МЕСТНИЧЕСТВО

0 комментариев

В Русском государстве в 15 – конце 17 вв. сис­те­ма со­ци­аль­ных, слу­жеб­ных и бы­то­вых норм в сре­де зна­ти; в середине 16 – конце 17 вв. так­же ие­рар­хия чле­нов Го­су­да­ре­ва дво­ра.

Вос­хо­дит, по-ви­ди­мо­му, к из­вест­но­му с 14 в. обы­чаю рас­пре­де­ле­ния мест моск. бо­яр за кня­же­ским сто­лом (от­сю­да сам тер­мин «М.»). Скла­ды­ва­лось с сер. 15 в. в свя­зи с вклю­че­ни­ем в Го­су­да­рев двор кня­зей слу­жи­лых и не­об­хо­ди­мо­стью со­от­не­се­ния их ста­ту­са с по­ло­же­ни­ем ста­ро­мос­ков­ско­го бо­яр­ст­ва. Окон­ча­тель­но офор­ми­лось к сер. 16 в. На про­тя­же­нии сво­его су­ще­ст­во­ва­ния М. эво­лю­цио­ни­ро­ва­ло как ин­сти­тут, рас­ши­ря­ясь за счёт вклю­че­ния в ме­ст­нич. от­но­ше­ния но­вых воз­вы­шав­ших­ся ро­дов и уга­са­ния ро­дов ста­рой зна­ти, а так­же по ме­ре су­же­ния сфер его при­ме­не­ния гос. вла­стью.

«Ме­сто» ли­ца в ие­рар­хии зна­ти оп­ре­де­ля­лось слу­жеб­ным по­ло­же­ни­ем пред­ков (а так­же дав­но­стью это­го по­ло­же­ния) и бли­жай­ших род­ст­вен­ни­ков: ли­цо, у ко­то­ро­го боя­ри­ном был дед, мог­ло пре­тен­до­вать на бо­лее вы­со­кое на­зна­че­ние, чем тот че­ло­век, у ко­го боя­ри­ном был отец. Учи­ты­ва­лась толь­ко муж­ская ли­ния ро­да, стар­шин­ст­во внут­ри не­го оп­ре­де­ля­лось по прин­ци­пу: ка­ж­дый млад­ший брат од­ной сту­пе­нью («ме­стом») ни­же стар­ше­го бра­та; 1-й сын 1-го бра­та был «ра­вен» 4-му бра­ту, т. е. сво­ему млад­ше­му дя­де (табл. 1). Лич­ные за­слу­ги ли­ца и др. об­стоя­тель­ст­ва (напр., род­ст­во или свой­ст­во с ве­ли­ко­кня­же­ской, позд­нее с цар­ской фа­ми­ли­ей) в ря­де слу­ча­ев по­зво­ля­ли ему за­нять бо­лее вы­со­кое ме­сто в ие­рар­хии, чем то, на ко­то­рое оно мог­ло пре­тен­до­вать на тра­диц. ус­ло­ви­ях, и в даль­ней­шем по­вы­ша­ли ста­тус его по­том­ков.

М. – од­но из важ­ней­ших струк­ту­ро­об­ра­зую­щих фак­то­ров в раз­ви­тии рус. зна­ти. Оно спо­соб­ст­во­ва­ло кон­со­ли­да­ции зна­ти (пер­во­на­чаль­но выс­шей, впо­след­ст­вии вплоть до про­вин­ци­аль­ных дво­ро­вых кор­по­ра­ций), вы­ра­бот­ке еди­ной по­зи­ции в её от­но­ше­ни­ях с гос. вла­стью и с про­винц. слу­жи­лой мас­сой, фор­ми­ро­ва­нию сис­те­мы офиц. и не­офиц. со­ци­аль­ных и по­ли­тич. свя­зей как внут­ри ро­дов, так и ме­ж­ду ни­ми, а так­же ме­ж­ду ро­да­ми и гос. ап­па­ра­том.

По нор­мам М. про­во­ди­лось на­зна­че­ние на по­дав­ляю­щее боль­шин­ст­во гос. долж­но­стей. Сле­ди­ли за пра­виль­но­стью их при­ме­не­ния ком­пе­тент­ные в ге­неа­логии зна­ти дья­ки Раз­ряд­но­го при­ка­за, в ко­то­ром все на­зна­че­ния фик­си­ро­ва­лись, за­тем еже­год­но сво­ди­лись в раз­ряд­ные кни­ги и учи­ты­ва­лись при но­вых на­зна­че­ни­ях.

В Бо­яр­ской ду­ме М. от­сут­ст­во­ва­ло, по­ря­док «си­де­ния» и вы­сту­п­ле­ний её чле­нов не фик­си­ро­вал­ся раз­ря­да­ми и не мог слу­жить пре­це­ден­том для мест­нич. спо­ров.

В сфе­ре цен­траль­но­го управ­ле­ния ме­ст­нич. от­но­ше­ния бы­ли про­сты­ми, т.к. ус­та­но­вить пра­виль­ную ие­рар­хию ме­ж­ду 2–3 судь­я­ми од­но­го при­ка­за бы­ло не­слож­но. На бо­лее низ­ких долж­но­стях ро­до­ви­тые лю­ди прак­ти­че­ски не слу­жи­ли, по­это­му при­каз­ная служ­ба бы­ла мень­ше свя­за­на с ме­ст­ни­че­ст­вом.

В сфе­ре ме­ст­но­го управ­ле­ния су­ще­ст­во­ва­ло неск. ти­пов М.: а) ме­ж­ду 2–3 вое­во­да­ми од­но­го го­ро­да; б) ме­ж­ду го­ро­до­вым вое­во­дой и пол­ко­вым вое­во­дой, воз­глав­ляв­шим в этом рай­оне вой­ска (по­след­ний, как пра­ви­ло, счи­тал­ся стар­ше); при этом в ме­ст­нич. спо­рах ни­ко­гда не вы­дви­га­лись по­ня­тия «зна­чи­мо­сти и древ­но­сти» го­ро­да (т. к. ис­то­ри­че­ски бо­лее мо­ло­дой го­род, напр. в Си­би­ри, мог при­нес­ти бóльшую вы­го­ду), кро­ме то­го, по­сыл­ка на го­ро­до­вое вое­вод­ст­во (осо­бен­но дли­тель­ное) круп­но­го вель­мо­жи ино­гда бы­ва­ла свя­за­на с опа­лой; в) кол­лек­тив­но ме­ж­ду дво­рян­ски­ми кор­по­ра­ция­ми разл. уез­дов: ме­ст­ни­ча­ли про­тив кор­по­ра­ции, за­няв­шей бо­лее вы­со­кое ме­сто в спи­ске на еже­год­ном или по­лу­го­до­вом «смот­ре» и, воз­мож­но, по­лу­чив­шей по­ме­ст­ный и де­неж­ный ок­лад бы­ст­рее или боль­ше; г) всей уезд­ной дво­рян­ской кор­по­ра­ци­ей про­тив при­слан­но­го вое­во­ды (обыч­но 2-го), ко­то­рый по знат­но­сти мог ока­зать­ся на рав­ных с вер­хуш­кой го­ро­до­вых слу­жи­лых лю­дей. Пре­тен­зий уезд­ных кор­по­ра­ций из­вест­но не­мно­го, пра­ви­тель­ст­во их обыч­но удов­ле­тво­ря­ло.

Осо­бен­но­сти М. в при­двор­ной сфе­ре бы­ли свя­за­ны с тем, что гла­вы двор­цо­вых ве­домств, ли­ца, имев­шие при­двор­ные чи­ны, и про­чие обыч­но от­но­си­лись к чис­лу фа­во­ри­тов или бы­ли свя­за­ны родств. от­но­ше­ния­ми с цар­ской семь­ёй. За сто­лом в при­сут­ст­вии го­су­да­ря рас­са­жи­ва­лись по чи­нам со­глас­но це­ре­мо­ниа­лу и эти­ке­ту, а ли­ца од­но­го чи­на (напр., околь­ни­чие) – по ме­ст­нич. счё­ту. Спо­ры про­ис­хо­ди­ли при под­го­тов­ке и про­ве­де­нии тор­жеств. це­ре­мо­ний (вен­ча­ний на цар­ст­во, сва­деб, по­хо­рон, кре­ст­ных хо­дов, приё­мов по­слов), «по­хо­дов» ца­рей по мо­на­сты­рям и лет­ним двор­цам. За «ме­сто» спо­ри­ли рын­ды, столь­ни­ки, рас­по­ря­жав­шие­ся тра­пе­за­ми, сва­деб­ные «ты­сяц­кие», «друж­ки», в по­езд­ках – «ухаб­ни­чие» и пр.

В во­ен­ной служ­бе рег­ла­мен­та­ция «мест» по пол­кам бы­ла ус­та­нов­ле­на «При­го­во­ром о ме­ст­ни­че­ст­ве» 1550 ца­ря Ива­на IV Ва­силь­е­ви­ча Гроз­но­го, ко­то­рый, од­на­ко, вви­ду ту­ман­но­сти фор­му­ли­ро­вок ос­та­вил мно­гое на про­из­вол су­дей и спо­ря­щих сто­рон. В ка­ж­дый полк на­зна­ча­лось от од­но­го до че­ты­рёх вое­вод. Вы­ше всех сто­ял 1-й вое­во­да боль­шо­го пол­ка, что ук­ре­п­ля­ло еди­но­на­ча­лие в вой­сках. «Мес­та» пер­вых вое­вод др. пол­ков по боль­шей час­ти со­от­вет­ст­во­ва­ли «мес­ту» 2-го вое­во­ды боль­шо­го пол­ка. В то же вре­мя в од­них слу­ча­ях их ста­тус фор­му­ли­ро­вал­ся как до та­ко­го-то «де­ла нет, без мест», в др. слу­ча­ях – «не мень­ше…», что от­кры­ва­ло ши­ро­кое по­ле для ис­тол­ко­ва­ния. Осо­бен­но не­яс­но бы­ло по­ло­же­ние вое­вод пол­ка ле­вой ру­ки: они бы­ли «не мень­ше» вое­вод пе­ре­до­во­го и сто­ро­же­во­го пол­ков, ко­то­рые бы­ли «не мень­ше» вое­вод пол­ка пра­вой ру­ки, од­на­ко при этом вое­во­ды пол­ка пра­вой ру­ки бы­ли «боль­ше» вое­вод пол­ка ле­вой ру­ки. 1-й вое­во­да пол­ка ле­вой ру­ки [1-й (а), 1-й (б)] в раз­ных слу­ча­ях мог быть ра­вен 2-му или 3-му вое­во­де боль­шо­го пол­ка и, со­от­вет­ст­вен­но, пер­вым или вто­рым вое­во­дам ос­таль­ных пол­ков (табл. 2).

М., ос­но­ван­ное на обыч­ном пра­ве, за­щи­ща­лось гос. су­дом. Важ­ней­ши­ми ак­та­ми гос. вла­сти, ре­гу­ли­ро­вав­ши­ми М., яв­ля­лись: «При­го­вор о ме­ст­ни­че­ст­ве» (1550; с под­твер­жде­ния­ми 1604, 1620), «Го­су­да­рев ро­до­сло­вец» (1555), «Го­су­да­рев раз­ряд» (1556), «При­го­вор» («уло­же­ние») о ме­ст­ни­че­ском по­ни­же­нии род­ни ли­ца, отъ­е­хав­ше­го от го­су­да­ря (сер. 16 в.), ука­зы о ра­вен­ст­ве 1-го пле­мян­ни­ка 4-му дя­де (не позд­нее 1579), о не­счё- те «ро­до­слов­ных» лю­дей с «не­ро­до­слов­ны­ми» (впер­вые упо­ми­на­ет­ся в 1589), ак­ты Зем­ских со­бо­ров об из­бра­нии ца­рей (1598, 1606, 1613) и пр.

Кон­флик­ты раз­би­ра­лись ли­бо ли­цом, осу­ще­ст­в­ляв­шим на­зна­че­ние, ли­бо бо­яр­ской ко­мис­си­ей, на­зна­чен­ной ца­рём, ино­гда под его ру­ко­во­дством. Сто­ро­ны ссы­ла­лись на пре­це­ден­ты бо­лее вы­со­ких, чем у со­пер­ни­ка, на­зна­че­ний чле­нов сво­его ро­да. Су­дьи про­ве­ря­ли фак­ты по раз­ряд­ным кни­гам, ар­хи­ву Раз­ряд­но­го при­ка­за, до­ку­мен­там из лич­ных ар­хи­вов, со­би­ра­ли сви­де­тель­ские по­ка­за­ния, про­из­во­ди­ли слож­ные срав­нит. под­счё­ты «мест» пред­ков со­пер­ни­чав­ших сто­рон. В Раз­ряд­ном при­ка­зе и у ча­ст­ных лиц име­лись спец. спра­воч­ни­ки для по­ис­ка пре­це­ден­тов («ско­ро­го при­ис­ка­ния слу­ча­ев»), сб-ки све­де­ний о низ­ких, по­зо­рив­ших тот или иной знат­ный род служ­бах (стре­лец­ки­ми ко­ман­ди­ра­ми, го­ро­до­вы­ми при­каз­чи­ка­ми, «не­дель­щи­ка­ми»-курь­е­ра­ми в при­ка­зе и пр.). По при­го­во­ру су­да про­иг­рав­ший об­ви­нял­ся в на­не­се­нии «бес­че­стья» вы­иг­рав­ше­му и ав­то­ма­ти­че­ски ста­но­вил­ся «ос­луш­ни­ком го­су­да­ре­вой во­ли», при­го­ва­ри­вал­ся к штра­фу, крат­ко­вре­мен­но­му, час­то сим­во­лич., аре­сту, ино­гда – те­лес­но­му на­ка­за­нию (так­же сим­во­ли­че­ско­му). Осо­бой фор­мой на­ка­за­ния был ри­ту­ал «вы­да­чи го­ло­вой» – про­играв­ше­го при­во­ди­ли под кон­во­ем на двор к по­бе­ди­те­лю, где на­до бы­ло пуб­лич­но про­сить про­ще­ния. От­каз под­чи­нить­ся при­го­во­ру мог при­вес­ти к бо­лее серь­ёз­ной опа­ле. Ме­ст­нич. тяж­бы час­то тя­ну­лись го­да­ми и не за­вер­ша­лись. Ино­гда при­ни­ма­лось ре­ше­ние о ра­вен­ст­ве сто­рон. В ма­те­риа­лах Раз­ряд­но­го при­ка­за со­хра­ни­лось ок. 200 дел и их фраг­мен­тов, из­вест­но св. 1700 ме­ст­нич. спо­ров, за­не­сён­ных в раз­ряд­ные кни­ги. На вре­мя войн раз­бор ме­ст­нич. дел от­кла­ды­вал­ся.

С сер. 16 в. пе­рио­ди­че­ски объ­яв­ля­лось «без­мес­тие» во вре­мя во­ен. дей­ст­вий, ино­гда и в мир­ное вре­мя при дво­ре: с 1555 в дни отд. двор­цо­вых це­ре­моний (для рынд и др.), с 1598 – на цар­ских свадь­бах, вен­ча­ни­ях на цар­ст­во и т. п. (в 1606 во вре­мя свадь­бы ца­ря Ва­си­лия Ива­но­ви­ча Шуй­ско­го бы­ла со­жже­на раз­ряд­ная рос­пись). Для обес­пе­че­ния нор­маль­но­го функ­цио­ни­ро­ва­ния ме­ст­ной вла­сти «без­мес­тие» уста­нов­ле­но с уп­разд­не­ни­ем ин­сти­ту­та на­ме­ст­ни­ков и вве­де­ни­ем в боль­шин­ст­ве го­ро­дов вое­вод­ско­го управ­ле­ния (2-я пол. 1550-х гг.), объ­ез­жим го­ло­вам (см. в ст. Го­ло­ва) оно объ­яв­ле­но в 1600 (окон­ча­тель­но за­кре­п­ле­но в 1648). В по­соль­ской служ­бе «без­мес­тие» вве­де­но в 1621. В 1622 ус­та­нов­ле­но при «ска­зы­ва­нии» дум­но­го чи­на, в 1649 – в при­каз­ной служ­бе. При­чи­ной окон­ча­тель­но­го ис­чез­но­ве­ния ин­сти­ту­та М. ста­ло то, что Го­су­да­рев двор со 2-й пол. 17 в. был уже не в со­стоя­нии удов­ле­тво­рять по­треб­но­сти го­су­дар­ст­ва в кад­рах для раз­рас­тав­ше­го­ся и ус­лож­няв­ше­го­ся адм. и во­ен. ап­па­ра­та. С 1678 «без­ме­стье» бы­ло вве­де­но во всех но­во­уч­ре­ж­дён­ных служ­бах, а так­же при про­ве­де­нии кре­ст­ных хо­дов. В 1680 объ­яв­ле­на «веч­ная» от­ме­на М. в вой­сках. 24.11(4.12).1681 об­на­ро­до­ван указ о пол­ной и все­об­щей от­ме­не М.; 12(22).1.1682 ли­к­ви­да­ция М. под­твер­жде­на ре­ше­ни­ем Зем­ско­го со­бо­ра.

М. – клю­че­вой эле­мент свет­ской суб­куль­ту­ры Рус. гос-ва 15–17 вв. В М. вы­ра­бо­та­лись мо­раль­ные и эти­кет­ные нор­мы, ис­то­ри­ко-куль­тур­ная и ге­неа­логич. тра­ди­ции. М. бы­ло ос­но­вой вос­пи­та­ния мо­ло­до­го дво­ря­ни­на, учив­ше­го­ся за­щи­щать свой род от сто­рон­них по­ся­га­тельств, и сыг­ра­ло зна­чит. роль в фор­ми­ро­ва­нии дво­рян­ско­го са­мо­со­зна­ния. В М. сфор­ми­ро­ва­лась да­же собств. тер­ми­но­ло­гия (напр., по­ра­же­ние в кон­флик­те или уни­зи­тель­ное на­зна­че­ние – «по­терь­ка», по­бе­да в нём же или по­вы­ше­ние по служ­бе – «на­ход­ка», при­пи­сать се­бя к знат­но­му ро­ду – «вкле­пать­ся»).

Исторические источники: 

Рус­ский ис­то­ри­че­ский сбор­ник. М., 1838–1842. Т. 2, 5;

Вре­мен­ник Об­ще­ст­ва ис­то­рии и древ­но­стей рос­сий­ских. М., 1849–1850. Кн. 4, 6; М., 1852. Кн. 14;

Рус­ская ис­то­ри­че­ская биб­лио­те­ка. СПб., 1884–1889. Т. 9–11;

Ак­ты Мо­с­ков­ско­го го­су­дар­ст­ва. СПб., 1890–1901. Т. 1–3;

Ме­ст­ни­че­ские де­ла 1563–1605 гг. Со­б­ра­ны и из­да­ны Н. П. Ли­ха­че­вым. СПб., 1894;

«И Ва­си­лей ска­зал, то де Ар­те­мей за­мыс­лил во­ров­ски...»: До­ку­мен­ты о ме­ст­ни­че­ст­ве в сре­де при­каз­ной бю­ро­кра­тии XVII в. // Ис­то­ри­че­ский ар­хив. 1993. № 2.

Дополнительная литература: 

Мар­ке­вич А.И. Ис­то­рия ме­ст­ни­че­ст­ва в Мо­с­ков­ском го­су­дар­ст­ве в XV–XVII в. Од., 1888; 

Пав­лов-Силь­ван­ский Н.П. Го­су­да­ре­вы слу­жи­лые лю­ди. СПб., 1898; 

Ва­си­лев­ская Е.А. Тер­ми­но­ло­гия ме­ст­ни­че­ст­ва и род­ст­ва // Тру­ды Мо­с­ков­ско­го го­су­дар­ст­вен­но­го ис­то­ри­ко-ар­хив­но­го ин­сти­ту­та. М., 1946. Т. 2; 

Зи­мин А.А. Ис­точ­ни­ки по ис­то­рии ме­ст­ни­че­ст­ва в XV – 1-й тре­ти XVI в. // Ар­хео­гра­фи­че­ский еже­год­ник за 1968 г. М., 1970; 

Бу­га­нов В.И. «Вра­ж­до­твор­ное» ме­ст­ни­че­ст­во // Во­про­сы ис­то­рии. 1974. № 11; 

Мель­ни­ков Ю.Н. Ме­ст­ни­че­ские де­ла в раз­ряд­ном су­до­про­из­вод­ст­ве 80-х гг. XVI в. // Вспо­мо­га­тель­ные ис­то­ри­че­ские дис­ци­п­ли­ны. Л., 1978. Т. 9; он же. Опи­са­ние ме­ст­ни­че­ских дел 80-х гг. XVI в. // Ар­хео­гра­фи­че­ский еже­год­ник за 1977 г. М., 1978; 

Эс­кин Ю.М. Ме­ст­ни­че­ст­во в Рос­сии XVI–XVII вв. Хро­но­ло­ги­че­ский ре­естр. М., 1994; он же. Очер­ки ис­то­рии ме­ст­ни­че­ст­ва в Рос­сии XVI–XVII вв. М., 2009.

Автор статьи: Ю. М. Эс­кин.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература
  • Се­дов П.В. Ко­нец ме­ст­ни­че­ст­ва // Рос­сий­ское са­мо­дер­жа­вие и бю­ро­кра­тия. М.; Но­во­сиб., 2000
  • Berelowitch A. La hiérarchie des égaux: la noblesse russe d’Ancien Régime (XVI–XVII si ̀ecles). P., 2001
  • Колл­манн Н.Ш. Со­еди­нен­ные че­стью. М., 2001

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты