ОГАТА КОРИН

0 комментариев

ОГАТА КОРИН - японский жи­во­пи­сец, кал­ли­граф, мас­тер ху­до­же­ст­вен­но­го ла­ка, ке­ра­мист.

Ра­бо­тал в Кио­то. По­лу­чил хо­ро­шее об­ра­зо­ва­ние, знал клас­сическую по­эзию, раз­би­рал­ся в искусстве но. Учил­ся у сво­его от­ца, из­вест­но­го кал­ли­гра­фа и жи­во­пис­ца Ога­ты Со­кэ­на (1621-1687), воз­глав­ляв­ше­го фа­миль­ную мас­тер­скую-ма­га­зин по из­го­тов­ле­нию ки­мо­но, позд­нее у Яма­мо­то Со­кэ­на, ху­дож­ни­ка шко­лы Ка­но. Раз­ви­вал тра­ди­ции ху­дож­ни­ков Та­ва­рая Со­та­цу, Хо­на­ми Ко­эцу. По­лу­чил почетный ти­тул хок­кё (выс­шая фор­ма при­зна­ния ху­дож­ни­ка в средневековой Япо­нии). Ра­бо­тал в жан­ре «цве­ты-пти­цы», «лю­ди». Гла­ва шко­лы де­ко­ра­тив­но-при­клад­но­го искусства Рим­па (так называемой шко­лы Со­та­цу - Ко­ри­на). Жи­во­пис­ным про­из­ве­де­ни­ям Огата при­су­щи круп­ные мас­шта­бы изо­бра­же­ния, ор­на­мен­та­лизм, лёг­кая ма­не­ра пись­ма, кал­ли­гра­фич­ность, со­че­та­ние объ­ём­но­сти и про­стран­ст­вен­но­сти с пло­ско­ст­но­стью. У Огата по­яв­ля­ет­ся ин­те­рес к внеш­ней фор­ме пред­ме­та. Со­хра­ни­лось мно­го его ри­сун­ков с на­ту­ры, не­ко­то­рые на­бро­ски ис­поль­зо­ва­лись в хо­де ра­бо­ты над шир­мой «Пав­ли­ны и маль­вы» (кол­лек­ция Хи­но­ха­ра, То­кио). Важ­ное зна­че­ние в фор­ми­ро­ва­нии его собственного сти­ля име­ло об­ра­ще­ние к тра­диционным ре­мёс­лам (рос­пись на ке­ра­ми­ке, вее­рах, ки­мо­но, соз­да­ние ла­ко­вых шка­ту­лок).

В твор­че­ст­ве Огата мож­но вы­де­лить 3 пе­рио­да. К ран­не­му эта­пу (1697-1703) от­но­сят­ся сви­ток «Хо­тэй, иг­раю­щий в мяч» (Му­зей ис­кусств Идэ­ми­цу, То­кио) и пар­ные шир­мы «Ири­сы» (Ху­дожественный му­зей Нэд­зу, То­кио) - при­знан­ный ше­девр ху­дож­ни­ка. В сво­их ра­бо­тах Огата со­сре­до­та­чи­ва­ет­ся на раз­ра­бот­ке не­сколь­ких сю­жет­ных мо­ти­вов, их по­вто­ре­нии (ири­сы, сли­ва, бам­бук, вол­на и др.). Изо­бра­же­ния ири­са встре­ча­ют­ся и в свит­ке «Яцу­ха­си» (Национальный му­зей, То­кио), в рос­пи­си на круг­лом вее­ре (Му­зей Ха­та­кэя­ма, То­кио), в ук­ра­ше­нии ла­ко­вой шка­тул­ки «Ири­сы» (Национальный му­зей, То­кио). В «Ири­сах» Огата от­ка­зы­ва­ет­ся от изо­бра­же­ния вод­но­го по­то­ка и мос­ти­ка яцу­ха­си, не­из­мен­ных мо­ти­вов, от­сы­лаю­щих к сце­не из «Исэ-мо­но­га­та­ри», ко­гда во вре­мя пу­те­ше­ст­вия по провинции Ми­ка­ва по­эт Ари­ва­ра На­ри­хи­ра ос­та­нав­ли­ва­ет­ся с друзья­ми у ру­чья с ири­са­ми. Тем са­мым од­на де­таль соз­да­ёт слож­ный смы­сло­вой и ас­со­циа­тив­ный ряд, под­во­дя­щий к эмо­цио­наль­но­му пе­ре­жи­ва­нию из­вест­ной сце­ны. Важ­ную роль иг­ра­ет ритм пя­тен и ли­ний: Огата пи­шет ири­сы как кал­ли­граф, об­ра­ща­ет­ся с цве­том так же, как с ту­шью. Вто­рой пе­ри­од, пе­ре­ход­ный (1704-1710), оз­на­ме­но­вал­ся пе­ре­ез­дом из Кио­то в Эдо. К это­му вре­ме­ни от­но­сят­ся сви­ток с аза­лия­ми (Му­зей Ха­та­кэя­ма, То­кио), рос­пись ки­мо­но «Фую­ки ко­со­дэ» (Национальный му­зей, То­кио); в шир­ме «Вол­ны» (Мет­ро­по­ли­тен-му­зей, Нью-Йорк) по­яв­ля­ет­ся не­свой­ст­вен­ная мас­те­ру экс­прес­сия, главным эле­мен­том вы­ра­зи­тель­но­сти ста­но­вит­ся ис­поль­зо­ва­ние ту­ше­вой ли­нии. Мо­да в Эдо на про­из­ве­де­ния шко­лы Ка­но, воз­мож­но, пре­до­пре­де­ли­ла осо­бен­но­сти ра­бот Огата это­го вре­ме­ни. Позд­ний этап (1710-1716) ока­зал­ся са­мым пло­до­твор­ным. Огата вновь об­ра­ща­ет­ся к твор­че­ст­ву Та­ва­рая Со­та­цу [cохранились ко­пии Огата с ширм Со­та­цу - «Бо­ги вет­ра и гро­ма» (Национальный му­зей, То­кио) и «Ма­цу­си­ма» (Ху­дожественный му­зей, Бос­тон)]. К это­му вре­ме­ни от­но­сят­ся и шир­мы «Крас­ное и бе­лое де­ре­во сли­вы» (Ху­дожественный му­зей, Ата­ми), где ху­дож­ник пы­та­ет­ся со­еди­нить жи­вые фор­мы и ор­на­мен­таль­но ор­га­ни­зо­ван­ную по­верх­ность. Сре­ди других ра­бот Огата: свит­ки «Порт­рет На­ка­му­ра Ку­ра­но­су­кэ», «Аза­лия у ру­чья» (ча­ст­ное со­б­ра­ние), «Осен­ние цве­ты» (Ху­дож. му­зей Яма­та­нэ), «Лю­бо­ва­ние ири­са­ми» (Национальный му­зей, все - То­кио); шир­мы «Бам­бук и сли­ва» (соб­ра­ние Код­зи­ри, Ка­на­га­ва), «Осен­ние цве­ты и тра­вы» (Му­зей Сан­то­ри, То­кио); вее­ра (с изо­бра­же­ни­ем по­эта Ари­ва­ры На­ри­хи­ры и др.); блю­да, вы­пол­нен­ные совместно с Ога­той Кэнд­за­ном, - с изо­бра­же­ния­ми бам­бу­ка и кал­ли­гра­фи­ей, по­эта Ши-тэ (оба - Ху­дожественный му­зей Фуд­зи­та, Оса­ка), 6-уголь­ное с изо­бра­же­ни­ем бо­га сча­стья Дзю­ро (Му­зей Оку­ра Сю­ко­кан, То­кио); шка­тул­ки для письменных при­над­леж­но­стей - «Во­семь мос­тков», «Вол­ны» (обе - Национальный му­зей, То­кио), «Вее­ра» (Му­зей Яма­то бун­ка­кан, На­ра).

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература
  • Тэй­дан Ти­са­ва. Ко­рин. То­кио, 1957 (на япон. яз.)
  • Та­на­ка Дж. Ис­кус­ст­во Ко­ри­на. То­кио, 1959 (на япон. яз.)
  • Randall D. Korin. N. Y., 1960
  • Глу­ха­ре­ва О.Н. Ога­та Ко­рин // Ис­кус­ст­во Япо­нии. М., 1965
  • Mizuo H. Edo painting: So̅tatsu and Ko̅rin. N. Y., 1972
  • Ни­ко­лае­ва Н.С. Ога­та Ко­рин. «Крас­ные и бе­лые цве­ты сли­вы» // Со­кро­ви­ща ис­кус­ст­ва стран Азии и Аф­ри­ки. М., 1979. Вып. 3; она же. Де­ко­ра­тив­ные рос­пи­си Япо­нии 16–18 вв.: от Ка­но Эй­то­ку до Ога­та Ко­ри­на. М., 1989
  • Exquisite visions: Rimpa paintings from Japan. (Cat.). Honolulu, 1980

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты