ПЕРВЫЕ ПЯТИЛЕТКИ

0 комментариев

Пятилетние планы экономического развития, осуществлявшиеся в СССР в 1929-1938 гг. (последующие пятилетки в СССР осуществлялись до 1990 г.).

Первая пятилетка разрабатывалась с середины 20-х гг. в структурах Госплана и ВСНХ как план экономического развития 1928-1933 гг. Специалисты Госплана предусматривали возможности разных темпов роста: отправной план и «оптимальный» (рассчитанный на благоприятные условия). В сентябре 1928 г. по инициативе И. Сталина и В. Куйбышева ВСНХ опубликовал контрольные цифры на грядущий хозяйственный год, которые уже исходили из «оптимального» подхода. Основные затраты должны были быть направлены на развитие тяжелой промышленности, на «производство средств производства». Этот подход подвергся критике со стороны Н. Бухарина, но после поражения «правого уклона» возобладал плановый максимализм – даже «оптимальные» цифры промышленного роста неоднократно поднимались.

XVI партконференция (23-29 апреля 1929 г.) приняла план пятилетки. За основу была принята не «вилка» отправного и оптимального планов, а только «оптимальный» план ВСНХ, да и эти «контрольные цифры» были повышены под давлением ведомственных требований. V съезд советов СССР, проходивший 20-28 мая, принял этот план в качестве закона. Если за предыдущее десятилетие капиталовложения составили 26,5 млрд. руб., то теперь планировалось 64,6 млрд., при этом вложения в промышленность повышались значительно быстрее — с 4,4 млрд. до 16,4 млрд. руб. 78% вложений в промышленность направлялись на производство средств производства, а не потребительской продукции. Это означало изъятие огромных средств из хозяйства, которые могли дать отдачу через несколько лет. Промышленная продукция должна была вырасти за пятилетку на 180%, а производство средств производства — на 230%. 16-18% крестьянства должно было быть коллективизировано. Производительность труда должна была вырасти на 110%, зарплата — на 71%, а доходы крестьян — на 67%. В результате, как обещала резолюция конференции, «по чугуну СССР с шестого места передвинется на третье место (после Германии и Соединенных штатов), по каменному углю — с пятого места на четвертое (после Соединенных Штатов, Англии и Германии)». Качество продукции при этом в расчет не принималось. Сельское хозяйство должно было расти на основе подъема индивидуального крестьянского хозяйства и «создания общественного земледелия, стоящего на уровне современной техники», то есть, говоря иными словами: количество колхозов не может превышать количество тракторов. Но именно коллективизация должна была привести к резкому росту производства продовольственных ресурсов, которое должно было по замыслу Сталина и его сторонников обеспечить нужды промышленного строительства. Одновременно в несколько раз вырос экспорт леса, нефти и другого сырья.

В условиях стремительно ухудшавшейся конъюнктуры мирового рынка сельскохозяйственной продукции (началась Великая депрессия) в конце 1929 - 1930 гг. сроки строительства промышленных гигантов были дополнительно сокращены, плановые объемы производства и поставок хлеба государству увеличены. Был выдвинут лозунг “Пятилетку - в четыре года!” Плановые задания сокращенной пятилетки возросли в два раза. Страна должна была каждый год увеличивать производство на треть. Для выполнения этих напряженных планов были резко увеличены планы коллективизации. Началось форсированное промышленное строительство. Одни отрасли вырывались вперед, за ними не успевали другие. Директора «строек пятилетки» конкурировали в борьбе за ресурсы. Планомерное развитие экономики не получилось. Ресурсы разбазаривались, торопливое строительство при постоянной нехватке квалифицированных рабочих и инженеров приводило к авариям. Эти катастрофы объяснялись “вредительством буржуазных специалистов” и тайных контрреволюционеров. В 1930 г. за “вредительство” была осуждена группа инженеров (“Промышленная партия”). Если одни руководители производства отправлялись на скамью подсудимых, то другие получали премии и повышения за способность в кратчайшие сроки построить “гиганты индустрии”, даже если для них еще не были возведены смежные производства. Главное внимание (финансирование, снабжение и т.д.) оказывалось 50-60 ударным стройкам. Для них же осуществлялся массированный ввоз машин из-за рубежа. Около 40% капиталовложений в 1930 г. пришлось заморозить в незавершенном строительстве из-за неэффективности планирования и вводить в действие на протяжении всех 30-х гг.

Среди важнейших «строек пятилетки» — Днепрогэс, Магнитогорский металлургический комбинат (“Магнитка”),  Туркестано-сибирская железная дорога (Турксиб), Сталинградский тракторный завод, производивший не только трактора, но и танки, автомобилестроительные, авиастроительные, химические, электротехнические предприятия. Они строились самоотверженным трудом миллионов рабочих, большинство которых только вчера пришли из деревни, талантом как старых, так и только что выучившихся инженеров, иностранных специалистов, организационной энергией партийных и хозяйственных руководителей, для которых успех их стройки был дверью для карьерного продвижения, более широких возможностей реализовать свои способности в стремительно разраставшейся экономической системе. Партийная пропаганда убеждала миллионы людей в том, что сегодняшние тяготы и трудности позволят создать счастливую жизнь уже через несколько лет, и это вдохновляло тружеников на самоотверженную работу в тяжелейших условиях. Благодаря созданию гигантских предприятий и транспортных артерий СССР стал страной с мощной промышленностью.

Индустриальный рывок дорого обходился стране – доля накопления превысила треть национального дохода. При этом индустриализация требовала огромных затрат и на ввоз техники, и на поддержание минимального жизненного уровня рабочих, занятых как на самих стройках, так и на добыче сырья для них. Проблемы финансового дефицита частично решались с помощью внутренних займов, увеличения продажи водки, эмиссии (в 1929-1932 гг. денежная масса увеличилась в 4 раза), налогов, экспорта лесоматериалов, нефти, пушнины, а также хлеба, огромные объемы которого требовались и внутри страны. Резкое усиление эксплуатации села и форсированное проведение коллективизации привело к разорению села и голоду 1932-1933 гг. Стремительное возведение гигантов индустрии привело к разорению остального хозяйства.

В условиях новой разрухи Сталин решил объявить об успешном окончании индустриального рывка. Выступая на пленуме ЦК и ЦКК 7 января 1933 г., он заявил, что пятилетка выполнена досрочно за четыре года и четыре месяца.

Фактические итоги «досрочно выполненной» пятилетки были гораздо скромнее сталинских замыслов 1930 г. Оптимальный план 1929 г. был выполнен по производству нефти и газа, торфа, паровозов, сельхозмашин. По производству электроэнергии, чугуна, стали, проката, добычи угля, железной руды не был выполнен даже отправной план 1929 г. Производство тракторов только-только дотянуло до него. К планам 1930 г. не удалось даже приблизиться. Производство нефти даже по опубликованным данным достигло 22,2 млн. т. при запланированных в 1930 г. 40-42 млн. т., стали — 5,9 млн. т. при запланированных 12 млн. т., тракторов — 50 тыс. шт. при запланированных в ноябре 1929 г. 201 тыс. шт., выработка электроэнергии 13,1 млрд. квт. ч. при запланированных в 1930 г. 33-35 млрд. “Правые” и поддерживавшие их спецы оказались во многом правы. Важным итогом первой пятилетки можно признать создание военно-промышленного комплекса – военной промышленности и ее инфраструктуры, которая могла обслуживать также гражданское хозяйство. В 1930 г. было объявлено о ликвидации безработицы.

Вторая пятилетка, принятая в феврале 1934 г. на XVII съезде ВКП(б), должна была обеспечить налаживание производства на предприятиях, возведенных в ходе Первой пятилетки, преодоление возникших в 1930-1933 гг. диспропорций. Было несколько улучшено финансирование производства средств потребления, ослаблен нажим на сельское хозяйство. Планировалось удвоить промышленное производство.

В крупнейших городах было улучшено снабжение. Потребность в грамотных кадрах стимулировала осуществление массовых образовательных программ. В середине 30-х гг. эти процессы стали постепенно разворачиваться и в деревне. Все это сопровождалось широчайшей агитационной кампанией, преувеличивавшей и прославлявшей каждое достижение Страны Советов. Несмотря на внедрение машин, даже в промышленности продолжал преобладать ручной труд. Для того, чтобы увеличить производительность труда, рабочим ставили в пример лучших рабочих - “стахановцев”. В 1937 г. было провозглашено, что “в основном” в СССР построен социализм. Развернувшийся в это время Большой террор привел к сбоям в работе промышленности, которые официально объяснялись вредительством.

В 1938 г. было объявлено, что планы пятилетки перевыполнены. Производство чугуна выросло в 2,35 раза, стали - в 3 раза, автомобилей - в 8,38 раза.

В 30-е гг. были созданы новые отрасли промышленности (автомобиле- и авиастроение, электротехническая, химическая промышленность и др.). Была проведена частичная электрификация промышленности и городов. Из страны, ввозящей оборудование, СССР превратился в страну, которая обеспечивает свои основные потребности в нем.

Исторические источники:

Индустриализация Советского Союза. Новые документы, новые факты, новые подходы. М., 1999;

Автор статьи: Шубин А.В.

Смежные статьи
Литература
  • Голанд Ю. Кризисы, разрушившие НЭП. М., 1991
  • Голотик С.И., Минаев В.В. Население и власть. Очерки демографической истории СССР 1930-х гг. М., 2004
  • Грациози А. Великая крестьянская война в СССР. Большевики и крестьяне. 1917-1933. М., 2001
  • Звездин З.К. От плана ГОЭЛРО к плану первой пятилетки. Становление социалистического планирования в СССР. М., 1979
  • Кооперативный план: иллюзии и действительность. Великий прелом: трагедия крестьянства. Судьбы Российского крестьянства. М., 1996
  • Лельчук В.С. Индустриализация СССР: история, опыт, проблемы. М., 1984
  • Лельчук B.C. Социалистическая индустриализация СССР и ее освещение в советской историографии. М., 1975
  • Население России в ХХ веке. Исторические очерки. М., 2000-2006
  • Шпотов Б.М. Американский бизнес и Советский Союз в 1920-1930-е годы. М., 2013
  • Шубин А.В. Великая депрессия и будущее России. М., 2009
  • Шубин А.В. Вожди и заговорщики. Политическая борьба в СССР в 20-30-е гг. М., 2004

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты