ПРИГРАНИЧНЫЕ СРАЖЕНИЯ 1941

0 комментариев

Боевые действия советских частей западных военных округов и пограничников против вторгнувшихся в пределы СССР немецко-фашистских войск в первые дни войны.

Для нападения на СССР гитлеровская Германия сосредоточила огромные силы — до 5 млн человек. Развернутые к западу от советских границ немецкие войска в составе трех групп армий, армии «Норвегия» и резерва главного командования сухопутных войск насчитывали 4,1 млн человек, сведенные в 153 дивизии и 3 бригады, имевшие на вооружении более 40 тыс. орудий и минометов, ок. 4,2 тыс. танков, 3,6 тыс. самолетов. Кроме того, союзники Германии (Венгрия, Румыния и Финляндия) выделили для войны против Советского Союза 29 дивизий и 17 бригад, насчитывавших ок. 900 тыс. человек, 7 тыс. орудий и минометов, 230 танков, 750 самолетов. Общая численность группировки ВМС состояла из 246 кораблей. В первом стратегическом эшелоне фашистский блок развернул 153 дивизии и 19 бригад (4,4 млн человек, свыше 4 тыс. танков, ок. 4,3 тыс. самолетов и 39 тыс. орудий). В пяти советских приграничных округах (Ленинградском, Прибал-тийском Особом, Западном Особом, Киевском Особом и Одесском) к началу войны находилось 186 дивизий, насчитывающих в общей сложности 3 млн человек, 39 тыс. орудий и минометов, 11 тыс. танков и 9,1 тыс. самолетов. Однако основная масса советских войск, в отличие от немецких, была рассредоточена в полосе 50 и более км от границы и не приведена в боевую готовность. Средств для быстрого выдвижения на рубежи обороны было крайне мало, даже в механизированных дивизиях остро не хватало автомобилей и тягачей. По сути, большинство механизированных дивизий являлись таковыми лишь на бумаге. В необходимых количествах в частях отсутствовали средства связи, что самым негативным образом сказалось на управлении войсками. Эти обстоятельства позволили противнику бить советские дивизии поодиночке, легко создавая на важных участках значительное численное превосходство. Превосходство СССР в боевой технике оказалось весьма условным. ВВС, укомплектованные на 70 % устаревшими самолетами, в первый же день понесли колоссальные потери и утратили господство в воздухе (см. Военно-воздушные силы). Танковый парк Красной Армии также в значительной степени состоял из устаревших машин, многие из которых были сильно изношены и требовали ремонта. На низком уровне находилась подготовка механиков-водителей. Нерешительными были действия высшего военного и политического руководства страны накануне войны. Опасаясь дать Германии повод к агрессии, И. В. Сталин категорически противился попыткам приведения войск в повышенную боевую готовность, занятию ими оборонительных рубежей и вообще любым действиям, которые могли бы быть расценены как агрессивные. Вместе с тем на запад подтягивались армии из внутренних округов страны, что позволило после катастрофических поражений первых дней войны быстро сформировать новый фронт обороны. Лишь в ночь на 22 июня, когда сигналы о готовящемся нападении стали слишком тревожными, И. В. Сталин разрешил наркому обороны С. К. Тимошенко и начальнику Генштаба Г. К. Жукову передать в округа директиву о приведении войск в боевую готовность. Однако эта мера сильно запоздала. В 4 часа утра 22 июня 1941 г. началось вторжение на территорию СССР. Немецкое командование для первого, самого мощного удара выдвинуло непосредственно к границе 103 дивизии (в т. ч. 12 танковых). Красная Армия имела против этих сил в первом эшелоне армий прикрытия всего 56 дивизий и 2 бригады, что стало одной из причин трагического для СССР начала войны. Западный фронт. Наиболее мощным соединением немецко-фашистских войск на советско-германском фронте была группа армий (ГА) «Центр» фельдмаршала Ф. Бока, включавшая 4-ю и 9-ю армии, а так же 2-ю и 3-ю танковые группы. С воз-духа ГА «Центр» поддерживал 2-й воздушный флот фельдмаршала А. Кессельринга. 3-я танковая группа до 25 июня действовала в полосе Северо-Западного фронта, но даже без нее силы, выделенные ГА «Центр» для первого удара, насчитывали 634,9 тыс. человек, 12,5 тыс. орудий и минометов калибром свыше 50 мм, 810 танков и 1677 самолетов. В дальнейшем в наступление на западном направлении была введена 2-я полевая армия вермахта. Западный Особый военный округ (с началом войны — Западный фронт) под командованием генерала армии Д. Г. Павлова включал 3-ю, 4-ю, 10-ю и 13-ю армии, 4-й воздушно-десантный, 21-й и 47-й стрелковые, а также 17-й и 20-й механизированные корпуса. Армии округа насчитывали в общей сложности 678 тыс. человек, 10 296 орудий и минометов, 2189 исправных танков и 1539 готовых к бою самолетов. Непосредственно перед вторжением немцы выбросили в тыл советских войск группы диверсантов, которые стали рвать связь, перехватывать и убивать посыльных. Таким образом, штаб фронта лишился устойчивой связи с армиями. До конца дня 22 июня Д. Г. Павлов не получил ни одного донесения из сражающихся частей и фактически не представлял себе ситуацию на фронте! Первыми врага встретили советские пограничники. Заставы сражались с невероятным мужеством, сдерживая врага часами, днями, а легендарная Брестская крепость держалась почти месяц. И все же враг смог захватить неповрежденными несколько мостов через Буг, по которым немецкие танки устремились на советский берег. В течение 22 июня штаб Западного фронта получил из Москвы две директивы (№ 2 и № 3). Первая, пришедшая утром, требовала разбить вторгшиеся части противника, но границу не переходить (Сталин все еще не был уверен, что это не провокация). Но уже к вечеру советское верховное руководство потребовало перехода в решительное наступление. Для выяснения обстановки на фронт из Москвы были направлены несколько высших офицеров, в т. ч. к Д. Г. Павлову — маршалы Б. М. Шапошников и Г. И. Кулик, генералы В. Д. Соколовский и Г. К. Маландин. Западный фронт должен был во взаимодействии с Северо-Западным фронтом разбить сувалкинскую группировку противника и уже 24 июня занять польский город Сувалки. Получив поздно вечером 22 июня эту директиву, Павлов начал планировать контрудар в районе Гродно. Но ни в штабе фронта, ни тем более в Москве не имели верного представления о ситуации на границе. А сложившаяся обстановка никак не располагала к наступлению. К вечеру 22 июня под ударами превосходящих сил противника советские войска отступали. 2-я танковая группа генерала Гудериана отбросила 4-ю армию генерала А. А. Коробкова на 20-30 км. В течение дня ВВС округа потеряли 738 самолетов, и враг получил господство в небе. Начавшие выдвижение на исходные позиции советские дивизии неожиданно натыкались на противника и вступали в бой разрозненно. С утра 23 июня по приказу Д. Г. Павлова для нанесения контрудара была образована группа генерала И. В. Болдина, включавшая 6-й и 11-й механизированные корпуса и части 3-й армии. 6-й мехкорпус имел 1022 танка, в т. ч. 352 новых Т-34 и КВ, но неподготовленное наступление при господствующей в небе авиации противника оказалось обреченным на провал. Выдвигавшиеся на исходные позиции дивизии подвергались ожесточенным ударам с воздуха, поврежденную и просто сломавшуюся технику из-за отсутствия ремонтной базы приходилось бросать на обочинах дорог. Части 6-го мехкорпуса с ходу бросались в бой, и уже к ночи наступление пришлось остановить из-за нехватки горючего и боеприпасов. Противник не только не был остановлен, но в тот же день ворвался в Гродно. На следующий день атаки возобновились, но успеха также не достигли. На южном фланге Западного фронта 23 июня 14-й мехкорпус 4-й армии тоже контратаковал противника, но наступление быстро выдохлось. Не добившись существенных результатов, советские войска понесли очень большие потери. Так, в 11-м мехкорпусе из 243 танков осталось 50, а в 14-м мехкорпусе из 518 танков — 25. Тем временем 3-я танковая группа генерала Г. Гота, разгромив 11-ю армию Северо-Западного фронта и обойдя с севера 3-ю армию, устремилась в образовавшийся между фронтами разрыв, направив два своих моторизированных корпуса на Минск. Павлов попытался преградить ей путь резервными частями фронта, сведенными в 13-ю армию генерала П. М. Филатова, но танки Гота ворвались в расположение штаба армии и разгромили его. Уже 26 июня 3-я танковая группа противника подошла к минскому укрепрайону и завязала бои за город. На следующий день дивизии 4-й и 9-й немецких армий соединились восточнее Белостока, окружив значительную часть отступавших к Минску соединений 3-й и 10-й советских армий. На юге танковая группа Гудериана, преодолевая отчаянное сопротивление 4-й армии, 25 июня форсировала реку Щара и двинулась на Минск и Бобруйск. Оборона Минска стала трагической и в то же время героической страницей в летописи Великой Отечественной войны. Силы атакующих и обороняющихся были несопоставимы, защитникам города остро не хватало боеприпасов, и все же они в течение 2 дней отражали яростные атаки танков и пехоты противника. В 16 часов 28 июня танковая группа Гота смогла ворваться в столицу Белоруссии. На следующий день в город вошли танки Гудериана, замкнув, таким образом, еще одно кольцо вокруг 3-й и 10-й армий Западного фронта. Вне кольца остались лишь части 13-й армии и сражавшиеся на Березине остатки 4-й армии. Окруженные части не сдались, как рассчитывали фашисты, и отчаянно дрались до 8 июля, приковав к себе до 25 дивизий противника. Их героическая борьба позволила фактически заново сформировать Западный фронт, оборонительные линии которого прошли по рекам Западная Двина и Днепр. Немцы пытались продолжить безостановочный марш на восток 2-й и 3-й танковых групп, но усилившееся сопротивление советских войск не дало им возможности сохранить прежний темп движения. И все же к 9 июля танки Гудериана подошли к Могилеву, а дивизии Гота пробивали себе дорогу на Витебск. За первые 18 дней боев Западный фронт потерял 417 790 человек (в т. ч. 341 073 человека безвозвратно), 4799 танков, 9427 орудий и минометов, 1777 самолетов. Советские войска отступили на 600 км, оставив почти всю Белоруссию. Были потеряны огромные запасы продуктов, оружия, топлива, снаряжения. Вина за катастрофу Западного фронта была возложена на командование фронта. Д. Г. Павлов, его начальник штаба В. Е. Климовских и несколько других генералов были сняты со своих постов, арестованы и расстреляны. В 1956 г. все они были реабилитированы посмертно. Северо-Западный фронт. Наступавшая в Прибалтике ГА «Север» фельдмаршала В. Лееба состояла из 16-й и 18-й полевых армий и 4-й танковой группы. Вместе с 3-й танковой группой ее передовые силы вторжения насчитывали 655 тыс. человек, 7673 орудия и миномета, 1389 танков и 1070 самолетов 1-го воздушного флота генерала Келлера. Северо-Западный фронт (командующий — генерал-полковник Ф. И. Куз-нецов), преобразованный из Прибалтийского Особого военного округа, включал 8-ю, 11-ю и 27-ю армии, а также 5-й воздушно-десантный корпус. Общая численность войск фронта составляла всего 379,5 тыс. человек, 4938 орудий и минометов, 1274 танка и 1078 самолетов. События первого дня войны здесь в целом повторяли происходившее на Западном фронте. Противник выбросил диверсионные группы, бомбил аэродромы, внезапной атакой захватил целыми все мосты через Неман. Части 8-й и 11-й армий не смогли удержать линию фронта. Танковая группа Гота, прорвав оборону 11-й армии, устремилась на Вильнюс, а 4-я танковая группа генерала Гепнера, смяв боевые порядки 8-й армии, быстро продвигалась к Даугавпилсу. Пытаясь остановить рвущегося к Вильнюсу врага, командующий 11-й армией генерал В. И. Морозов бросил в бой 3-й мехкорпус, однако в ожесточенном сражении вечером 22 июня 5-я дивизия корпуса была разгромлена и отступила. 24 июня Вильнюс пал, а танки Гота рванулись к Минску. 23 июня комфронта Ф. И. Кузнецов попытался организовать контрудар силами 3-го и 12-го мехкорпусов против 4-й танковой группы противника. Хотя в целом советские войска имели полуторное превосходство в танках, они вдвое уступали в живой силе и артиллерии; к тому же танковые дивизии оказались растянутыми на широком фронте и вместо сконцентрированного мощного наступления осуществляли «удар растопыренными пальцами», вводясь в бой по частям. Ожесточенное танковое сражение продолжалось двое суток, но 25 июня атаки пришлось прекратить из-за огромных потерь и нехватки боеприпасов. В 12-м мехкорпусе осталось всего 35 танков. 26 июня немецкие танки внезапно ворвались в Даугавпилс и захватили мосты через Западную Двину. 11-й армии, которой немцы таким образом отрезали пути отступления, пришлось отойти в полосу Западного фронта. Тем временем пехотные соединения 18-й армии противника наступали на Ригу. На целых три дня задержал врага героический гарнизон советской военно-морской базы в Лиепае, но 29 июня немцы все же ворвались в Ригу, грозя отрезать не успевшие отойти части 8-й армии генерал-майора П. П. Собенникова. Решительной контратакой противник был выбит из города, и 8-я армия в полном порядке отошла за Двину. Вновь занять Ригу немцы смогли лишь 1 июля. 29 июня советское верховное командование отдало приказ под-готовить оборонительные позиции на старой советской границе, но Ф. И. Кузнецов неправильно его понял и распорядился начать отход от Западной Двины. Когда ошибка вскрылась, вернуть утраченные позиции было уже невозможно. 2 июля противник нанес мощный удар в стык между 8-й и 27-й армиями и прорвал фронт. За неумелое руководство войсками командование фронта было снято со своих постов. Новым командующим фронтом стал генерал-майор П. П. Собенников. Тем временем устремившиеся в прорыв танки Гепнера 6 июля захватили город Остров, а 10 июля после ожесточенного боя — Псков. Реальная угроза нависла над Ленинградом. Лишь в Эстонии 8-й армии удалось задержать врага на линии Пярну — Тарту. За 3 недели боев советские войска оставили почти всю Прибалтику, отойдя на 450 км. Потери составили свыше 90 тыс. человек, более 1000 танков, 4 тыс. орудий и минометов и свыше 1000 самолетов. Юго-Западный и Южный фронты. Против войск Киевского Особого военного округа (с 25 июня — Юго-Западный фронт) противник развернул группу армий «Юг» фельдмаршала К. фон Рундштедта, которая состояла из 6-й и 17-й армий и 1-й танковой группы. Кроме того, выступить против войск Одесского военного округа готовилась 11-я армия, находившаяся в Румынии. Без учета 11-й армии, силы группы армий «Юг», перешедшие в наступление 22 июня, насчитывали 730 тыс. человек, 9700 орудий и минометов, 799 танков и 772 самолета 4-го воздушного флота генерала Лера. На южном фланге группы армий располагались также венгерские войска, включавшие 44,5 тыс. человек, 200 орудий и минометов, 160 танков и 100 самолетов. Юго-Западный фронт (командующий — генерал-полковник М. П. Кирпонос) включал 5-ю, 6-ю, 12-ю и 26-ю армии, а также один кавалерийский, пять стрелковых, четыре механизированных и один воздушно-десантный корпус. Общая численность войск фронта составляла 975 тыс. человек, 12 064 орудия и миномета, 4783 танка и 1759 самолетов. На юго-западном направлении противнику не удалось быстро добиться решительных успехов. Лишь в полосе 5-й армии немцы смогли прорвать фронт обороны и продвинуться на 20 км, а на всех остальных направлениях советские войска успешно отразил атаки немецких войск и 3-й румынской армии. Согласно директиве № 3, отданной вечером 22 июня, войска фронта должны были разгромить люблинскую группировку противника и захватить Люблин уже 24 июня. Хотя в штабе фронта считали директиву невыполнимой, было решено 23 июня нанести контрудар по прорвавшейся 1-й танковой группе генерала Клейста силами мехкорпусов, насчитывавших 3,7 тыс. танков. Но контрудар, который мог привести к серьезному поражению группы Клейста, был очень плохо подготовлен и организован. Как и на Западном и Северо-Западном фронтах, дивизии вводились в бой разрозненно. Пока они двигались к местам сосредоточения, противник атаковал их с воздуха. К тому же, в связи с постоянно меняющейся обстановкой, задачи мехкорпусам постоянно уточнялись, в результате чего некоторым из них приходилось совершать длительные марши по бездорожью. Лишь 26 июня удалось организовать контрудар по противнику, но к этому времени 8-й мехкорпус, совершив почти 500-километровый марш, оставил на дорогах чуть ли не половину из своих 858 танков, а 8-й танковой дивизии 15-го мехкорпуса во время марша по болотам пришлось бросить все свои тяжелые танки КВ. 26-30 июня в районе Дубно, Луцка и Берестечко развернулось невиданное до тех пор встречное танковое сражение, когда на участке шириной 70 км столкнулись почти 2 тыс. танков. Но из-за отсутствия надежной связи командование фронта почти не управляло сражением. Советские корпуса действовали не согласованно и потерпели поражение. 8-й мехкорпус был окружен и потерял всю технику и большую часть личного состава. Тем временем командование фронта, опасаясь окружения, 27 июня начало отвод войск с Львовского выступа. 30 июня Львов был оставлен. В тот же день в наступление перешли венгерские войска. 30 июня М. П. Кирпонос получил приказ из Ставки к 9 июля отвести войска на линию укреплений на старой государственной границе СССР. Однако и на новых позициях задержать противника не удалось. После тяжелейшего 2-дневного боя танковая группа Клейста прорвала 7 июля Новоград-Волынский укрепрайон и 9 июля овладела Житомиром. Лишь 11 июля удалось остановить немецкие танки на подступах к Киевскому укрепрайону, в чем огромную роль сыграли киевские ополченцы. 2 июля в наступление перешли 11-я немецкая, 3-я и 4-я румынские армии. Их целью была советская Молдавия, однако отсутствие мощных танковых соединений (румыны имели всего 60 танков, а немцы в этом районе не имели их вообще) не позволило врагу добиться серьезных успехов. В результате контрудара трех корпусов 9-й армии Южного фронта 8 июля враг остановился и перешел к обороне. В ходе приграничного сражения Юго-Западный фронт и 18-я армия Южного фронта потеряли 241 594 человека (в т. ч. 172 323 человека безвозвратно), 4381 танк, 5806 орудий и минометов, 1218 боевых самолетов. В общей сложности в приграничных сражениях приняли участие 170 советских дивизий, из которых 28 были полностью уничтожены. Потери трех фронтов (Западного, Северо-Западного и Юго-Западного) составили ок. 600 тыс. человек, свыше 11,7 тыс. танков, ок. 4 тыс. самолетов и 18,8 тыс. орудий и минометов. Были потеряны Литва, Латвия, почти вся Белоруссия, значительная часть Молдавии, Украины и Эстонии. Ок. 23 млн советских граждан остались на оккупированной территории. Потери противника к 10 июля составили 79 058 человек, 1061 орудий и минометов, 826 самолетов и 350 танков, однако немцы смогли быстро восполнить их. К середине июля противник располагал 183 дивизиями и 21 бригадой. Хотя советские войска понесли тяжелое поражение, июнь 1941 г. явил миру немало примеров подлинного героизма и самопожертвования советских солдат. Подвиги гарнизонов Брестской крепости, Минска и Лиепаи навсегда останутся яркими страницами борьбы советского народа с фашистской агрессией. Своей борьбой войска приграничных округов позволили советскому верховному командованию выиграть драгоценное время для подтягивания к фронту дополнительных сил из внутренних районов СССР, которые, с ходу вступая в бой с противником, продолжали замедлять темпы его продвижения вперед.

Исторические источники:

Боевой и численный состав Вооруженных сил СССР в период Великой Отечественной войны (1941-1945): статистический сборник №1 (22 июня 1941 г.). М.,1994

Гальдер Ф. Военный дневник. Ежедневные записи начальника Генерального штаба сухопутных войск. М.,1971

Русский архив: Великая Отечественная: Ставка ВГК. Документы и материалы. 1941 год. Т.16(5-1). М.,1996

Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Т.2. Кн.1. Начало. 22 июня - 31 августа 1941 года. М.,2000

Пограничные войска СССР в Великой Отечественной войне. 1941. Сборник документов и материалов. М., 1976.

Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. М., 1958. Вып.34-35.

1941 год. Документы. Кн.1-2. М.,1998.

Автор статьи: Киселев О. Н.

©Великая Отечественная война. 1941-1945: Энциклопедия. 2-е изд., испр. и доп.// Отв. ред. А.О. Чубарьян; редактор, руководитель авторского коллектива М.Ю. Мягков. М.: Олма Медиа Групп, 2015

Литература
  • История второй мировой войны. 1939—1945. Т. 4. М., 1975
  • Великая Отечественная война. 1941-1945. Военно-исторические очерки. Кн.1. Суровые испытания. М.,1998. С.129-168
  • 1941 год - уроки и выводы. М.,1992
  • Исаев А.В. Приграничное сражение 1941. М.,2011
  • Хазанов Д.Б. 1941. Война в воздухе. Горькие уроки. М.,2006
  • Егоров Д.Н. Июнь 1941. Разгром Западного фронта. М.,2008
  • Лопуховский Л.Н., Кавалерчик Б. К. Июнь. 1941 год. Запрограммированное поражение. М.,2010
  • Germany and the Second World War. Vol.IV. The Attack on the Soviet Union. NY,1999

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты