ОРГАНИЗАЦИЯ СЕВЕРОАТЛАНТИЧЕСКОГО ДОГОВОРА

0 комментариев

/ Ориг.: North Atlantic Treaty Organization (NATO), Organisation du traité de l’Atlantique Nord (OTAN)

ОРГАНИЗАЦИЯ СЕВЕРОАТЛАНТИЧЕСКОГО ДОГОВОРА (НАТО; англ. North Atlantic Treaty Organization (NATO), франц. Organisation du traité de l’Atlantique Nord (OTAN)) - военно-политический союз 28 европейских государств, США и Канады.

Об­ра­зо­ва­на по ини­циа­ти­ве пра­ви­тель­ст­ва США. До­го­вор о со­з­да­нии НАТО под­пи­сан в апреле 1949 года в Ва­шинг­то­не ми­ни­ст­ра­ми иностранных дел 12 стран: Бель­гии, Ве­ли­ко­бри­та­нии, Да­нии, Ис­лан­дии, Ита­ли​и, Ка­на­ды, Люк­сем­бур­га, Ни­дер­лан­дов, Нор­ве­гии, Пор­ту­га­лии, США и Фран­ции (в 1966 году вы­шла из во­енной ор­га­ни­за­ции). В 1952 году к бло­ку при­сое­ди­ни­лись Гре­ция (в 1974-1980 годах не уча­ст­во­ва­ла в во­енной ор­га­ни­за­ции) и Тур­ция, в 1955 году - ФРГ, в 1982 году - Ис­па­ния, в 1999 году - Венг­рия, Поль­ша, Че­хия, в 2004 году - Бол­га­рия, Лат­вия, Лит­ва, Ру­мы­ния, Сло­ва­кия, Сло­ве­ния, Эс­то­ния, в 2009 году - Ал­ба­ния, Хор­ва­тия. Штаб-квар­ти­ра ор­га­ни­за­ции - в Брюс­се­ле (Бель­гия). Официальные язы­ки - анг­лий­ский и фран­цуз­ский.

Основными ру­ко­во­дя­щи­ми ор­га­на­ми в по­ли­тической струк­ту­ре НАТО яв­ля­ют­ся: Со­вет НАТО, Комитет во­енного пла­ни­ро­ва­ния и Груп­па ядер­но­го пла­ни­ро­ва­ния, ра­бо­ту ко­то­рых обес­пе­чи­ва­ют различные ко­ми­те­ты, агент­ст­ва, бю­ро и другие специальные струк­ту­ры. Дея­тель­ность выс­ших ру­ко­во­дя­щих ор­га­нов ор­га­ни­зу­ет и ко­ор­ди­ни­ру­ет ге­не­раль­ный сек­ре­тарь НАТО.

Со­вет НАТО - выс­ший по­ли­тический ор­ган, об­ла­даю­щий пра­вом при­ня­тия ре­ше­ний по всем во­про­сам дея­тель­но­сти аль­ян­са. В не­го вхо­дят пред­ста­ви­те­ли всех стран - уча­ст­ниц бло­ка, поль­зую­щие­ся рав­ны­ми пра­ва­ми при об­су­ж­де­нии и при­ня­тии ре­ше­ний. Ор­га­ни­за­ци­он­но- пра­во­вой фор­мой дея­тель­но­сти выс­ше­го по­ли­тического ор­га­на яв­ля­ют­ся сес­сии, ко­то­рые раз­ли­ча­ют­ся уров­нем пред­ста­ви­тель­ст­ва (гла­вы го­су­дарств и пра­ви­тельств, ми­ни­ст­ры иностранных дел, ми­ни­ст­ры обо­ро­ны, по­сто­ян­ные пред­ста­ви­те­ли го­су­дарств-чле­нов) и пе­рио­дич­но­стью про­ве­де­ния (пла­но­вые и вне­оче­ред­ные). Ме­сто, вре­мя и уро­вень их про­ве­де­ния оп­ре­де­ля­ет генеральный сек­ре­тарь НАТО по­сле со­от­вет­ст­вую­щих кон­суль­та­ций. При этом пол­но­мо­чия Со­ве­та НАТО и при­ня­тые ре­ше­ния име­ют оди­на­ко­вый ста­тус и юри­дическую си­лу не­за­ви­си­мо от уров­ня пред­ста­ви­тель­ст­ва. За­се­да­ния Со­ве­та НАТО на уров­не глав го­су­дарств и пра­ви­тельств про­во­дят­ся для ре­ше­ния осо­бо важ­ных во­про­сов, как пра­ви­ло, раз в 2 го­да. Не ре­же 2 раз в год на уров­не ми­ни­ст­ров иностранных дел про­хо­дят лет­няя и зим­няя сес­сии Со­ве­та НАТО, в ко­то­рых в за­ви­си­мо­сти от ха­рак­те­ра об­су­ж­дае­мых во­про­сов воз­мож­но уча­стие ми­ни­ст­ров эко­но­ми­ки и фи­нан­сов, а так­же других ми­ни­ст­ров го­су­дарств - чле­нов аль­ян­са. Так­же 2 раза в год Со­вет про­во­дит за­се­да­ния на уров­не ми­ни­ст­ров обо­ро­ны, где об­су­ж­да­ют­ся про­бле­мы при­ме­не­ния коа­лиционных войск (сил) и кон­цеп­ту­аль­ные во­про­сы во­енного строи­тель­ст­ва Объ­е­ди­нён­ных воо­ру­жён­ных сил НАТО (ОВС НАТО). Ре­ше­ния на за­се­да­ни­ях это­го ор­га­на при­ни­ма­ют­ся по прин­ци­пу кон­сен­су­са, оформ­ля­ют­ся в ви­де за­клю­чительного до­ку­мен­та и под­пи­сы­ва­ют­ся пред­ста­ви­те­ля­ми го­су­дарств-уча­ст­ни­ков. Лет­ние сес­сии про­хо­дят по­оче­рёд­но в стра­нах бло­ка, зим­ние - в штаб-квар­ти­ре аль­ян­са. При не­об­хо­ди­мо­сти при­ня­тия без­от­ла­га­тель­ных ре­ше­ний мо­гут со­зы­вать­ся вне­оче­ред­ные сес­сии Со­ве­та НАТО. В пе­ри­од ме­ж­ду ми­ни­стер­ски­ми сес­сия­ми не ре­же 1 раза в не­де­лю про­во­дят­ся за­се­да­ния По­сто­ян­но­го со­ве­та НАТО, дей­ст­вую­ще­го от име­ни Со­ве­та НАТО на уров­не по­сто­ян­ных пред­ста­ви­те­лей го­су­дарств - чле­нов аль­ян­са в ран­ге по­слов. На них рас­смат­ри­ва­ют­ся по­ли­тические ас­пек­ты те­ку­щей дея­тель­но­сти бло­ка, про­бле­мы со­труд­ни­че­ст­ва стран НАТО в различных об­лас­тях, осу­ще­ст­в­ля­ет­ся со­гла­со­ва­ние по­зи­ций стран-уча­ст­ниц по ак­ту­аль­ным ме­ж­ду­народным про­бле­мам, ко­ор­ди­ни­ру­ют­ся дей­ст­вия национальных пра­ви­тельств по про­ве­де­нию во­енно-по­ли­тических ме­ро­прия­тий, раз­ра­бо­тан­ных ру­ко­во­дя­щи­ми ор­га­на­ми аль­ян­са. По­ми­мо это­го, По­сто­ян­ный со­вет вы­пол­ня­ет административно-хо­зяйственные функ­ции.

Ко­ми­тет во­ен­но­го пла­ни­ро­ва­ния (КВП) яв­ля­ет­ся выс­шим во­енно- по­ли­тическим ор­га­ном по ре­ше­нию про­блем, ка­саю­щих­ся ор­га­ни­за­ции ру­ко­во­дя­щих во­енных ор­га­нов и объ­е­ди­нён­ных ко­ман­до­ва­ний НАТО, ут­вер­жде­ния пла­нов строи­тель­ст­ва и ис­поль­зо­ва­ния коа­лиционных сил, вы­ра­бот­ки стра­те­гических кон­цеп­ций бло­ка, во­енного уча­стия стран в сою­зе. За­се­да­ния ко­ми­те­та с уча­сти­ем ми­ни­ст­ров обо­ро­ны го­су­дарств - чле­нов бло­ка (кро­ме Фран­ции) про­во­дят­ся 2 раза в год пе­ред сес­сия­ми Со­ве­та НАТО. На них об­су­ж­да­ют­ся про­бле­мы, от­но­ся­щие­ся к пла­ни­ро­ва­нию со­вме­ст­ной во­енной дея­тель­но­сти, вклю­чая строи­тель­ст­во ОВС НАТО, пла­ны их со­вер­шен­ст­во­ва­ния и все­сто­рон­не­го обес­пе­че­ния, а так­же про­из­во­дят­ся на­зна­че­ния ко­ман­дую­щих коа­лиционными ор­га­на­ми во­енного управ­ле­ния. В пе­ри­од ме­ж­ду за­се­да­ния­ми КВП ру­ко­во­дство во­енно-по­ли­тической дея­тель­но­стью аль­ян­са осу­ще­ст­в­ля­ет По­сто­ян­ный ко­ми­тет во­ен­но­го пла­ни­ро­ва­ния, со­стоя­щий из по­сто­ян­ных пред­ста­ви­те­лей стран бло­ка (они же ра­бо­та­ют в По­сто­ян­ном со­ве­те). В хо­де его за­се­да­ний рас­смат­ри­ва­ют­ся про­бле­мы те­ку­щей во­енно-по­ли­тической дея­тель­но­сти аль­ян­са, об­су­ж­да­ют­ся и ре­ша­ют­ся административно-фи­нан­со­вые во­про­сы, а так­же во­про­сы функ­цио­ни­ро­ва­ния под­чи­нён­ных во­енных ор­га­нов. Ре­ше­ния КВП окон­ча­тель­ны и не под­ле­жат ут­вер­жде­нию Со­ве­том НАТО.

Груп­па ядер­но­го пла­ни­ро­ва­ния (ГЯП) - выс­ший ру­ко­во­дя­щий ор­ган аль­ян­са по во­про­сам ядер­ной по­лити­ки. Он пред­на­зна­чен для изу­че­ния об­щих про­блем ядер­ной стра­те­гии Се­ве­ро­ат­лан­тического сою­за, раз­ра­бот­ки пла­нов раз­ви­тия ядер­ных сил бло­ка, рас­смот­ре­ния во­про­сов раз­вёр­ты­ва­ния, обес­пе­че­ния безо­пас­но­сти, ох­ра­ны и жи­ву­че­сти ядер­но­го ору­жия, кон­тро­ля над воо­ру­же­ни­ем и рас­про­стра­не­ни­ем ору­жия мас­со­во­го по­ра­же­ния (ОМП). За­се­да­ния ГЯП с уча­сти­ем ми­ни­ст­ров обо­ро­ны го­су­дарств - чле­нов НАТО (кро­ме Фран­ции) про­во­дят­ся, как пра­ви­ло, 2 раза в год в рам­ках ра­бо­ты КВП под пред­седа­тель­ст­вом ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ря НАТО или его за­мес­ти­те­ля. Пред­ста­ви­тель Ис­лан­дии уча­ст­ву­ет в ра­бо­те груп­пы в ка­че­ст­ве на­блю­да­те­ля. В пе­ри­од ме­ж­ду за­се­да­ния­ми ГЯП её функ­ции вы­пол­ня­ет По­сто­ян­ная груп­па ядер­но­го пла­ни­ро­ва­ния, в со­став ко­то­рой вхо­дят пред­ста­ви­те­ли стран-уча­ст­ниц в По­сто­ян­ном со­ве­те НАТО. Под­го­то­вительную ра­бо­ту за­се­да­ний ГЯП про­во­дит штаб­ная груп­па, ко­то­рая за­се­да­ет не ре­же 1 раза в не­де­лю. Главный кон­суль­та­тив­ный ор­ган при ГЯП - Груп­па вы­со­ко­го уров­ня ГЯП. В её со­став вклю­че­ны вы­со­ко­по­став­лен­ные пред­ста­ви­те­ли во­енных ве­домств и государственных уч­ре­ж­де­ний го­су­дарств - чле­нов бло­ка, а так­же экс­пер­ты, спе­циа­ли­зи­рую­щие­ся в об­лас­ти коа­лиционной ядер­ной по­ли­ти­ки. За­се­да­ния этой груп­пы про­хо­дят несколько раз в год под пред­се­да­тель­ст­вом пред­ста­ви­те­ля США.

Ге­не­раль­ный сек­ре­тарь НАТО, воз­глав­ляя НАТО, КВП, ГЯП и ряд ве­дущих по­сто­ян­ных ко­ми­те­тов, ко­ор­ди­ни­ру­ет их дея­тель­ность, осу­ще­ст­в­ля­ет под­го­тов­ку за­се­да­ний, кон­тро­ли­ру­ет вы­пол­не­ние при­ня­тых ре­ше­ний, вы­пол­ня­ет пред­ста­вительственные функ­ции. Кро­ме то­го, он яв­ля­ет­ся представителем Со­ве­та ев­ро-ат­лан­тического парт­нёр­ст­ва (СЕАП) и Груп­пы сре­ди­зем­но­мор­ско­го со­труд­ни­че­ст­ва, а так­же со­пред­се­да­те­лем Со­ве­та Рос­сия - НАТО и Ко­мис­сии НАТО - Ук­раи­на. Ге­не­раль­ный сек­ре­тарь не вхо­дит в со­став какой-либо национальной де­ле­га­ции и под­от­чё­тен толь­ко Со­ве­ту НАТО. Из­бра­ние ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ря про­ис­хо­дит на ос­но­ве прин­ци­па еди­но­гла­сия всех чле­нов бло­ка. При этом кан­ди­дат на пост ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ря (как пра­ви­ло, бывший министр иностранных дел од­но­го из го­су­дарств аль­ян­са) дол­жен вла­деть английским и французским язы­ка­ми. Кан­ди­дат, по­лу­чив­ший в хо­де кон­суль­та­ций одоб­ре­ние всех стран-уча­ст­ниц, офи­ци­аль­но ут­вер­жда­ет­ся в ка­че­ст­ве оче­ред­но­го ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ря бло­ка (обыч­но на 2 го­да) на сес­сии Со­ве­та НАТО. Ге­не­раль­ный сек­ре­тарь пред­став­ля­ет ин­те­ре­сы Се­ве­ро­ат­лан­тического сою­за на ме­ж­ду­народной аре­не, вы­ра­жа­ет официальные взгля­ды аль­ян­са и вы­сту­па­ет как гла­ва по­ли­тической и во­енной ор­га­ни­за­ции бло­ка. В про­цес­се кон­суль­та­ций при ре­ше­нии прак­тических во­про­сов дея­тель­но­сти НАТО он не­по­сред­ст­вен­но взаи­мо­дей­ст­ву­ет с пра­ви­тель­ст­ва­ми стран-уча­ст­ниц, ве­дёт пе­ре­го­во­ры с ни­ми в хо­де официальных ви­зи­тов и ор­га­ни­зу­ет взаи­мо­дей­ст­вие по вы­пол­не­нию ре­ше­ний выс­ших по­ли­тических и во­енно-по­ли­тических ор­га­нов аль­ян­са. Ге­не­раль­ный сек­ре­тарь име­ет за­мес­ти­те­ля и по­мощ­ни­ков по различным во­про­сам дея­тель­но­сти НАТО. Основным ра­бо­чим ор­га­ном ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ря яв­ля­ет­ся Ме­ж­ду­народный сек­ре­та­ри­ат НАТО.

Выс­ший ор­ган во­енной струк­ту­ры НАТО - Во­ен­ный ко­ми­тет (ВК), в со­став ко­то­ро­го вхо­дят на­чаль­ни­ки ГШ воо­руженных сил стран НАТО. Фран­ция пред­став­ле­на в ВК во­енной мис­си­ей, Ис­лан­дия - на­блю­да­те­лем. ВК оп­ре­де­ля­ет на­прав­ле­ния строи­тель­ст­ва ОВС НАТО, со­гла­со­вы­ва­ет пла­ны их при­ме­не­ния, го­то­вит ре­ко­мен­да­ции по во­енным во­про­сам для КВП и ру­ко­во­дит дея­тель­но­стью под­чи­нён­ных во­енных ор­га­нов. За­се­да­ния ВК про­во­дят­ся на уров­не на­чаль­ни­ков ГШ 2 раза в год, обыч­но пе­ред за­се­да­ни­ем КВП. В пе­ри­од ме­ж­ду за­се­да­ния­ми кон­троль за вы­пол­не­ни­ем при­ня­тых ВК ре­ше­ний и ко­ор­ди­на­цию дея­тель­но­сти выс­ших во­енных ко­ман­до­ва­ний осу­ще­ст­в­ля­ет По­сто­ян­ный во­енный комитет в со­ста­ве национальных во­енных пред­ста­ви­те­лей го­су­дарств - уча­ст­ни­ков во­енной ор­га­ни­за­ции бло­ка. Ис­пол­нительным ор­га­ном ВК яв­ля­ет­ся Ме­ж­ду­народный во­енный штаб (МВШ), в со­став ко­то­ро­го вхо­дят пред­ста­ви­те­ли всех стран бло­ка, вы­де­лив­ших свои вой­ска в ОВС НАТО. Осо­бое ме­сто в дея­тель­но­сти МВШ за­ни­ма­ет Центр НАТО по оцен­ке об­ста­нов­ки (SITCEN), ко­то­рый от­ве­ча­ет за сбор, обоб­ще­ние и ана­лиз по­ли­тической, эко­но­мической и во­енной ин­фор­ма­ции, а так­же за раз­ра­бот­ку ин­фор­ма­ци­он­но- ана­ли­тических ма­те­риа­лов. Центр круг­ло­су­точ­но от­сле­жи­ва­ет во­енно-по­ли­тическую об­ста­нов­ку во всех ре­гио­нах ми­ра и опе­ра­тив­но до­во­дит её до ру­ко­во­дства аль­ян­са.

Воо­руженные си­лы НАТО пред­став­ля­ют со­бой со­во­куп­ность воо­руженных сил стран, вхо­дя­щих в Се­ве­ро­ат­лан­тический со­юз, ко­то­рые по мес­ту и ро­ли в вой­не, сред­ст­вам её ве­де­ния, опе­ра­тив­но­му пред­на­зна­че­нию, при­над­леж­но­сти к стра­те­гическим груп­пи­ров­кам, а так­же по сте­пе­ни под­чи­нён­но­сти коа­лиционным ор­га­нам управ­ле­ния под­раз­де­ля­ют­ся на ОВС НАТО и во­оруженные си­лы, ос­таю­щие­ся в национальном под­чи­не­нии. Сум­мар­но в воо­руженных си­лах (2011) на­счи­ты­ва­ет­ся свыше 16,8 тысяч тан­ков, около 25,6 тысяч ору­дий по­ле­вой ар­тил­ле­рии, ми­но­мё­тов и РСЗО, около 8 тысяч бое­вых са­мо­лё­тов (втом числе свыше 530 но­си­те­лей ядер­но­го ору­жия), свыше 960 бое­вых ко­раб­лей, свыше 200 бое­вых са­мо­лё­тов ВМС (в том числе около 80 но­си­те­лей ядер­но­го ору­жия). Мо­би­ли­зационные воз­мож­но­сти стран НАТО по люд­ским ре­сур­сам: год­ных к во­енной служ­бе около 114,5 миллионов человек и во­ен­но­обу­чен­ных свыше 17 миллионов человек. Рас­ши­ре­ние НАТО за счёт вхо­ж­де­ния в блок го­су­дарств - бывших рес­пуб­лик СССР и уча­ст­ни­ков Ор­га­низа­ции Вар­шав­ско­го до­го­во­ра (ОВД) при­ве­ло к дис­ба­лан­су ус­та­нов­лен­ных ог­ра­ни­че­ний по ко­ли­че­ст­ву воо­ру­же­ний в Ев­ро­пе. В ре­зуль­та­те НАТО име­ет боль­ше, чем раз­ре­ше­но по­ло­же­ния­ми До­го­во­ра об обыч­ных воо­руженных си­лах в Ев­ро­пе (ДОВСЕ; 2011): тан­ков - при­мер­но на 6 тысяч еди­ниц, БМП и БТР - поч­ти на 10 тысяч, артиллерийских сис­тем - бо­лее чем на 5 тысяч, са­мо­лё­тов - на 1,5 тысячи, бое­вых вер­то­лё­тов - бо­лее чем на 500 еди­ниц. Дис­ба­ланс осо­бен­но оче­ви­ден во флан­го­вых зо­нах бло­ка, где пре­иму­ще­ст­во НАТО пе­ред Рос­си­ей со­став­ля­ет свыше 1,2 тысячи тан­ков, около 2,7 тысяч бое­вых ма­шин и около 1,6 тысячи еди­ниц ар­тил­ле­рии.

Ис­то­ри­че­ски НАТО соз­да­ва­лась как ин­ст­ру­мент во­енной по­ли­ти­ки За­па­да по от­но­ше­нию к стра­нам со­циа­ли­стического ла­ге­ря. В ка­че­ст­ве главного ве­ро­ят­но­го про­тив­ни­ка рас­смат­ри­ва­лись СССР и другие го­су­дар­ст­ва ОВД. Соз­да­ние НАТО в ус­ло­ви­ях на­чав­шей­ся «хо­лод­ной вой­ны» спо­соб­ст­во­ва­ло рас­ко­лу Ев­ро­пы на во­енно-по­ли­тические груп­пи­ров­ки, уси­ле­нию гон­ки во­о­ру­же­ний и обо­ст­ре­нию кон­фрон­та­ции ме­ж­ду За­па­дом и Вос­то­ком.

По­ли­тические и пра­во­вые ос­но­вы функ­цио­ни­ро­ва­ния НАТО бы­ли за­ло­же­ны в со­дер­жа­ние До­го­во­ра. Их де­та­ли­за­ция и во­енно-тео­ре­тические по­ло­же­ния по при­ме­не­нию воо­руженных сил аль­ян­са от­ра­жа­лись в Стра­те­гической кон­цеп­ции НАТО, Стра­те­гических ру­ко­во­дя­щих ука­за­ни­ях и других кон­цеп­ту­аль­ных до­ку­мен­тах, со­дер­жа­ние ко­то­рых ме­ня­лось по ме­ре рас­ши­ре­ния аль­ян­са и эво­лю­ции взгля­дов во­енно-по­ли­тического ру­ко­во­дства на спо­со­бы ве­де­ния вой­ны. В пе­ри­од «хо­лод­ной вой­ны» бы­ли при­ня­ты 4 стра­те­гических кон­цеп­ции (1950, 1952, 1957, 1968), по­след­няя из них в во­про­сах при­ме­не­ния воо­руженных сил бло­ка име­ла уни­вер­саль­ный ха­рак­тер и дей­ст­во­ва­ла до конца 1980-х годов. С рас­па­дом ме­ж­ду­народной сис­те­мы стран со­циа­ли­стического со­дру­же­ст­ва и ОВД ру­ко­во­д­ство НАТО при­сту­пи­ло к пе­ре­смот­ру во­енно- по­ли­тических це­лей, про­воз­гла­сив, что по­ли­ти­ка аль­ян­са в об­лас­ти безо­пас­но­сти ба­зи­ру­ет­ся на трёх эле­мен­тах: диа­ло­ге, со­труд­ни­че­ст­ве и обес­пе­че­нии по­тен­циа­ла кол­лек­тив­ной обо­ро­ны. В Стра­те­гической кон­цеп­ции 1991 года под­твер­ждал­ся обо­ро­нительный ха­рак­тер Се­ве­ро­ат­лан­тического сою­за и ре­ши­мость чле­нов НАТО за­щи­щать свою без­о­пас­ность, су­ве­ре­ни­тет и тер­ри­то­ри­аль­ную це­ло­ст­ность. Од­на­ко, ут­ра­тив главного про­тив­ни­ка в ли­це СССР, ру­ко­во­дство НАТО на­ча­ло по­иск но­вых обос­но­ва­ний сво­его су­ще­ст­во­ва­ния. Так, бы­ло за­яв­ле­но, что по­тен­ци­аль­ная уг­ро­за для стран - чле­нов НАТО ис­хо­дит не от спла­ни­рованной аг­рес­сии, а от не­ста­биль­но­сти на Ев­ропейском кон­ти­нен­те, вы­зван­ной со­ци­аль­но-эко­но­мическими и по­ли­тическими про­бле­ма­ми, эт­ническими раз­но­гла­сия­ми и тер­ри­то­ри­аль­ны­ми спо­ра­ми. Кро­ме то­го, в до­ку­мен­те под­чёр­ки­ва­лось, что хо­тя сло­жив­шее­ся по­ло­же­ние в Ев­ро­пе в бли­жай­шей пер­спек­ти­ве де­ла­ет круп­но­мас­штаб­ное на­па­де­ние на со­юз­ни­ков ма­ло­ве­ро­ят­ным, всё же та­кая воз­мож­ность не мо­жет ис­клю­чать­ся. Та­ким об­ра­зом, НАТО по­шло по пу­ти рас­ши­ре­ния спи­ска воз­мож­ных уг­роз для про­еци­ро­ва­ния си­лы за тра­диционную зо­ну от­вет­ст­вен­но­сти, от­кры­вая воз­мож­но­сти для вме­ша­тель­ст­ва во внутренние де­ла других го­су­дарств. В 1992 году стра­ны аль­ян­са зая­ви­ли о го­тов­но­сти пре­дос­та­вить во­енные ре­сур­сы бло­ка для про­ве­де­ния ми­ро­творческих опе­ра­ций под эги­дой Со­ве­та по безо­пас­но­сти и со­труд­ни­че­ст­ву в Ев­ро­пе (СБСЕ). Од­но­вре­мен­но с этим хель­синк­ский сам­мит СБСЕ дал со­гла­сие на при­вле­че­ние к та­ким опе­ра­ци­ям воо­руженных сил НАТО, ко­то­рые в 1992-1996 годах по ре­ше­нию Со­ве­та Безо­пас­но­сти ООН про­ве­ли ряд опе­ра­ций по бло­ка­де Юго­сла­вии, а в 1995 году - воздушную на­сту­пательную опе­ра­цию про­тив бос­ний­ских сер­бов. С 1994 года на­ча­ла реа­ли­зо­вы­вать­ся про­грам­ма «Парт­нёр­ст­во во имя ми­ра» - во­енного со­труд­ни­че­ст­ва НАТО с ев­ропейскими го­су­дар­ст­ва­ми и бывшими советскими рес­пуб­ли­ка­ми За­кав­ка­зья и Центральной Азии, ко­то­рые не яв­ля­ют­ся чле­на­ми организации. Пер­во­на­чаль­но про­грам­ма ох­ва­ты­ва­ла 24 го­су­дар­ст­ва, их чис­ло пе­рио­ди­че­ски из­ме­ня­ет­ся с при­сое­ди­не­ни­ем к про­грам­ме но­вых го­су­дарств или всту­п­ле­ни­ем го­су­дарств, уча­ст­вую­щих в про­грам­ме, в НАТО. На начало 2012 года уча­ст­ни­ка­ми про­грам­мы яв­ля­ют­ся 22 стра­ны, в том числе РФ.

В 1999 году при­ня­та Стра­те­гическая кон­цеп­ция НАТО, оз­на­ме­но­вав­шая со­бой ка­че­ст­вен­ное из­ме­не­ние во­енно-по­ли­тического ха­рак­те­ра ор­га­ни­за­ции от су­гу­бо обо­ро­нитель­ного сою­за к сою­зу на­сту­па­тель­но­му. Кон­цеп­ция пре­ду­смат­ри­ва­ла рас­ши­ре­ние функ­цио­наль­ных и гео­гра­фических гра­ниц пу­тём при­ня­тия но­вых чле­нов в Се­ве­роат­лан­тический со­юз и ак­тив­но­го вме­ша­тель­ст­ва во внутренние де­ла су­ве­рен­ных го­су­дарств. К пе­реч­ню уг­роз, для от­ра­же­ния ко­то­рых до­пус­ка­лось при­ме­не­ние во­енные си­лы, до­ба­ви­лись: обо­ст­ре­ние внут­ри­по­ли­тические об­ста­нов­ки в го­су­дар­ст­вах вслед­ст­вие про­ва­ла со­ци­аль­но-эко­но­мических ре­форм, де­зин­те­гра­ция отдельных стран, по­пра­ние прав че­ло­ве­ка, на­ру­ше­ние функ­цио­ни­ро­ва­ния те­ле­ком­му­ни­кационных и ин­фор­мационных сис­тем, не­кон­тро­ли­руе­мая ми­гра­ция на­се­ле­ния. Не­смот­ря на при­зна­ние аль­ян­сом пра­вил при­ме­не­ния си­лы, ус­та­нов­лен­ных ме­ж­ду­на­род­ным пра­вом, в до­ку­мен­те пре­ду­смат­ри­ва­лась воз­мож­ность осу­ще­ст­в­ле­ния во­енно-си­ло­вых ак­ций без санк­ции Со­ве­та Безо­пас­но­сти ООН. Прак­тической реа­ли­за­ци­ей Стра­те­гической кон­цеп­ции яви­лась аг­рес­сия НАТО про­тив Со­юз­ной Рес­пуб­ли­ки Юго­сла­вия (СРЮ), осу­ще­ст­в­лён­ная в 1999 году под пред­ло­гом за­щи­ты прав ко­сов­ских ал­бан­цев и за­вер­шив­шая­ся от­тор­же­ни­ем от СРЮ Ко­со­ва. С августа 2003 года НАТО при­ня­ло от США и осу­ще­ст­в­ля­ет ко­ман­до­ва­ние Ме­ж­ду­народными си­ла­ми со­дей­ст­вия безо­пас­но­сти в Аф­га­ни­ста­не.

В но­вой стра­те­гической кон­цеп­ции НАТО, при­ня­той в но­ябре 2010 года, а так­же в основных кон­цеп­ту­аль­ных до­ку­мен­тах пря­мо го­во­рит­ся о даль­ней­шем рас­ши­ре­нии не толь­ко гео­гра­фической, но и функ­цио­наль­ной зо­ны от­вет­ст­вен­но­сти. Стра­те­гия аль­ян­са за­клю­ча­ет­ся в дос­ти­же­нии бе­зо­го­во­роч­но­го до­ми­ни­ро­ва­ния во всех сфе­рах ми­ро­во­го раз­ви­тия. При этом об­нов­лён­ная стра­те­гия пре­ду­смат­ри­ва­ет про­дол­же­ние транс­фор­ма­ции бло­ка из ев­ро-ат­лан­тической обо­рон­ной струк­ту­ры в ор­га­ни­за­цию, за­ни­маю­щую­ся обес­пе­че­ни­ем безо­пас­но­сти в гло­баль­ном мас­шта­бе. Гло­баль­ные уст­рем­ле­ния НАТО про­смат­ри­ва­ют­ся в её по­пыт­ках иг­рать зна­чи­мую роль не толь­ко в во­про­сах обо­ро­ны, пре­дот­вра­ще­ния воо­руженных кон­флик­тов или тер­ро­ри­стических атак, но и в во­про­сах энер­ге­тической и эко­ло­гической безо­пас­но­сти, ко­то­рые от­но­сят­ся к эко­но­мической и при­ро­до­охран­ной сфе­рам и не име­ют яр­ко вы­ра­жен­ной во­енной со­став­ляю­щей. Таким образом, ны­не дей­ст­вую­щая стра­те­гическая кон­цеп­ция НАТО яв­ля­ет­ся ло­ги­ческим про­дол­же­ни­ем про­во­ди­мой по­ли­ти­ки по гло­ба­ли­за­ции ро­ли аль­ян­са и под­ме­ной им ин­сти­ту­тов ООН. При­ме­ром её при­ме­не­ния на прак­ти­ке яв­ля­ет­ся ис­поль­зо­ва­ние воо­руженных сил аль­ян­са про­тив Ли­вии в 2011.

Официальной ос­но­вой от­но­ше­ний ме­ж­ду НАТО и РФ яв­ля­ет­ся Ос­но­во­по­ла­гаю­щий акт о вза­им­ных от­но­ше­ни­ях, со­труд­ни­че­ст­ве и безо­пас­но­сти, под­пи­сан­ный в 1997 году гла­ва­ми всех го­су­дарств - чле­нов аль­ян­са и Пре­зи­ден­том РФ. Для кон­суль­та­ций и со­труд­ни­че­ст­ва был соз­дан Со­вме­ст­ный по­сто­ян­ный со­вет (СПС). Ему на сме­ну при­шел Со­вет Рос­сия - НАТО (СРН), уч­ре­ж­дён­ный в 2002 году на встре­че на выс­шем уров­не в Ри­ме. В рам­ках СРН Рос­сия и го­су­дар­ст­ва - чле­ны НАТО ра­бо­та­ют в ка­че­ст­ве рав­но­прав­ных парт­нё­ров в об­лас­тях, пред­став­ляю­щих вза­им­ный ин­те­рес. СРН яв­ля­ет­ся ме­ха­низ­мом для про­ве­де­ния кон­суль­та­ций, дос­ти­же­ния кон­сен­су­са, со­труд­ни­че­ст­ва, вы­ра­бот­ки со­вме­ст­ных ре­ше­ний и дей­ст­вий по во­про­сам безо­пас­но­сти в Ев­ро-Ат­лан­тическом ре­гио­не. За­се­да­ния СРН на уров­не по­слов и во­енных пред­ста­ви­те­лей про­во­дят­ся под пред­се­да­тель­ст­вом ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ря НАТО не ре­же 1 раза в ме­сяц; два­ж­ды в год - на уров­не ми­ни­ст­ров иностранных дел, ми­ни­ст­ров обо­ро­ны и на­чаль­ни­ков ГШ; и по ме­ре воз­мож­но­сти - на уров­не глав го­су­дарств и пра­ви­тельств. В августе 2008 года, по­сле про­ве­де­ния РФ опе­ра­ции по при­ну­ж­де­нию Гру­зии к ми­ру и при­зна­ния не­за­ви­си­мости Южной Осе­тии и Аб­ха­зии, ра­бо­та СРН бы­ла пре­рва­на. В мар­те 2009 года гла­вы МИД стран - чле­нов аль­ян­са при­ня­ли ре­ше­ние во­зоб­но­вить со­труд­ни­че­ст­во с РФ в рам­ках СРН. Вме­сте с тем дос­тиг­ну­тые ус­пе­хи в со­труд­ни­че­ст­ве по отдельным во­про­сам (про­ти­во­дей­ст­вие тер­ро­риз­му, пи­рат­ст­ву, при­род­ным и тех­но­ген­ным ка­та­ст­ро­фам и другим) не сни­ма­ют зна­чительных раз­но­гла­сий, ко­то­рые су­ще­ст­ву­ют ме­ж­ду РФ и НАТО по фун­даментальным про­бле­мам, к ко­то­рым от­но­сят­ся про­дол­жаю­щее­ся рас­ши­ре­ние бло­ка, раз­ме­ще­ние эле­мен­тов ПРО в Ев­ро­пе, вы­ход НАТО за пре­де­лы кон­цеп­ции обо­ро­нительного сою­за, со­блю­де­ния ДОВСЕ и других.

Ге­не­раль­ные сек­ре­та­ри НАТО: Х.Л. Ис­мей (1952-1957 годы), П.А. Спа­ак (1957-1961 годы), Д. Стик­кер (1961-1964 годы), М. Бро­зио (1964-1971 годы), Й. Лунс (1971-1984 годы), лорд Кар­ринг­тон (1984-1988 годы), М. Вёр­нер (1988-1994 годы), С. Ба­лан­ци­но (и. о. 1994, и. о. 1995), В. Клас (1994-1995 годы), Х. Со­ла­на (1995-1999 годы), Дж. Ро­берт­сон (1999-2004 годы), Я. де Хоп Схеф­фер (2004-2009 годы), А.Ф. Рас­мус­сен (с 2009 года).

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература
  • Со­вет Рос­сия – НАТО. 2002–2007. М., 2007; Ки­рил­лов В.В. Рос­сия и НАТО: гео­стра­те­ги­че­ские реа­лии // Во­ен­ная мысль. 2007. № 9; Воо­ру­жен­ные си­лы за­ру­беж­ных го­су­дарств: Ин­фор­ма­ци­он­но-ана­ли­ти­че­ский сбор­ник. М., 2009
  • Спра­воч­ник НАТО. Brus­sels, 2009
  • Ер­ма­ков С.М. Транс­фор­ма­ция НАТО по­сле Лис­са­бон­ско­го сам­ми­та 2010 г.: от обо­ро­ны тер­ри­то­рии к за­щи­те все­об­ще­го дос­тоя­ния // Про­бле­мы на­цио­наль­ной стра­те­гии. 2011. № 4.
Статью разместил(а)

Верижникова Наталья Сергеевна (модератор Дробышев)

редактор

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты