МУСУЛЬМАНСКОЕ ПРАВО

0 комментариев

МУСУЛЬМАНСКОЕ ПРАВО (Арабское «фикх», буквально - глу­бо­кое по­ни­ма­ние, зна­ние) - ис­лам­ская док­три­на о пра­ви­лах по­ве­де­ния му­суль­ман; му­сульманская юрис­пру­ден­ция.

Основное со­дер­жа­ние Мусульманского права - вы­те­каю­щие из ша­риа­та пра­ви­ла по­ве­де­ния ве­рую­щих и санк­ции за не­вы­пол­не­ние этих пред­пи­са­ний. Сло­жи­лось в VII-X веках в свя­зи со ста­нов­ле­ни­ем му­сульманского государства - Ха­ли­фа­та. Фор­ми­ро­ва­ние Мусульманского права бы­ло обу­слов­ле­но, с од­ной сто­ро­ны, не­об­хо­ди­мо­стью при­ве­де­ния фак­ти­че­ски дей­ст­во­вав­ше­го пра­ва в со­от­вет­ст­вие с ре­лигиозными нор­ма­ми ис­ла­ма, с другой сто­ро­ны - по­треб­но­стя­ми ре­гу­ли­ро­ва­ния об­щественных от­но­ше­ний на прин­ци­пах, ос­но­ван­ных на ре­лигиозно-этическом уче­нии ис­ла­ма.

Основными ис­точ­ни­ка­ми пра­во­вых ре­ше­ний ста­ли счи­тать­ся Ко­ран и сун­на, со­дер­жа­щие, со­глас­но Мусульманскому праву, от­ве­ты на лю­бые во­про­сы, ко­то­рые пра­во­ве­ды (фа­ки­хи) долж­ны «из­влечь» из них. Са­мо­стоятельным ис­точ­ни­ком бы­ло при­зна­но еди­но­глас­ное мне­ние му­сульманской об­щи­ны (ид­жма). По­сте­пен­но сло­жи­лись приё­мы «из­вле­че­ния» из ос­но­во­по­ла­гаю­щих ис­точ­ни­ков пра­во­вых ре­ше­ний. Они бы­ли по­ло­же­ны в ос­но­ву ид­жти­ха­да, под ко­то­рым фа­ки­хи ста­ли по­ни­мать ра­цио­наль­ные ме­то­ды фор­му­ли­ро­ва­ния ре­ше­ний по во­про­сам, не упо­мя­ну­тым пря­мо в Ко­ра­не и сун­не или не от­ра­жён­ным в еди­но­душном мне­нии спод­виж­ни­ков про­ро­ка Му­хам­ме­да, а так­же приё­мы из­вле­че­ния та­ких ре­ше­ний из пред­пи­са­ний этих ис­точ­ни­ков, из­ло­жен­ных в са­мой об­щей ал­ле­го­ричной фор­ме.

Поя­ви­лось по­ня­тие кы­яс, при­зна­ние ко­то­ро­го в ка­че­ст­ве основной фор­мы ид­жти­ха­да и ис­точ­ни­ка Мусульманского права на­ря­ду с Ко­ра­ном, сун­ной и идж­ма по­ло­жи­ло на­ча­ло тео­рии и ме­то­до­ло­гии му­сульманской юрис­пру­ден­ции (усуль аль-фикх).

В X веке Мусульманское право окон­ча­тель­но сло­жи­лось в ка­че­ст­ве са­мо­сто­ятельной ди­сцип­ли­ны, от­но­ся­щей­ся к ре­лигиозным нау­кам (ман­ку­лат). Не­смот­ря на его фор­маль­ное от­де­ле­ние от бо­го­сло­вия (ка­лам) и вра­ж­деб­ное от­ноше­ние пра­во­ве­дов-тра­ди­цио­на­ли­стов к бо­го­сло­вам, Мусульманское право и ка­лам до­пол­ня­ли друг дру­га, раз­ра­ба­ты­вая различные сто­ро­ны еди­но­го ис­лам­ско­го уче­ния о ре­лигиозной ис­ти­не и об­ра­зе жиз­ни.

Пред­ме­том Мусульманского права ста­ли изу­че­ние пра­вил куль­та и ис­пол­не­ния ре­лигиозных обя­зан­но­стей (иба­дат), оп­ре­де­ляю­щих от­но­ше­ния му­суль­ман с Ал­ла­хом, пра­во­вых норм, ре­гу­ли­рую­щих от­но­ше­ния ме­ж­ду людь­ми, а так­же от­но­ше­ния му­сульманского го­су­дар­ст­ва с под­дан­ны­ми, другими кон­фес­сия­ми и го­су­дар­ст­ва­ми (муа­ма­лят).

К IX-X векам об­ра­зо­ва­лись сун­нит­ские тол­ки (маз­ха­бы). К XIV веку со­хра­ни­лись 4 сун­нит­ских маз­ха­ба, а так­же несколько ши­ит­ских школ, из ко­то­рых прак­тическое зна­че­ние в ка­че­ст­ве дей­ст­вую­щих ре­ли­ги­оз­но-пра­во­вых тол­ков со­хра­ня­ют маз­ха­бы има­ми­тов, зей­ди­тов и ис­маи­ли­тов. С середины IX века в Мусульманском праве сун­ни­тов ста­ла ут­вер­ждать­ся идея о том, что толь­ко круп­ные пра­во­ве­ды про­шло­го име­ли пра­во на ид­жти­хад; в середине X века был до­с­тиг­нут мол­ча­ли­вый кон­сен­сус, в со­от­вет­ст­вии с ко­то­рым по­яв­ле­ние но­вых маз­ха­бов ста­ло не­воз­мож­ным. Пра­во­ве­ды обя­за­ны бы­ли сле­до­вать уче­нию оп­ре­де­лён­но­го маз­ха­ба в фор­ме так­ли­да. Раз­ви­тие Мусульманского права про­дол­жа­лось в рам­ках при­знан­ных маз­ха­бов, при­чём основное вни­ма­ние уде­ля­лось сис­те­ма­ти­за­ции вы­во­дов мудж­та­хи­дов про­шло­го, ком­мен­ти­ро­ва­нию и пе­ре­ра­бот­ке их тру­дов.

Ши­ит­ские пра­во­ве­ды вы­ра­бо­та­ли иную клас­си­фи­ка­цию Мусульманского права, под­раз­де­ляя его нор­мы на 4 груп­пы, ре­гу­ли­рую­щие со­от­вет­ст­вен­но по­ря­док от­прав­ле­ния ре­лигиозных обя­зан­но­стей (иба­дат); дву­сто­рон­ние сдел­ки (укуд), вклю­чая брак; од­но­сто­рон­ние сдел­ки, со­вер­шае­мые в оп­ре­де­лён­ной фор­ме (ика­ат); от­вет­ст­вен­ность за пре­сту­п­ле­ния и обя­за­тель­ст­ва, вы­те­каю­щие из при­чи­не­ния вре­да, ли­бо од­но­сто­рон­ние сдел­ки или дей­ст­вия, со­вер­ше­ние ко­то­рых не тре­бу­ет осо­бой фор­мы (ах­кам).

Осо­бен­но­стью боль­шин­ст­ва норм Мусульманского права яв­ля­ет­ся ка­зуи­стич­ность, в це­лом ему при­су­щи пар­ти­ку­ля­ризм, не­оп­ре­де­лён­ность и про­ти­во­ре­чи­вость со­дер­жа­ния при за­пу­тан­но­сти ис­точ­ни­ков. При ре­ше­нии сход­ных во­про­сов мо­гут при­ме­нять­ся не­сов­па­даю­щие вы­во­ды различных маз­ха­бов. Да­же в рам­ках од­но­го тол­ка со­су­ще­ст­ву­ют про­ти­во­ре­чи­вые пра­ви­ла. По­это­му под­держ­ка го­су­дар­ст­вом оп­ре­де­лён­но­го тол­ка Мусульманского права не оз­на­ча­ла ус­та­нов­ле­ния сис­те­мы еди­но­об­раз­ных норм.

При­ме­не­ние по­ло­же­ний Мусульманского права в пра­во­вой прак­ти­ке Ос­ман­ской им­пе­рии XVI века и им­пе­рии Ве­ли­ких Мо­го­лов II-й половины XVII века от­ли­ча­лось осо­бой ши­ро­той и по­сле­до­ва­тель­но­стью. Од­на­ко в це­лом су­деб­ная прак­ти­ка Мусульманского права ни­ко­гда не сов­па­да­ла пол­но­стью с тео­ри­ей му­сульманской юрис­пру­ден­ции.

Са­мую раз­ви­тую от­расль Мусульманского права пред­став­ля­ет со­бой пра­во лич­но­го ста­ту­са - со­во­куп­ность норм, рег­ла­мен­ти­рую­щих брач­но-се­мей­ные, на­след­ст­вен­ные и близ­кие к ним от­но­ше­ния (пра­во­спо­соб­ность, ре­жим вак­фов и т. п.). От­расль уго­лов­но­го (де­ликт­но­го) Мусульманского права вклю­ча­ет в се­бя санк­ции за все пра­во­на­ру­ше­ния не­за­ви­си­мо от их ха­рак­те­ра.

Нор­мы государственного, административного и фи­нан­со­во­го пра­ва, раз­ра­ба­ты­вав­шие­ся му­сульманскими пра­во­ве­да­ми, вы­сту­па­ли вто­ро­сте­пен­ным эле­мен­том Мусульманского права и в зна­чительной сте­пе­ни пред­став­ля­ли со­бой от­вле­чён­ную тео­рию, бо­лее или ме­нее по­сле­до­ва­тель­но осу­ще­ст­в­ля­ясь лишь в том, что ка­са­лось на­ло­го­об­ло­же­ния. Это же в це­лом мож­но ска­зать и о нор­мах ме­ж­ду­народного пра­ва.

Мусульманское право не ох­ва­ты­ва­ло всех юри­дических норм, при­ме­няв­ших­ся в сред­ние ве­ка в му­сульманских стра­нах, хо­тя и за­ни­ма­ло в их пра­во­вых сис­те­мах центральное ме­сто. На­ря­ду с ним здесь дей­ст­во­ва­ли за­ко­но­дательные ак­ты го­су­дар­ст­ва, ко­то­рые мог­ли от­хо­дить от вы­во­дов фа­ки­хов. При­ме­ня­лись и нор­мы ев­ропейского пра­ва, что до­пус­ка­лось в Ос­ман­ской им­пе­рии по ре­жи­му ка­пи­ту­ля­ций.

Во II-й половине XIX века в пра­во­вых сис­те­мах наи­бо­лее раз­ви­тых му­сульманских стран (в ча­ст­но­сти, в Ос­ман­ской им­пе­рии) Мусульманское право ус­ту­пи­ло ве­ду­щее ме­сто за­ко­но­да­тель­ст­ву, ско­пи­ро­ван­но­му с западно-ев­ропейских об­раз­цов. Оно со­хра­ни­ло по­зи­ции главным образом в ре­гу­ли­ро­ва­нии от­но­ше­ний лич­но­го ста­ту­са и прак­ти­че­ски пе­ре­ста­ло при­ме­нять­ся в государственном, административном, уго­лов­ном, тор­говом, а в зна­чительной сте­пе­ни и в гражданском пра­ве. Вме­сте с тем в это вре­мя бы­ла про­ве­де­на пер­вая официальная ко­ди­фи­ка­ция его норм пу­тём при­ня­тия в 1869-1877 Мад­жал­лат аль-ах­кам ал-ад­лийя - гражданского ко­дек­са Ос­ман­ской им­пе­рии.

Со II-й половины XIX века об­щей тен­ден­ци­ей бы­ло не­ук­лон­ное па­де­ние ро­ли Мусульманского права. Вме­сте с тем его отдельные от­рас­ли, ин­сти­ту­ты и нор­мы про­дол­жа­ют при­ме­нять­ся во мно­гих стра­нах за­ру­беж­но­го и рос­сий­ско­го му­сульманского Вос­то­ка. Наи­бо­лее ши­ро­ко дей­ст­ву­ет от­расль лич­но­го ста­ту­са. Ин­сти­ту­ты Мусульманского права со­хра­ня­ют своё зна­че­ние в уго­лов­ном пра­ве (например, стран Пер­сид­ско­го залива), при­чём их влия­ние на дан­ную от­расль пра­ва ря­да стран (Ли­вия, Иран, Па­ки­стан, Мав­ри­та­ния и др.) с по­след­ней тре­ти XX века уси­ли­ва­ет­ся. В боль­шин­ст­ве му­сульманских стран со­хра­ня­ют­ся ша­ри­ат­ские су­ды, вос­ста­нов­лен­ные в по­след­ней чет­вер­ти XX века в Па­ки­ста­не, Су­да­не, на Фи­лип­пи­нах и в других стра­нах. Сре­ди му­суль­ман Рос­сии и стран пост­со­вет­ской Средней Азии и За­кав­ка­зья брач­но-се­мей­ные, уго­лов­ные и бы­то­вые нор­мы Мусульманского права не яв­ля­ют­ся юри­ди­че­ски обя­за­тель­ны­ми, од­на­ко про­дол­жа­ют со­блю­дать­ся на прак­ти­ке. В ря­де стран за­ко­но­да­тель­ст­во по лич­но­му ста­ту­су и уго­лов­но­му пра­ву пре­ду­смат­ри­ва­ет, что в слу­чае от­сут­ст­вия нор­мы в за­ко­не над­ле­жит при­ме­нять вы­во­ды му­сульманского пра­ва.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература
  • Ша­ри­ат и суд (Вещ­ное и обя­за­тель­ное пра­во). Пе­ре­вод при­ме­няе­мо­го в От­то­ман­ской им­пе­рии гра­ж­дан­ско­го сво­да (Мэд­жел­лэ). Таш., 1911–1912. Т. 1–3
  • Му­хам­мад б. ал-Ха­сан аш-Шай­ба­ни. Ал-Джа­ми‘ ал-Ка­бир. Ка­ир, 1936; Schacht J. The origins of Muham­ma­dan jurisprudence. Oxf., 1979; An intro­duc­tion to Islamic law. Oxf., 1984
  • Сю­ки­яй­нен Л.Р. Му­суль­ман­ское пра­во: во­про­сы тео­рии и прак­ти­ки. М., 1986; Ша­ри­ат и му­суль­ман­ско-пра­во­вая куль­ту­ра. М., 1997
  • Абу Йу­суф, Йа‘куб б. Иб­ра­хим ал-Ку­фи. Ки­таб ал-ха­радж. СПб., 2001
  • Peters R. Crime and pu­nishment in Islamic law. Camb., 2005
  • Бур­хан ад-дин Мар­ги­на­ни. Хи­доя. М., 2010. Ч. 1–2; Му­суль­ман­ское пра­во. Биб­лио­гра­фи­че­ский ука­за­тель... / Сост. Э. А. Уру­со­ва, Ю. В. Ива­нов. М., 2010

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты