МИТРОКОМИЯ

0 комментариев

Сельская община в Восточной Римской империи и Византии.

Термин М., известный по законодательным памятникам с нач. V в., приобрел точное значение в царских новеллах 20-40 гг. Х в.

До кризиса VII в. и гибели Восточной Римской империи М. являлась соседской общиной «с полным правом частной собственности крестьян на свои участки и эксплуатацию причитавшейся им доли общих угодий» (Г.Л. Курбатов). Будучи достаточно дифференцированной по уровню материального обеспечения, М. V – VI вв., тем не менее, обладала высокой коллективистской сознательностью, особенно, на фоне роста государственных налогов, вялого контроля над правительственными чиновниками и натиска крупного землевладения.

Крушение восточно-римских порядков сопровождалось повальной экспансией варваров, немалая часть которых (в первую очередь, славяне) осела на территории Византии. Это обстоятельство явилось важной предпосылкой аграрного переворота VII в., ознаменовшегося возникновением большой семьи (сингении) и большесемейной собственности. В противоположность позднеантичной М., лишенной родовых пережитков, крестьянская община VIII – IX вв. характеризовалась большей сплоченностью и привнесенными в ходе славянских вторжений элементами клановой спайки. Например, в фемном ополчении, в особенности, из Малой Азии было распространено комплектование тех или иных армейских соединений по принципу родства или землячества. Поддержанная хотя и ослабленным, но уцелевшим централизованным государством, обновленная М. VIII – IX вв. имела больший запас прочности по сравнению с западноевропейской маркой. Сверх того, византийская М. – община с запрещением отчуждать и делить наделы – заметно разнилась и от податной общины Востока, и от общины-марки Запада.

Начатки большесемейных и родовых отношений в общинах, прежде всего среди тех, кто испытал славянское влияние, определили устойчивость М. как экономического института. Подобные качественные изменения нашли отражение в нормах «Земледельческого закона», которые, препятствуя развитию крупного землевладения внутри общин, зафиксировали отсутствие периодических переделов земли (только раздел общих, т.е. семейных владений), медленную кристаллизацию полной земельной собственности (редкость купли-продажи при наличии обмена, аренды и залога), сложение прав на чужую землю. Иными словами, хотя «основная масса земель находилась в частном владении, экономические связи между общинниками были настолько тесными, что каждый из них рассматривал себя как соучастника права собственности своего соседа» (А.П. Каждан). Каждая крестьянская семья имела стась – владение, включавшее в себя различные виды угодий, нередко разбросанные в разных концах деревни, в том числе хорафий. Хорафий представлял собой надел пашни, индивидуально обрабатываемый семьей, и отгороженный от таких же участков других членов М. Неподеленные земли, как правило, располагавшиеся на деревенской окраине, предназначались под пастбища и иногда принадлежали нескольким соседним М. одновременно.

Перманентная военная опасность обусловила небезразличие Константинополя к сбережению свободного крестьянства и рекрутируемого из него стратиотского ополчения – станового хребта имперской обороны. В данной ситуации VIII в. явился эпохой расцвета М., переживавшей тогда этап внутренней консолидации и хозяйственного подъема: если императоры IV – VI вв. «заискивали перед плебсом полисов», то василевсы VIII в. «могли использовать в своих интересах гораздо более широкие и устойчивые слои нового крестьянства» (А.П. Каждан). Решительная аграризация и натурализация экономики способствовали тому, что М., не отягощенная государственными налогами (в отличие от поздней античности) в значительной степени избежала имущественной дифференциации. Однако во 2-й пол. IX – Х вв. по мере усиления царской власти и увеличения потенциала казны, а также стабилизации границ Византии, материальное расслоение М. ускорилось. Во-первых, обеднение крестьянской массы вызвало появление прослойки апоров («убогие», «неимущие») – деревенских бедняков, которые, не имея возможности возделывать собственный участок, сдавали его в аренду или даже продавали состоятельным соседям, а затем переходили в разряд батраков (мистиев). Во-вторых, с Х в. активное наступление на М. развернули динаты – крупные земельные магнаты-вотчинники, складывавшиеся и в недрах самой общины (из ее зажиточной верхушки), и в командном составе фем. Хозяйственной самостоятельности М. не благоприятствовал и рост «вширь» бюрократического аппарата, сочетавшийся с аналогичным процессом «вглубь» в фискальной системе.

Вместе с тем к 1-й четв. Х в. серьезно возросло количество податей, и заинтересованная в их своевременной уплате имперская администрация попыталась укрепить М., ставшую рыхлой и разорявшуюся под все более интенсивным напором динатов. Содействие, оказанное мелкому крестьянству василевсами от Романа I до Василия II, не привело к сохранению свободной М., с одной стороны теснимой крупным землевладением, а с другой угнетаемой фиском. В сер. Х в. был законодательно оформлен распад деревни на две категории: обязанностью одной части селян являлись тягловые повинности, другой – несение военной службы. К XI же в. ключевую роль в аграрном производстве стала играть большая вотчина и труд зависимых крестьян-париков.

Автор статьи: А. Н. Слядзь

Литература
  • История Византии: В 3 т. / Под ред. С.Д. Сказкина: Т. II. М., 1967.
  • Каждан А.П. Византийская община в IX – X вв. // Ученые записки Великолукского государственного педагогического института. 1956.
  • Каждан А.П. Деревня и город в Византии IX – X вв. Очерки по истории византийского феодализма. М., 1960.
  • Каждан А.П. Этатизм или феодализм в Византийской империи? // Вопросы истории. № 12. 1962.
  • Каждан А.П., Литаврин Г.Г., Удальцова З.В. Византия и Запад в современной буржуазной историографии // Против фальсификации истории. М., 1959.
  • Курбатов Г.Л. История Византии (от античности к феодализму). М., 1984.
  • Курбатов Г.Л., Лебедева Г.Е. Византия: проблемы перехода от античности к феодализму. Л., 1984.
  • Литаврин Г.Г. Византийское общество и государство в X – XI вв. Проблемы истории одного столетия: 976-1081 гг. М., 1977.
  • Острогорский Г.А. История византийского государства / Перев. с нем. М.В. Грацианского; ред. П.В. Кузенков. М., 2011.
  • Сюзюмов М.Я. Некоторые проблемы истории Византии // Вопросы истории. № 3. 1959.
  • Липшиц Е.Э. Об основных спорных вопросах истории ранневизантийского феодализма // Вопросы истории. № 6. 1961.
  • Удальцова З.В. К вопросу о генезисе феодализма в Византии (постановка проблемы) // Византийские очерки. Труды советских ученых к XIV конгрессу византинистов. М., 1971.
  • Удальцова З.В., Каждан А.П. Некоторые нерешенные проблемы социально-экономической истории Византии // Вопросы истории. № 10. 1958.
  • Удальцова З.В., Осипова К.А. Особенности феодализма в Византии // Вопросы истории. № 10. 1974.
  • Фрейденберг М.М. Развитие феодальных отношений в византийской деревне в X – XII вв. // Ученые записки Великолукского государственного педагогического института. 1956.
  • Laiou A.E., Morrisson C. The Byzantine Economy. Cambridge, 2007.
  • Lemerle P. The Agrarian history of Byzantium to origins to the twelfth century: The sources and problems. Galway, 1979.
Статью разместил(а)

Слядзь Андрей Николаевич

кандидат исторических наук

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты