Пожарский Дмитрий Михайлович

0 комментариев

Пожа́рский Дми́трий (Косма́ в крещении) Миха́йлович (осень 1577, возможно, 1 [11] ноября 1577 — 20 [30] апреля 1642, Москва) — русский военный и государственный деятель, боярин (с 1613), князь. Руководитель (первый воевода) Второго ополчения (1611–1612).

Происхождение. Семья. Воспитание

Дмитрий Михайлович Пожарский родился осенью 1577 года. Точное время и место рождения установить невозможно. Дату рождения ряд историков определяет по монастырским вкладным книгам, согласно которым заупокойную службу служили в день ангела покойного. За упокой души Дмитрия Михайловича служили 1 ноября. Согласно церковному календарю это день памяти святых Космы и Дамиана Асийских, лекарей-бессребреников III века. При этом на Руси существовал обычай крестить младенца лишь на восьмой день жизни, поэтому есть вероятность, что князь Пожарский родился 25 октября, а 1 ноября был крещен. По давней традиции, принятой у Рюриковичей, мальчик получил два имени: крестильное «Козьма» в честь святого Космы Асийского и мирское прозвище «Дмитрий» в честь популярного в то время святого Дмитрия Солунского. В опубликованном историком Ю.М. Эскиным завещании князь пишет о себе следующее: «Се яз, раб Божий многогрешный боярин князь Козьма, прозвище князь Дмитрей Михайлович Пожарской, пишу свою духовную своим целым умом и разумом»1.

Князья Пожарские — старшая ветвь рода Стародубских удельных князей-Рюриковичей, владевших маленьким Стародубским княжеством в бассейне рек Клязьмы, Мстеры и Луха. Первым стародубским князем был Иван Всеволодович (1238–1247), младший сын великого князя владимирского Всеволода Большое Гнездо (1176–1212). Родоначальником ветви князей Пожарских был Василий Андреевич Пожарский, сын участника Куликовской битвы 1380 г. князя Андрея Федоровича Стародубского (1363–1380). По названию удела — селению Пожар (Погар), которое Василий Андреевич получил от отца, был назван весь род. В XV–XVI вв. Пожарские были крупными землевладельцами. В XVI в. отдельные представители рода находились на службе у московского великого князя. Дед Дмитрия Михайловича Федор Иванович Пожарский служил городничим в Свияжске. Отец Михаил Федорович Пожарский был непригоден к службе, о чём свидетельствует его прозвище Глухой. Видимо, Дмитрию Михайловичу было суждено послужить отечеству в полной мере за всех своих предков.

ИЛЛЮСТРАЦИЯ: Стародубское княжество в 1270-е годы:

https://runivers.ru/mp/maps-detail.php?ID=485271

 

Со стороны матери Пожарский происходил от старомосковского боярского рода Беклемишевых. Прадедом Пожарского был Иван Никитич Берсень-Беклемишев (?–1525), крупный государственный деятель и дипломат, а также книгочей первой четверти XVI в. За резкую критику политики великого князя Василия III Ивановича (1505–1533) Иван Никитич был казнен, а его семья попала в опалу. Около 1570/71 г. сын Ивана Никитича Фёдор выдал свою дочь Ефросинью-Марию замуж за Михаила Федоровича Пожарского. Так провинциальные Рюриковичи породнились со знатным старомосковским родом.

В 1587 г. умер отец Дмитрия Михайловича, и княгиня Ефросинья-Мария осталась одна с тремя несовершеннолетними детьми: Дарьей, Дмитрием и Василием. В возрасте 10 лет, вероятно, стараниями матери Дмитрий уже бегло и грамотно писал, о чем свидетельствует грамота о передачи земель монастырю за упокой души Михаила Федоровича Пожарского, собственноручно подписанная юным князем в 1588 г. В конце XVI в. умение писать и читать было редкостью даже среди представителей русской элиты.

Дмитрий Михайлович Пожарский был женат дважды. В первый раз князь женился на Прасковье Варфоломеевне (ум. 1635), происхождение которой неизвестно. Первая жена родила Дмитрию Михайловичу шесть детей: 1) Ксения (не позднее 1606/07–1625), 2) Петр (не позднее 1606/07–1647), 3) Фёдор (не позднее 1611–1633), 4) Анастасия, 5) Елена, 6) Иван (не позднее 1629–1668). Сыновья Дмитрия Михайловича делали карьеру при дворе первых Романовых. Наибольшего успеха достиг младший Иван, который дослужился до думного чина и стал окольничим в 1658 г. Дочери вышли замуж за представителей видных княжеских родов — Куракиных, Пронских, Лыковых. Во второй половине 1630-х гг. Дмитрий Михайлович женился второй раз на княжне Федо́ре Андреевне Голицыной, представительнице знатного и влиятельного рода. От второго брака детей не было. Род Дмитрия Михайловича пресекся по мужской линии со смертью его внука Юрия Ивановича Пожарского в 1685 г.

Свой след в истории России оставили также двоюродные братья Дмитрия Михайловича: Дмитрий Петрович Лопата Пожарский (?–1641) и Роман Петрович Перелыга Пожарский (?–1637) — русские военные и государственные деятели.

Служба при дворе

Около 1593 г. стараниями своей матери, вхожей в высшие московские круги, 15-летний Дмитрий был устроен на придворную службу. В 1598 г. Пожарский принял участие в Земском соборе и собственноручно подписал «Соборное определение» об избрании русским царём Бориса Фёдоровича Годунова (1598–1605). К этому времени он имел невысокий чин стряпчего с платьем. Поддержка семьи Годуновых обеспечила Пожарскому хорошую карьеру. Уже в 1602 г. Дмитрий Михайлович получил чин стольника. Это повышение было в русле общей политики Бориса Годунова по привлечению ко двору представителей аристократических семей, не пользовавшихся благосклонностью Рюриковичей. В 1604 г. князь Дмитрий получил жалование в 20 рублей и купил на эти деньги в Конюшенном приказе боевого коня. В 1604–1606 гг. Дмитрий Михайлович, видимо, находился при дворе, но не играл никакой важной роли, что позволило ему спокойно пережить приход к власти самозванца Лжедмитрия I (1605–06). В мае 1606 г. стольник Пожарский фигурирует на торжественном обеде в честь прибытия в Москву воеводы Сандомирского Юрия Мнишка, отца супруги Лжедмитрия I Марины Мнишек. Князь выполнял довольно почетное и важное поручение — потчевал царского тестя, а затем на свадьбе — послов короля Польши.

На службе Дмитрий Михайлович явно действовал не самостоятельно, а по указке опытной в придворных интригах матери, которая желала наверстать упущенное предками мужа положение в верхах служилой элиты. После свержения Годуновых молодой князь окончательно лишился какой-либо поддержки при дворе и был вытеснен на обочину умелыми интриганами-аристократами. В кризисной ситуации Пожарский решил не участвовать в хаосе Смуты, отказался от карьерных амбиций и пошел по единственно верному на тот момент пути — служения своему отечеству.

Рождение воина

В 1606–1610 гг. Дмитрий Михайлович из придворного превратился в воина. После свержения Лжедмитрия I новый царь Василий IV Иванович Шуйский отстранил от себя многих молодых аристократов, в том числе князя Пожарского. В 1607 г. его даже понизили в чине: со стольника до московского дворянина. Несмотря на это, Дмитрий Михайлович в тяжелые для страны годы не предал законно избранного монарха и упорно воевал на его стороне против всевозможных центробежных сил. В 1606 г. Пожарский в качестве главы дворянского отряда (сотни) участвовал в сражении близ Данилова монастыря под Москвой против отрядов мятежного воеводы Ивана Болотникова. Сражение закончилось разгромом восставших и спасением столицы. В бою Дмитрий Михайлович хорошо себя показал: за проявленную доблесть царь повысил ему поместный оклад (однако лишь на бумаге).

В 1608 г. под Москвой оказалась армия нового самозванца Лжедмитрия II (1607–10), который объединил под своими знаменами всех недовольных правлением Василия Шуйского. В ставке самозванца (село Тушино) возник альтернативный центр власти, куда из Москвы уехали многие придворные аристократы в надежде на огромные пожалования, которыми их обделил Шуйский. Однако Дмитрий Михайлович не последовал примеру своих алчных товарищей и продолжил воевать с врагами законного царя. Зимой 1608/09 г. Пожарский разбил под Коломной отряд литовских наемников, рассчитывавших завладеть подступами к столице. Затем князь разгромил у реки Пехорки отряд «тушинцев» под командованием крестьянина И. Салкова, ранее блокировавший подвоз продовольствия в столицу. Силами отряда Дмитрия Михайловича от «воров» была освобождена Коломенская дорога, а Москва спасена от голода. В награду Василий Шуйский пожаловал ему в поместье дворцовые земли.
 

Памятник «Клятва Дмитрия Пожарского» в Ярославле.

Источник: pinterest.ru

 

В 1610 г. Пожарскому доверили защиту стратегически важного пункта на южных рубежах России — города-крепости Зарайска. На посту зарайского воеводы Дмитрий Михайлович проявил себя как человек, несмотря ни на что преданный своему отечеству, и умелый стратег, обладающий железной волей. Несмотря на стремительное падение авторитета царя Василия Шуйского, князь оставался до последнего дня его верным слугой. Сначала Пожарский не принял предложение рязанского воеводы Прокопия Петровича Ляпунова выступить в союзе с Лжедмитрием II против Шуйского, и переслал грамоту Ляпунова царю. Затем, когда в самом Зарайске разразился бунт, и горожане желали перейти на сторону самозванца, Пожарский собрал всех верных ему служилых людей и заперся с ними в каменной крепости, взяв под прицел из пушек и пищалей деревянный посад. Видя несгибаемый характер воеводы, горожане пошли на компромисс и согласились «царю Василию служити», пока тот правит в Москве. После этого все городовые дворяне встали под знамена Дмитрия Михайловича и стали возвращать к присяге окрестные селения. Однако вскоре Василий Шуйский был свергнут с престола, а в Москве у власти утвердилось боярское правительство («Семибоярщина»), которое под давлением поляков признало русским царем сына польского короля Сигизмунда III королевича Владислава. В сентябре 1610 г. в Московский Кремль был введен польско-литовский гарнизон. Начавшееся еще в 1609 году иноземное вторжение в Россию достигло своего пика.

ИЛЛЮСТРАЦИЯ: Зарайский кремль:

https://www.pinterest.ru/pin/14003448822117957/

 

Как поборник законности Дмитрий Михайлович Пожарский не мог одобрить боярский переворот и решения нового правительства. В конце 1610 г. он фактически выступил против Семибоярщины, оказав военную поддержку будущему организатору I ополчения Прокопию Ляпунову, осажденному в Пронске запорожскими казаками во главе с «изменником» Исаем Сунбуловым. Затем отступивший Сунбулов попытался взять приступом Зарайск, но был отбит отрядом Пожарского. Эта стычка прояснила позицию князя, который не допускал никакого иноземного вмешательства во внутренние дела России. В это время против иностранной интервенции выступали многие русские города и почти все провинциальное дворянство. Однако подконтрольное полякам Московское правительство объявило зарайского воеводу «изменником» и лишила должности, поставив вместо него лояльного им человека.

18(28)–19(29) марта 1611 г. Дмитрий Михайлович Пожарский принял участие в восстании москвичей. Население города восстало стихийно против польских солдат, пытавшихся конфисковать у них всё, что могло быть использовано как оружие. Восставшие надеялись на скорый приход Первого ополчения. Пожарский, неизвестно как оказавшийся в столице, возможно, действовал в интересах ополчения. В условиях всеобщего хаоса князь воздвиг на Сретенке (рядом со своей усадьбой) острог. Там он сумел организовать бегущих повстанцев и установить артиллерию, доставленную пушкарями из Пушкарского приказа. Залп из орудий остановил наступление польской наемной пехоты, которая тут же была контратакована и оттеснена к воротам Китай-города. Однако оккупанты устроили масштабный пожар, выкурив огнём восставших из Белого и Деревянного городов. Пытаясь отстоять город, Дмитрий Михайлович, по словам Нового летописца, «изнемогши от великих ран, паде на землю». Раненный князь был вынужден оставить поле битвы и уехать в свою родовую вотчину на лечение. Подошедшие позже основные силы Первого ополчения сумели запереть польско-литовский гарнизон за стенами Кремля и Китай-города, надеясь взять противника измором. Пожарский из-за ранения в дальнейших боевых действиях не участвовал, хотя официально числился в составе Первого ополчения.

ИЛЛЮСТРАЦИЯ: Гравюра «Восстание Москвы» из книги Золотов В.А.

История России в картинках. СПб., 1866.

 

Таким образом, в лихие годы Смуты проявились главные черты характера Дмитрия Михайловича Пожарского: честность, верность данному слову, принципиальность, храбрость и благоразумие. Благодаря этим принципам князь сохранил безупречную репутацию и снискал всенародную славу.

Предводитель Второго ополчения

Летом 1611 г. новым центром национально-освободительного движения стали нетронутые вихрем Смуты волжские земли. В сентябре 1611 г. в Нижнем Новгороде земский староста Кузьма Минин инициировал создание нового ополчения, во главе которого предложил поставить «за разум, и за правду, и за дородство, и за храбрость» князя Дмитрия Михайловича Пожарского. В родовую вотчину Мугреево, где князь залечивал раны, прибыла депутация нижегородских дворян и купцов. После определенных переговоров Пожарский принял предложение нижегородцев и согласился возглавить Второе ополчение при условии, что помогать ему будет Кузьма Минин как человек многоопытный в решении финансовых вопросов. Кроме того, Дмитрий Михайлович через Минина добился от нижегородцев гарантии беспрекословного подчинения и своевременного финансирования набранных им воинов. В конце октября он прибыл в Нижний Новгород.

ИЛЛЮСТРАЦИЯ: Картина неизвестного художника «Призвание князя Дмитрия Пожарского» (XIX в., Саратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева)

 

Пожарский постарался учесть все ошибки Первого Ополчения и основательно подготовиться к походу. В течение октября 1611 – февраля 1612 г. князь набирал войско, а Минин собирал казну. Денежные средства нужны были для полной выплаты жалования ратным людям, чтобы они во время похода не кормились за счет населения, как тогда делали почти все армии в мире, настраивая при этом против себя местных жителей. На собранные деньги Дмитрий Михайлович нанимал только опытных воинов — служилых людей, стрельцов и казаков. Кроме того, под знамена прославленного Пожарского решили встать дворяне из Смоленска, Вязьмы и Дорогобужа, изгнанные из своих поместий поляками и литовцами. Так, под руководством опытного полководца оказалась немногочисленная, но мощная сила: две тысячи конных воинов из западных областей России, тысяча служилых людей из Нижнего Новгорода, Рязани и Коломны, а также казаки и стрельцы из южных городов. Благоразумный Дмитрий Михайлович провозгласил приверженность Второго ополчения старым порядкам, существовавшим до Смуты, и раздал людям жалование сообразно их прежнему статусу и окладам.

Пожарский выступил в роли государственного деятеля, войдя в состав Земского правительства, сформированного в Нижнем Новгороде весной 1612 г. Вплоть до осени грамоты нового органа власти запечатывались личной перстневой печатью Дмитрия Михайловича как самой титулованной персоны. В ряде грамот князь ставил свою подпись с титулом: «по избранию всее земли Московского государства всяких чинов людей в нынешнее настоящее время того многочисленного войска у ратных и земских дел стольник и воевода князь Дмитрей Михайлович Пожарский». Через него Земское правительство вело важные переговоры со Швецией и Священной Римской империей. Пожарский пользовался большим авторитетом у «земств», ибо уважал старые порядки: советовался с земскими властями, подписывался после бояр, соблюдая местнический уклад. Он был первым среди равных, что импонировало горожанам и дворянам, и не имел диктаторских замашек, как лидеры Первого ополчения — Прокопий Ляпунов и Иван Заруцкий.

В начале марта 1612 г. русское воинство во главе с Пожарским двинулось на Москву. Будучи прекрасным стратегом, князь решил первым делом обеспечить себе надежный тыл, очистив от польско-литовских отрядов и казаков Северное Поволжье. Местные жители приветствовали ополченцев как спасителей от «воров» и иноземцев, промышлявших разбоем и грабежом. Летом Второе ополчение установило прочный контроль над Владимиро-Суздальским регионом и соседними уездами. Эта кампания имела большое идеологическое значение. В глазах все большего количества русских людей армия во главе с Пожарским становилась единственной силой, способной освободить Россию и навести в стране порядок. Всенародное признание воинству принесла также чудотворная икона Казанской Богородицы, которую в Ярославле передал руководителям Второго ополчения протопоп казанского собора. Всенародная слава и авторитет Дмитрия Михайловича настолько возросли, что заставили его завистника атамана Ивана Заруцкого пойти на гнусное преступление. В июне 1612 г. его люди совершили покушение на князя, однако неудачно.

ИЛЛЮСТРАЦИЯ: Освобождение Москвы в 1612 г.

 

В конце лета 1612 г. Пожарский и Минин подошли к Москве. Авангард Второго ополчения в конце июля прибыл в столицу с целью сооружения укреплений против идущей на выручку польско-литовскому гарнизону армии литовского гетмана Яна Кароля Ходкевича. Войско гетмана было немногочисленным (6-8 тыс. человек по разным подсчетам), однако представляло грозную силу в руках одного из лучших полководцев Восточной Европы. Общая численность Второго ополчения оценивается в 10,5–12,5 тыс. человек. 20 августа все войско Пожарского стояло у стен Москвы. По приказу Дмитрия Михайловича воины заняли позиции от Арбатских до Чертольских ворот Белого города, возвели укрепления и блокировали все дороги к Кремлю. 22–25 августа 1612 г. состоялась известная битва на Девичьем поле. В течение трех дней воины Пожарского отбивали мощные атаки тяжелой кавалерии врага. Находясь в первых рядах, Дмитрий Михайлович был ранен пулей в руку. В нужный момент на помощь князю пришли казаки из Первого ополчения. Их уговорил вступить в бой Кузьма Минин, который, не жалея своей жизни, сам ввязался в бойню. Раненный Пожарский доверил Минину отряд отборной дворянской кавалерии, с которым тот ударил во фланг польско-литовского войска и решил исход битвы в пользу Второго ополчения. Окончательную победу принесла организованная Дмитрием Михайловичем синхронная атака из трех мест, которая разом уничтожила почти всю пехоту противника. Обескровленное войско Ходкевича ушло, позволив ополченцам полностью блокировать кремлевский гарнизон.

ИЛЛЮСТРАЦИЯ: Гравюра А.И. Шарлеманя «Битва под Москвой»

 

Разгром Ходкевича и захват огромного количества трофеев побудили лидеров двух ополчений — князей Дмитрия Михайловича Пожарского и Дмитрия Тимофеевича Трубецкого — объединить войска с целью освобождения от поляков и литовцем Китай-города и Кремля. Наконец, 22 октября ополченцам удалось занять Китай-город (современники приняли этот факт за чудо иконы Казанской Богоматери). Через четыре дня был подписан договор о капитуляции, по которому иноземцы оставили Кремль. Казаки желали учинить над врагом расправу, но личное заступничество князя Пожарского спасло польских командиров от смерти, а членов боярского правительства от разграбления.

У истоков династии Романовых

Освобождение Москвы от поляков принесло князю Дмитрию Михайловичу Пожарскому славу национального героя. С его непререкаемым авторитетом теперь приходилось считаться всем. Пожарский был столь популярен, что даже рассматривался в качестве одного из кандидатов на русский престол, как сообщает автор «Повести о Земском соборе 1613 года». Однако решающую роль в выборах нового царя сыграла аристократия и вооруженные казачьи отряды, оставшиеся в Москве. Созванный в начале 1613 г. Земский собор избрал на царство юного Михаила Федоровича Романова, представителя знатного и богатого рода. Дмитрий Михайлович принимал участие в соборе, но, по некоторым данным, выступал против кандидатуры Романова, ибо понимал, что вместо него, юного и неопытного, заправлять всем будут его алчные родственники. Между тем князь подчинился общему решению и активно включился в процесс восстановления российской государственности. На церемонии венчания на царство Михаила Федоровича, которая состоялась 11 июля 1613 г., Пожарский вместе с Д.Т. Трубецким и И.Н. Романовым (дядей царя) выполнял почетную обязанность — держал в руках одну из царских регалий (державу).

ИЛЛЮСТРАЦИЯ: Венчание на царство Михаила Романова в 1613 г.

Из «Книги об избрании на царство Михаила Фёдоровича», XVII в.

 

На следующий день, 12 июля, царь Михаил Фёдорович пожаловал Дмитрия Михайловича за многочисленные заслуги перед отечеством чином боярина. Это было экстраординарное пожалование: Пожарский из стольника поднялся до боярина, минуя низшие чины окольничего и думного дворянина, что ранее не допускалось. Кроме того, в обход местнических порядков князя жаловали вторым после И.Б. Черкасского (родственника Михаила Федоровича). Это была явная уступка народной воле. Вместе с боярством князю была пожалована большая вотчина — село Ильинское с деревнями в Ростовском уезде.

В 1613–1615 гг. Дмитрий Михайлович отсутствовал при дворе: он залечивал раны, занимался восстановлением хозяйства, отстраивал разоренный дом на Сретенке. Однако Смута еще не закончилась: война с Польшей продолжалась, ибо польский королевич Владислав не оставлял надежд на возвращение царского трона. Еще не утвердившейся династии Романовых вновь потребовалась сабля князя Пожарского. Летом 1615 г. он отправился воевать против смелого и хитрого врага, польского полковника Александра Лисовского, отряд которого вторгся в Россию и осадил Брянск. Под Орлом Пожарский дал «лисовщикам» бой, застав их врасплох в собственном же лагере. Однако из-за недисциплинированности русских воевод Лисовский избежал разгрома и отступил. В 1617 г. возмужавший королевич Владислав собрал новую армию и повел её на Москву. В этот раз Дмитрий Михайлович отправился первым воеводой в Калугу по просьбе самих жителей. Пожарский быстро навел порядок в городе, выплатил жалование городовым казакам и привлек к защите города новых воинов. В результате ему удалось остановить наступление многочисленного польско-литовского отряда, многократно пытавшегося взять Калугу. Летом 1618 г. как истинный стратег Пожарский руководил маневрами, прикрывающими отступление русский войск из Можайска. Затем он был послан в Серпухов против 20-тысячного войска запорожского гетмана П. Конашевича-Сагайдачного. Однако здесь прославленного полководца сразил «черный недуг» (какое-то заболевание нервной системы), и он был вынужден покинуть театр военных действий.

Князь Пожарский внес существенный вклад в дело защиты династии Романовых. Русские воины уважали Дмитрия Михайловича за честность и верность своим обещаниям и были преданы ему. Его умение организовать оборону и успешное маневрирование войсками помогли романовскому правительству сохранить боеспособность русской армии и остановить стремительное наступление войск Владислава, который затем подписал Деулинское перемирие.

Царь отметил заслуги князя Пожарского. Он был приглашен к «государеву столу» и награжден серебряным золоченым кубком, роскошной шубой турецкого атласа на соболях и бобрах (дорогие и ценные меха). Согласно жалованной грамоте 1619 г., Дмитрий Михайлович за «многую свою службу и правду к нам и ко всему Московскому государству» получил село Илошское в Ростовском уезде.

На государевой службе

Дмитрий Михайлович Пожарский верой и правдой служил отечеству не только как полководец, но и как государственный деятель. В то время придворные царя выполняли совершенно разные поручения. Одного и того же человека могли отправить командовать войсками, руководить административными органами и даже вести переговоры с иностранными послами. Князь Пожарский действовал успешно на всех направлениях. В 1616 г. романовское правительство создало временную комиссию, занимавшуюся взиманием чрезвычайного двадцатипроцентного налога («пятой денги») для уплаты жалованья ратным людям. Непопулярную финансовую меру доверили осуществлять известным и честным людям, в том числе Пожарскому. Более того, Дмитрий Михайлович был грамотным человеком, поэтому идеально подходил для такого рода назначений. С февраля 1617 г. он возглавил Галицкую четь – ведомство по сбору налогов с северных городов. Благодаря его руководству удалось скопить значительные суммы денег, которые потратили на выплату долгов служивым людям.

Иллюстрация: Фронтиспис первой биографии Пожарского, изданной А.Ф. Малиновским в 1817 г., с портретом князя из Книги об избрании Михаила Федоровича на царство» 1672 г. и факсимиле подписи

 

В 1619 г. Пожарский встречал в Можайске выпущенного из польского плена ростовского митрополита Филарета, отца царя Михаила Федоровича и будущего патриарха (1619–1633). Взяв бразды правления в свои руки, Филарет начал борьбу с засильем некомпетентных царских родственников. Новый государь делал ставки на опытных и знающих людей, которых он стал активно привлекать к управлению страной. Дмитрий Михайлович пользовался личным покровительством Филарета. Патриарх поручал князю решение важнейших государственных задач. В 1619–1628 гг. Пожарский возглавлял Ямской приказ, который занимался восстановление дорог, строительством ямских станций и набором ямщиков. В 1621–28 гг. он также руководил Разбойным приказом, боровшимся с преступностью на дорогах. По инициативе Дмитрия Михайловича были введены суровые законы: полная ответственность владельца за совершенные его холопом преступления (1624), компенсация владельцу убитого холопа в виде передачи целого крестьянского хозяйства (1625), уголовное преследование перекупщиков краденного (1628). Эффективная борьба с преступниками принесла Пожарскому славу смирителя воров. В 1634–1638 и 1639–1640 гг. князь возглавлял Московский судный приказ – высшую инстанцию для судебных дел по защите прав провинциальных дворян. Тогда влиятельные и богатые вельможи часто отбирали землю у малоземельных помещиков, которые между тем составляли костяк русского войска. Их разорение приводило к понижению численности и боеспособности армии. Пожарский пытался этого не допустить. Кроме того, в 1630-е гг. он часто проводил «разборы» служилых людей, проверял готовность городового дворянства к службе и определял поместные оклады. В 1631 г. в преддверии готовящейся войны за Смоленск Дмитрия Михайловича назначили главой Приказа сбора ратных и даточных людей. Ведомство занималось набором ратных людей, их обучением военному делу по современному западноевропейскому образцу, а также различными вспомогательными работами (перевозкой орудий, строительством укреплений).

Организаторские и полководческие таланты князя Пожарского снова понадобились стране во время Смоленской войны (1632–1634). В самом начале его назначили в Смоленск вторым воеводой после боярина М.Б. Шеина, но из-за болезни он не смог принять участие в походе. В ноябре 1632 г. Дмитрию Михайловичу снова поручили собирать «пятую денгу». В 1633–1634 гг. он совместно с князем Д.М. Черкасским занимался формированием вспомогательного корпуса ратных людей для подкрепления осаждавшей Смоленск армии. Однако набранное Пожарским воинство не успело прийти на помощь русским войскам. Оказавшись в окружении, боярин М.Б. Шеин сдался польскому королю Владиславу IV и вернулся с остатками сил в Россию. В 1637 г. Дмитрий Михайлович занимался организацией работ по строительству Земляного города — новой оборонительной линии вокруг Москвы, состоящей из земляного вала и деревянных укреплений. В 1638 г. получил назначение на воеводство в Переяславле-Рязанском, представляющим собой важный узел обороны против набегов крымских и ногайских татар. Пожарский инспектировал имеющиеся там укрепления, достраивал и восстанавливал их силами Рязанского уезда и отчасти на свои личные средства.

В качестве дипломата Дмитрий Михайлович принимал участие в важнейших дипломатических переговорах. В 1617 г., получив почетный титул наместника Коломенского, князь беседовал с английскими дипломатами, выступавшими посредниками при заключении Столбовского мира со Швецией. В 1620 г. он участвовал в сношениях с запорожским гетманом П. Канашевичем-Сагайдачным, желавшим поступить на царскую службу. В 1628 г. царь наделил Пожарского пышным титулом наместника Суздальского и отправил на воеводство в Великий Новгород, что означало поручение важных переговоров со шведской короной. В Новгороде Дмитрий Михайлович договаривался со шведами о создании союза против Польши, а также зорко следил за соблюдением всех формальностей со стороны шведских и русских купцов, борясь с контрабандой и неуплатой пошлин в казну. Пожарский входил в состав комиссии, занимавшейся переговорами с послами польского короля Владислава IV о ратификации Поляновского мира 1634 г. В 1639 г. также участвовал в переговорах с послами крымского хана.

При дворе царя Михаила Фёдоровича Дмитрий Михайлович Пожарский пользовался почетом и уважением. На царских свадьбах он исполнял почетную роль «второго дружки». Многократно князь становился членом боярских комиссий, управлявших Москвой во время паломнических поездок царя в монастыри. Только за 1635–1640 гг. Пожарскому доверяли управление столицей 7 раз. В 1633–1641 гг. Дмитрий Михайлович удостаивался царских приемов 30 раз. Окруженный всенародной славой и уважением князь Пожарский умер в Москве 20 (30) апреля 1642 г., в возрасте 64 лет (в то время считался глубоким старцем). Похоронили его тело в родовой усыпальнице рода Пожарских — в Суздальском Спасо-Евфимьевом монастыре. Дмитрий Михайлович не последовал распространённому тогда обычаю и не стал принимать перед смертью монашеский постриг. Видимо, князь не боялся Божьего суда, ибо всю жизнь служил своему отечеству верой и правдой.

ИЛЛЮСТРАЦИЯ: Усыпальница Д.М. Пожарского в Суздале

Интересные факты

1. Царь Борис Годунов ценил молодого князя Пожарского за грамотность, которая тогда была не в части даже среди придворных. Будучи стольником, Дмитрий Михайлович расписался однажды в получении оклада за шесть своих неграмотных товарищей – князей С.Ю. Вяземского, Ю.Г. Мещерского, Г.М. и М.М. Шаховских, Н.А. Хованского, И.А. Давыдова и В.Г. Щербатова. Любопытно, что представители почти всех выше названных именитых родов спустя 200 лет дали видных русских литераторов.

2. Дмитрий Михайлович Пожарский был очень богатым человеком и крупным землевладельцем. Ему принадлежали вотчины во Владимирском, Дмитровском, Звенигородском, Клинском, Коломенском, Медынском, Московском, Нижегородском, Ростовском, Суздальском, Юрьев-Польском уездах, поместья в Ряжском, Серпейском и Суздальском уездах, а также усадьба на Сретенке в Москве. В селе Пурехе Пожарский основал собственный вотчинный Макарьев монастырь и построил каменную пятиглавую Спасо-Преображенскую церковь (1622–1625), которую снабдил утварью, книгами и иконами. На свои средства князь возвел в подмосковном селе Медведково красивейшую каменную шатровую церковь Покрова Богородицы (1634–1635). У Дмитрия Михайловича служило множество молодых безземельных дворян, пленных иноземцев, мастеров разных специальностей, в том числе ювелиров и иконописцев. Князь оказывал покровительство поэтам, уличным музыкантам и актерам. Имел роскошную по масштабам того времени библиотеку рукописных и печатных книг. После смерти Пожарского многое из его имущества перешло в собственность монастырей.

ИЛЛЮСТРАЦИЯ: Храм Покрова Пресвятой Богородицы в Медведкове (Москва). 1634–1635 гг.

https://www.pinterest.de/pin/645211084093669538/

 

3. С личностью Дмитрия Михайловича Пожарского связан ряд реликвий: знамя, сабли, евангелие. В Оружейной палате Московского Кремля хранятся знамя и боевая сабля князя. Знамя Пожарского представляет собой малиновое шелковое полотнище, на лицевой стороне которого изображен образ Спаса Вседержителя, на оборотной – явление Михаила Архангела Иисусу Навину в ночь перед штурмом Иерихона. Сабля имеет сильно сточенный боевой клинок с клеймами персидского мастера XVI в. и кожаные ножны зеленого цвета. По преданию, эти вещи сопровождали Пожарского в походе на Москву. В Государственном Историческом музее хранятся другая сабля и рукописное «Евангелие» Дмитрия Михайловича. По легенде, в благодарность за освобождение столицы от поляков москвичи вручили Пожарскому саблю. Это парадное оружие, сделанное в Оружейной палате в 1640-е гг. У основания клинка имеется клеймо в виде льва. Рукоять и ножны обложены золоченым серебром и украшены драгоценными камнями. Рукописная книга «Евангелие» вместе с драгоценным окладом из позолоченного серебра была создана, вероятно, по персональному заказу князя в первой половине XVII в.

ИЛЛЮСТРАЦИЯ: «Полковое» знамя князя Д.М. Пожарского. XVII в. Оружейная палата Московского Кремля

Память

Память о князе Пожарском и Кузьме Минине увековечена в многочисленных памятниках, произведениях искусства, литературы и кинематографа. Образ гражданина Минина и воина Пожарского запечатлен на памятнике, воздвигнутом в 1818 г. на Красной площади в Москве по проекту скульптора И.П. Мартоса. Герои Смутного времени фигурируют на монументе «Тысячелетие России», установленном в 1862 г. в Великом Новгороде. Сегодня памятники Минину и Пожарскому стоят также в Нижнем Новгороде (2005, копия московского, скульптор З.К. Церетели) и Ярославле (2019, художник Н. Мухин). Отдельные памятники в честь Пожарского установлены в Суздале (1955, скульптор З.И. Азгур), нижегородском селе Пурехе (1998, скульптор П.И. Гусев), Зарайске (2004, скульптор Ю.Ф. Иванов), поселке Борисоглебском Ярославской области (2005, скульптор М.В. Переяславец). Также на территории Ярославского музея-заповедника воздвигнута стела «Клятва князя Пожарского» (2010).

Неоднократно князя Пожарского как спасителя Отечества воспевали русские писатели и поэты: Г.Р. Державин в эпической драме «Пожарский, или освобождение Москвы» (1806), В.М. Севергин в «Похвальном слове князю Пожарскому и Кузьме Минину» (1807), С. Ширинский-Шихматов в поэме «Пожарский, Минин, Гермоген, или Спасенная Россия» (1807), М.В. Крюковский в трагедии «Пожарской» (1807), С.Н. Глинка в «Минин, отечественная драма» (1809), Н.Д. Горчаков в оратории «Минин и Пожарский, или освобождение Москвы» (1809, положена на музыку и исполнена в 1811 г.), Н. Петров в трагедии «Минин и Пожарской, или спасённая Россия» (1814). В 1810 г. П. Львов написал первое историческое повествование «Пожарский и Минин, спасители отечества», а в 1817 г. А.Ф. Малиновский издал первую биографию князя. Дмитрий Михайлович Пожарский изображен на картинах М.И. Скотти «Минин и Пожарский» (1850, Нижегородский государственный художественный музей), В.Е. Савинского «Нижегородские послы у князя Дмитрия Пожарского» (1882, Краснодарский краевой художественный музей им. Ф.А. Коваленко), В.А. Котарбинского «Больной князь Дмитрий Пожарский принимает московских послов» (1882, Омский областной музей изобразительных искусств им. М.А. Врубеля) и прочих. В кинематографе образ Пожарского фигурирует в художественных фильмах «Минин и Пожарский» (1939, режиссёры В.И. Пудовкин, М.И. Доллер, 1939) и «1612: Хроники смутного времени» (2007, режиссёр В.И. Хотиненко).

Именем Пожарского названы броненосный фрегат Балтийского флота (1867–1911), арктический ледокол (1916–1920), бронепоезд (1919–1920), крейсер Тихоокеанского флота (1953 –1987), речное круизное судно (1957), электропоезд ЭД9М–0212 (эксплуатируется с 2007), атомная подводная лодка стратегического назначения 4-ого поколения (заложена в 2016). Имя Дмитрия Пожарского носят улицы в ряде российских городов, площадь в Нижнем Новгороде, а также Университет в Москве (2006). В городе Южа Ивановской области в память о Пожарском регулярно проводится конференция — «Пожарские Неопалимовские чтения» (с 2014 г.).
 

Список рекомендованной литературы

1. Володихин Д.М. Пожарский. — М.: Вече, 2012. — 336 с.

2. Забелин И.Е. Минин и Пожарский: прямые и кривые в Смутное время. — М.: Типография В.Ф. Рихтер, 1883. — 325 с.

3. Козляков В.Н. Смута в России. XVII век. — М.: Омега, 2007. — 528 с.

4. Курбатов О.А. Военная история русской Смуты начала XVII века. — М.: Квадрига, 2014. — 240 с.

5. Селезнёв Ф.А. Нижегородцы и преодоление Смуты (1606–1618). — Н. Новгород: Деком, 2015. — 141 с.

6. Скрынников Р.Г. Минин и Пожарский. — М.: Молодая гвардия, 2011. — 330 с.

7. Тюменцев И.О. Смутное время в России начала XVII столетия: движение Лжедмитрия. — М.: Наука, 2008. — 692 с.

8. Эскин Ю.М. Дмитрий Михайлович Пожарский. — М.: Квадрига; ЗебраЕ, 2013. — 352 с.

Смежные ссылки

Первое ополчение 1611 года

https://w.histrf.ru/articles/article/show/piervoie_opolchieniie_1611

Смутное время

https://w.histrf.ru/articles/article/show/smutnoie_vriemia

Освобождение Москвы в 1612 году

https://w.histrf.ru/articles/article/show/osvobozhdieniie_moskvy_v_1612_godu

Пожарский Дмитрий Михайлович

https://histrf.ru/lichnosti/biografii/p/pozharskii-dmitrii-mikhailovich

Освобождение Москвы 1612

https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/osvobozhdieniie-moskvy

Земский собор 1613 г.

https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/ziemskii-sobor-1613-gh

Сухарников Е. Краткий курс истории. Спаситель Отечества

https://histrf.ru/biblioteka/b/kratkii-kurs-istorii-spasitiel-otiechiestva

1 Эскин Ю.М. Завещание князя Дмитрия Пожарского // Отечественная история. 2000. № 1. С. 150.
 

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты