«МОГУЧАЯ КУЧКА»

0 комментариев

«МОГУЧАЯ КУЧКА» (Ба­ла­ки­рев­ский кру­жок, Но­вая рус­ская му­зы­каль­ная шко­ла) - творческое содружество русских композиторов во главе с М.А. Балакиревым, сложившееся в конце 1850-х - начале 1860-х годов в Санкт-Петербурге.

По­на­ча­лу - воль­ное объ­е­ди­не­ние ода­рён­ных лю­би­те­лей; ор­га­ни­за­тор­ский та­лант и музыкальная эру­ди­ция Ба­ла­ки­ре­ва обу­сло­ви­ли бы­ст­рый профессиональный рост чле­нов круж­ка.

По­ми­мо Ба­ла­ки­рева в «Могучую кучку» вхо­ди­ли А.П. Бо­ро­дин, Ц.А. Кюи, М.П. Му­сорг­ский, Н.А. Рим­ский-Кор­са­ков, при­мы­ка­ли к ней А.С. Гус­са­ков­ский, H.H. Ло­ды­жен­ский, Н.В. Щер­ба­чёв, со вре­ме­нем ото­шед­шие от ком­по­зи­тор­ской дея­тель­но­сти.

Об­раз­ное на­име­но­ва­ние «Могучая кучка» дал идео­лог круж­ка В.В. Ста­сов в статье «Сла­вян­ский кон­церт г. Ба­ла­ки­ре­ва» (по по­во­ду кон­цер­та в честь славянской де­ле­га­ций на Все­российской эт­но­гра­фической вы­став­ке 1867 года). Тер­мин «Но­вая рус­ская му­зы­каль­ная шко­ла» пред­ло­жен са­ми­ми ком­по­зи­то­ра­ми «Могучей кучки» в знак пре­ем­ст­вен­но­сти с ис­кус­ст­вом стар­ших мас­те­ров - М.И. Глин­ки и А.С. Дар­го­мыж­ско­го. Тес­но свя­за­на с «Могучая кучка» бы­ла Л.И. Шес­та­ко­ва (се­ст­ра Глин­ки и про­па­ган­дист его со­чи­не­ний).

Цен­тром музы­каль­но-про­све­ти­тель­ской дея­тель­но­сти «Могучей кучки» яви­лась Бес­плат­ная музыкальная шко­ла (соз­да­на в 1862 году по ини­циа­ти­ве Ба­ла­ки­ре­ва и Г.Я. Ло­ма­ки­на), в кон­цер­тах ко­то­рой ис­пол­ня­лись про­из­ве­де­ния чле­нов круж­ка и близ­ких по на­прав­ле­нию русских и за­ру­беж­ных ком­по­зи­то­ров.

Дея­тель­ность «Могучей кучки» - важ­ней­ший этап в раз­ви­тии русской му­зы­ки, оп­ре­де­лив­ший её пу­ти в конце XIX - начале XX векав. Её выс­шие дос­ти­же­ния свя­за­ны с жан­ром опе­ры («Бо­рис Го­ду­нов» и «Хо­ван­щи­на» М.П. Му­сорг­ско­го, «Князь Игорь» А.П. Бо­ро­ди­на, «Пско­ви­тян­ка», «Сне­гу­роч­ка» и «Сад­ко» Н.А. Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва).

В сим­фо­ническом твор­че­ст­ве ком­по­зи­то­ров «Могучей кучки» важ­ную роль вы­пол­ня­ют про­грамм­но-изо­бра­зительные и жан­ро­вые эле­мен­ты (сим­фо­нии Бо­ро­ди­на и М.А. Ба­ла­ки­ре­ва; сим­фо­нические про­из­ве­де­ния Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва). В ка­мер­ном во­каль­ном твор­че­ст­ве пси­хо­ло­гизм и по­этичность оду­хо­тво­рён­ность со­че­та­ют­ся с ост­рой жан­ро­вой ха­рак­тер­но­стью, дра­ма­тиз­мом. В ка­мер­ных ин­ст­ру­мен­таль­ных жан­рах про­из­ве­де­ния вы­даю­щей­ся ху­дожественной цен­но­сти бы­ли соз­да­ны толь­ко Бо­ро­ди­ным (2 струн­ных квар­те­та, фортепианный квин­тет). В об­лас­ти фортепианной му­зы­ки ко­ло­ри­стическим свое­об­ра­зи­ем от­ли­ча­ет­ся фан­та­зия «Ис­ла­мей» Ба­ла­ки­ре­ва, глу­би­ной, ори­ги­наль­но­стью за­мыс­ла и со­вер­шен­ст­вом во­пло­ще­ния - цикл «Кар­тин­ки с вы­став­ки» Му­сорг­ско­го.

Опо­ра на ар­ха­ический фольк­лор (вклю­чая вновь от­кры­тые бы­лин­ные на­пе­вы, ка­лен­дар­ные и другие об­рядо­вые пес­ни), зна­мен­ный рас­пев, на­пе­вы па­ра­ли­тур­гических ду­хов­ных сти­хов, сти­ли­за­ция (вслед за Глин­кой) ин­то­на­ций и рит­мов восточной му­зы­ки обу­сло­ви­ли осо­бен­но­сти музыкального язы­ка наи­бо­лее ода­рён­ных пред­ста­ви­те­лей «Могучей кучки» - А.П. Бо­ро­ди­на, М.П. Му­сорг­ско­го, Н.А. Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва.

Мо­да­лиз­мы (в т. ч. сим­мет­рич­ные ла­ды), слож­ные мет­ры, гар­мо­ническая и тем­бро­вая ко­ло­ри­сти­ка, другие осо­бен­но­сти рит­ма, гар­мо­нии и музыкальной фор­мы, не впи­сы­вав­шие­ся в эс­те­тические сте­рео­ти­пы западно-ев­ропейской клас­си­ко-ро­ман­тической му­зы­ки и проч­но во­шед­шие в ар­се­нал чле­нов круж­ка, ста­ли зна­ком национального свое­об­ра­зия русской ком­по­зи­тор­ской шко­лы, спо­соб­ст­во­ва­ли её ми­ро­во­му при­зна­нию, ока­зав влия­ние, в ча­ст­но­сти, на французских ком­по­зи­то­ров. Прин­ци­пы гар­мо­ни­за­ции народных пе­сен­ных ме­ло­дий бы­ли вы­ра­бо­та­ны Ба­ла­ки­ре­вым в сборниках «40 рус­ских на­род­ных пе­сен» (на ос­но­ве собственных за­пи­сей, сде­лан­ных во вре­мя по­езд­ки по Вол­ге с по­этом Н.В. Щер­би­ной в 1860 годы).

Но­ва­тор­ская уст­рем­лён­ность чле­нов «Могучей кучки» сбли­жа­ла их с западно-ев­ропейскими ро­ман­ти­ка­ми - Г. Бер­лио­зом, Ф. Лис­том. Счи­тая ис­то­ком всей но­вой му­зы­ки твор­че­ст­во Л. ван Бет­хо­ве­на, они (осо­бен­но Ц.А. Кюи, сис­те­ма­ти­че­ски вы­сту­пав­ший в пе­ча­ти) од­но­сто­рон­не не­га­тив­но и пред­взя­то оце­ни­ва­ли музыкальное на­сле­дие до­бет­ховен­ско­го пе­рио­да, итальянскую опе­ру, твор­че­ст­во Р. Ваг­не­ра.

В русской музыкальной жиз­ни 1860-х годов «Могучая кучка» на­хо­ди­лась в кон­фрон­та­ции с Русским музы­каль­ным обществом и Санкт-Пе­тербургской консерваторией (во гла­ве с А.Г. Ру­бин­штей­ном).

К середине 1870-х годов «Могучая кучка» рас­па­лась, что в боль­шой ме­ре бы­ло вы­зва­но внутренние творческие рас­хо­ж­де­ния­ми, ес­тественным са­мо­оп­ре­де­ле­ни­ем ком­по­зи­то­ров круж­ка и лишь от­час­ти - ду­шев­ным кри­зи­сом М.А. Ба­ла­ки­ре­ва, его вре­мен­ным от­хо­дом от ак­тив­но­го уча­стия в музыкальной жиз­ни.

С «Могучей кучкой» пре­ем­ст­вен­но свя­зан Бе­ля­ев­ский кру­жок.

Исторические источники:

Рим­ский-Кор­са­ков H. A. Ле­то­пись мо­ей му­зы­каль­ной жиз­ни. СПб., 1909. М., 1955.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература
  • Асафь­ев Б. В. Избр. тру­ды. М., 1954. Т. 3
  • Ста­сов В. В. Ста­тьи о му­зы­ке. М., 1976. Вып. 2
  • Асафь­ев Б. В. Рус­ская му­зы­ка: XIX и на­ча­ло XX в. Л., 1979
  • Гор­дее­ва Е. М. Ком­по­зи­то­ры «Мо­гу­чей куч­ки». М., 1986
  • Die Russischen Fünf: Balakirev, Borodin, Cui, Mussorgski, Rim­ski-Korsakow: Monographien, Dokumente, Briefe, Programme, Werke / Hrsg. S. Neef. B., 1992
  • Ис­то­рия рус­ской му­зы­ки. М., 1994. Т. 7

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты