ОГРАНИЧЕНИЕ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ВООРУЖЕНИЙ

0 комментариев

ОГРАНИЧЕНИЕ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ВООРУЖЕНИЙ - один из клю­че­вых прин­ци­пов и на­прав­ле­ний современной ми­ро­вой по­ли­ти­ки, ко­то­рый за­клю­ча­ет­ся в ог­ра­ни­че­нии стра­те­гических во­ору­же­ний оп­ре­де­лён­ным ко­ли­чест­венным ли­ми­том.

ОСВ име­ет це­лью уп­ро­чне­ние меж­ду­на­род­ной без­опас­но­сти и пре­дот­вра­ще­ние во­енной уг­ро­зы и пред­став­ля­ет со­бой сред­ст­во про­ти­во­дей­ст­вия со­пер­ни­че­ст­ву го­су­дар­ств в об­ла­сти на­коп­ле­ния и со­вер­шен­ст­во­ва­ния во­ору­же­ний. Ус­та­нов­ле­ние та­ко­го ли­ми­та мо­жет быть осу­щест­вле­но пу­тём не­пре­вы­ше­ния су­щест­вую­ще­го или со­кра­ще­ния стра­те­гических во­ору­же­ний до но­во­го, бо­лее низ­ко­го уров­ня ОСВ; по свое­му ха­рак­те­ру мо­жет быть не толь­ко ка­чест­вен­ным, но и ко­ли­чест­вен­ным (например, ус­та­нов­ле­ние за­пре­та на но­вые ти­пы стра­те­гических во­ору­же­ний). Как наи­бо­лее ра­ди­каль­ную фор­му ОСВ мож­но пред­ста­вить ли­кви­да­цию на вза­им­ной ос­но­ве тех или иных со­гла­со­ван­ных ви­дов во­ору­же­ний. По на­зна­че­нию стра­те­гического во­о­ру­же­ния под­раз­де­ля­ют на стра­те­гические на­сту­па­тель­ные (удар­ные) и стра­те­гические обо­ро­ни­тель­ные. В со­став стра­те­гических на­сту­пательных воо­ру­же­ний (СНВ) вхо­дят на­зем­ные ра­кет­ные ком­плек­сы с меж­кон­ти­нен­таль­ны­ми бал­ли­стическими ра­ке­та­ми (МБР) ста­цио­нар­но­го и мо­биль­но­го ба­зи­ро­ва­ния, ра­кет­ные ПЛ стра­те­гического наз­на­че­ния с бал­ли­стическими ра­ке­та­ми под­вод­ных ло­док (БРПЛ) и стра­те­гические (тя­жё­лые) бом­бар­ди­ров­щи­ки (ТБ), ос­на­щён­ные стра­те­гическими кры­ла­ты­ми ра­ке­та­ми (КР) и авиационными бом­ба­ми. К стра­те­гическим обо­ро­нительным воо­ру­же­ни­ям от­но­сят­ся ком­плек­сы и сис­те­мы про­ти­во­ра­кет­ной обо­ро­ны (ПРО), сред­ст­ва ПВО, про­ти­во­ло­доч­ной обо­ро­ны и ра­кет­но-кос­мической обо­ро­ны, пред­на­зна­чен­ные для по­ра­же­ния стра­те­гических ра­кет и средств их ба­зи­ро­ва­ния. Ос­но­ву современных стра­те­гических воо­ру­же­ний со­став­ля­ет ядер­ное ору­жие (ЯО). Ино­гда к стра­те­гическим воо­ру­же­ни­ям от­но­сят и вы­со­ко­точ­ное ору­жие в обыч­ном сна­ря­же­нии, при­ме­няе­мое для по­ра­же­ния стра­те­ги­че­ски важ­ных объ­ек­тов.

Не­об­хо­ди­мость про­цес­са ОСВ бы­ла пре­до­пре­де­ле­на, с од­ной сто­ро­ны, сло­жив­шим­ся к началу 1970-х годов па­ри­те­том в об­лас­ти стра­те­ги­че­ских ядер­ных сил ме­ж­ду СССР и США, а с дру­гой - осо­з­на­ни­ем ка­та­ст­ро­фи­че­ских, са­мо­убий­ст­вен­ных для все­го че­ло­ве­че­ст­ва по­след­ст­вий воз­мож­но­го при­ме­не­ния ЯО. По­ни­ма­ние бес­смыс­лен­но­сти и опас­но­сти по­сто­ян­но­го на­ра­щи­ва­ния ар­се­на­лов ЯО при­ве­ло к на­ча­лу пе­ре­го­во­ров и вы­ра­бот­ке со­гла­ше­ний об ОСВ. В 1972 году СССР и США под­пи­са­ли Временное со­гла­ше­ние о не­ко­то­рых ме­рах в об­лас­ти ог­ра­ни­че­ния стра­те­гических на­сту­пательных воо­ру­же­ний (оно обя­зы­ва­ло сто­ро­ны не на­чи­нать строи­тель­ст­во до­пол­нительных ста­цио­нар­ных ПУ МБР и ог­ра­ни­чить ко­ли­че­ст­во ПУ БРПЛ и са­мих ПЛ, со­гла­ше­ние так­же со­дер­жа­ло не­ко­то­рые ка­че­ст­вен­ные ог­ра­ни­че­ния; например, за­пре­ща­лось пе­ре­обо­ру­до­ва­ние ПУ лёг­ких ра­кет в ПУ тя­жё­лых) и До­го­вор об ог­ра­ни­че­нии сис­тем ПРО 1972 года (па­кет из этих двух до­ку­мен­тов при­ня­то на­зы­вать До­го­вор ОСВ-1). В 1974 году в раз­ви­тие это­го до­го­во­ра сто­ро­ны при­ня­ли Про­то­кол, за­фик­си­ро­вав­ший их со­гла­сие иметь по од­но­му из двух пре­ду­смот­рен­ных до­го­во­ром по ПРО рай­онов раз­ме­ще­ния про­ти­во­ра­кет­ных сис­тем и их ком­по­нен­тов. В свя­зи с ис­те­че­ни­ем сро­ка дей­ст­вия Временного со­гла­ше­ния в октябре 1977 года сто­ро­ны зая­ви­ли о на­ме­ре­нии не пред­при­ни­мать каких-либо дей­ст­вий, про­ти­во­ре­ча­щих ему, до за­клю­че­ния но­во­го со­гла­ше­ния. В 1979 году СССР и США под­пи­са­ли До­го­вор об ог­ра­ни­че­нии стра­те­гических на­сту­пательных воо­ру­же­ний, так называемый До­го­вор ОСВ-2 (смотри До­го­во­ры об ог­ра­ни­че­нии стра­те­ги­че­ских воо­ру­же­ний 1972, 1979 годов). Учи­ты­вая слож­ные от­но­ше­ния ме­ж­ду СССР и США в конце 1970-х годов, ОСВ-1 и ОСВ-2 бы­ли зна­чительным дос­ти­же­ни­ем, по­сколь­ку обес­пе­чи­ва­ли боль­шую пред­ска­зуе­мость раз­ви­тия стра­те­гических на­сту­пательных воо­ру­же­ний. Пер­вым до­го­во­ром, оз­на­ме­но­вав­шим ка­че­ст­вен­но но­вый этап ог­ра­ни­че­ния ядер­ных воо­ру­же­ний, стал под­пи­сан­ный в декабре 1987 года До­го­вор о ли­к­ви­да­ции ра­кет сред­ней и мень­шей даль­но­сти, ко­то­рый по­ло­жил на­ча­ло ре­аль­ной ли­к­ви­да­ции ЯО. За 3 го­да реа­ли­за­ции его по­ло­же­ний (июнь 1988 - июнь 1991 годов) сто­ро­ны пол­но­стью ли­к­ви­ди­ро­ва­ли и не соз­да­ют ра­ке­ты сред­ней и мень­шей даль­но­сти. 31 июля 1991 года СССР и США за­клю­чи­ли До­го­вор о со­кра­ще­нии и ог­ра­ни­че­нии стра­те­гических наступательных воо­ру­же­ний (СНВ-1), ко­то­рый всту­пил в си­лу в 1994 году. До­го­вор СНВ-1 впер­вые ус­та­нав­ли­вал ог­ра­ни­че­ния на ко­ли­че­ст­во бое­за­ря­дов в груп­пи­ров­ках СНВ сто­рон (то­гда как До­го­во­ры ОСВ-1 и ОСВ-2 пре­ду­смат­ри­ва­ли лишь ог­ра­ни­чительные ме­ры при­ме­ни­тель­но к но­си­те­лям ЯО), по­сколь­ку за счёт раз­ви­тия тех­но­ло­гии раз­де­ляю­щей го­лов­ной час­ти ко­ли­че­ст­во бое­за­ря­дов у сто­рон про­дол­жа­ло рас­ти. В со­от­вет­ст­вии с по­ло­же­ния­ми До­го­во­ра СНВ-1 груп­пи­ров­ки стра­те­гического на­сту­пательного воо­ру­же­ния ог­ра­ни­чи­ва­лись сле­дую­щи­ми па­ра­мет­ра­ми: не бо­лее 6 тысяч еди­ниц на раз­вёр­ну­тых но­си­те­лях, в том числе не бо­лее 1,1 тысячи на МБР для мо­биль­ных ПУ и не бо­лее 1,54 тысяч бое­за­ря­дов на тя­жё­лых МБР, не бо­лее 1,6 тысяч раз­вёр­ну­тых но­си­те­лей, в том числе не бо­лее 154 тяжё­лых МБР, при этом впер­вые был ус­та­нов­лен пре­дел на сум­мар­ный за­бра­сы­вае­мый вес бал­ли­стических ра­кет.

По­сле рас­па­да СССР Рес­пуб­ли­ка Бе­ла­русь, Рес­пуб­ли­ка Ка­зах­стан, Ук­раи­на (на их тер­ри­то­рии раз­ме­ща­лось ЯО, ко­то­рое под­ле­жа­ло ли­к­ви­да­ции или вы­во­ду), РФ и США в 1992 году под­пи­са­ли Про­то­кол к До­го­во­ру СНВ-1 (так называемый Лис­са­бон­ский про­то­кол), по ко­то­ро­му Бе­ло­рус­сия, Ка­зах­стан и Ук­раи­на при­няли на се­бя обя­за­тель­ст­ва это­го до­го­во­ра. Од­но­вре­мен­но дан­ные стра­ны обя­за­лись в крат­чай­шие сро­ки при­сое­ди­нить­ся к До­го­во­ру о не­рас­про­стра­не­нии ЯО в ка­че­ст­ве го­су­дарств-уча­ст­ни­ков, не об­ла­даю­щих ЯО. Лис­са­бон­ский про­то­кол обес­пе­чил жиз­не­спо­соб­ность До­го­во­ра СНВ-1 и по­слу­жил вкла­дом в ук­ре­п­ле­ние ре­жи­ма не­рас­про­стра­не­ния. РФ, ос­та­вав­шая­ся един­ст­вен­ным пол­но­прав­ным уча­ст­ни­ком пе­ре­го­во­ров, в 1993 году под­пи­са­ла с США До­го­вор о даль­ней­шем со­кра­ще­нии и ог­ра­ни­че­нии стра­те­гических на­сту­пательных воо­ру­же­ний (СНВ-2). По не­му пла­ни­ро­ва­лось со­кра­тить ко­ли­че­ст­во ядер­ных бое­за­ря­дов бо­лее чем в 2 раза (до 3-3,5 тысяч еди­ниц). Кро­ме то­го, он за­пре­щал це­лый класс сис­тем - на­зем­ные МБР с раз­де­ляю­щей го­лов­ной ча­стью, ко­то­рые тра­ди­ци­он­но со­став­ля­ли главный ком­по­нент отечественной ядер­ной триа­ды (ус­лов­ное наи­ме­но­ва­ние на­зем­ных, воздушных и морских со­став­ляю­щих отечественных ядер­ных стра­те­гических сил). РФ ра­ти­фи­ци­ро­ва­ла этот до­го­вор в 2000 году с не­ко­то­ры­ми ого­вор­ка­ми. Од­на­ко США его не ра­ти­фи­ци­ро­ва­ли и фор­маль­но он в си­лу не всту­пил.

В сентябре 1997 года в Нью-Йор­ке под­пи­сан ряд российско-американских до­ку­мен­тов, при­зван­ных спо­соб­ст­во­вать про­цес­су даль­ней­ше­го со­кра­ще­ния СНВ РФ и США: Про­то­кол о про­дле­нии сро­ков вы­пол­не­ния До­го­во­ра СНВ-2 до 31 декабря 2007 года, Ме­мо­ран­дум о при­да­нии До­го­во­ру СНВ-l бес­сроч­но­го ха­рак­те­ра; со­гла­ше­ния по раз­гра­ни­че­нию стра­те­гических и не­стра­те­гических сис­тем ПРО, а так­же (совместно с Бе­ло­рус­си­ей, Ка­зах­ста­ном и Ук­раи­ной) Ме­мо­ран­дум о пра­во­пре­ем­ст­ве бывших советских рес­пуб­лик в от­но­ше­нии До­го­во­ра по ПРО. В ию­не 2002 года США офи­ци­аль­но вы­шли из До­го­во­ра по ПРО, объ­яс­нив это не­об­хо­ди­мо­стью соз­да­ния за­щи­ты от ги­по­те­тических ра­кет­но-ядер­ных уг­роз со сто­ро­ны КНДР и Ира­на. Поч­ти в то же вре­мя (24.05.2002) был под­пи­сан российско-американский До­го­вор о со­кра­ще­нии стра­те­гических на­сту­пательных по­тен­циа­лов (До­го­вор СНП), пре­ду­смат­ри­вав­ший даль­ней­шее со­кра­ще­ние стра­те­гических на­сту­пательных воо­ру­же­ний Рос­сии и США до уров­ня 1,7-2,2 тысяч опе­ра­тив­но раз­вёр­ну­тых стра­те­гических ядер­ных бое­за­ря­дов к 31 декабря 2012 года. Этот до­го­вор ут­ра­тил си­лу в свя­зи с всту­п­ле­ни­ем в си­лу но­во­го До­го­во­ра о СНВ 5 февраля 2011 года. Но­вый До­го­вор о СНВ пре­ду­смат­ри­ва­ет, что ка­ж­дая из сто­рон со­кра­ща­ет и ог­ра­ни­чи­ва­ет свои МБР и ПУ МБР, БРПЛ и ПУ БРПЛ и ядер­но­го воо­ру­же­ния ТБ та­ким об­ра­зом, что­бы че­рез 7 лет по­сле всту­п­ле­ния в си­лу на­стоя­ще­го до­го­во­ра и в даль­ней­шем их сум­мар­ные ко­ли­чест­ва не пре­вы­ша­ли сле­дую­щих ве­ли­чин: 700 еди­ниц для раз­вёр­ну­тых МБР, раз­вёр­ну­тых БРПЛ и раз­вёр­ну­тых ТБ; 1,55 тысяч еди­ниц для бое­за­ря­дов на раз­вёр­ну­тых МБР и БРПЛ, а так­же ядер­ных бое­за­ря­дов, за­счи­ты­вае­мых за раз­вёр­ну­ты­ми ТБ; 800 еди­ниц для раз­вёр­ну­тых и не­раз­вёр­ну­тых ПУ МБР, ПУ БРПЛ и раз­вёр­ну­тых и не­раз­вёр­ну­тых ТБ.

В ре­зуль­та­те реа­ли­за­ции по­ло­же­ний до­го­во­ров по ОСВ стра­те­гические ядер­ные си­лы СССР (с 1991 года РФ) и стра­те­гические на­сту­пательные си­лы США пре­тер­пе­ли зна­чительные со­кра­ще­ния, что спо­соб­ст­во­ва­ло под­дер­жа­нию стра­те­гической ста­биль­но­сти в ми­ре на бо­лее низ­ком уров­не ядер­но­го про­ти­во­стоя­ния. Це­ле­со­об­раз­ный уро­вень со­кра­ще­ний стра­те­гических воо­ру­же­ний оп­ре­де­ля­ет­ся мно­ги­ми по­ли­тическими, эко­но­мическими и во­енными фак­то­ра­ми. При этом главное ус­ло­вие, ко­то­рое долж­но со­блю­дать­ся для со­хра­не­ния стра­те­гической ста­биль­но­сти, - под­дер­жа­ние на бо­лее низ­ком уров­не ядер­но­го ба­лан­са с США, вы­ра­жаю­ще­го­ся в при­мер­ном ко­ли­че­ст­вен­ном ра­вен­ст­ве ядер­ных воо­ру­же­ний и их бое­вых воз­мож­но­стей (ко­то­рые га­ран­ти­рова­ли бы на­не­се­ние за­дан­но­го ущер­ба аг­рес­со­ру в лю­бой об­ста­нов­ке). Даль­ней­шие ша­ги по ОСВ долж­ны пре­ду­смат­ри­вать вклю­че­ние в этот про­цесс, кро­ме РФ и США, так­же и других стра­н, об­ла­даю­щих ЯО (Ве­ли­ко­бри­та­ния, Ки­тай, Фран­ция и др.).

(смотри Договор о нераспространении ядерного оружия)

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература
  • Гри­горь­ев Ю.П. Стра­те­ги­че­ские во­ору­же­ния и До­го­вор СНВ-2 // Гео­по­ли­ти­ка и безо­пас­ность. 1996. № 4
  • Ра­зо­ру­же­ние и без­опас­ность. М., 1997. Вып. 6: 1997/1998: Рос­сия и ме­ж­ду­на­род­ная сис­те­ма кон­тро­ля над воо­ру­же­ния­ми: раз­ви­тие или рас­пад; Со­вет­ско-аме­ри­кан­ские от­но­ше­ния: Го­ды раз­ряд­ки. 1969–1976: Сб. до­ку­мен­тов. М., 2007. Кн. 1–2
  • Лум­пов В.И., Виль­да­нов М.П. Уточ­не­ния и ре­ко­мен­да­ции се­на­та США по осо­бен­но­стям трак­тов­ки по­ло­же­ний и по­ряд­ку реа­ли­за­ции Но­во­го До­го­во­ра по СНВ // За­ру­беж­ное во­ен­ное обо­зре­ние. 2011. № 3

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты