего цвета), фаянсовые, известняковые. Золотые украшения ‒ сферические и полусферические бляшки, гривна, перстень, а также бронзовые украшения, обтянутые золотой фольгой (гривна, спиралевидные серьги). Выделяется находка массивной серьги или подвески из шлифованного мохового агата в оправе из золотой фольги.

Среди прочих находок можно отметить бронзовые дисковидные зеркала (некоторые из них хранились в кожаных в футлярах), железные пряжки. Орудия труда ‒ железные ножи, каменные оселки, пряслица (каменное, глиняное усеченное биконическое и сделанное из фрагмента стенки гончарного среднеазиатского сосуда).

Инвентарь в детских погребениях представлен, как правило, лепным сосудом, другие предметы единичны или полностью отсутствуют. В одном погребении грудного ребёнка были найдены раковина каури и стилизованная профильная фигурка птички, вырезанная из белого известняка.

В погребении пожилой женщины обнаружены бедренные кости крупной птицы, в количестве 21 штуки, не имеющие следов обработки, и среди них ‒ тщательно обработанная костяная трубочки из такой же кости.

Практически во всех погребениях находят остатки напутственной пищи ‒ баран, обязательно с передней ножкой, а также кости лошади. Встречается характерное для сарматского погребального обряда захоронение отдельных лошадиных голов.

 

Смежные статьи
Литература
  • Зуев В.Ю. Проблемы хронологии прохоровской культуры и курганы у деревни Прохоровка. СПб., 2000.
  • Зуев В. Ю. Материалы к истории изучения прохоровских курганов в Оренбуржье. СПб., 2003.
  • Мошкова М.Г. Происхождение раннесарматской (прохоровской) культуры. М.,1974.
  • Ростовцев М.И. Курганные находки Оренбургской области эпохи раннего и позд-него эллинизма // МАР. Пг. Вып. 34. 1918.
  • Смирнов К.Ф. Савроматская и раннесарматская культуры // Степи европейской ча-сти СССР в скифо-сарматское время. М., 1988. С. 169-177.
  • Яблонский Л.Т. Прохоровка. У истоков сарматской археологии. М., 2010.
  • Яблонский Л.Т. Мещеряков Д.В. Раскопки курганов раннесарматского времени у д. Прохоровка // Краткие сообщения института археологии. Вып. 219. М., 2005. С. 64-77.

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты