МОСКОВСКАЯ УСОБИЦА

0 комментариев

МОСКОВСКАЯ УСОБИЦА - фео­даль­ная вой­на в Мо­с­ков­ском ве­ли­ком кня­же­ст­ве, ди­на­стическая вой­на кня­зей раз­ных ли­ний московских Рю­ри­ко­ви­чей за об­ла­да­ние московским ве­ли­ко­кня­жес­ким сто­лом.

Главными со­пер­ни­ка­ми в Московской усобице ста­ли, с од­ной сто­ро­ны, великий князь мо­с­ков­ский Ва­си­лий II Ва­силь­е­вич, с дру­гой - его дя­дя, вто­рой по стар­шин­ст­ву сын великого князя вла­ди­мир­ско­го Дмит­рия Ива­но­ви­ча Дон­ско­го, зве­ни­го­род­ско-га­лиц­кий удель­ный князь Юрий Дмит­рие­вич и два его сы­на - Ва­си­лий Юрь­е­вич Ко­сой и Дмит­рий Юрь­е­вич Ше­мя­ка.

С са­мо­го на­ча­ла в по­ли­тические и во­енные со­бы­тия Московской усобицы так или ина­че бы­ли во­вле­че­ны все московские Рю­ри­ко­ви­чи, пра­ви­те­ли со­сед­них вел. кня­жеств (Твер­ско­го, Яро­слав­ско­го, Ря­зан­ско­го), рос­тов­ские и ни­же­го­род­ско-суз­даль­ские Рю­ри­ко­ви­чи, а так­же Нов­город­ская рес­пуб­ли­ка и Великое княжество Ли­тов­ское (ВКЛ).

Юри­дическим по­во­дом для Московской усобицы стал пункт за­ве­ща­ния Дмит­рия Дон­ско­го о том, что в слу­чае смер­ти его стар­ше­го сы­на, великого князя мос­ков­ско­го Ва­си­лия I Дмит­рие­ви­ча, при­на­дле­жав­ший ему «удел» (часть) в Московском великом княжестве (ве­ли­ко­кня­же­ский стол, пре­об­ла­даю­щая до­ля в Мо­ск­ве и в т. н. го­род­ских ста­нах, др. го­ро­да и во­лос­ти), а так­же, ве­ро­ят­но, великое кня­же­ние Вла­ди­мир­ское («от­чи­на» пра­вя­ще­го московского кня­зя) пе­ре­да­ва­лись сле­дую­ще­му по стар­шин­ст­ву сы­ну Дмит­рия Дон­ско­го (при этом ос­во­бо­ж­дав­ший­ся удел но­во­го великого кня­зя мос­ков­ско­го под­ле­жал пе­ре­де­лу ме­ж­ду ос­таль­ны­ми брать­я­ми). Дан­ный пункт объ­яс­нял­ся по­ли­тической си­туа­ци­ей вес­ны 1389 года, ког­да со­став­ля­лось за­ве­ща­ние, в ча­ст­но­сти тем, что Ва­си­лий I ещё не имел на­след­ни­ков. Во вре­мя прав­ле­ния великого князя мос­ков­ско­го Ва­си­лия I (1389-1425 годы) князь Юрий Дмит­рие­вич вы­сту­пал ло­яль­ным «мо­лод­шим бра­том» великого кня­зя, но уже то­гда он фак­ти­че­ски зая­вил свои «на­след­ст­вен­ные пра­ва» на ве­ли­ко­кня­же­ский стол: ни в од­ном из трёх за­ве­ща­ний Ва­си­лия I, в ко­то­рых на­след­ни­ком объ­яв­лял­ся его сын (до 1417 года Иван, а по­сле его смер­ти - Ва­си­лий), сре­ди ду­ше­при­каз­чи­ков-га­ран­тов нет име­ни его бра­та Юрия.

Со­ци­аль­ную ба­зу и ма­те­ри­аль­ные ре­сур­сы Московской усобицы обес­пе­чи­ли де­мо­гра­фический рост слу­жи­лых сло­ёв в хо­де ин­тен­сив­но­го раз­ви­тия зем­ле­вла­де­ния (главным образом вот­чин­но­го) в конце XIV - начале XV веков (в т. ч. в московских уде­лах - Зве­ни­го­ро­де, Мо­жай­ске и др.) и про­мы­сло­вая ко­ло­ни­за­ция (в до­пол­нительных час­тях уде­лов - Га­ли­че, Вят­ке, Бе­ло­озе­ре и др.).

Пер­вый этап Мо­с­ков­ской усо­би­цы (фев­раль 1425 года - июнь 1434 года). По­сле смер­ти Ва­си­лия I (27 февраля 1425 года), у ко­то­ро­го ос­тал­ся сын, кн. Юрий Дмит­рие­вич от­верг при­зыв митрополита Фо­тия (воз­глав­лял вме­сте с великой княгиней Со­фьей Ви­тов­тов­ной опе­кун­ский со­вет при 10-лет­нем Ва­си­лии II Ва­силь­е­ви­че) при­быть в Мо­ск­ву и при­знать се­бя «мо­лод­шим бра­том» но­во­го великого кня­зя. Вме­сто это­го из Зве­ни­го­ро­да он от­пра­вил­ся в Га­лич, на­чав под­го­тов­ку к во­енным дей­ст­ви­ям, при этом сто­ро­ны со­гла­си­лись на пе­ре­ми­рие до 29 июня 1425 года. Московские вла­сти со­чли на­ру­ше­ни­ем пе­ре­ми­рия «при­зыв­ные» гра­мо­ты кн. Юрия Дмит­рие­ви­ча к сво­им вас­са­лам на служ­бу, и со­еди­нён­ное вой­ско великого кня­зя и трёх его дя­дей (Ан­д­рея, Пет­ра и Кон­стан­ти­на Дмит­рие­ви­чей) на­пра­ви­лось к Га­ли­чу, од­на­ко Юрию Дмит­рие­ви­чу со свои­ми вой­ска­ми уда­лось ук­ло­нить­ся от сра­же­ния и уй­ти в Ниж­ний Нов­го­род.

По­сле­до­вав­шие за­тем по­езд­ки Фо­тия к Юрию Дмит­рие­ви­чу в Га­лич (ми­тро­по­лит в оп­ре­де­лён­ный мо­мент да­же про­клял удель­но­го кня­зя) при­ве­ли к пе­ре­го­во­рам и за­клю­че­нию в том же го­ду пе­ре­ми­рия, по ко­то­ро­му Юрий обя­зы­вал­ся «не ис­ка­ти кня­же­ния ве­ли­ко­го со­бою», оно со­хра­ня­лось за Ва­си­ли­ем II, но окон­чательное ре­ше­ние ос­та­ва­лось за ор­дын­ским ха­ном. Ус­ло­вия бы­ли вы­год­нее Ва­си­лию II: главным га­ран­том его вла­сти в Московском великом княжестве был дед по ма­те­ри, великий князь ли­тов­ский Ви­товт, ко­то­рый, по­ми­мо ди­пло­ма­тического дав­ле­ния и пря­мой во­енной помо­щи (ВКЛ в конце 1420-х годов дос­тиг­ло апо­гея сво­его влия­ния в Северо- Восточной и Северо-Западной Ру­си), обес­пе­чи­вал под­держ­ку со сто­ро­ны сво­его вер­но­го со­юз­ни­ка ха­на Улуг-Му­хам­ме­да. Но­вый до­го­вор Ва­си­лия II и князя Юрия Дмит­рие­ви­ча (март 1428 год) уточ­нил ряд норм пре­ды­ду­ще­го: дя­дя при­знал се­бя «мо­лод­шим бра­том» пле­мян­ни­ка, од­на­ко по при­ка­зу по­след­не­го в слу­чае на­ча­ла во­ен. дейст­вий в по­ход долж­ны бы­ли от­прав­лять­ся стар­шие сы­но­вья кн. Юрия, но не он сам; под­твер­жда­лись преж­ние тер­ри­то­ри­аль­ные ус­туп­ки Юрия в поль­зу его млад­ше­го бра­та Кон­стан­ти­на. Зве­ни­го­род­ско-га­лиц­кий князь по­лу­чал пра­во 4 го­да не пла­тить ор­дын­ский вы­ход со сво­их московских вла­де­ний (Зве­ни­го­род, Ру­за).

Си­туа­ция прин­ци­пи­аль­но из­ме­ни­лась по­сле смер­ти Ви­тов­та (октябрь 1430 год) и митрополита Фо­тия (июль 1431 год). В поль­зу Юрия ста­ли скло­нять­ся са­нов­ни­ки ха­на Улуг-Му­хам­ме­да. Ва­си­лий II (август 1431 год) и Юрий Дмит­рие­вич (сентябрь 1431 год) от­пра­ви­лись в Ор­ду, вер­нув­шись на­зад толь­ко к кон­цу ию­ля 1432 года. Бла­го­да­ря ди­пло­ма­тическим уси­ли­ям московских бо­яр (гл. обр. И.Д. Все­во­ло­жа) хан от­дал яр­лык на вел. кня­же­ние Ва­си­лию II, Юрий Дмит­рие­вич по­лу­чил в ка­че­ст­ве ком­пен­са­ции Дмит­ров с во­лос­тя­ми.

Од­на­ко вско­ре по­сле ин­тро­ни­за­ции во Вла­ди­ми­ре в при­сут­ст­вии ор­дын­ско­го по­сла (5 октября 1432 года) вел. кн. Ва­си­лий II си­лой из­гнал на­ме­ст­ни­ков дя­ди из Дмит­ро­ва и в первой половине 1433 года за­клю­чил вас­саль­но-со­юз­ные до­го­во­ры с мо­жай­ским кн. Ива­ном Ан­д­рее­ви­чем и его бра­том ве­рей­ским кн. Ми­хаи­лом Ан­д­рее­ви­чем, с кн. Ва­си­ли­ем Яро­сла­ви­чем (един­ст­вен­ным пред­ста­ви­те­лем сер­пу­хов­ской вет­ви моск. Рю­ри­ко­ви­чей) и, ви­ди­мо, с кн. Кон­стан­ти­ном Дмит­рие­ви­чем. Глав­ным их ус­ло­ви­ем стал за­прет удель­ным князь­ям на лю­бые са­мо­сто­ятельные свя­зи с Ор­дой, а так­же бо­лее стро­гое оп­ре­де­ле­ние их слу­жеб­ных обя­зан­но­стей.

Рез­ко обо­ст­рил те­че­ние Московской усобицы скан­дал на свадь­бе Ва­си­лия II в феврале 1433 года, ко­гда по при­ка­зу вел. кн. Со­фьи Ви­тов­тов­ны с кн. Ва­си­лия Юрь­е­ви­ча Ко­со­го сня­ли зо­ло­той по­яс, яко­бы по­хи­щен­ный из ве­ли­ко­кня­же­ской каз­ны бо­лее 70 лет на­зад. Ва­си­лий Ко­сой и Дмит­рий Ше­мя­ка бе­жа­ли из Мо­ск­вы в Га­лич, ог­ра­бив по до­ро­ге каз­ны яро­слав­ских Рю­ри­ко­ви­чей. За­тем их отец, кн. Юрий Дмит­рие­вич, пред­при­нял по­ход на Мо­ск­ву, ко­то­рый стал пол­ной не­ожи­дан­но­стью для моск. вла­стей: со­б­ран­ная на­спех рать вел. кня­зя (в основном из мо­ск­ви­чей-опол­чен­цев) по­тер­пе­ла по­ра­же­ние 25 апреля в бою на р. Клязь­ма. Ва­си­лий II бе­жал с семь­ёй в Тверь, а от­ту­да уе­хал в Ко­ст­ро­му.

Пос­ле это­го став­ший великим кня­зем мос­ков­ским Юрий Дмит­рие­вич при за­клю­че­нии до­го­во­ра с Ва­си­ли­ем II вы­пол­нил и др. пункт за­ве­ща­ния Дмит­рия Дон­ско­го - пе­ре­дал пле­мян­ни­ку Ко­лом­ну (при­над­ле­жав­шую его от­цу Ва­си­лию I). По­след­ст­вия ока­за­лись весь­ма не­же­ла­тель­ны­ми для но­во­го великого кня­зя: по­дав­ляю­щее боль­шин­ст­во слу­жи­лых бо­яр и де­тей бо­яр­ских, ис­поль­зуя тра­диционное пра­во сво­бод­но­го отъ­ез­да, от­пра­ви­лись в Ко­лом­ну к преж­не­му сю­зе­ре­ну. Это вы­зва­ло кон­фликт в се­мье и в ок­ру­же­нии вел. кня­зя: бра­тья Ва­си­лий Ко­сой и Дмит­рий Ше­мя­ка уби­ли в крем­лёв­ских па­ла­тах со­вет­ни­ка от­ца, боя­ри­на С.Ф. Мо­ро­зо­ва (из ро­да Мо­ро­зо­вых), об­ви­нив его в том, что он по­со­ве­то­вал Юрию дать удел Ва­си­лию II, и бе­жа­ли из Мо­ск­вы; И.Д. Все­во­лож, ра­нее пе­ре­шед­ший на сто­ро­ну вел. кня­зя, вер­нул­ся к Ва­си­лию II. Сло­жив­шая­ся си­туа­ция вы­ну­ди­ла Юрия Дмит­рие­ви­ча вер­нуть ве­ли­ко­кня­же­ский стол пле­мян­ни­ку. По но­во­му до­го­во­ру он при­знал се­бя «мо­лод­шим бра­том» Ва­си­лия II, ему за­пре­ща­лось иметь свя­зи с Ор­дой и ока­зы­вать лю­бую по­мощь стар­шим сы­новь­ям Ва­си­лию Ко­со­му и Дмит­рию Ше­мя­ке, он от­ка­зы­вал­ся от Дмит­ро­ва. При этом зве­ни­го­род­ско-га­лиц­кий князь с млад­шим сы­ном кн. Дмит­ри­ем Юрь­е­ви­чем Крас­ным по­лу­чил к уде­лу Бе­жец­кий Верх, имел пра­во не уча­ст­во­вать в во­енных дей­ст­ви­ях про­тив ВКЛ, вза­им­ные фи­нан­со­вые пре­тен­зии сто­рон уре­гу­ли­ро­ва­лись с учё­том его ин­те­ре­сов.

Од­на­ко вско­ре во­енные дей­ст­вия во­зоб­но­ви­лись: 28 сентяря 1433 года московское вой­ско по­тер­пе­ло по­ра­же­ние от от­ря­дов Ва­си­лия Ко­со­го и Дмит­рия Ше­мя­ки. Уча­стие от­ря­дов из Вят­ской зем­ли и, воз­мож­но, во­енную по­мощь Юрия Дмит­рие­ви­ча сы­новь­ям да­ли московским вла­стям по­вод для мас­штаб­ной кам­па­нии зи­мой 1433/34 года, вы­звав­шей от­вет­ные дей­ст­вия зве­ни­го­род­ско-га­лиц­ко­го кня­зя (в ка­нун по­хо­да по при­ка­зу Ва­си­лия II был ос­ле­п­лён боя­рин И.Д. Все­во­лож, ко­то­ро­му не про­сти­ли временной из­ме­ны, - пер­вая по­доб­ная рас­пра­ва в хо­де Московской усобицы).

По­ка со­еди­нён­ные си­лы (по­ми­мо ве­ли­ко­кня­же­ских войск, в них во­шли от­ря­ды всех моск. удель­ных кня­зей, вел. кня­зя ря­зан­ско­го Ива­на Ива­но­ви­ча Ко­ро­то­по­ла) оса­ж­да­ли Га­лич и ра­зо­ря­ли га­лиц­кие зем­ли, а так­же зве­ни­го­род­ские и руз­ские во­лос­ти, кн. Юрий Дмит­рие­вич на­пал на бе­ло­зер­ский удел (кн. Ми­хаи­ла Ан­д­рее­ви­ча), а его вас­са­лы - на со­сед­ние с Ру­зой мо­жай­ские во­лос­ти. Стре­ми­тель­ный по­ход Юрия Дмит­рие­ви­ча в феврале - мар­те 1434 года за­вер­шил­ся по­бе­дой над пле­мян­ни­ком и его со­юз­ни­ка­ми в сра­же­нии 20 мар­та на р. Мог­за (близ Рос­то­ва) и ка­пи­ту­ля­ци­ей гар­ни­зо­на Мо­ск­вы 31 мар­та. Ва­си­лий II бе­жал с по­ля боя в Нов­го­род, но на­чав­шие­ся там вол­не­ния вы­ну­ди­ли его уе­хать в Тверь, от­ку­да не позд­нее се­ре­ди­ны мая он при­ехал в Ниж­ний Нов­го­род. Ещё до сда­чи Мо­ск­вы к вой­скам Юрия Дмит­рие­ви­ча примк­нул кн. Иван Ан­д­рее­вич.

Вто­рич­но за­няв ве­ли­ко­кня­же­ский стол, кн. Юрий Дмит­рие­вич на­пра­вил вой­ска во гла­ве с Дмит­ри­ем Ше­мя­кой и Дмит­ри­ем Крас­ным за пле­мян­ни­ком, аре­сто­вал и со­слал его мать и же­ну Ма­рию Яро­слав­ну в один из под­мос­ков­ных го­ро­дов сво­его бывшего уде­ла. При­сту­пив к уре­гу­ли­ро­ва­нию ме­ж­ду­кня­же­ских от­но­ше­ний, Юрий Дмит­рие­вич за­кре­пил по­зи­ции московского мо­нар­ха как «стар­ше­го парт­нё­ра» в до­го­во­ре с вел. кня­зем ря­зан­ским Ива­ном Ива­но­ви­чем Ко­ро­то­по­лом, схо­жие це­ли (в т. ч. в сфе­ре слу­жеб­ных обя­зан­но­стей) вел. князь пре­сле­до­вал и в до­го­во­рах с удель­ны­ми князь­я­ми Московского великого кнжества: они обя­зы­ва­лись не под­дер­жи­вать свя­зей и не ока­зы­вать ни­ка­кой по­мо­щи Ва­си­лию II. Не­ожи­дан­ная кон­чи­на Юрия Дмит­рие­ви­ча (5 июня 1434 год) за­вер­ши­ла пер­вый этап Московской усо­би­цы.

Вто­рой этап Мо­с­ков­ской усо­би­цы (июнь 1434 года - май 1436 года) на­чал­ся с за­хва­та кн. Ва­си­ли­ем Юрь­е­ви­чем Ко­сым ве­ли­ко­кня­же­ско­го сто­ла. Это дей­ст­вие не име­ло юри­дического обос­но­ва­ния: кня­жич не по­лу­чал на своё имя яр­лык из Ор­ды, по нор­мам за­ве­ща­ния Дмит­рия Дон­ско­го вел. кня­же­ние долж­но бы­ло вновь пе­рей­ти к Ва­си­лию II. Бра­тья от­ка­за­ли Ва­си­лию Ко­со­му в под­держ­ке, пой­дя на со­гла­ше­ние с Ва­си­ли­ем II. Со­еди­нён­ное вой­ско со­юз­ни­ков дви­ну­лось к Мо­ск­ве, от­ку­да Ва­си­лий Ко­сой бе­жал че­рез Рже­ву в Нов­го­род, су­мев вы­вез­ти ве­ли­ко­кня­же­скую каз­ну. Лет­ний до­го­вор 1434 года  Ва­си­лия II с Дмит­ри­ем Ше­мя­кой и Дмит­ри­ем Крас­ным оп­ре­де­лял со­став их уде­лов по за­ве­ща­нию кн. Юрия Дмит­рие­ви­ча (ве­роят­но, в нач. 1433 года , но, воз­мож­но, и около  1428 года), с при­ра­ще­ния­ми: Дмит­рий Ше­мя­ка по­лу­чал в при­да­чу к Ру­зе Уг­лич (центр уде­ла умер­ше­го в мае 1434 года Кон­стан­ти­на Дмит­рие­ви­ча) и Рже­ву, а Дмит­рий Крас­ный - к Га­ли­чу Бе­жец­кий Верх (в со­от­вет­ст­вии с до­го­во­ром Ва­си­лия II и Юрия Дмит­рие­ви­ча 1433 год), Вят­ская зем­ля же по­сту­па­ла в их со­вме­ст­ное вла­де­ние (этот пункт не мог быть вы­пол­нен до вес­ны 1436 года). В ком­пен­са­цию за ра­зо­ре­ние га­лиц­ких тер­ри­то­рий и по­са­дов Га­ли­ча зи­мой 1433/34 года Ва­си­лий II ос­во­бо­дил брать­ев на 3 го­да от уп­ла­ты ор­дын­ско­го вы­хо­да.

В сентябре 1434 года князь Ва­си­лий Ко­сой на­пал на во­лос­ти Бе­жец­ко­го Вер­ха и под­верг их ра­зо­ре­нию, а за­тем на­пра­вил­ся в Ко­ст­ро­му для мо­би­ли­за­ции сил. В конце 1434 года он пред­при­нял по­ход на Мо­ск­ву, но по­тер­пел по­ра­же­ние от войск во гла­ве с Ва­си­ли­ем II 6 января 1435 года на р. Ко­то­росль. Ук­рыв­шись в Ка­ши­не и по­лу­чив ма­те­ри­аль­ную по­мощь от вел. кн. твер­ско­го Бо­ри­са Алек­сан­д­ро­ви­ча (ко­ня­ми и дос­пе­ха­ми), Ва­си­лий Ко­сой со­брал свои рас­се­ян­ные от­ря­ды и на­пра­вил­ся на се­вер, ра­нее не за­тро­ну­тый Московской усобицей.

 За­хва­тив вне­зап­ной ата­кой Во­ло­гду, он пле­нил и за­ко­вал в це­пи несколько вид­ных ве­ли­ко­кня­же­ских вое­вод (в т. ч. Ф.М. Че­ля­дню, А.Ф. Гол­тяе­ва, В.М. Мо­ро­зо­ва Шею), ра­нее по­слан­ных в по­го­ню за ним. За­тем он раз­бил от­ря­ды кн. Д.В. За­озер­ско­го (из стар­шей вет­ви яро­слав­ских Рю­ри­ко­ви­чей) в его ро­до­вых вла­де­ни­ях (к вос­то­ку от Ку­бен­ско­го оз.), за­хва­тил жен­щин из его се­мьи и под­верг ра­зо­ре­нию бе­ло­зер­ские во­лос­ти и За­озе­рье.

Сле­дую­щей це­лью его по­хо­да ока­зал­ся Ус­тюг (ны­не г. Ве­ли­кий Ус­тюг), от­крыв­ший во­ро­та, ви­ди­мо, без боя. Вес­ной 1435 не­до­воль­ные на­си­лия­ми и ре­кви­зи­ция­ми ус­тю­жа­не со­ста­ви­ли за­го­вор. На Пас­ху (17 апреля) бы­ли уби­ты боль­шин­ст­во вас­са­лов и вят­чан из вой­ска Ва­си­лия Ко­со­го, моск. боя­ре и вое­во­ды бы­ли ос­во­бо­ж­де­ны, но са­мо­му кня­зю уда­лось бе­жать за Су­хо­ну и при­быть позд­нее с ос­тат­ка­ми сво­их сил в Ко­ст­ро­му, от­ку­да он от­пра­вил при­зыв­ные гра­мо­ты в вят­ские го­ро­да. Вско­ре Ва­си­лий Ко­сой был оса­ж­дён ве­ли­ко­кня­же­ски­ми вой­ска­ми в Ко­ст­ро­ме, од­на­ко Ва­си­лий II сам по­шёл на заклю­че­ние пе­ре­ми­рия. Ва­си­лий Ко­сой при­знал се­бя «мо­лод­шим бра­том» вел. кня­зя, но в сво­ём эк­зем­п­ля­ре до­го­во­ра по­вто­рил ссыл­ку на ста­тью о на­сле­до­ва­нии по за­ве­ща­нию Дмит­рия Дон­ско­го (что оз­на­ча­ло его пре­тен­зии на ве­ли­ко­кня­же­ский стол по­сле смер­ти Ва­си­лия II вне за­ви­си­мо­сти от на­ли­чия у по­след­не­го сы­но­вей); он по­лу­чил в при­да­чу к Зве­ни­го­ро­ду Дмит­ров, под­твер­див тер­ри­то­ри­аль­ный со­став уде­лов сво­их млад­ших брать­ев. Уже че­рез ме­сяц из Дмит­ро­ва Ва­си­лий Ко­сой вновь от­пра­вил­ся в Ко­ст­ро­му, от­ку­да при­слал «раз­мёт­ные гра­мо­ты» вел. кня­зю, что оз­на­ча­ло раз­рыв пе­ре­ми­рия.

Но­вая во­енная кам­па­ния на­ча­лась в кон­це осе­ни: сна­ча­ла Ва­си­лий Ко­сой за­хва­тил Га­лич, а за­тем, со­еди­нив­шись с вят­ча­на­ми, 1 января 1436  года его вой­ска по­до­шли к Ус­тю­гу. Взяв го­род по­сле 9-не­дель­ной оса­ды, князь каз­нил мн. го­ро­жан, по­ве­сил де­ся­тин­ни­ка рос­тов­ско­го ар­хи­епи­ско­па (за­хва­тив ме­ст­ную вла­дыч­ную каз­ну), убил ве­ли­ко­кня­же­ско­го вое­во­ду кн. Г.И. Обо­лен­ско­го, иму­ще­ст­во боль­шин­ст­ва жи­те­лей бы­ло раз­граб­ле­но в от­ме­ст­ку за за­го­вор 1435 года. В начале 1436 года в Мо­ск­ве был аре­сто­ван и со­слан под ох­ра­ну в Ко­лом­ну кн. Дмит­рий Ше­мя­ка, при­езд ко­то­ро­го в сто­ли­цу с при­гла­ше­ни­ем на его свадь­бу в Уг­лич Ва­си­лий II счёл про­во­ка­ци­ей. След­ст­ви­ем аре­ста Дмит­рия Ше­мя­ки стал пе­ре­ход круп­но­го от­ря­да слу­жи­лых бо­яр его дво­ра на сто­ро­ну кн. Ва­си­лия Ко­со­го во вре­мя его дви­же­ния к Во­ло­где.

Вес­ной 1436 года Ва­си­лий Ко­сой пред­при­нял ре­шаю­щий по­ход на Мо­ск­ву, но был раз­гром­лен си­ла­ми Ва­си­лия II (по­ми­мо ве­ли­ко­кня­же­ских войск, в них вхо­ди­ли от­ря­ды всех московских удель­ных кня­зей, а так­же яро­слав­ских и др. кня­зей, от­ряд вы­ехав­ше­го из ВКЛ кн. И.С. Друц­ко­го Ба­бы) 14 мая у с. Ско­ря­ти­но на р. Че­рех (в Рос­тов­ском кн-ве). Ва­си­лий Ко­сой по­пы­тал­ся об­ма­нуть вел. кня­зя: за­клю­чив пе­реми­рие, он на­чал ата­ку на ла­герь вел. кня­зя, не до­жи­да­ясь ис­те­че­ния его сро­ка, од­на­ко был пле­нён и че­рез не­де­лю ос­ле­п­лён в Мо­ск­ве. Бы­ли каз­не­ны так­же вое­во­ды вят­чан.

Ожес­то­че­ние воо­руженной и по­ли­тической борь­бы на этом эта­пе Московской усобицы по­ро­ди­ло жес­токие спо­со­бы ней­тра­ли­за­ции со­пер­ни­ков (ос­ле­п­ле­ние), мас­со­вые ре­прес­сии в от­но­ше­нии ря­до­вых слу­жи­лых лю­дей и го­ро­жан, пуб­лич­ные смерт­ные каз­ни знат­ных и при­бли­жён­ных к пра­вя­щим князь­ям лиц; во­ен. ак­ции (главным образом Ва­си­лия Ко­со­го) пре­вра­ти­лись, по су­ти, в раз­бои и гра­бе­жи.

Тре­тий этап Мо­с­ков­ской усо­би­цы (июнь 1436 года - но­ябрь 1445 года) от­ли­чал­ся от­сут­ст­ви­ем серь­ёз­ных во­енных столк­но­ве­ний ме­ж­ду вра­ж­дую­щи­ми сто­ро­на­ми. По до­го­во­ру, за­клю­чён­но­му в ию­не 1436 года, Ва­си­лий II вер­нул Дмит­рию Ше­мя­ке его удел прак­ти­че­ски в пол­ном объ­ё­ме (Вят­ская зем­ля, ко­то­рой он вме­сте с млад­шим бра­том фак­ти­че­ски не вла­дел, во­шла в со­став вла­де­ний вел. кня­зя, ос­та­ва­ясь по су­ще­ст­ву не­за­ви­си­мой), бы­ли под­твер­жде­ны все основные ста­тьи преж­не­го со­гла­ше­ния с де­та­ли­за­ци­ей отдельных кон­крет­ных во­про­сов. Тем же ле­том Ва­си­лий II за­клю­чил до­го­во­ры с Ива­ном и Ми­хаи­лом Ан­д­рее­ви­ча­ми (по­вто­ря­ли пре­ды­ду­щие до­кон­ча­ния с воз­мож­ным не­боль­шим при­ра­ще­ни­ем уде­ла кн. Ива­на).

Оче­ред­ное обо­ст­ре­ние си­туа­ции бы­ло вы­зва­но смер­тью Дмит­рия Крас­но­го (22 сентября 1440 года): Дмит­рий Ше­мя­ка пре­тен­до­вал (ви­ди­мо, со­глас­но за­ве­ща­нию бра­та) на весь его удел и не­ко­то­рое вре­мя вла­дел имением. Од­на­ко ле­том - осе­нью 1441 года Ва­си­лий II вер­нул Бе­жец­кий Верх в со­став великого кня­же­ния. В от­вет кн. Дмит­рий Ше­мя­ка при­влёк на свою сто­ро­ну кн. Ива­на Ан­д­рее­ви­ча и, нес­коль­ко позд­нее, кн. А. Чар­то­рый­ско­го (уча­ст­ник за­го­во­ра про­тив великого князя ли­тов­ско­го Си­гиз­мун­да, по­сле его убий­ст­ва бе­жал с мощ­ным от­ря­дом в русской зем­ли).

По­пыт­ка Ва­си­лия II за­хва­тить вне­зап­ным на­па­де­ни­ем со­пер­ни­ка в Уг­ли­че не уда­лась из-за пре­датель­ст­ва од­но­го из дья­ков: он «по­дал весть» Дмит­рию Ше­мя­ке, су­мев­ше­му бе­жать в бе­жец­кие сё­ла. Прав­да, великомув кня­зю уда­лось пе­ре­ма­нить на свою сто­ро­ну кн. Ива­на Ан­д­рее­ви­ча: в его удел был пе­ре­дан Суз­даль (к 1444 году Ва­си­лий II вер­нул его под свой кон­троль). Но позд­ней вес­ной 1442 года, ко­гда Ва­си­лий II уже рас­пус­тил вой­ска, не­ожи­дан­ный по­ход Дмит­рия Ше­мя­ки и кн. Чар­то­рый­ско­го гро­зил ему по­ра­же­ни­ем, пле­ном и ут­ра­той ве­ли­ко­кня­же­ско­го сто­ла. Толь­ко вме­ша­тель­ст­во игу­ме­на Трои­це-Сер­гие­ва монастыря Зи­но­вия по­мог­ло уре­гу­ли­ро­вать си­туа­цию: по до­го­во­ру 1442 года Дмит­рий Ше­мя­ка ос­тал­ся «мо­лод­шим бра­том» вел. кня­зя, но его удел рас­ши­рил­ся за счёт Га­ли­ча, Вы­шго­ро­да, це­ло­го ря­да моск. и зве­ни­го­род­ских сёл.

По­ли­тическую си­туа­цию в Московском великом княжестве и те­че­ние Московской усобицы из­ме­ни­ло по­ра­же­ние объ­е­ди­нён­ных московских сил (ве­ли­ко­кня­же­ских, удель­ных кня­зей, ря­да слу­жи­лых кня­зей вел. кня­зя - яро­слав­ских, суз­даль­ских, рос­тов­ских) в Суз­даль­ском сра­же­нии 1445 года с сы­новь­я­ми ха­на Улуг-Му­хам­ме­да (в плен к ним по­па­ли Ва­си­лий II, кн. Ми­ха­ил Ан­д­рее­вич и многие знат­ные ли­ца; кн. Иван Ан­д­рее­вич и кн. Ва­си­лий Яро­сла­вич бы­ли ра­не­ны и вы­ве­зе­ны с по­ля боя).

Со второй по­ло­ви­ны ию­ля в Мо­ск­ве фак­ти­че­ски рас­по­ря­жал­ся кн. Дмит­рий Ше­мя­ка (его вой­ска не ус­пе­ли при­нять уча­стие в сра­же­нии), к не­му был от­прав­лен хан­ский по­сол для вы­яс­не­ния ус­ло­вий пе­ре­да­чи ему яр­лы­ка на ве­ли­ко­кня­же­ский стол; в хан­ском ла­ге­ре ве­ли пе­ре­го­во­ры и с Ва­си­ли­ем II о ве­ли­чи­не и спо­со­бах по­лу­че­ния вы­ку­па. Улуг- Му­хам­мед, ско­рее все­го ещё до са­мо­го сра­же­ния, рес­тав­ри­ро­вал са­мо­сто­ят. Ни­же­го­род­ско-Суз­даль­ское княжество (в гра­ни­цах до 1392 года). Не­оп­ре­де­лён­ность раз­ре­ши­лась к октябрю 1445 года: хан ос­та­вил яр­лык за Ва­си­ли­ем II, сум­ма вы­ку­па бы­ла очень боль­шой, великого кня­зя при его воз­вра­ще­нии со­про­во­ж­да­ли круп­ные от­ря­ды та­тар, в се­ре­ди­не но­яб­ря он всту­пил в Мо­ск­ву. Все об­стоя­тель­ст­ва воз­вра­ще­ния Ва­си­лия II из пле­на рез­ко обо­ст­ри­ли про­ти­во­ре­чия сре­ди московских Рю­ри­ко­ви­чей и в русской по­ли­тической эли­те во­об­ще, вы­зва­ли боль­шое не­до­воль­ст­во в цер­ков­ных кру­гах и сре­ди го­ро­жан, осо­бен­но у гос­тей, ос­ла­би­ли по­зи­ции Московского великого княжества в от­но­ше­ни­ях с Твер­ским великим княжеством, Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­кой и ВКЛ.

Чет­вёр­тый этап Мо­с­ков­ской усо­би­цы (фев­раль 1446 года - июль 1453 год) на­чал­ся с за­го­во­ра Дмит­рия Ше­мя­ки и Ива­на Ан­д­рее­ви­ча про­тив Ва­си­лия II, в ко­то­ром, по­ми­мо их вас­са­лов, уча­ст­во­ва­ли отдельные ве­ли­ко­кня­же­ские боя­ре, пред­ста­ви­те­ли при­ви­ле­ги­рованные ку­печеские кор­по­ра­ций в Мо­ск­ве, бе­ло­го ду­хо­вен­ст­ва и мо­на­ше­ст­ва, наи­бо­лее влия­тель­ная часть го­ро­жан сто­ли­цы.

Главным мо­ти­вом бы­ли раз­ме­ры вы­ку­па и свя­зан­ная с этим тя­жесть чрез­вы­чай­ных сбо­ров, пре­бы­ва­ние на тер­ри­то­рии Московского великого княжества от­ря­дов та­тар, их на­си­лия над на­се­ле­ни­ем.

О за­го­во­ре был ин­фор­ми­ро­ван великий кн. твер­ской; Дмит­рий Ше­мя­ка поль­зо­вал­ся оп­ре­де­лён­ной под­держ­кой нов­го­род­ско­го бо­яр­ст­ва. В феврале 1446 года кн. Дмит­рий на­хо­дил­ся в Ру­зе, от­ку­да со­вер­шил стре­ми­тель­ный рейд и в ночь с 12 на 13 февраля, во вре­мя по­езд­ки Ва­си­лия II в Трои­це-Сер­ги­ев монастырь, ов­ла­дел сто­ли­цей. 13 февраля от­ряд кн. Ива­на Ан­д­рее­ви­ча, скрыт­но про­ник­ший в мо­на­стырь, аре­сто­вал Ва­си­лия II: он был дос­тав­лен в Мо­ск­ву и 16 февраля ос­ле­п­лён на дво­ре кн. Дмит­рия Ше­мя­ки в Крем­ле. За­тем Ва­си­лия II с же­ной от­пра­ви­ли в за­то­че­ние в Уг­лич, его мать, вел. кн. Со­фью Ви­тов­тов­ну, - в Чух­ло­му. Прав­да, князь­ям Ря­по­лов­ским (слу­жи­лые кня­зья из ста­ро­дуб­ских Рю­ри­ко­вичей) уда­лось бе­жать в Му­ром с дву­мя ма­ло­лет­ни­ми кня­жи­ча­ми - 6-лет­ним Ива­ном (см. Иван III Ва­силь­е­вич) и 5-лет­ним Юри­ем Ва­силь­е­ви­чем.

В кон­це зи­мы - вес­ной 1446  года боль­шин­ст­во слу­жи­лых бо­яр и де­тей бо­яр­ских, при­ви­ле­ги­рованные куп­цы и ря­до­вые го­ро­жа­не це­ло­ва­ли крест Дмит­рию Ше­мя­ке как вел. кня­зю. Вос­поль­зо­вав­шись смер­тью Улуг-Му­хам­ме­да и рас­пря­ми в его се­мье, вел. князь от­ка­зал­ся пла­тить ор­дын­цам вы­куп за Ва­си­лия II и других ос­во­бо­ж­дён­ных из пле­на кня­зей и бо­яр; вы­вел основные от­ря­ды при­быв­ших с Ва­си­ли­ем II в 1445 году та­тар (чуть позд­нее бо́ль­шая их часть ока­за­лась на служ­бе у Ва­си­лия II); ли­к­ви­ди­ро­вал в мар­те не­дав­но вос­ста­нов­лен­ное Ни­же­го­род­ско-Суз­даль­ское кн-во (кн. Ф.Ю. Шуй­ский бе­жал в Тверь); пе­ре­дал в удел кн. Ива­ну Ан­д­рее­ви­чу Бе­жец­кий Верх; за­клю­чил до­го­вор с Нов­го­ро­дом «по всей ста­ри­не» и имел со­гла­ше­ние с вел. кня­зем твер­ским.

В мае 1446 года ме­сто­блю­сти­тель ми­тро­по­личь­ей ка­фед­ры Ио­на дос­та­вил в Мо­ск­ву из Му­ро­ма сы­но­вей Ва­си­лия II, ко­то­рых великий князь вслед за этим от­пра­вил в за­клю­че­ние к от­цу (в на­ру­ше­ние сво­его обе­ща­ния Ио­не дать удел кня­жи­чам). Это уси­ли­ло ак­тив­ность оп­по­зи­ци­он­ных Дмит­рию Ше­мя­ке сил. Ещё в кон­це зи­мы са­мые близ­кие сто­рон­ни­ки Ва­си­лия II во гла­ве с кн. Ва­си­ли­ем Яро­сла­ви­чем отъ­е­ха­ли в ВКЛ, уже вес­ной на­ча­лись отдельные во­енные вы­сту­п­ле­ния, пе­ре­рос­шие ле­том в ши­ро­кое дви­же­ние. Вас­са­лы Ва­си­лия II со­би­ра­лись в ВКЛ, а так­же вли­ва­лись в от­ря­ды кня­зей Ря­по­лов­ских и московских бо­яр из чис­ла не­ти­ту­лованной зна­ти, ца­ре­ви­чи Ка­сим и Якуб ис­ка­ли про­тив­ни­ков Дмит­рия Ше­мя­ки для со­вме­ст­ных дей­ст­вий про­тив не­го.

Мас­штаб кри­зи­са в от­но­ше­ни­ях но­во­го вел. кня­зя со слу­жи­лы­ми кор­по­ра­ция­ми раз­ных ре­гио­нов, кри­тическая по­зи­ция цер­ков­ных вер­хов вы­ну­ди­ли его пой­ти на ком­про­мисс. В сентябре 1446 года на цер­ков­ном со­бо­ре в Уг­ли­че великий князь мос­ков­ский и ос­во­бож­дён­ный из за­клю­че­ния (вме­сте с сы­но­вья­ми) Ва­си­лий II кая­лись и про­си­ли про­щения друг у дру­га, скре­пив это «про­кля­ты­ми гра­мо­та­ми» и по­жа­ло­ва­ни­ем Ва­си­лию II в удел Во­ло­гды. Ре­зуль­тат ока­зал­ся та­ким же, как и в 1433 году: основная мас­са слу­жи­лых бо­яр и де­тей бо­яр­ских от­пра­ви­лась те­перь уже на за­кон­ных ос­но­ва­ни­ях к преж­не­му сю­зе­ре­ну. Игу­мен Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ско­го монастыря Три­фон снял с Ва­си­лия II грех на­ру­ше­ния кре­сто­це­ло­ва­ния вел. кня­зю. Уже в на­ча­ле сво­его по­хо­да Ва­си­лий II всту­пил в пе­ре­го­во­ры с вел. кн. твер­ским Бо­ри­сом Алек­сан­д­ро­ви­чем, ко­то­рые за­вер­ши­лись в Тве­ри: кн. Бо­рис пре­до­ста­вил не­об­хо­ди­мую по­ли­тическую под­держ­ку, во­енную и ма­те­ри­аль­ную по­мощь; со­юз­нические от­но­ше­ния бы­ли под­кре­п­ле­ны об­ру­че­ни­ем кня­жи­ча Ива­на Ва­силье­ви­ча и твер­ской княж­ны Ма­рии Бо­ри­сов­ны.

Дмит­рий Ше­мя­ка со­сре­до­то­чил мо­би­ли­зованные си­лы главным образом у Во­ло­ка (Лам­ско­го), не рис­куя на­чать ак­тив­ные во­енные дей­ст­вия на твер­ских или ли­товских тер­ри­то­ри­ях. Это вы­зва­ло но­вые пе­ре­хо­ды слу­жи­лых лю­дей к Ва­си­лию II. 25 декабря 1446 года аван­гард Ва­си­лия II за­нял Мо­ск­ву, сам он уже в январе 1447 года оса­дил Уг­лич, близ ко­то­ро­го со­еди­ни­лись все ра­нее раз­роз­нен­ные от­ря­ды его вас­са­лов и сто­рон­ни­ков (го­род сдал­ся по­сле арт­об­ст­ре­ла). Дмит­рий Ше­мя­ка вме­сте с кн. Ива­ном Ан­д­рее­ви­чем от­пра­вил­ся, в со­про­во­ж­де­нии толь­ко сво­их вас­са­лов, в Га­лич, а Ва­си­лий II 17 февраля 1447 года всту­пил в Мо­ск­ву.

Вновь за­няв ве­ли­ко­кня­же­ский стол, Ва­си­лий II за­кре­пил в ию­не 1447 года вас­саль­но-со­юз­нические от­но­ше­ния с кн. Ва­си­ли­ем Яро­сла­ви­чем (ему он по­жа­ло­вал Дмит­ров) и кн. Ми­хаи­лом Ан­д­рее­ви­чем (чей удел так­же был уве­ли­чен). Вско­ре при их по­сред­ни­че­ст­ве бы­ли за­клю­че­ны со­гла­ше­ния с Дмит­ри­ем Ше­мя­кой и Ива­ном Ан­д­рее­ви­чем. По­след­ний су­мел со­хра­нить за со­бой Бе­жец­кий Верх и по­лу­чить по­ло­ви­ну За­озе­рья вза­мен ото­бран­ных Ко­зель­ска и Алек­си­на (в 1448 году - начале 1449 года Иван Ан­д­рее­вич пы­тал­ся иг­рать са­мо­сто­ятельную по­ли­тическую роль, воз­мож­но, имея на­ме­ре­ние стать великим кня­зем, од­на­ко вес­ной 1449 года по­сле не­дол­гих со­вме­ст­ных дей­ст­вий с Дмит­ри­ем Ше­мя­кой под Ко­ст­ро­мой окон­ча­тель­но пе­решёл на сто­ро­ну Ва­си­лия II).

Лет­ний до­го­вор 1447 года со­хра­нил за Дмит­ри­ем Ше­мя­кой его удел в гра­ни­цах 1442 года, но обя­зы­вал вер­нуть ве­ли­ко­кня­же­скую каз­ну и ар­хив, каз­ны Со­фьи Ви­тов­тов­ны (Ше­мя­ка от­пус­тил её ле­том из Кар­го­по­ля) и Ма­рии Яро­слав­ны, московских бо­яр; он дол­жен был от­ка­зать­ся от са­мо­сто­ятельных от­но­ше­ний с Ор­дой, де­нон­си­ро­вать до­го­ворён­но­сти с Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­кой, уча­ст­во­вать в уп­ла­те ор­дын­ско­го вы­хо­да (в боль­шин­ст­ве пунк­тов со­гла­ше­ние ос­та­лось не­вы­пол­нен­ным).

29 декабря 1447 года со­бор русских епи­ско­пов под­роб­но пе­ре­чис­лил все «не­прав­ды» Дмит­рия Ше­мя­ки (вклю­чая при­зы­вы ор­дын­цев) и от­вёл ему двух­не­дель­ный срок на ис­прав­ле­ние, уг­ро­жая от­лу­че­ни­ем от Церк­ви и про­кля­ти­ем. В свя­зи с тем что в Ко­ст­ро­ме на­хо­ди­лось в пол­ной го­тов­но­сти боль­шое ве­ли­ко­кня­же­ское вой­ско, Дмит­рий Ше­мя­ка по­шёл на за­клю­че­ние зи­мой 1448 года но­во­го до­го­во­ра. Од­на­ко уже вес­ной 1449 года Дмит­рий Ше­мя­ка во­зоб­но­вил во­енную кам­па­нию, не­ожи­дан­но оса­див Ко­ст­ро­му (её гар­ни­зон су­мел от­сто­ять го­род, а по­дос­пев­шие вой­ска вы­ну­ди­ли зве­ни­го­род­ско-га­лиц­ко­го кня­зя за­клю­чить пе­ре­ми­рие). Но­вое пе­ре­ми­рие про­дли­лось до оче­ред­ной зи­мы. Дмит­рий Ше­мя­ка за­го­дя пе­ре­вёз се­мью и каз­ну в Нов­го­род (же­на и де­ти по­лу­чи­ли от нов­го­род­ских вла­стей пра­во на убе­жи­ще), мак­си­маль­но мо­би­ли­зо­вал свои люд­ские и ма­те­ри­аль­ные ре­сур­сы (его вой­ска пы­та­лись при­ме­нить ог­не­стрель­ное ору­жие), ри­ск­нув пой­ти на ре­шаю­щее сра­же­ние.

Оно со­стоя­лось 27 января 1450 года под Га­ли­чем. Не­смот­ря на вы­год­ные по­зи­ции га­лиц­ко­го вой­ска, ожес­то­чён­ная бит­ва за­кон­чи­лась пол­ной по­бе­дой московских сил: Дмит­рий Ше­мя­ка с не­боль­шим от­ря­дом бе­жал в Нов­го­род, го­ро­жа­не и гар­ни­зон Га­ли­ча сда­ли кре­пость Ва­си­лию II, ко­то­рый вско­ре на­зна­чил сво­их на­ме­ст­ни­ков и во­лос­те­лей на зем­ли бывшего Га­лиц­ко­го княжества. Зи­мой же 1450 года (воз­мож­но, вес­ной 1449 года) со­бор русских ие­рар­хов от­лу­чил кн. Дмит­рия от Церк­ви, что, од­на­ко, не бы­ло при­зна­но все­ми вла­ды­ка­ми и ча­стью мо­на­ше­ст­ва (пре­ж­де все­го в Нов­го­ро­де).

Пре­бы­ва­ние Дмит­рия Ше­мя­ки в Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ке ре­гу­ли­ро­ва­лось осо­бы­ми со­гла­ше­ния­ми. Нов­го­род­ское бо­яр­ст­во бы­ло за­ин­те­ре­со­ва­но как в ос­лаб­ле­нии по­зи­ций московского великого кня­зя, так и в пе­ре­но­се во­ен. дей­ст­вий кн. Дмит­ри­ем в сев. ре­гио­ны, под­кон­троль­ные Ва­си­лию II или его слу­жи­лым князь­ям (московского кня­зья пы­та­лись под­чи­нить се­бе Под­винье ещё в конце XIV века). Од­на­ко и здесь Дмит­рию Ше­мя­ке не со­пут­ст­во­вал ус­пех. Хо­тя в кон­це ию­ня 1450 года он без боя за­нял Ус­тюг, каз­нив от­ка­зав­ших­ся при­ся­гать ему го­ро­жан, его по­хо­ды осе­ни 1450 года, ле­та - осе­ни 1451 года, зи­мы 1451/52 года (на московские вла­де­ния в Под­ви­нье, пе­чор­ские и вым­ские зем­ли, Важ­скую зем­лю) на­по­ми­на­ли уже раз­бой­ни­чьи на­бе­ги Ва­си­лия Ко­со­го. Окон­ча­тель­ное по­ра­же­ние от московских войск (фор­маль­но их воз­глав­лял 12-лет­ний вел. кн. Иван Ва­силь­е­вич, со­пра­ви­тель от­ца) слу­чи­лось в кон­це зи­мы - вес­ной 1452 года, в кон­це то­го же го­да (или в на­ча­ле сле­дую­ще­го) Дмит­рий Ше­мя­ка вер­нул­ся в Нов­го­род, за­няв с со­гла­сия нов­го­род­ских вла­стей ве­ли­ко­кня­же­скую ре­зи­ден­цию на Го­ро­ди­ще. 17 июля 1453 года он умер - по наи­бо­лее ве­ро­ят­ной вер­сии, от яда, при­слан­но­го из Мо­ск­вы.

Пря­мым след­ст­ви­ем Московской усобицы ста­ли уча­стив­шие­ся в 1430-1450-х годах ор­дын­ские на­бе­ги XIII-XV веков, обо­ст­рив­шие кри­зис­ные яв­ле­ния в хо­де Московской усобицы, московские вой­ска по­тер­пе­ли ряд тя­жё­лых по­ра­же­ний от ор­дын­ских войск (Бе­лёв­ская бит­ва 1437 году, Суз­даль­ское сра­же­ние 1445 года).

В то же вре­мя Московская усобица име­ла важ­ней­шие государственно-по­ли­тические и со­ци­аль­ные по­след­ст­вия. Один из её важ­ней­ших ито­гов - окон­чательная по­бе­да прин­ци­па на­сле­до­ва­ния в Московском великом княжестве ве­ли­ко­кня­же­ской вла­сти по пря­мой нис­хо­дя­щей муж­ской ли­нии и за­кре­п­ле­ние ин­сти­ту­та со­пра­ви­тель­ст­ва великого кня­зя с его на­след­ни­ком как га­ран­тии та­ко­го по­ряд­ка. Дру­гим важ­ным ито­гом ста­ли су­щест­вен­ные из­ме­не­ния в сло­жив­шей­ся к 1420-м году си­сте­ме удель­ных кня­жеств в со­ста­ве Московского великого княжества, в ста­ту­се этих кня­жеств и пра­вах удель­ных кня­зей.

В хо­де Московской усобицы бы­ли лик­ви­ди­ро­ва­ны уде­лы зве­ни­го­род­ско-га­лиц­ких кня­зей, а пос­ле её окон­ча­ния - Мо­жай­ское княжество кн. Ива­на Анд­ре­еви­ча (1454 год) и Сер­пу­хов­ско-Бо­ров­ское кн-во вер­но­го со­юз­ни­ка Ва­си­лия II кн. Ва­си­лия Яро­сла­ви­ча (1456 год). В ре­зуль­та­те с по­ли­тической кар­ты Северо-Восточной Ру­си ис­чез­ли по­ли­тические об­ра­зо­ва­ния, сфор­ми­ро­вав­шие­ся со­глас­но за­ве­ща­ни­ям Ива­на I Да­ни­ло­ви­ча Ка­ли­ты и Дмит­рия Ива­но­ви­ча Дон­ско­го (един­ст­вен­ное ис­клю­че­ние - удел ве­рей­ско­го кн. Ми­хаи­ла Анд­ре­еви­ча). В хо­де Московской усобицы про­изош­ло офор­мле­ние двух ти­пов кня­зей слу­жи­лых (с ин­ди­ви­ду­аль­ным ста­ту­сом и в со­ста­ве тер­ри­то­ри­аль­но-кла­но­вых кор­по­ра­ций), оп­ре­де­лил­ся главный век­тор транс­фор­ма­ции ти­ту­лованных вла­де­тель­ной зна­ти ря­да са­мо­сто­ятельных кня­жеств - в слу­жи­лых кня­зей московского великого кня­зя.

Московская усобица рез­ко за­тор­мо­зи­ла про­цес­сы внутренние аг­рар­ной ко­ло­низа­ции. К окон­ча­нию Московской усобицы из­ме­ни­лись основные ха­рак­те­ри­сти­ки всех групп слу­жи­лых бо­яр и де­тей бо­яр­ских. В верх­нем слое скла­ды­ва­лись нор­мы ме­ст­ни­че­ст­ва, за­мет­но из­ме­ни­лись ге­неа­ло­гический со­став, струк­ту­ра ве­ли­ко­кня­же­ско­го дво­ра и др. Про­ис­хо­ди­ло уси­ле­ние ро­ли тер­ри­то­ри­аль­но­го прин­ци­па при ор­га­ни­за­ции во­енные служ­бы основные мас­сы бо­яр и де­тей бо­яр­ских: ре­шаю­щее зна­че­ние для по­бе­ды Ва­си­лия II име­ло ук­ре­п­ле­ние свя­зей «слу­жи­лых го­ро­дов» с великими князь­я­ми мо­с­ков­ски­ми и не­же­ла­ние этих кор­по­ра­ций под­дер­жи­вать удель­ных кня­зей (1433, 1434 и 1446 годы). На­ря­ду с этим, за­кре­пи­лось пра­во слу­жи­лых бо­яр слу­жить великому князю мо­с­ков­ско­му да­же в том слу­чае, ес­ли их вот­чи­ны в Московском великом княжестве на­хо­ди­лись на зем­лях удель­ных и слу­жи­лых кня­зей с ин­ди­ви­ду­аль­ным ста­ту­сом. Это соз­да­ва­ло пред­по­сыл­ки для пе­ре­хо­да от сис­те­мы вас­са­ли­те­та к нор­мам под­дан­ст­ва.

Окон­ча­ние Московской усобицы рез­ко по­вы­си­ло во­енные воз­мож­но­сти и ук­ре­пи­ло по­ли­тические по­зи­ции великого княжества мо­с­ков­ско­го, оп­ре­де­ли­ло его ве­ду­щую роль в про­цес­сах цент­ра­ли­за­ции в Северо-Восточной и Северо-Западной Ру­си (в ча­ст­но­сти, уже по Яжел­биц­ко­му до­го­во­ру 1456 года по­сле по­хо­да Ва­си­лия II бы­ли прак­ти­че­ски вос­ста­нов­ле­ны кня­же­ские ин­сти­ту­ты су­да и управ­ле­ния, кня­же­ские пре­ро­га­ти­вы в Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ке).

Дополнительная литература:

Че­реп­нин Л. В. Рус­ские фео­даль­ные ар­хи­вы XIV–XV вв. М., 1948. Ч. 1;

Че­реп­нин Л. В. Об­ра­зо­ва­ние Рус­ско­го цен­тра­ли­зо­ван­но­го го­су­дар­ст­ва в XIV–XV вв. М., 1960;

Зи­мин А. А. О хро­но­ло­гии ду­хов­ных и до­го­вор­ных гра­мот ве­ли­ких и удель­ных кня­зей XIV–XV вв. // Про­бле­мы ис­точ­ни­ко­ве­де­ния. М., 1958. Вып. 6;

Зи­мин А. А. Ви­тязь на рас­пу­тье: Фео­даль­ная вой­на в Рос­сии XV в. М., 1991;

Ве­се­лов­ский С. Б. Ис­сле­до­ва­ния по ис­то­рии клас­са слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев. М., 1969;

Куч­кин В.А. О Ниж­них Нов­го­ро­дах – «ста­ром» и «мень­шом» // Ис­то­рия СССР. 1976. № 5;

Се­мен­чен­ко Г.В. Не­из­вест­ный сын Юрия Га­лиц­ко­го и по­ли­ти­че­ская борь­ба на Ру­си в на­ча­ле 30-х гг. XV в. // Вспо­мо­га­тель­ные ис­то­ри­че­ские дис­ци­п­ли­ны. Л., 1991. Т. 22;

Янин В.Л. Нов­го­род­ские ак­ты XII–XV вв. Хро­но­ло­ги­че­ский ком­мен­та­рий. М., 1991;

Янин В.Л. Сред­не­ве­ко­вый Нов­го­род: очер­ки ар­хео­ло­гии и ис­то­рии. М., 2004;

Лу­рье Я.С. Две ис­то­рии Ру­си XV в. СПб., 1994;

Ива­нов Д.И. Мо­с­ков­ско-ли­тов­ские со­гла­ше­ния в 20-е гг. XV сто­ле­тия // Сред­не­ве­ко­вая Русь. М., 1999. Вып. 2.

 

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература
  • На­за­ров В.Д. До­кон­ча­ние кня­зей Шуй­ских с кн. Дмит­ри­ем Ше­мя­кой и судь­бы Ни­же­го­род­ско-Суз­даль­ско­го кня­же­ст­ва в се­ре­ди­не XV в. // Ар­хив рус­ской ис­то­рии. М., 2002. Вып. 7
  • Гор­ский А. А. Мо­ск­ва и Ор­да. М., 2003
  • На­за­ров В.Д. Рю­ри­ко­ви­чи Се­ве­ро- Вос­точ­ной Ру­си в XV в.: о ти­по­ло­гии и ди­на­ми­ке кня­же­ских ста­ту­сов // Со­сло­вия, ин­сти­ту­ты и го­су­дар­ст­вен­ная власть в Рос­сии. Сред­ние ве­ка и ран­нее Но­вое вре­мя. М., 2010
  • Алек­сее­ва С.В. О по­ня­тии «фео­даль­ная вой­на» в оте­че­ст­вен­ной ис­то­рио­гра­фии XX в. // Вест­ник Санкт- Пе­тер­бург­ско­го уни­вер­си­те­та. Сер. 2. Ис­то­рия. 2006. Вып. 4.
  • На­за­ров В.Д. Во­лог­да, Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ский мо­на­стырь и Ва­си­лий II (к ис­то­рии ди­на­сти­чес­кой вой­ны мос­ков­ских Рю­ри­ко­ви­чей) // PALEOBUREAUCRATICA: Сб. ст. к 90-ле­тию Н. Ф. Де­ми­до­вой. М., 2012

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты