ОККУПАЦИОННЫЙ РЕЖИМ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ВОЙСК

0 комментариев

Фашистский режим, установленный Германией и ее союзниками на оккупированных территориях.

С конца июня 1941 г. до декабря 1942 г. Германия при содействии своих европейских союзников захватила ок. 9% советской территории (1,9 млн км2), входившей до войны в состав Белоруссии, Украины, Молдавии, Прибалтийских республик и западных областей России. Здесь до войны проживало от 85 до 88 млн человек (ок. 40% населения страны), производилось 33% промышленной продукции, находилось 47% всех пахотных земель. Оккупационная политика Германии на этой территории осуществлялась в соответствии с преступными целями и планами, которые намеривалось осуществить ее высшее политическое руководство в войне против СССР. Планы установления нацистского «нового порядка» в других странах, захваченных вермахтом в Западной Европе, разрабатывались лишь после завершения агрессии, но планы о будущем Советского Союза начали разрабатываться в Берлине еще до завершения подготовки к «войне на Востоке». Гитлер в своих речах перед командованием вермахта зимой и весной 1941 г. заявлял, что предстоящая война против СССР должна быть «полной противоположностью нормальной войне на Западе и Севере Европы», что в ней предусматривается «тотальное разрушение» и «уничтожение России как государства». Пытаясь подвести идейную базу под эти замыслы, Гитлер объявил, что война против СССР будет «войной двух идеологий», «уничтожающим приговором большевизму» и поэтому вести ее нужно будет «с применением жесточайшего насилия». Высшее командование вермахта разделяло гитлеровскую установку на ведение против СССР «войны на уничтожение». Весной 1941 г. оно издало целый ряд приказов и распоряжений, в которых войскам предписывалось безжалостно истреблять не только красноармейцев, но и мирных советских граждан. 28 апреля 1941 г. главнокомандующий сухопутными войсками генерал-фельдмаршал В. Браухич издал приказ о «Порядке использования полиции безопасности и СД в соединениях сухопутных войск». В нем военачальникам групп армий, предназначавшихся для нападения на СССР, предписывалось тесно сотрудничать со сформированными в Германии для осуществления террора против местного населения четырьмя карательными отрядами (эйнзатцгруппами СД), в состав которых входило от 800 до 1200 убийц. 13 мая 1941 г. начальник штаба ОКВ генерал-фельдмаршал В. Кейтель подписал подготовленное генеральным штабом сухопутных войск распоряжение «О военной подсудности в районе "Барбаросса" и особых полномочиях войск», согласно которому немецкие солдаты и офицеры заранее были освобождены от ответственности за будущие преступления на оккупированной советской территории. От них требовалось быть безжалостными по отношению к мирным советским гражданам, чинить над ними расправы без суда и следствия в случае проявления враждебности или неповиновения. 19 мая 1941 г. штаб ОКВ издал «Руководящие указания о поведении войск в России». В них немецким солдатам предписывалось прибегать к «беспощадным и решительным действиям против большевистских подстрекателей, партизан, саботажников, евреев и подавлять любую попытку активного или пассивного сопротивления». 6 июня 1941 г. штаб ОКВ на основе проекта, подготовленного генеральным штабом сухопутных войск, издал «Инструкцию об обращении с политическими комиссарами», которая требовала от солдат вермахта немедленно расправляться с попавшими в немецкий плен политработниками Красной Армии. Политическое и военное руководство Германии рассчитывало, что в результате выполнения этих приказов и распоряжений будет уничтожена наиболее активная часть населения — коммунисты, комсомольцы, работники местных советов, интеллигенция. Кроме того, истреблению подлежали все евреи. По замыслу гитлеровских лидеров, после разгрома Красной Армии можно будет беспрепятственно приступить к «освоению» захваченной территории. Под руководством Г. Геринга с марта 1941 г. в Берлине начал работу «Экономический штаб особого назначения Ольденбург», который разработал подробные планы использования советской промышленности и сельского хозяйства в интересах наращивания военной мощи Германии. Эти планы перед нападением на СССР были опубликованы в т. н. «Зеленой папке» и стали руководством для деятельности немецких оккупационных властей в экономической сфере. Планами расчленения СССР и установления на его территории германского правления по поручению Гитлера с апреля 1941 г. занялся начальник внешнеполитического управления нацистской партии А. Розенберг. В сотрудничестве с МИД Германии он в начале мая подготовил план создания четырех рейхскомиссариатов. В первый из них должны были войти Прибалтийские республики и Белоруссия; во второй — западные области России (восточная часть тогда была еще не определена); в третий — Украина; в четвертый — Кавказ. В дальнейшем власть Германии должна была распространиться на Туркмению, Казахстан, Таджикистан и Киргизию. Уже с началом вторжения вермахта на территорию СССР Гитлер объявил о своем решении расширить границы Третьего рейха на востоке до Уральских гор. За Уралом владения Германии должны были бы простираться вплоть до Омска. Территорию к востоку от Омска он был готов передать союзной Японии в качестве платы за вступление в войну против СССР. Рейхсфюрер СС Г. Гиммлер после начала «войны на Востоке» возглавил работу над генеральным планом «Ост». Согласно этому плану, разработанному в апреле 1942 г., намечалось изгнать с родной земли или уничтожить до 51 млн поляков, прибалтов, украинцев и чехов. Территорию России планировалось превратить в колонию Германии, а ее население «искоренить» или изгнать за Урал. В кратчайшие сроки намечалось заселить немцами Ленинградскую, Херсонскую и Белостокскую области, Крым и Западную Литву. Разработчики этого плана исходили из положения, что «без полного уничтожения» или без ослабления разными способами «биологической силы русского народа» установить германское господство в Европе будет невозможно, поэтому необходимо «разгромить русских как народ, разобщить их». Нацистам не удалось осуществить планы уничтожения СССР, но за время оккупации части его территории они совершили бесчисленные, невиданные по своей жестокости во всей истории войн преступления и злодеяния. С первых же дней войны немецкие захватчики приступили к уничтожению мирного населения. Особенно свирепствовали эйнзатцгруппы СД. Следуя за наступавшими в глубь страны войсками вермахта, они до середины ноября 1941 г. истребили более 300 тыс. человек. К кон. 1942 г. на их счету, по самым осторожным подсчетам, было свыше 1 млн человеческих жертв, в т. ч. 100 тыс. расстрелянных, в основном евреев, в Бабьем Яре под Киевом. В кон. 1942 г. эйзатцгруппы СД были расформированы, но входившие в их состав «зондеркоманды» были включены в тыловые войска вермахта, которые занимались охраной коммуникаций и борьбой против нараставшего партизанского движения. В тыловых районах немецких групп армий, вторгшихся на советскую территорию, по мере их продвижения на восток насаждалась немецкая гражданская администрация. Общее руководство ею осуществляло министерство по делам оккупированных территорий на востоке во главе с А. Розенбергом, в то время как непосредственно на местах власть осуществлялась назначенными Гитлером рейхскомиссарами. Управление гражданским населением в Латвии, Литве, Эстонии, части Белоруссии и Ленинградской области находилось в руках рейхскомиссариата «Остланд», который возглавлял гаулейтер Шлезвиг-Гольштейна Г. Лозе. Основная часть советской Украины и часть Белоруссии была включена в состав рейскомиссариата Украина во главе с гаулейтером Восточной Пруссии Э. Кохом. Часть украинской территории — Львовская, Дрогобычская, Станиславская и Тернопольская области были переданы в состав «генерал-губернаторства Германской империи», созданного после разгрома Польши на той части ее территории, которая официально не была включена в границы Германии. Территория между реками Прут и Южный Буг была занята румынскими войсками. На оккупированных советских землях (между Днестром и Южным Бугом), румыны, по договоренности с Германией, в августе 1941 г. образовали провинцию «Транснистрия». Таким образом они получили возможность эксплуатировать часть Винницкой, Одесской, Николаевской областей Украины и левобережную часть Молдавии. Значительные районы советской Карелии были оккупированы Финляндией, которая пыталась осуществить там финнизацию коренного населения, создала ряд концентрационных лагерей, в которых под строгой охраной содержались тысячи советских граждан. Наибольшей жестокостью отличались немецкие оккупанты. По распоряжению министерства А. Розенберга 12 декабря 1941 г. в рейскомиссариатах «Остланд» и «Украина» были учреждены «чрезвычайные суды», которые выносили суровые приговоры советским гражданам. Люди, не сотрудничавшие с противником, были лишены всяких прав, их могли лишить жизни за малейшие нарушения многочисленных запретов, установленных оккупационными властями. Всюду стояли виселицы, на которых казненные висели неделями для устрашения населения, зияли свежие ямы, заполнявшиеся телами расстрелянных. Довольно скоро начались и массовые казни. В отличие от оккупированных стран Западной Европы, где они осуществлялись лишь в конце войны при отступлении немецких войск и поэтому не получили широкого распространения, на захваченной территории СССР казни стали чуть ли не повседневным явлением. В нач. 1942 г. было расстреляно 235 человек латвийской деревни Аудрини, в их числе — 110-летняя старушка и трое маленьких детей. В Белоруссии было сожжено 628 деревень, многие из них вместе с людьми. Уже после войны стало широко известно о расправе оккупантов над жителями белорусской деревни Хатынь, где 22 марта 1943 г. заживо были сожжены 149 человек, в т. ч. 76 малолетних и грудных детей. Свыше 200 тыс. человек были расстреляны и зарыты в ямы неподалеку от станции Понары в Виленской области нынешней Литовской Республики. Подсчитано, что без суда и по приговорам судов на оккупированной советской территории было преднамеренно уничтожено в общей сложности 7,4 млн человек. Немецкие оккупационные органы при содействии вермахта угнали в Германию более 5 млн советских граждан (см. Угон советских людей на работу в Германию). Большая их часть погибла из-за непосильного труда, недоедания, побоев и отсутствия какой-либо медицинской помощи. На всей оккупированной части СССР немцы ввели трудовую повинность. Под угрозой расправы к работе на захваченных промышленных предприятиях и в сельском хозяйстве за символическую заработную плату захватчикам удалось привлечь, по немецким данным, ок. 22 млн человек. Нацистское руководство в целях наибольшей эксплуатации оккупированных районов СССР и подавления в них партизанского движения подчинило территории, лежащие в непосредственной близости от линии фронта, военному командованию. Власть здесь была сосредоточена в руках главного командования сухопутных войск, командующих группами армий и армиями. Остальная территория, подчинявшаяся оккупационной администрации (входившей в состав министерства Розенберга) была разделена на рейхскомиссариаты, состоящие из генеральных округов, областей (гебитов), округов, районов, уездов, волостей. Во главе их были поставлены свои рейхс-, гебити районные комиссары. В городах образовывались управы во главе с городским головой. В районах и волостях создавались специальные комендатуры, имевшие военизированную охрану и полицейские управления. В волостях назначались старшины (бургомистры), в деревнях — старосты. На оккупированных территориях СССР немецкие оккупационные власти в основном сохранили коллективные формы ведения сельского хозяйства. Исключение составляли Прибалтика, ряд западных районов Украины, Белоруссии и России, куда возвращались старые владельцы земельных участков и даже дореволюционные помещики. В начале оккупации во многих захваченных областях немцы сохранили колхозы, что позволяло им централизованно отбирать произведенную сельхозпродукцию для нужд вермахта. Крестьяне должны были работать на рейх под надзором прибывших из Германии «сельскохозяйственных руководителей» до тех пор, пока принадлежавшие им сельскохозяйственные угодья не будут после разгрома СССР переданы в собственность германских поселенцев. Немецкая пропаганда объявляла, что целью «новой аграрной политики» на захваченных территориях является замена колхозов на частнособственнические хозяйства. Но такой переход должен был осуществляться постепенно, путем замены колхоза на общинное хозяйство. Некоторые крестьяне поначалу поверили этим демагогическим заявлениям, чему во многом способствовало недовольство методами проведения коллективизации, больно ударившими по благосостоянию и психологии людей, добросовестно трудившихся на земле. Однако и после прихода немцев большинство крестьян (за исключением тех, кто пошел на открытое сотрудничество с противником и помогал оккупантам в борьбе с партизанами, а также бывших репрессированных кулаков) индивидуальных земельных наделов не получили. Они были обязаны обрабатывать земли общинного хозяйства под надзором управляющего, а весь урожай отдавать в распоряжение оккупационных властей. Плата за такую работу была мизерной, и единственной формой выживания для многих людей становился личный приусадебный участок. В нач. 1942 г. в пропагандистских целях оккупанты распорядились начать процесс преобразования колхозов в общинные хозяйства. В ряде областей центральной России общинная земля стала именоваться «экономией», в некоторых районах Кубани созданы т. н. «десятидворки». Машинно-тракторные хозяйства объявлялись собственностью германского государства. Рабочий день крестьянина в поле продолжался 12 и более часов, за невыход на работу или сокрытие зерна полагалось строгое наказание — вплоть до заключения в лагерь или расстрела. Основная масса выращенного хлеба шла в счет обязательных поставок германскому вермахту и часто увозилась немцами прямо с полей. Кроме того, на крестьян налагались различного рода налоги (подушный, с построек, на скот, приусадебный участок, домашнюю птицу и даже собак), после уплаты которых у них практически не оставалось финансовых средств. Немцы стремились выкачать из захваченных советских земель, промышленных и сельскохозяйственных предприятий максимум прибыли. Грабежом материальных ценностей занимались, наряду с военными и гражданскими оккупационными властями, такие крупные германские концерны, как «Фридрих Крупп и Ко», «Герман Геринг», «Сименс Шуккерт», «И. Г. Фарбениндустри» и многие фирмы помельче. Но несмотря на репрессии, немцы постоянно наталкивались на пассивное и активное сопротивление со стороны местных рабочих и крестьян. Большинство советских людей, несмотря на оголтелую геббельсовскую пропаганду, знало, что час расплаты нацистов за их злодеяния близок. Под угрозой расстрела они читали и распространяли листовки подпольных организаций с информацией о положении на фронтах и успехах Красной Армии. Приход советских войск означал для них долгожданное освобождение от невыносимого фашистского рабства. Будни существования советских людей в условиях оккупации были поистине ужасны. От голода, инфекционных болезней, нещадной эксплуатации, отсутствия медицинской и другой помощи на территории, занятой врагом, преждевременно скончалось в общей сложности более 4,1 млн человек. При отступлении из захваченных советских районов вермахт, применяя тактику «выжженной земли», стремился до основания разрушить и разграбить все то, что до войны создавалось напряженным трудом многих людей, в т. ч. многочисленные культурные ценности. По данным Чрезвычайной государственной комиссии, расследовавшей злодеяния оккупантов на советской земле, материальный ущерб, нанесенный захватчиками Советскому Союзу во время войны, составлял ок. 30% его национальных богатств. За годы войны были полностью или частично уничтожены и разграблены ок. 32 тыс. промышленных предприятий, почти 100 тыс. колхозов и совхозов, 6 тыс. больниц, 82 тыс. школ, 427 музеев, 43 тыс. библиотек; было потеряно огромное количество другого промышленного, сельскохозяйственного имущества.

Исторические источники:

Преступные цели — преступные средства. Документы об оккупационной политике фашистской Германии на территории СССР. (1941 —1944 гг.). М., 1968.

Автор статьи: Кульков Е. Н.

©Великая Отечественная война. 1941-1945: Энциклопедия. 2-е изд., испр. и доп.// Отв. ред. А.О. Чубарьян; редактор, руководитель авторского коллектива М.Ю. Мягков. М.: Олма Медиа Групп, 2015

Литература
  • Черная книга: О злодейском повсеместном убийстве евреев немецко-фашистскими захватчиками. М., 1996
  • Немецко-фашистский оккупационный режим (1941—1944 гг.). М., 1965

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты