НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ В ВИЗАНТИИ

0 комментариев

Фискальная система, существовавшая в империи c конца VII до середины XII в.; общее наименование налогов – телос (букв. «подать»).

Демонтаж хозяйственных и административных институтов восточно-римского общества, на обломках которого родилась новая Византия, не мог не затронуть и фиск. Во-первых, провинциальный позднеантичный город – полис – не пережил кризиса VII в. и утратил массу своих прежних функций, в том числе роль посредника в сборе податей. Если ранее между центральным правительством и сельской периферией стоял город, которому эта периферия в фискальном смысле была подведомственна, то теперь императорская администрация устанавливала налоговые отношения напрямую со свободными крестьянскими общинами и, действуя через бюрократический аппарат, не нуждалась в соответствующих полисных структурах. Во-вторых, к концу VII в. ушла в прошлое универсальная поземельно-подушная подать – т.н. iugatio-capitatio, – введенная императором Диоклетианом на заре эры домината (конец III в.). Активное переселение в Византию варваров смело этот базовый элемент позднеантичного фиска, и в царствование Юстиниана II подушный налог отделился от поземельного и отныне касался каждого человека без изъятия. Персональная подать теперь не увязывалась с обязательной оседлостью в деревне, т.е. отпала веская причина прикрепления налогоплательщика к земле, что в свою очередь фактически поощряло крестьянскую свободу передвижения. На фоне аграризации и натурализации византийской экономики в VIII – IX вв. ключевой податной категорией являлись земледельцы (георги), а базовой фискальной единицей – деревня (хорион). Налоговое бремя распределялось и в форме натуральных платежей, что было предпочтительно для крестьян, и денежных податей, а также в виде различных государственных работ.

Налогообложение являлось наиболее эффективным методом комплектования государственной казны, а расширение империи, возвращение некогда утраченного «римского наследства» стало одной из коренных задач Константинополя. Впрочем, Византию интересовали не столько новые владения, сколько новые люди, т.е. потенциальные налогоплательщики. Увеличение подконтрольных Константинополю областей было ценно не само по себе, а лишь за счет роста податного населения Византии: вовлечение в ее фискальную орбиту большего количества людей обогащало империю во всех смыслах. Сокращение же территории Византии неизбежно вызывало ее обнищание.

В начале IX в. преобразования Никифора I Геника завершили складывание системы налогообложения. Основным поземельным побором оставался демосий (он же канон): он высчитывался для каждой фискальной единицы, занесенной в кадастр – податный перечень с исчерпывающей информацией о налогоплательщике. К вносившемуся золотом демосию (первые сведения о взимании его в денежной форме относятся к 769 г.) прибавился капникон – «подымное», т.е. налог c очага (с семьи). С 820-е гг. размер демосия составлял 2 номисмы (1 номисма собственно за землю, и еще 1 – за обеспечение ее тягом и рабочей силой), а капникона – 2 милиарисия. Вместе с этими двумя важнейшими податями действовало значительное число косвенных и экстраординарных налогов (общее название – параколуфемата) на строительство и содержание инфраструктурных объектов и укреплений. В целях лучшего наполнения императорской казны Никифор I ввел аллиленгий – круговую поруку, когда крестьянская община платила за неимущих членов.

Характер налогообложения был переменчивым: сумма податей периодически увеличивалась или уменьшалась в зависимости от конкретных обстоятельств, в первую очередь от площади земли, принадлежавшей налогоплательщику. Для поддержания данного соотношения между размерами надела и выплачиваемых с него податей правительственные чиновники периодически производили т.н. выравнивание – передел земли в соответствии с суммой налогов, возложенных на владельца участка. Обновление кадастра, вызванное необходимостью пересмотра податей, происходило нерегулярно: во времена старого Рима – одиножды в индикт (15-летие), а с примерно 995 г. раз в 30 лет. Четкая взаимозависимость землевладения и обязанности платить подати привела к тому, что владелец земли являлся таковым «лишь тогда и поскольку, когда и поскольку он исполнял государственные повинности и в соответствии с этим был внесен в податные списки» (А.П. Каждан), а не имевший земельной собственности считался «свободным от податей».

Базовой экспортно-импортной (таможенной) пошлиной и с византийских, и с иностранных торговцев являлся коммеркий (в размере 10 процентов от стоимости товара), а налог с ремесленных мастерских брался натурой – частью произведенной продукции.

Фискальной системой заведовал логофет геникона, который каждую осень (в сентябре – октябре после сбора урожая) отряжал своих представителей в провинцию, где они находились под надзором стратигов. Анаграфевсы следили за соблюдением материального ценза (оценку имущества), эпопты проверяли кадастр, эксисоты раскладывали подати и уточняли ридзу – генеральную налоговую сумму, собиравшуюся с митрокомии, – а диикиты непосредственно выколачивали подати и несли за них материальную ответственность. Финансовое управление фемы курировал протонотарий, на которого было возложено взимание косвенных податей, а также армейское снабжение. Центральный аппарат логофета геникона, куда стекались налоговые поступления, являлся унифицированной и хорошо отлаженней структурой, включавшей в себя не менее 11 различных департаментов. Важнейшими из них были два – сакелла (денежные подати) и вестиарий (натуральные налоги): обе канцелярии, возглавлявшиеся хартулариями, занимались хранением и распределением собранных средств. В XII в. главным налоговым функционером, отправляемым на места из центра, стал практор, тогда как в компетенцию апографевса вошли подготовка практик (т.е. кадастр) и назначение податного бремени.

С середины – второй половины XI в. Константинополь перешел к откупной налоговой системе: этот курс, активно проводившийся императором Константином Х Дукой, продолжился и в эпоху Комнинов, когда целые области передавались откупщикам (эпискептитам). Власть делегировала сбор податей частным лицам, и хотя обеспечила себя стабильным источником дохода, во-первых, поощряла самоуправство откупщиков, стремившихся взыскать как можно большую сумму с налогоплательщиков, и во-вторых, стимулировала усиление податного гнета (из уже выколоченных податей чуть ли не половина оседала у недобросовестных налоговиков). Наконец, в-третьих, наличие налогового откупа провоцировало эпискептитов на создание собственного административного штата, выстраивавшегося по образцу государственной бюрократии и существовавшего параллельно с ней. В итоге «не количество разнообразных налогов и их размеры, а произвол налоговых чиновников был главным бедствием для населения Византии» (Г.Г. Литаврин).

По мере укрепления вотчинного хозяйства (см. Парики, Прония, Экскуссия) в XII и последующих веках число податей, уплачивавшихся государству, неуклонно сокращалось. Это негативно отражалось на состоянии имперской казны и финансово-политическом потенциале Византии, а также на положении ее населения, нередко оказывавшегося под двойным гнетом – вотчинника-дината и налогового сборщика.

Автор статьи: А. Н. Слядзь

Литература
  • Бардола К.Ю. Особенности обложения подымным налогом в Византии. Капникон // Древности-2010. Харьковский историко-археологический ежегодник.
  • Бардола К.Ю. Синона. Пути трансформации византийской налоговой практики // Древности-2011. Харьковский историко-археологический ежегодник.
  • Бардола К.Ю. Финансовая администрация Византии VII – IX вв. // Середньовічна Європа: погляд з кінця ХХ ст. Матеріали Міжнародної наукової конференції. Чернівці, 2000.
  • Каждан А.П. К вопросу об особенностях феодальной собственности в Византии VIII – X вв. // Византийский временник. 1956. Т. 10 (35).
  • Литаврин Г.Г. Как жили византийцы. 4-е изд. СПб., 2014.
  • Литаврин Г.Г. К вопросу о значении налога натурой в Византии Х в. // ΣΤΡΑΤΗΓΟΣ: Сб. ст. в честь В.В. Кучмы. Армавир, 2008.
  • Dölger F. Beiträge zur Geschichte der byzantinischen Finanzverwaltung besonders des 10. und 11. Jahrhunderts. Leipzig, 1927.
  • Oikonomides N. Fiscalite et exemption fiscale a Byzance (IXe-XIe s.). Athènes, 1996.
  • Treadgold W. The Byzantine State Finances in the Eighth and Ninth Centuries. New York, 1982.

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты