МЬЯНМА

0 комментариев

(До 1989 Бир­ма), Рес­пуб­ли­ка Со­юз Мьян­ма (Пьи­да­ун­зу Тхан­ман­да Мьян­ма Найн­ган­до).

Об­щие све­де­ния:

М. – го­су­дар­ст­во в Юго-Вост. Азии, за­ни­ма­ет сев.-зап. часть п-ова Ин­до­ки­тай, а так­же ряд при­ле­гаю­щих ост­ро­вов [ар­хи­пе­лаг Мьей (Мер­гуи), о-ва Мос­кос, о. Ян­бье, о. Ма­на­ун (Че­ду­ба) и др.]. На за­па­де и се­ве­ро-за­па­де гра­ни­чит с Банг­ла­деш и Ин­ди­ей, на се­ве­ре и се­ве­ро-вос­то­ке – с Ки­та­ем, на вос­то­ке и юго- вос­то­ке – с Лао­сом и Таи­лан­дом. На юге и юго-за­па­де омы­ва­ет­ся во­да­ми Бен­галь­ско­го зал. и Ан­да­ман­ско­го м. Ин­дий­ско­го ок. Пл. 676,6 тыс. км2 (без учё­та внутр. ак­ва­то­рий 653,5 тыс. км2). Нас. 54,6 млн. чел. (2012, оцен­ка; 58,8 млн. чел. в 2010). Сто­ли­ца – Ней­пьи­до (с 2006; ста­тус гл. эко­но­мич. цен­тра со­хра­ня­ет Ян­гон). Офиц. язык – бир­ман­ский. Де­неж­ная еди­ни­ца – кьят (чжа). В адм. от­но­ше­нии тер­ри­то­рия М. со­сто­ит из 7 адм. об­лас­тей (ре­гио­нов), 7 нац. об­лас­тей (шта­тов) и сто­лич­ной со­юз­ной тер­ри­то­рии.

М. – член ООН (1948), МВФ (1952), МБРР (1952), ВТО (1995), АСЕАН (1997).

Автор статьи: М. А. Анань­ин, Н. В. Ма­зе­ин.

Го­су­дар­ст­вен­ный строй

М. – фе­де­ра­тив­ное гос-во. Кон­сти­ту­ция одоб­ре­на на ре­фе­рен­ду­ме 29.5.2008. Фор­ма прав­ле­ния – рес­пуб­ли­ка.

Гла­ва го­су­дар­ст­ва и ис­пол­нит. вла­сти – пре­зи­дент, из­би­рае­мый на 5 лет верх­ней и ниж­ней па­ла­та­ми пар­ла­мен­та. Пре­зи­дент и ви­це-пре­зи­дент до­лж­ны быть граж­да­на­ми М., ро­див­ши­ми­ся от ро­ди­те­лей – граж­дан М., быть не мо­ло­же 45 лет и про­жи­вать в М. по­след­ние 20 лет. Кан­ди­да­ты на эти по­сты долж­ны иметь со- от­вет­ст­вую­щие зна­ния в по­ли­тич., адм., эко­но­мич. и во­ен. об­лас­тях.

Выс­ший за­ко­но­дат. ор­ган – двух­па­лат­ный пар­ла­мент. Со­б­ра­ние нар. пред­ста­ви­те­лей – ниж­няя па­ла­та, со­сто­ит из 440 де­пу­та­тов: из них 330 из­би­ра­ют­ся тай­ным го­ло­со­ва­ни­ем, 110 на­зна­ча­ют­ся Вер­хов­ным глав­но­ко­ман­дую­щим во­оруж. си­ла­ми стра­ны. Со­б­ра­ние на­цио­наль­но­стей – верх­няя па­ла­та, со­сто­ит из 224 депутатов: из них 168 из­би­ра­ют­ся, 56 на­зна­ча­ют­ся Вер­хов­ным глав­но­ко­ман­дую­щим. Срок полномочий парламента – 5 лет.

Выс­ший ор­ган ис­пол­нит. вла­сти – Все­со­юз­ное пра­ви­тель­ст­во. В адм. и нац. об­ла­стях дей­ст­ву­ют ме­ст­ные ор­га­ны гос. вла­сти.

В М. су­ще­ст­ву­ет мно­го­пар­тий­ная сис­те­ма. Круп­ней­шие по­ли­тич. пар­тии – Пар­тия нац. един­ст­ва, Пар­тия со­юз­ной со­ли­дар­но­сти и раз­ви­тия и Нац. ли­га за де­мо­кра­тию. Дей­ст­ву­ет так­же ряд пар­тий, пред­став­ляю­щих ин­те­ре­сы нац. мень­шинств.

При­ро­да

Рель­еф. Бе­ре­го­вая ли­ния М. в це­лом силь­но из­ре­за­на; наи­бо­лее круп­ный за­лив – Мо­ута­ма (Мар­та­бан) Ан­да­ман­ско­го мо­ря. Бе­ре­га Бен­галь­ско­го зал. (гл. обр. в ср. час­ти) риа­со­вые, с оби­ли­ем глу­бо­ких за­ли­вов и ост­ро­вов. Вост. бе­ре­га Ан­да­ман­ско­го м. в осн. аб­ра­зи­он­ные, с ред­ки­ми пля­жа­ми в не­боль­ших бух­тах, се­вер­ные – б. ч. яв­ля­ют­ся мор. края­ми дельты Ира­ва­ди и устья Си­тау­на.

М. – пре­им. гор­ная стра­на. На за­па­де про­сти­ра­ет­ся хре­бет Рак­хайн (выс. до 3053 м, го­ра Вик­то­рия), с кру­ты­ми скло­на­ми, глу­бо­ки­ми ущель­я­ми, аль­пий­ски­ми фор­ма­ми вер­шин. Сев. про­дол­же­ни­ем Рак­хай­на яв­ля­ют­ся склад­ча­то-глы­бо­вые го­ры Чин (выс. до 2773 м) и хре­бет Лета (до 2704 м). Вдоль сев.-зап. гра­ни­цы М. про­тя­ги­ва­ют­ся склад­ча­тые го­ры Па­кайн (выс. до 3826 м), вдоль се­ве­ро-вос­точ­ной – хре­бет Гао­ли­гун­шань (до 4075 м), об­ра­зую­щий во­до­раз­дел рек Ира­ва­ди и Са­лу­ин. В сев. час­ти М. рас­по­ло­же­ны ме­ри­дио­наль­но вы­тя­ну­тые го­ры Ку­мун (выс. до 3411 м) и хре­бет Те- Трай­англ (до 3617 м), раз­де­лён­ные про­доль­ны­ми до­ли­на­ми и по­сте­пен­но по­ни­жаю­щие­ся к югу; на край­нем се­ве­ре – вы­со­ко­гор­ная об­ласть (до 5881 м, го­ра Кха­ка­бо­ра­зи – выс­шая точ­ка М.) с силь­но рас­чле­нён­ны­ми склад­ча­ты­ми и склад­ча­то-глы­бо­вы­ми хреб­та­ми, пла­то­об­раз­ны­ми мас­си­ва­ми. Вост. часть стра­ны зани­ма­ет склад­ча­то-глы­бо­вое Шан­ское на­го­рье (выс. до 2675 м) с пла­то­об­раз­ны­ми сту­пен­ча­ты­ми уча­ст­ка­ми, над ко­то­ры­ми под­ни­ма­ют­ся хреб­ты со сгла­жен­ны­ми вер­ши­на­ми; в рай­онах, сло­жен­ных из­вест­ня­ка­ми, ти­пич­ны про­валь­но-кар­сто­вые, ос­та­точ­но-кар­сто­вые фор­мы рель­е­фа и тро­пич. карст (ка­мен­ные стол­бы, «ка­мен­ный лес»). К югу от на­го­рья про­тя­ну­лись низ­кие и сред­не­вы­сот­ные склад­ча­тые хреб­ты До­на (выс. до 2080 м) и Та­нин­тайи (до 2072 м), в ус­ло­ви­ях вы­со­ко­го ув­лаж­не­ния здесь сфор­ми­ро­вал­ся рас­чле­нён­ный рель­еф с кру­ты­ми скло­на­ми и мо­ло­ды­ми эро­зи­он­ны­ми вре­за­ми. От­ро­ги Та­нин­тайи, близ­ко под­хо­дя­щие к по­бе­ре­жью Ан­да­ман­ско­го м., об­ра­зу­ют мн. ост­ро­ва ар­хи­пе­ла­га Мьей (Мер­гуи). В центр. час­ти М. рас­по­ло­же­на об­шир­ная Ира­ва­дий­ская рав­ни­на. В её сев. час­ти пре­об­ла­да­ет пе­ре­се­чён­ный рель­еф с мно­же­ст­вом ов­ра­гов и бед­лен­дом, центр. часть за­ни­ма­ют хол­ми­стые ак­куму­ля­тив­но-де­ну­да­ци­он­ные рав­ни­ны (выс. до 385 м), юж­ную – пло­ская за­бо­ло­чен­ная дель­то­вая низ­мен­ность, об­ра­зо­вав­шая­ся в ре­зуль­та­те слия­ния дель­ты Ира­ва­ди и низовий Си­тау­на. На рав­ни­не воз­вы­ша­ют­ся ме­ри­дио­наль­но вы­тя­ну­тые низ­ко­гор­ные хреб­ты Пе­гу (с по­тух­ши­ми вул­ка­на­ми, выс. до 1518 м, вул­кан По­упа), Зи­бью (до 727 м) и др. При­мор­ская низ­мен­ность Бен­галь­ско­го зал. пе­ре­се­че­на мел­ки­ми ре­ка­ми (с уча­ст­ка­ми дель­то­вых рав­нин), мес­та­ми за­бо­ло­че­на. При­бреж­ная рав­ни­на на вост. по­бе­ре­жье Ан­да­ман­ско­го м. пло­ская, с за­труд­нён­ным дре­на­жем.

Гео­ло­ги­че­ское строе­ние и по­лез­ные ис­ко­пае­мые. М. рас­по­ло­же­на в вост. час­ти Аль­пий­ско-Ги­ма­лай­ско­го под­виж­но­го поя­са. С за­па­да на вос­ток вы­де­ля­ют Ин­до-Бир­ман­скую склад­ча­то-по­кров­ную сис­те­му, впа­ди­ну Ира­ва­ди и Си­но-Бир­ман­ский до­кем­брий­ский мас­сив. Ин­до-Бир­ман­ская сис­те­ма (древ­няя ак­кре­ци­он­ная приз­ма) сфор­ми­ро­ва­лась над на­кло­нён­ной к вос­то­ку зо­ной под­дви­га (суб­дук­ции) Ин­до­стан­ской пли­ты под Юго-Вост. Азию; сло­же­на смя­ты­ми в склад­ки и на­ру­шен­ны­ми над­ви­га­ми верх­не­ме­ло­вы­ми и па­лео­ге­но­вы­ми, гл. обр. фли­ше­вы­ми, тол­ща­ми, вклю­чаю­щи­ми офио­ли­ты (фраг­мен­ты древ­ней океа­нич. ко­ры); в вост. час­ти оро­ге­на от­меча­ют­ся кри­стал­лич. слан­цы, гней­сы, гра­ни­тог­ней­сы, об­ра­зую­щие вы­ступ; воз­раст гл. де­фор­ма­ций – позд­ний оли­го­цен. На за­па­де склад­ча­то-по­кров­ное со­ору­же­ние над­ви­ну­то на пе­ре­до­вой (пред­гор­ный) мо­лас­со­вый про­гиб на гра­ни­це с до­кем­брий­ской Ин­до­стан­ской плат­фор­мой. Впа­ди­на Ира­ва­ди раз­де­ле­на ме­ри­дио­наль­ной мел-кай­но­зой­ской вул­ка­нич. ду­гой на 2 про­ги­ба, за­пол­нен­ные мо­лассой (в зап. про­ги­бе – кай­но­зой­ской, в вост. про­ги­бе – оли­го­це­но­вой и бо­лее мо­ло­дой). Круп­ный сейс­мо­ак­тив­ный сдвиг Са­га­инг от­де­ля­ет впа­ди­ну Ира­ва­ди от Си­но-Бир­ман­ско­го мас­си­ва (мик­ро­кон­ти­нен­та в древ­нем океа­не Па­лео­те­тис). Ос­но­ва­ние мас­си­ва сло­же­но ар­хей­ско-ран­не­про­те­ро­зой­ски­ми кри­стал­лич. по­ро­да­ми (гней­сы, кри­стал­лич. слан­цы, мра­мо­ры и др.) и сред­не­верх­не­про­те­ро­зой­ской, ин­тен­сив­но дис­ло­ци­ро­ван­ной и про­рван­ной гра­ни­та­ми тер­ри­ген­ной фор­ма­ци­ей; оса­доч­ный че­хол вклю­ча­ет гл. обр. тер­ри­ген­но-кар­бо­нат­ные от­ло­же­ния па­лео­зоя и б. ч. ме­зо­зоя. Для тер­ри­то­рии М. ха­рак­тер­на вы­со­кая сейс­мич­ность; зем­ле­тря­се­ния до 9 бал­лов (в 1931 в рай­оне г. Ка­майн).

М. бо­га­та по­лез­ны­ми ис­ко­пае­мы­ми, осо­бен­но ру­да­ми цвет­ных ме­тал­лов. Име­ют­ся ме­сто­ро­ж­де­ния неф­ти и при­род­но­го го­рю­че­го га­за, уг­ля, руд дра­гоцен­ных ме­тал­лов, же­ле­за, мар­ган­ца, ура­на, ба­ри­та, дра­го­цен­ных кам­ней. Вы­яв­ле­ны ре­сур­сы ме­тал­лов пла­ти­но­вой груп­пы. Ме­сто­ро­ж­де­ния руд оло­ва и вольф­ра­ма на­хо­дят­ся в вост. и юго-вост. час­тях М. Осн. часть за­па­сов этих руд за­клю­че­на в ме­сто­рож­де­ни­ях Мо­чи (нац. обл. Кая) и До­на (нац. обл. Ка­рен); зна­чи­мые ме­сто­ро­ж­де­ния на­хо­дят­ся в адм. обл. Та­нин­тайи (Хейн­да, Кан­бау, Па­гае и Ка­лон­та). В центр. час­ти М. ло­ка­ли­зу­ет­ся мед­но- руд­ный рай­он Мо­унъ­юа (ме­сто­ро­ж­де­ния Чи­син­та­ун, Ле­па­да­ун, Са­бе­та­ун, Юж. Са­бе­та­ун). Име­ет­ся неск. ме­сто­ро­ж­де­ний свин­цо­во-цин­ко­вых руд, в т. ч. круп­ное ме­сто­ро­ж­де­ние Бо­ду­ин (нац. обл. Шан), на ко­то­ром по­пут­но ве­дёт­ся до­бы­ча руд ни­ке­ля. Из­вест­ны 2 круп­ных ок­сид­но-си­ли­кат­ных ко­бальт-ни­ке­ле­вых ме­сто­ро­ж­де­ния в ко­рах вы­вет­ри­ва­ния сер­пен­ти­ни­зи­ро­ван­ных ульт­ра­ос­нов­ных по­род: Му­эта­ун на се­ве­ро-за­па­де М. (близ г. Ти­дейн) и Та­га­ун в центр. час­ти стра­ны (адм. обл. Ман­да­лай). М. не бо­га­та за­па­са­ми дра­го­цен­ных ме­тал­лов. Б. ч. ре­сур­сов зо­ло­та и се­реб­ра за­клю­че­на в рос­сып­ных ме­сто­ро­ж­де­ни­ях; ко­рен­ные ме­с­то­ро­ж­де­ния (ок. 15), как пра­ви­ло, не оце­не­ны, в их чис­ле – по­ли­ме­тал­лич. ме­сто­ро­ж­де­ния с зо­ло­том и се­реб­ром. Зо­ло­то­руд­ные ме­сто­ро­ж­де­ния рас­по­ло­же­ны гл. обр. в вост. час­ти Мьян­мы.

Неф­тя­ные ме­сто­ро­ж­де­ния мел­кие, б. ч. от­но­сят­ся к Ира­ва­дий­ско­му неф­те­га­зо­нос­но­му бас­сей­ну; осн. ме­сто­ро­ж­де­ния – Манн, Енанд­жа­ун, Ле­пан­дан, Мья­на­ун. Пер­спек­ти­вы вы­яв­ле­ния круп­ных за­па­сов неф­ти не­ве­ли­ки. При­род­ный го­рю­чий газ на тер­ри­то­рии М. и при­ле­гаю­щей ак­ва­то­рии при­уро­чен к Ира­ва­дий­ско­му и Бен­галь­ско­му неф­те­га­зо­нос­ным бас­сей­нам. Ме­сто­ро­ж­де­ния су­ши (ок. 10) мел­кие, наи­бо­лее зна­чи­мы Ап­хь­яу и Ньяун­до­ун – близ г. Ян­гон. В мор. ме­сто­ро­ж­де­ни­ях (св. 10), сре­ди ко­то­рых есть сред­ние и круп­ные, за­клю­че­на осн. часть за­па­сов при­род­но­го га­за М.; в пре­де­лах Ира­ва­дий­ско­го бас­сей­на – круп­ные ме­сто­ро­ж­де­ния Яда­на, Зо­ти­ка и Ета­гун; в Бен­галь­ском бас­сей­не – Мья и Шуэ. Ме­сто­ро­ж­де­ния уг­лей из­вест­ны в адм. об­лас­тях Си­кайн (наи­бо­лее круп­ное ме­сто­ро­ж­де­ние – Ка­ле­ва), Ма­гуэ, Ман­да­лай, Та­нин­тайи, нац. обл. Шан (Нам­ма).

На тер­ри­то­рии М. на­хо­дят­ся ме­сто­ро­ж­де­ния луч­ших в ми­ре ру­би­нов и бла­го­род­но­го жа­деи­та, в т. ч. его уни­каль­ной по­лу­про­зрач­ной раз­но­вид­но­сти изум­руд­но-зе­лё­но­го цве­та – им­пе­риа­ла. Ме­сто­ро­ж­де­ния ру­би­нов, сап­фи­ров и юве­лир­ной шпи­не­ли рас­по­ло­же­ны в гор­ной мест­но­сти к се­ве­ро-вос­то­ку от г. Ман­да­лай (Мо­гок­ский ру­би­но­нос­ный р-н). Осн. прак­тич. зна­че­ние име­ют элю­ви­аль­но-де­лю­ви­аль­ные рос­сы­пи. Ко­рен­ные ме­сто­ро­ж­де­ния жа­деи­та ло­ка­ли­зу­ют­ся на се­ве­ре М., в бас­сей­не р. Ую (при­ток р. Чин­ду­ин); ва­лу­ны и галь­ки жа­деи­та встре­ча­ют­ся в древ­них и совр. от­ло­же­ни­ях р. Ую. В сев.-вост. час­ти М. (в вер­ховь­ях pек Ира­ва­ди и Чин­ду­ин) из­вест­ны не­боль­шие ме­сто­ро­ж­де­ния бу­ро-крас­но­го ян­та­ря – бир­ми­та, на край­нем юго-вос­то­ке – ал­ма­зов. Так­же из­вест­ны ме­сто­ро­ж­де­ния руд же­ле­за (Пан­пе, Кат­айн­та­ун), мар­ган­ца (Чёнг­тун в нац. обл. Шан и др.), ба­ри­та (Ани­сак­хан), ура­на; ру­до­про­яв­ле­ния ме­тал­лов пла­ти­но­вой груп­пы.

Кли­мат. На тер­ри­то­рии М. кли­мат тро­пи­че­ский мус­сон­ный, на юге – суб­эк­ва­то­ри­аль­ный. Вы­де­ля­ют три се­зо­на: от­но­си­тель­но про­хлад­ный и су­хой (но­ябрь – фев­раль), жар­кий, су­хой (март – май) и жар­кий, влаж­ный (июнь – ок­тябрь). Зи­мой ха­рак­тер­ны тем­пе­ра­тур­ные раз­ли­чия: от 25 °C в дель­те Ира­ва­ди до 13 °C на се­ве­ре Ира­ва­дий­ской рав­нины. В гор­ных рай­онах, а так­же на Шан­ском на­го­рье слу­ча­ют­ся за­мо­роз­ки. Наи­бо­лее жар­кий ме­сяц на по­бе­ре­жье и в юж. рай­онах М. – ап­рель, в центр. рай­онах – май, сред­не­ме­сяч­ные темп-ры 30–32 °C (макс. 41–43 °C). С при­хо­дом лет­не­го эк­ва­то­ри­аль­но­го мус­со­на темп-ры не­зна­чи­тель­но по­ни­жа­ют­ся (27–29 °C). На се­ве­ре в го­рах лет­ние темп-ры не пре­вы­ша­ют 17–18 °C.

Юго-зап. мус­сон при­но­сит 90% го­до­вых осад­ков. Се­зон мус­сон­ных до­ж­дей на­чи­на­ет­ся в кон­це ап­ре­ля на вост. по­бе­ре­жье Ан­да­ман­ско­го м., и к на­ча­лу ию­ня мус­сон ох­ва­ты­ва­ет всю стра­ну. Макс. ко­ли­че­ст­во осад­ков (4200–5500 мм в год) вы­па­да­ет на на­вет­рен­ных зап. скло­нах хреб­тов Рак­хайн и Та­нин­тайи (про­дол­жи­тель­ность су­хо­го се­зо­на 3–4 мес). В дель­то­вой об­лас­ти Ира­ва­ди го­до­вое ко­ли­че­ст­во осад­ков со­став­ля­ет ок. 2500 мм, на Шан­ском на­го­рье – 1500–2000 мм, в центр. час­ти Ира­ва­дий­ской рав­ни­ны (т. н. су­хая зо­на) – 600–800 мм (су­хой се­зон 6–7 мес). Зи­мой в «су­хой зо­не» час­то воз­ни­ка­ют пыль­ные бу­ри, не­ред­ки за­су­хи. По­бе­ре­жье М. под­вер­га­ет­ся воз­дей­ст­вию тро­пич. ци­кло­нов, фор­ми­рую­щих­ся над Бен­галь­ским зал. Сне­го­вая гра­ни­ца про­хо­дит на выс. 4570 м.

Внут­рен­ние во­ды. Наи­бо­лее круп­ные ре­ки – Ира­ва­ди (с при­то­ком Чин­ду­ин), Са­лу­ин и Си­та­ун (бас­сейн Ан­да­ман­ско­го м.). По­сколь­ку все ре­ки на тер­ри­тории М. име­ют до­ж­де­вое пи­та­ние, их ре­жим ти­пич­ный мус­сон­ный. Ок. 80% го­до­во­го сто­ка рек при­хо­дит­ся на се­зон лет­них до­ж­дей. По­ло­во­дье длит­ся до по­лу­го­да, ме­жень при­хо­дит­ся на наи­бо­лее су­хие ме­ся­цы – март и ап­рель. Раз­ни­ца ме­ж­ду мак­си­маль­ным и ми­ни­маль­ным рас­хо­дом во­ды дос­ти­га­ет 100 и бо­лее раз. Еже­год­но на ре­ках слу­ча­ют­ся на­вод­не­ния. Ко­ле­ба­ния уров­ня во­ды в верх­нем те­че­нии круп­ных рек бо­лее 25 м, в сред­нем – по­ряд­ка 5–10 м, в дель­тах ме­нее вы­ра­же­ны. Ре­ки М. име­ют зна­чит. твёр­дый сток. За счёт ак­ку­му­ля­ции на­но­сов про­ис­хо­дит рост дель­ты Ира­ва­ди со ско­ро­стью 50 м в год. Ниж­ние час­ти ру­сел Ира­ва­ди и Си­тау­на за­та­п­ли­ва­ют­ся при­лив­ны­ми вол­на­ми. Во внутр. рай­онах М. пре­об­ла­да­ют ма­ло­вод­ные ре­ки с рез­ко вы­ра­жен­ным спа­дом во­ды в су­хие се­зо­ны, не­ко­то­рые из них пе­ре­сы­ха­ют. В гор­ных рай­онах – гус­тая сеть не­боль­ших пол­но­вод­ных рек. Озёр ма­ло. Наи­бо­лее круп­ные из них (Ин­дод­жи на се­ве­ре М., Ин­ле на Шан­ском на­го­рье) име­ют тек­то­нич. про­ис­хо­ж­де­ние. На рав­ни­нах в ниж­нем те­че­нии Ира­ва­ди и Си­тау­на есть ос­та­точ­ные озё­ра, об­ра­зо­вав­шие­ся в ста­ри­цах рек.

Еже­год­но во­зоб­нов­ляе­мые вод­ные ре­сур­сы со­став­ля­ют 1046 км3, во­до­обес­пе­чен­ность вы­со­кая (св. 21 тыс. м3/чел. в год) при низ­ком уров­не во­до­за­бо­ра (3% вод­ных ре­сур­сов). Ок. 98% по­треб­ляе­мой во­ды ис­поль­зу­ет­ся в с. х-ве, 1% – в пром-сти, 1% – в жи­лищ­но-ком­му­наль­ном во­до­снаб­же­нии. Осн. ис­точ­ни­ком оро­ше­ния слу­жат во­ды Ира­ва­ди и её при­то­ков. Ре­ки М. (осо­бен­но Са­лу­ин) об­ла­да­ют зна­чит. гид­ро­энер­ге­тич. по­тен­циа­лом, ко­то­рый прак­ти­че­ски не ос­во­ен.

Поч­вы, рас­ти­тель­ный и жи­вот­ный мир. В го­рах на хо­ро­шо ув­лаж­нён­ных скло­нах пре­об­ла­да­ют гор­ные крас­ные и крас­но-жёл­тые фер­рал­лит­ные поч­вы, в пре­де­лах низ­ко­го­рий центр. час­ти – крас­ные и крас­но-ко­рич­не­вые поч­вы. Центр. рай­оны с су­хим кли­ма­том име­ют пё­ст­рый поч­вен­ный по­кров с гос­под­ством силь­но эро­ди­ро­ван­ных крас­но-бу­рых почв са­ванн и кус­тар­ни­ков, а так­же ко­рич­не­вых – су­хих ле­сов и тём­ных сли­тых почв с пят­на­ми со­лон­цов и со­лон­ча­ков. На Шан­ском на­го­рье пре­об­ла­да­ют крас­но­зё­мы. В бас­сей­не Ира­ва­ди боль­шие пло­ща­ди за­ня­ты ал­лю­ви­аль­ны­ми поч­ва­ми, в дель­тах рек (в по­ло­се при­ли­вов) рас­про­стра­не­ны ман­гро­вые бо­лот­ные поч­вы. На рав­ни­нах поч­вен­ный по­кров из­ме­нён в ре­зуль­та­те мно­го­ве­ко­вой куль­ти­ва­ции ри­са, здесь сфор­ми­ро­ва­лись по­верх­но­ст­но-глее­вые ри­со­вые поч­вы.

Ле­са за­ни­ма­ют 51% тер­ри­то­рии М. До выс. 900 м в го­рах сев. час­ти М. про­из­ра­ста­ют тро­пич. веч­но­зе­лё­ные ле­са, в наи­бо­лее ув­ла­жнён­ных при­мор­ских рай­онах, на на­вет­рен­ных скло­нах хреб­тов Рак­хайн и Та­нин­тайи – влаж­ные тро­пич. веч­но­зе­лё­ные ле­са с бо­га­тым ви­до­вым со­ста­вом (се­мей­ст­ва дип­те­ро­кар­по­вых, ма­ре­но­вых, мир­то­вых, бо­бо­вых, паль­мо­вых и др.). На выс. 900–1200 м рас­про­стра­не­ны гор­ные веч­но­зе­лё­ные ле­са с суб­тро­пич. ви­да­ми (каш­та­на­ми, маг­но­лия­ми, ки­па­ри­са­ми); на выс. 1200–2300 м – со­сно­вые ле­са, 2300–3000 м – сме­шан­ные и мел­ко­ли­ст­вен­ные, 3000–3500 м – хвой­ные ле­са, 3500–4000 м – ро­до­ден­д­ро­но­вое кри­во­ле­сье; вы­ше 4000 м – аль­пий­ские лу­га. На под­вет­рен­ных скло­нах хреб­тов Рак­хайн и Та­нин­тайи, а так­же в пред­горь­ях центр. час­ти М. гос­под­ству­ют лис­то­пад­ные ле­са с ти­ком, же­лез­ным де­ре­вом и др. цен­ны­ми по­ро­да­ми, ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны за­рос­ли бам­бу­ка. В пре­де­лах Шан­ско­го на­го­рья до выс. 900–1200 м рас­про­стра­не­ны гор­ные тро­пич. ле­са, вы­ше про­сти­ра­ет­ся по­яс гор­ных ду­бо­вых и ду­бо­во-со­сно­вых ле­сов, с выс. 2500 м – по­яс хвой­ных ле­сов (пих­та, тсу­га). В «су­хой зо­не» про­из­ра­ста­ют раз­ре­жен­ные су­хие ле­са и ред­ко­ле­сья из ко­лю­чих де­ревь­ев и кус­тар­ни­ков (даль­бер­гии, ака­ции), рас­про­стра­не­ны за­рос­ли дре­во­вид­ных мо­ло­ча­ев. В дель­тах и вдоль по­бе­ре­жий – ман­гро­вые ле­са. Вы­руб­ки и вы­жи­га­ние ле­сов на Ира­ва­дий­ской рав­ни­не, Шан­ском на­го­рье при­ве­ли к ши­ро­ко­му рас­про­стра­не­нию вто­рич­ных са­ванн и ред­ко­ле­сий.

Жи­вот­ный мир М. раз­но­об­ра­зен, здесь оби­та­ют 288 ви­дов мле­ко­пи­таю­щих (39 из них – под уг­ро­зой ис­чез­но­ве­ния, в т. ч. чеп­рач­ный та­пир, но­со­ро­ги, пре­сно­вод­ный дель­фин Ира­ва­ди), 1047 ви­дов гнез­дя­щих­ся птиц. В фау­не пре­об­ла­да­ют лес­ные жи­вот­ные с дре­вес­ным и по­лу­дре­вес­ным об­ра­зом жиз­ни (ту­пайи, ло­ри, бел­ки-ле­тя­ги, ви­вер­ры, ку­ни­цы, шер­сто­крыл, ту­ман­ная пан­те­ра). На от­кры­тых рав­ни­нах и в го­рах центр. и сев. час­тей М. оби­та­ют ди­кие бы­ки, но­со­ро­ги, сло­ны. Из­ред­ка встре­ча­ют­ся тиг­ры и ле­о­пар­ды, в го­рах – ги­ма­лай­ские мед­ве­ди. Бо­га­то пред­став­ле­ны пре­смы­каю­щие­ся (285 ви­дов), зем­но­вод­ные (89 ви­дов).

Со­стоя­ние и ох­ра­на ок­ру­жаю­щей сре­ды. Бла­го­да­ря низ­ким тем­пам эко­но­мич. раз­ви­тия в М. со­хра­ни­лись не­тро­ну­тые и ма­ло­из­ме­нён­ные ланд­шаф­ты, осо­бен­но в гор­ных рай­онах. В це­лом ха­рак­тер­ны вы­со­кие тем­пы обез­ле­се­ния (1,3% в год за пе­ри­од 1990–2000). Све­де́­ние ле­сов осо­бен­но уси­ли­лось в сер. 1990-х гг., по­сле при­ня­тия но­во­го лес­но­го за­ко­но­да­тель­ст­ва. Ак­ти­ви­за­ция ле­со­за­го­то­вок при­ве­ла к унич­то­же­нию мест оби­та­ния ди­ких жи­вот­ных. Зна­чи­тель­но со­кра­ти­лись пло­ща­ди ман­гро­вых ле­сов вдоль по­бе­ре­жий. В го­ро­дах от­ме­ча­ет­ся за­гряз­не­ние воз­ду­ха и вод­ных объ­ек­тов пром. пред­при­ятия­ми. Не­дос­та­точ­ная очи­ст­ка во­ды ино­гда вы­зы­ва­ет за­бо­ле­ва­ния у на­се­ле­ния.

Ох­ра­няе­мые при­род­ные тер­ри­то­рии за­ни­ма­ют 6,3% пл. М. (2009). Функ­цио­ни­ру­ет 6 нац. пар­ков (Ала­ун­до-Ка­та­па – круп­ней­ший в М., Кха­ка­бо­ра­зи, Пе­гу-Йо­ма и др.), 27 за­по­вед­ни­ков жи­вой при­ро­ды (Шу­эс­хе­то, Шу­эда­ун, Озе­ро Ин­дод­жи, тиг­ро­вый ре­зер­ват До­ли­на Ху­кон и др.), 3 птичь­их за­по­вед­ни­ка, вод­но-бо­лот­ное уго­дье ми­ро­во­го зна­че­ния Мой­инд­жи.

Литература: Ку­ра­ко­ва Л. И. Бир­ма. М., 1967; Стра­ны и на­ро­ды. За­ру­беж­ная Азия. Юго-Вос­точ­ная Азия. М., 1979; Алек­сее­ва Н. Н. Со­вре­мен­ные ланд­шаф­ты за­ру­беж­ной Азии. М., 2000.

Автор статьи: Н. Н. Алек­сее­ва (фи­зи­ко-гео­гра­фи­че­ский очерк).

На­се­ле­ние

По офиц. дан­ным, в М. на­счи­ты­ва­ет­ся ок. 135 на­род­но­стей. Б. ч. на­се­ле­ния М. со­став­ля­ют ти­бе­то-бир­ман­ские на­ро­ды (79,7%; мьян­ма, ара­кан­цы, ка­ре­ны, ка­чи­ны, ли­су, ла­ху, ку­ки-чин, или чи­ны, на­га), тай­ские на­ро­ды (9,8%; ша­ны, лы, кхун) и мон-кхмер­ские на­ро­ды (4,4%; мо­ны и кхме­ры гор­ные, в осн. па­ла­унг и ва). Народ мьян­ма (64,3%) на­се­ля­ет гл. обр. центр. и юж. рай­оны в сред­нем и ниж­нем те­че­нии р. Ира­ва­ди. На юго-за­па­де М. про­жи­ва­ют ара­кан­цы (3,5%); на за­па­де, в го­рах Ле­та, Чин и Рак­хайн, – чи­ны (1%); на се­ве­ре, в вер­ховь­ях Чин­дуи­на и Ира­ва­ди, и на вос­то­ке, в рай­оне Шан­ско­го на­го­рья, – ша­ны (9%), ка­чи­ны (1,8%), па­ла­унг (1,4%) и ва (0,9%), лы (0,6%), на­га (0,5%), ли­су (0,3%), ла­ху (0,3%), кхун (0,2%); на юго- вос­то­ке, по р. Са­лу­ин, и на юге, в дель­те Ира­ва­ди, – ка­ре­ны (8%, из них кая 0,8%) и мо­ны (2%). В круп­ных го­ро­дах, в рай­онах дель­ты Ира­ва­ди и на мор. по­бе­режье, – ки­тай­цы (2,5%), вы­ход­цы из Ин­дии, Банг­ла­деш и Не­па­ла (3,5%, из них ро­хин­гья 1,8%) и др.

Во 2-й пол. 20 в. в свя­зи с по­сте­пен­ным сни­же­ни­ем смерт­но­сти чис­лен­ность на­се­ле­ния М. бы­ст­ро уве­ли­чи­ва­лась (млн. чел.): 17,8 в 1950; 27,1 в 1970; 35,4 в 1983, перепись; 40,8 в 1990. Тем­пы ес­теств. при­рос­та на­се­ле­ния сни­жа­ют­ся (в ср. 2,0% в 1950–60; 1,5% в 1980–1990; 1,1% в 2012). Ро­ж­дае­мость со­став­ля­ет 19,1 на 1000 жит. (2012); смерт­ность 8,1 на 1000 жит. (2012). По­ка­за­тель фер­тиль­но­сти 2,23 ре­бён­ка на 1 жен­щи­ну (2012). Мла­ден­че­ская смерт­ность по-преж­не­му ос­та­ёт­ся вы­со­кой – 47,7 на 1000 жи­во­ро­ж­дён­ных. Пре­об­ла­да­ет мо­ло­дое на­селе­ние (ср. воз­раст 26,9 го­да, 2011). В воз­рас­тной струк­ту­ре на­се­ле­ния до­ля де­тей (до 15 лет) 27,5%, лю­дей тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та (15–64 го­да) 67,5%, лиц 65 лет и стар­ше 5,0% (2011). В ср. на 100 жен­щин при­хо­дит­ся 99 муж­чин. Ср. ожи­дае­мая про­дол­жи­тель­ность жиз­ни 66,2 го­да (2012; муж­чи­ны – 62,9, жен­щи­ны – 67,7 го­да). Саль­до внеш­них ми­гра­ций от­ри­ца­тель­ное (ок. –0,3 на 1000 в 2012). Ок. 1,5 млн. тру­до­вых ми­гран­тов и вы­ну­ж­ден­ных пе­ре­се­лен­цев из М. про­жи­ва­ют в со­сед­них стра­нах (гл. обр. в Таи­лан­де).

Ср. плот­ность нас. 81 чел./км2 (2012). В ниж­нем те­че­нии рек Ира­ва­ди, Си­та­ун и Са­лу­ин, а так­же в ря­де при­бреж­ных рай­онов плот­ность на­се­ле­ния со­став­ля­ет 200–250 чел./км2; на Шан­ском на­го­рье – 40–50 чел./км2, в гор­ных рай­онах се­ве­ра и вос­то­ка стра­ны – 15–20 чел./км2. До­ля гор. на­се­ле­ния 34% (2010). Круп­ней­шие го­ро­да (тыс. чел. с при­го­ро­да­ми, 2011): Ян­гон (4948,9), Ман­далай (1620,8), Ней­пьи­до (948,3), Мо­ламь­яйн (527,4), Пе­гу (311,2), Бас­сейн (300,1) и др.

Все­го в эко­но­ми­ке за­ня­то ок. 33 млн. чел. (2011), в т. ч. в сель­ском, лес­ном хо­зяй­ст­ве и ры­бо­лов­ст­ве – ок. 70%, в сфе­ре ус­луг – 23%, в пром-сти – 7%. Офиц. уро­вень без­ра­бо­ти­цы 5,5% (2011). За чер­той бед­но­сти про­жи­ва­ет ок. 1/3 нас. стра­ны.

Автор статьи: М. А. Анань­ин,Б. Ю. Ко­ря­ков, Н. В. Ма­зе­ин.

Ре­ли­гия

Ве­рую­щие – буд­ди­сты шко­лы тхе­ра­ва­да (ок. 89%), хри­стиа­не (ок. 4%, гл. обр. бап­ти­сты, ка­то­ли­ки, анг­ли­ка­не), му­суль­ма­не (ок. 4%; боль­шин­ст­во – сун­ни­ты), при­вер­жен­цы тра­диц. ве­ро­ва­ний (ок. 2%), ин­дуи­сты (ок. 1%).

В М. на­хо­дит­ся боль­шое чис­ло по­чи­тае­мых буд­дий­ских хра­мо­вых ком­плек­сов и мо­на­сты­рей: Шве­да­гон (Шу­эда­го­ун; в г. Ян­гон), Шве­зи­гон (Шу­эзи­го­ун; близ г. Па­ган), Ку­то­до (в г. Ман­да­лай) и др.; про­жи­ва­ет ок. 500 тыс. буд­дий­ских мо­на­хов и мо­на­хинь, иг­раю­щих за­мет­ную роль в со­ци­аль­но-по­ли­тич. жиз­ни стра­ны. Дей­ст­ву­ют 3 ми­тро­по­лии и 13 дио­це­зов Рим­ско-ка­то­лич. церк­ви. Круп­ней­шие про­тес­тант­ские ор­га­ни­за­ции: Бап­ти­ст­ское со­б­ра­ние М. (ос­но­ва­но в 1954), Анг­ли­кан­ская цер­ковь про­вин­ции Мьян­ма (1970).

Ис­то­ри­че­ский очерк

Мьян­ма с древ­ней­ших вре­мён до кон. 19 в. С 9-го тыс. до н. э. на тер­ри­то­рии М., пре­ж­де все­го в до­ли­нах рек Ира­ва­ди, Са­лу­ин, Си­та­ун, Чинд­вин (Чин­ду­ин) и их при­то­ков, в нац. обл. Шан, а так­же в при­мор­ских зо­нах, воз­ни­ка­ют оча­ги куль­тур позд­не­го па­лео­ли­та и не­оли­та, о чём сви­де­тель­ст­ву­ют ар­хео­ло­гич. на­ход­ки (ка­мен­ные ору­дия тру­да, ке­ра­мич. со­су­ды, пе­щер­ные рос­пи­си, се­ме­на куль­ти­ви­руе­мых рас­те­ний – про­со, рис, ты­к­ва, го­рох и др.), об­на­ру­жен­ные в этих ре­гио­нах. С кон­ца брон­зового века, во 2–1 вв. до н. э., на­чи­на­ют скла­ды­вать­ся пер­вые гос. об­ра­зо­ва­ния.

На юж. по­бе­ре­жье Ан­да­ман­ско­го м. воз­ни­ка­ют го­ро­да-го­су­дар­ст­ва мо­нов, зем­ли ко­то­рых (вклю­чая так­же по­бе­ре­жье Си­ам­ско­го зал.) др.-греч. ис­то­рик Пто­ле­мей на­зы­ва­ет Хри­сой («Зо­ло­той стра­ной»), а в др. ран­них ис­точ­ни­ках (в тек­стах Ти­пи­та­ки, лан­кий­ских хро­ни­ках 4–6 вв. н. э., кхмер­ских над­пи­сях) име­ну­ют­ся Су­ван­наб­ху­ми («Зо­ло­той зем­лёй»), а в бо­лее позд­них (по­сле 14 в.) – Ра­ман­на­де­сой. Мон­ские го­ро­да слу­жи­ли важ­ны­ми пунк­та­ми на тор­го­вом пу­ти ме­ж­ду Ин­ди­ей и Ки­та­ем, стра­на­ми За­па­да и Вос­то­ка. О раз­ви­тии мо­ре­ход­ст­ва у мо­нов сви­де­тель­ст­ву­ют най­ден­ные в этих рай­онах ос­тат­ки мор. су­дов, яко­ря, пред­ме­ты им­пор­та. Под влия­ни­ем инд. ци­ви­ли­за­ции здесь по­лу­чи­ли рас­про­стра­не­ние буд­дизм и брах­ма­низм. Круп­ны­ми сто­лич­ны­ми го­ро­да­ми бы­ли Тэт­хо­ун (Тат­хо­ун), ос­но­ван­ный, по ле­ген­де, в 3 в. до н. э. мис­сио­не­ра­ми Ашо­ки, и Хан­та­ва­ди (от па­лий­ско­го Хам­са­ва­ти – «Ко­ро­лев­ст­во птиц-хам­са»; с 14 в. – Пе­гу), по­стро­ен­ный, со­глас­но пре­да­нию, в 573 н. э. дву­мя прин­ца­ми из Тэт­хо­уна (по др. ис­точ­ни­кам, в 825). Его жи­те­ли ис­по­ве­до­ва­ли гл. обр. буд­дизм тхе­ра­ва­ды, как и мо­ны со­сед­не­го гос-ва Два­ра­ва­ти, с ко­то­рым у Хан­та­ва­ди су­ще­ст­во­ва­ли тес­ные свя­зи; тра­ди­ци­он­ны­ми бы­ли и кон­так­ты с буд­ди­ста­ми Шри-Лан­ки. В 805 од­но из мон­ских кня­жеств, по со­об­ще­нию кит. хро­ни­стов (Ми­чэн?), от­пра­ви­ло по­соль­ст­во в Ки­тай и по­лу­чи­ло при­зна­ние имп. дво­ра, но в 835 бы­ло раз­гром­ле­но вой­ска­ми гос-ва Нань­чжао. В 9–10 вв. мо­ны зна­чи­тель­но рас­ши­ри­ли свои тер­ри­то­рии за счёт про­дви­же­ния в центр. рай­оны Мьян­мы.

На сев. по­бе­ре­жье Бен­галь­ско­го зал. в пер­вых ве­ках н. э. су­ще­ст­во­ва­ла стра­на Ар­ги­ра («Се­реб­ря­ная», по све­де­ни­ям Пто­ле­мея) или, как её на­зы­ва­ли ин­дий­цы, Рак­ха­пу­ра (совр. нац. обл. Рак­хайн; см. Ара­кан). Её древ­ний сто­лич­ный центр – Дхань­я­ва­ди (Ди­ня­ва­ди; 1 – нач. 6 вв.), имев­ший тес­ные тор­го­вые и куль­тур­ные свя­зи с Ин­ди­ей; в ре­лиг. сфе­ре жи­те­ли при­дер­жи­ва­лись брах­ма­низ­ма (пра­ви­те­ли час­то изо­бра­жа­лись на мо­не­тах с эмб­ле­мой бо­га Ши­вы), а так­же буд­диз­ма и ани­миз­ма. Куль­то­вый син­кре­тизм ха­рак­те­рен и для про­цве­тав­ше­го в 6–9 вв. го­ро­да-го­су­дар­ст­ва Вей­та­ли (Ве­са­ли), ос­но­ван­но­го, по ле­ген­де, в 327 го­су­да­рем из пра­вя­щей ди­на­стии Чан­д­ра. Гос­под­ствую­щий пер­во­на­чаль­но здесь брах­ма­низм, а по­сле 7 в. и ин­ду­изм по­сте­пен­но ус­ту­па­ют свои по­зи­ции буд­диз­му; по­лу­ча­ют рас­про­стра­не­ние пись­мен­ность на сан­ск­ри­те, позд­нее – па­лий­ское и рак­хайн­ское пись­мо. Ак­тив­ная ме­ж­ду­нар. тор­го­вая дея­тель­ность гос-ва под­твер­жда­ет­ся об­на­ру­жен­ны­ми здесь ху­дож. пред­ме­та­ми и мо­не­та­ми инд. и сре­ди­зем­но­мор­ско­го про­ис­хо­ж­де­ния.

В сев. и центр. час­ти М. об­ра­зо­ва­лось круп­ное гос-во на­ро­да пью (1–9 вв.), дос­тиг­шее вы­со­ко­го уров­ня эко­но­мич. и куль­тур­но­го раз­ви­тия. Его сто­лич­ны­ми цен­тра­ми бы­ли Бей­тэ­ноу (Бей­та­ноу), Ха­лин, Тэй­ей­кхи­тэя (Та­ек­хи­тая, Шрик­шет­ра, так не­ред­ко на­зы­ва­ют и са­мо гос-во пью), а вся об­шир­ная тер­ри­то­рия стра­ны, по со­об­ще­ни­ям кит. хро­ник ди­на­стии Тан, бы­ла раз­де­ле­на на 18 адм. ок­ру­гов. Её на­се­ле­ние ис­по­ве­до­ва­ло в осн. буд­дизм (как ма­хая­ны, так и тхе­ра­ва­ды), со­че­тав­ший­ся с брах­ма­низ­мом, ин­ду­из­мом, ани­ми­стич. ве­ро­ва­ния­ми и куль­том пред­ков. У пью бы­ли рас­про­стра­не­ны т. н. врем. мо­на­ше­ст­во, обу­че­ние в мо­на­стыр­ских шко­лах, об­ря­ды кре­ма­ции и за­хо­ро­не­ния пра­ха умер­ших в гли­ня­ных и ка­мен­ных ур­нах (Бей­тэ­ноу, Тэй­ейк­хи­тэя), а так­же ин­гу­ма­ции (Ха­лин). Пью име­ли свою пись­мен­ность и ка­лен­дарь, фик­си­ро­ва­ли ас­тро­но­мич. на­блю­де­ния и дея­ния сво­их пра­ви­те­лей. В од­ной из пью­ских над­пи­сей, в ча­ст­но­сти, ука­зы­ва­ет­ся да­та вос­ше­ст­вия на пре­стол го­су­да­ря ди­на­стии Ви­кра­ма (бирм. ис­то­ри­ки не­ред­ко ас­со­ции­ру­ют эту да­ту с 638, с ко­то­рой на­чи­на­ет­ся при­ня­тое по сей день мьян­ман­ское ле­то­счис­ле­ние). Пью кон­тро­ли­ро­ва­ли реч­ные тор­го­вые пу­ти по Ира­ва­ди, су­хо­пут­ные пу­ти в Ин­дию и Ки­тай, строи­ли ка­на­лы, дам­бы, пло­ти­ны и слож­ные фор­ти­фи­кац. со­ору­же­ния, дос­тиг­ли боль­ших ус­пе­хов в раз­ви­тии ир­ри­гац. зем­ле­де­лия, ис­поль­зо­ва­ли ме­тал­лы (же­ле­зо, медь, брон­зу) в жи­лищ­ном и куль­то­вом строи­тель­ст­ве, че­кани- ли се­реб­ря­ные мо­не­ты. Со­глас­но кит. ле­то­пи­сям, в 757 и 763 пью по­те­ря­ли зем­ли в вер­ховь­ях Ира­ва­ди по­сле по­раже­ния в бит­вах с вой­ска­ми Нань­чжао и бы­ли вы­ну­ж­де­ны при­знать его сю­зе­ре­ни­тет. В 794 Нань­чжао от­пра­ви­ло в Ки­тай по­соль­ст­во, в со­ста­ве ко­то­ро­го на­хо­ди­лись му­зы­кан­ты-пью; в 802 в Ки­тай из од­но­го из пью­ских цен­тров при­бы­ло по­соль­ст­во, ко­то­рое со­про­во­ж­да­ли 35 му­зы­кан­тов. Од­на­ко пра­ви­те­ли Нань­чжао, по-ви­ди­мо­му не­до­воль­ные по­пыт­ка­ми пью вес­ти са­мо­сто­ят. по­ли­ти­ку, в 832 сна­ря­ди­ли ар­мию, ко­то­рая за­хва­ти­ла Ха­лин и пол­но­стью его раз­ру­ши­ла. С это­го вре­ме­ни гос-во пью ис­чез­ло с ис­то­рич. сце­ны Мьян­мы.

С 8–9 вв. на­ча­лась ак­тив­ная ми­гра­ция пред­ков совр. бир­ман­цев (мьян­ма, ба­ма, от­но­ся­щих­ся к ти­бе­то-бир­ман­ской язы­ко­вой се­мье) из сев.-зап. и юго-зап. Ки­тая в до­ли­ну Ира­ва­ди. Вы­тес­нив и ча­стич­но ас­си­ми­ли­ро­вав пью, к 9 в. они осе­ли в рай­оне Ча­ус­хе (Центр. М.), где в 849 (по др. дан­ным, в 850) ос­но­ва­ли г. Па­ган (Пэ­ган, Бэ­ган), став­ший в сер. 11 в. цен­тром гос-ва Па­ган. Пер­вый его пра­ви­тель Ано­рат­ха по­ко­рил ряд об­лас­тей Верх­ней М., в т. ч. не­ко­то­рые кня­же­ст­ва ша­нов, ко­то­рые пла­ти­ли ему дань, ос­та­ва­ясь но­ми­наль­но сво­бод­ны­ми; сев. Рак­хайн, за­хва­тил Тэй­ейк­хи­тэю, ещё со­хра­няв­шую ста­тус круп­но­го пью­ско­го цен­тра, за­тем Хан­та­ва­ди (Пе­гу). В 1057 он со­вер­шил во­ен. по­ход на юг в мон­ские зем­ли, за­вое­вал Тэт­хо­ун (Тат­хо­ун), пле­нив б. ч. жи­те­лей го­ро­да вме­сте с его пра­ви­те­лем Ма­ну­хой, и вы­вез от­ту­да в Па­ган свя­щен­ные буд­дий­ские тек­сты и ре­ли­к­вии; по­ко­рил ряд по­се­ле­ний на бе­ре­гу Ан­да­ман­ско­го м. (по ле­ген­де, до­шёл до Нак­хон­пат­хо­ма, мон­ско­го це­нт­ра на юго-во­сто­ке совр. Таи­лан­да), но от­сту­пил, не же­лая всту­пать в кон­фликт с силь­ны­ми со­се­дя­ми – Кам­буд­жа­де­шой и Шри­вид­жа­ей. В ре­зуль­та­те в те­че­ние не­сколь­ких де­ся­ти­ле­тий М. пре­вра­ти­лась в мощ­ную мно­го­на­цио­наль­ную дер­жа­ву. Ано­рат­ха ук­реп­лял тор­го­вые и куль­тур­ные свя­зи с Бен­га­ли­ей, Шри- Лан­кой, тай­ским кн-вом Ха­ри­пун­чайя, Нань­чжао и др. стра­на­ми, со­дей­ст­во­вал раз­ви­тию ир­ри­гац. зем­ле­де­лия. Ут­вер­див буд­дизм в ка­че­ст­ве гос. ре­ли­гии, Ано­рат­ха сна­ча­ла под­дер­жи­вал его разл. шко­лы (и ма­хая­ну, и тхе­ра­ва­ду), но в даль­ней­шем стал от­да­вать пред­поч­те­ние по­след­ней, че­му спо­соб­ст­во­ва­ли вос­при­ятие бир­ман­ца­ми пью­ских и мон­ских ре­ли­ги­оз­но-куль­тур­ных цен­но­стей, а так­же про­по­ве­ди из­вест­но­го тхе­ра­ва­ди­на Шин Ара­ха­на, став­ше­го гла­вой па­ган­ской санг­хи. Вме­сте с тем буд­дизм мир­но ужи­вал­ся с древ­ни­ми ани­ми­стич. ве­ро­ва­ния­ми, куль­том пред­ков и ин­ду­из­мом. Но имен­но с это­го вре­ме­ни од­ной из осн. функ­ций го­су­да­рей М. ста­ла за­щи­та и под­держ­ка буд­дий­ской ре­ли­гии. В Па­га­не на­ча­лось строи­тель­ст­во в ши­ро­ких мас­шта­бах хра­мо­во-мо­на­стыр­ских ком­плек­сов, из­го­тов­ле­ние во­тив­ных таб­лиц, стел, раз­ви­ва­лись изо­бра­зит. (куль­то­вая скульп­ту­ра и жи­во­пись) и де­ко­ра­тив­но-при­клад­ные иск-ва. В прав­ле­ние Чан­зи­ты (Ти­лу­ин Ман; 1084 – ок. 1113) про­ис­хо­дит даль­ней­шая цен­тра­ли­за­ция вла­сти, рост эко­но­ми­ки, ук­ре­п­ле­ние по­зи­ций буд­диз­ма. Эпи­гра­фич. ма­те­ри­ал 12 в. по­ка­зы­ва­ет ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние пись­мен­но­сти на язы­ках па­ли, сан­ск­ри­те, пью, мон­ском и бир­ман­ском (са­мые ран­ние бирм. над­пи­си да­ти­ру­ют­ся 1112). Важ­ным по­ли­тич. и ре­лиг. дея­ни­ем па­ган­ско­го го­су­да­ря ста­ло на­прав­ле­ние им мас­те­ров в Ин­дию для рес­тав­ра­ции хра­ма Ма­ха­бод­хи в г. Бодх- Гая, буд­дий­ской свя­ты­ни, где, как счи­та­ет­ся, Буд­да дос­тиг Про­свет­ле­ния. Чан­зи­та от­прав­лял так­же по­соль­ст­ва на Шри- Лан­ку, воз­мож­но, по мне­нию ис­то­ри­ков, и с во­ен. от­ря­да­ми для по­мо­щи син­галь­ско­му мо­нар­ху в ус­ми­ре­нии вос­став­ших та­ми­лов. Внук Чан­зи­ты Эла­ун­си­ту (Ала­ун­си­ту; ок. 1113 – при­бли­зи­тель­но кон. 1150-х гг.), по ле­ген­дам и со­об­ще­ни­ям хро­ник, сам со­вер­шал да­лё­кие мор. пу­те­ше­ст­вия, по­бы­вал в Бен­га­лии, Юж. Ин­дии, на Шри-Лан­ке и Су­мат­ре, что бы­ло свя­за­но со стрем­ле­ни­ем Па­га­на до­бить­ся по­ли­тич. гос­под­ства в Бен­галь­ском зал. В сер. 1160-х гг. это при­ве­ло к кон­флик­ту с Лан­кой, пра­ви­тель ко­торой Па­рак­ка­ма­ба­ху I на­пра­вил в М. вой­ско, одер­жав­шее ряд по­бед над бир­ман­ца­ми. И хо­тя па­ган­ская им­пе­рия не ут­ра­ти­ла су­ве­ре­ни­те­та, с сер. 13 в. она по­сте­пен­но на­ча­ла кло­нить­ся к упад­ку. При­чи­на­ми это­го, по­ми­мо ут­ра­ты ве­ду­щих по­зи­ций на ме­ж­ду­нар. аре­не, бы­ли не­ста­биль­ность гос-ва, свя­зан­ная с вы­сту­п­ле­ния­ми про­тив Па­га­на мо­нов, ша­нов и др. вас­саль­ных на­ро­дов, кри­зис власт­ной струк­ту­ры, ос­лаб­ле­ние эко­но­ми­ки, об­ус­лов­лен­ное не­по­мер­ны­ми рас­хо­да­ми на куль­то­вое строи­тель­ст­во и т. п. С 1277 сев. рай­оны стра­ны на­ча­ли под­вер­гать­ся на­бе­гам мон­го­лов, в 1283 в бит­вах юж­нее Ба­мо (ны­не в нац. обл. Ка­чин) они раз­би­ли вой­ска па­ган­ско­го го­су­даря Нэя­ти­ха­пэ­теи (На­ра­ти­ха­па­те; 1255/56–1287), а в 1287 за­хва­тили Па­ган. Как со­об­ща­ют хро­ни­ки, по­слан­ное в Ки­тай па­ган­ское по­соль­ст­во во гла­ве с буд­дий­ским на­стоя­те­лем смог­ло убе­дить ха­на Ху­би­лая вы­вес­ти вой­ска из сто­ли­цы. Од­на­ко по­сле убий­ст­ва Нэя­ти­ха­пэ­теи, а за­тем свер­же­ния при­двор­ны­ми его пре­ем­ни­ка Чос­вы (1289–98) и раз­граб­ле­ния в 1299 Па­га­на ша­на­ми го­род ут­ра­тил свою еди­но­дер­жав­ную функ­цию, хо­тя фор­маль­но до 1360-х гг. со­хра­нял ста­тус цен­тра вер­хов­ной вла­сти.

По­сле па­де­ния па­ган­ской дер­жа­вы М. на­ча­ла рас­па­дать­ся на ряд не­за­ви­си­мых и со­пер­ни­чав­ших ме­ж­ду со­бой кня­жеств. Рак­хайн вновь об­рёл са­мо­стоя­тель­ность и кон­тро­ли­ро­вал по­бе­ре­жье Бен­галь­ско­го зал., рас­про­стра­нив свою власть да­же на не­ко­то­рое вре­мя на Вост. Бен­га­лию. Юж. часть М. бы­ла под­чи­не­на пра­ви­те­лям Хан­та­ва­ди (Пе­гу). В рай­онах Верх­ней М. в 1300–10-х гг. воз­ник­ли но­вые сто­лич­ные го­ро­да – Мьин­зайн (Мьинсайн), Пинйа (Пинья), Са­гайн (Си­кайн), ос­но­ван­ные 3 брать­я­ми, быв. ми­ни­ст­ра­ми при па­ган­ском дво­ре, пред­по­ло­жи­тель­но (по све­де­ни­ям хро­ник) шан­ско­го про­ис­хо­ж­де­ния. Они кон­тро­ли­ро­ва­ли тер­ри­то­рию пло­до­род­ной до­ли­ны Ча­ус­хе, од­на­ко по­сле ра­зо­рит. на­бе­гов ша­нов в кон. 1350-х – нач. 1360-х гг. эти го­ро­да пе­ре­ста­ли иг­рать роль цен­тров вла­сти. С 1365 на­ча­лось воз­вы­ше­ние Авы, дос­тиг­шей рас­цве­та при Мин­чжиз­ва Со­ке (1367–1400). Пра­ви­те­ли Авы по­сте­пен­но вы­тес­ни­ли ша­нов из Сред­ней М. В кон. 14–15 вв. Аве при­шлось по­сто­ян­но бо­роть­ся (гл. обр. с ки­тай­ца­ми и ша­на­ми) за гос­под­ство в Верх­ней М. В 1527 Ава па­ла под уда­ра­ми шан­ской ар­мии Сао Лон­га из Мо­ух­нь­и­на (Мохньина), ко­то­рый по­са­дил на ав­ский пре­стол сво­его сы­на То­хан­бью (1527–43).

В Ниж­ней М. в 1-й пол. 14 в. сто­лич­ным цен­тром был круп­ный пор­то­вый г. Мо­утэ­ма (Моу­та­ма; Мар­та­бан), пра­ви­те­ли ко­то­ро­го под­чи­ни­ли се­бе мон­ские го­ро­да Дэ­лу (Да­ла), Па­тейн (Бас­сейн), Мьяун­мья и др., но за­тем ус­ту­пи­ли власть го­су­да­рям Пе­гу. Здесь тра­ди­ци­он­но уде­ля­ли боль­шое вни­ма­ние тор­гов­ле, рас­ши­ре­нию ме­ж­ду­нар. свя­зей со Шри-Лан­кой, Ки­та­ем, Ин­ди­ей, Ма­лак­кой и да­же с Ев­ро­пой. Осо­бое зна­че­ние при­да­ва­лось куль­то­во­му строи­тель­ст­ву; в ча­ст­но­сти, при ко­ро­ле­ве Шин­со­бу (1453–72) и её пре­ем­ни­ке Дхам­ма­зе­ди (1472–92) бы­ла кар­ди­наль­но пе­ре­строе­на ве­ли­кая сту­па Шве­да­гон, а в 1484 от­лит ог­ром­ный ко­ло­кол. Пе­гу в 1435 впер­вые в ис­то­рии М. по­се­тил ев­ро­пе­ец – ве­не­циа­нец Н. ди Кон­ти, в 1496 по­бы­ва­ли италь­ян­цы И. де Сан­то-Сте­фа­но и Л. ди Вар­тема, впо­след­ст­вии опи­сав­шие бо­гат­ст­во мон­ской сто­ли­цы и осн. пред­ме­ты её тор­гов­ли (шел­лак, сан­да­ло­вое де­ре­во, хло­пок, шёлк, ру­би­ны и др.). В 1519 в Мо­утэ­ме (Моу­та­ме) ос­но­ва­на пор­туг. тор­го­вая фак­то­рия. На сев. по­бе­ре­жье Бен­галь­ско­го зал. в 1433 воз­ник круп­ный ме­ж­ду­нар. порт Мрау-У, став­ший цен­тром Рак­хай­на, со­хра­няв­ше­го не­за­ви­си­мость до 1784.

С сер. 15 в. зна­чи­тель­но уси­ли­ва­ет­ся г. Та­унн­гу, на­хо­див­ший­ся в вас­саль­ном под­чи­не­нии у Авы. При­шед­ший в 1485 к вла­сти в Та­унн­гу Мин­чжи­ньоу (Мин­д­жи­ньо) (1485–1531), ос­но­ва­тель но­вой бирм. ди­на­стии, ус­та­но­вил кон­троль над до­ли­ной Ча­ус­хе и зая­вил о сво­ём су­ве­ре­ни­те­те. Его пре­ем­ник Мин­тэя Швейт­хи (Та­бин­швед­хи; 1531–50) в 1539 за­хва­тил Пе­гу и пе­ре­нёс ту­да свою сто­ли­цу; по­ко­рил мон­ские го­ро­да Мо­утэ­му (Моу­та­му), Мо­ламь­яйн, Пьи, рак­хайн­ский Тан­две (Тандуэ). На­сле­до­вав­ший ему Бай­ин­на­ун Чот­хин Ной­ат­ха (Хан­та­ва­ди Схин­бь­юмь­я­щин, 1551–81), та­лант­ли­вый пол­ко­во­дец и гос. дея­тель, с ус­пе­хом про­дол­жил за­вое­ват. по­хо­ды: за­хва­тил дру­гие, ещё со­хра­няв­шие не­за­ви­си­мость рай­оны Ниж­ней М., в 1555 – Аву и не­ко­то­рые шан­ские кня­же­ст­ва, за­тем тай­ские го­су­дар­ст­ва Чи­ан­гмай (Лан­ну) и Аютт­хая, лаос­ский Лан­санг, ко­то­рые неск. де­ся­ти­ле­тий пла­ти­ли ему дань. Но по­сле его смер­ти на­след­ни­ки соз­дан­ной им ог­ром­ной им­пе­рии по­сте­пен­но ут­ра­ти­ли кон­троль над по­ко­рён­ны­ми об­лас­тя­ми. В нач. 1590-х гг. тай­цы от­вое­ва­ли все свои тер­ри­то­рии и по­ко­ри­ли часть юж. по­бе­ре­жья М.; в 1599 вой­ска Рак­хай­на в сою­зе с пра­ви­те­лем Та­унн­гу за­хва­ти­ли Хан­та­ва­ди, ли­шив его сто­лич­но­го ста­ту­са. Мон­ский порт Танльин (Танх­льин; Си­ри­ам) был от­дан рак­хайн­ца­ми во вла­де­ние пор­туг. кон­ки­ста­до­ру Ф. де Бри­ту, пы­тав­ше­му­ся соз­дать здесь не­за­ви­си­мое гос-во. Со­хра­няв­ший сна­ча­ла ней­тра­ли­тет по от­но­ше­нию к буд­дий­ской санг­хе, Ф. де Бри­ту впо­след­ст­вии вос­ста­но­вил про­тив се­бя ме­ст­ное на­се­ле­ние, на­чав гра­бить буд­дий­ские мо­на­сты­ри, и в 1613 был низ­ло­жен и каз­нён.

В 1-й четв. 17 в. Эна­уп­хэ­лу­ну (1605–1628) из ди­на­стии Та­унн­гу вновь уда­лось объ­е­ди­нить М., с 1613 столь­ным гра­дом ста­ла Ава (на­чал­ся т. н. пе­ри­од Авы II). Бла­го­да­ря мир­ной внеш­ней по­ли­ти­ке, рас­ши­ре­нию ме­ж­ду­нар. тор­гов­ли, адм. и су­деб­ным ре­фор­мам, ко­то­рые про­во­дил сле­дую­щий го­су­дарь Та­лун (1629–48) из ди­на­стии Ньаунйан (Ньяунян), в стра­не за­кон­чи­лись меж­до­усо­би­цы, на­чал­ся подъ­ём феод. хо­зяйств, ук­ре­п­ле­ние при­двор­ных па­тро­наж­но- кли­ен­тель­ных струк­тур, кон­со­ли­да­ция бирм. об­ще­ст­ва. В этот пе­ри­од зна­чит. роль во внеш­не­тор­го­вой дея­тель­но­сти М. на­ча­ли иг­рать ев­роп. куп­цы, стре­мив­шие­ся до­бить­ся у ав­ских го­су­да­рей тор­го­вых при­ви­ле­гий. В 1630-х гг. ни­дер­ланд­цы ос­но­вы­ва­ли здесь свои пред­ста­ви­тель­ст­ва (гл. офис – в Си­риа­ме, два до­чер­них – в Аве и Пе­гу), но с сер. 17 в. их по­сте­пен­но вы­тес­ни­ли англ. куп­цы, в 1680 фак­то­рия Ни­дерл. Ост-Инд­ской ком­па­нии в Ниж­ней М. бы­ла за­кры­та; в 1695 Брит. Ост-Инд­ская ком­па­ния ос­но­ва­ла в Тан­ль­и­не (Танхльине) фак­то­рию и верфь; с нач. 18 в. там же обос­но­ва­лась и Франц. Ост-Инд­ская ком­па­ния, по­стро­ив­шая в 1729 су­до­строит. за­вод; в это же вре­мя ак­ти­ви­зи­ро­ва­лась дея­тель­ность франц. ка­то­лич. мис­сио­не­ров. В 1730-х гг. с на­ча­лом опус­то­шит. на­бе­гов ма­ни­пур­цев М. в оче­ред­ной раз ста­ла рас­па­дать­ся: сна­ча­ла от неё от­па­ла юж. часть Лан­ны (Чи­ан­гмай); в 1740 мо­ны вос­ста­но­ви­ли власть Пе­гу над Ниж­ней М., в 1752 за­хва­ти­ли Аву и по­ло­жи­ли ко­нец прав­ле­нию ди­на­стии Ньаунйан.

Борь­бу бир­ман­цев про­тив мо­нов воз­гла­вил пра­ви­тель не­боль­шо­го г. Мэс­хо­убоу (Моксобомьо, ныне Шуэбо), во­шед­ший в ис­то­рию М. под име­нем Ала­ун­пхая, ос­но­ва­тель но­вой пра­вя­щей ди­на­стии Кон­ба­ун (1752–1885). Ос­во­бо­див в 1754 Аву, он по­ко­рил мя­теж­ных ша­нов, в 1755 за­нял Да­гон, пе­ре­име­но­вав его в Ян­гон (что зна­чит «Ко­нец вра­ж­ды»), по­сле 4-лет­ней бир­ма­но-мон­ской вой­ны в 1757 взял Пе­гу, ор­га­ни­зо­вал во­ен. кам­па­нию про­тив Ма­ни­пу­ра, но во вре­мя по­хо­да на Аютт­хаю в 1760 по­гиб. Сле­дую­щие го­су­да­ри из ди­на­стии Кон­ба­ун про­дол­жи­ли за­вое­ват. по­ли­ти­ку: в 1767 ар­мия Схин­бь­ю­щи­на (Синбьюшина; 1763–76) за­хва­ти­ла и раз­ру­ши­ла Аютт­хаю (но че­рез 4 го­да Си­ам вер­нул се­бе не­за­ви­си­мость); в 1769 ему уда­лось раз­гро­мить мно­го­числ. кит. вой­ско и за­клю­чить с Ки­та­ем Ка­унг­тон­ский мир­ный до­го­вор о гра­ни­це и об­ме­не по­соль­ст­ва­ми. В 1784 Бэ­до­умин (Бэдоунхэя, Бодопая; 1782–1819) при­сое­ди­нил к сво­ей дер­жа­ве Рак­хайн и рас­про­стра­нил власть на Ас­сам, в ре­зуль­та­те че­го М. ста­ла не­по­сред­ст­вен­но гра­ни­чить с Бри­тан­ской Ин­ди­ей. При Кон­бау­нах М. пред­став­ля­ла со­бой круп­ное феод. гос-во с силь­ной вер­хов­ной вла­стью, го­су­дарь (мин­чжи) яв­лял­ся еди­но­вла­ст­ным соб­ст­вен­ни­ком на зем­лю и раз­да­вал её при­двор­ным, чи­нов­ни­кам и офи­це­рам для «корм­ле­ния», но не в на­следств. поль­зо­ва­ние. Для ог­ра­ни­че­ния раз­рос­ше­го­ся зем­ле­вла­де­ния буд­дий­ской санг­хи го­су­да­ри про­во­ди­ли пе­ре­ре­ги­ст­ра­цию мо­на­стыр­ских зе­мель; бы­ла окон­ча­тель­но ли­к­ви­ди­ро­ва­на сис­те­ма на­ме­ст­ни­че­ст­ва (бай­ин), стра­на раз­де­ле­на на про­вин­ции, со­сто­яв­шие из ок­ру­гов (мьо), воз­глав­ляв­ших­ся мьо­туч­жа­ми. Не­смот­ря на со­хра­не­ние тра­диц. со­ци­аль­ной струк­ту­ры и пат­ри­ар­халь­ных по­ли­тич. ин­сти­ту­тов, объ­е­ди­не­ние М. спо­соб­ст­во­ва­ло раз­ви­тию то­вар­но-де­неж­ных от­но­ше­ний, рос­ту ре­мес­ла, рас­ши­ре­нию свя­зей ме­ж­ду об­лас­тя­ми стра­ны. Цен­тры вла­сти Кон­бау­нов не­од­но­крат­но ме­ня­лись: при Бэ­до­уми­не столь­ным гра­дом ста­ла Ама­ра­пу­ра (Амаяпуя), Зэ­гайн­мин (Баджидо; 1819–37) вновь пе­ре­нёс его в Аву, в прав­ле­ние Мин­дон Ми­на (Мин­до­ун­мин, Мин­до­уна) был по­стро­ен г. Ман­да­лай.

В 1824 Брит. Ост-Инд­ская ком­па­ния, же­лая рас­ши­рить гра­ни­цы сво­их вла­де­ний, ов­ла­деть бирм. рын­ком и по­лу­чить плац­дарм для вы­хо­да в Юж. Ки­тай, на­ча­ла вой­ну с М. (см. Анг­ло-бир­ман­ские вой­ны). В со­от­вет­ст­вии с Ян­да­бо­ус­ким мир­ным до­го­во­ром 1826, за­вер­шив­шим 1-ю анг­ло-бирм. вой­ну, М. по­те­ря­ла Рак­хайн, Ас­сам и Та­нин­тэйи (Танинтайи, Те­нас­се­рим), обя­за­лась вы­пла­тить кон­три­бу­цию, а так­же от­крыть на сво­ей тер­ри­то­рии брит. ре­зи­дент­ст­во (1830–37, ре­зи­дент Г. Бер­ни). В 1837 при­шед­ше­му к вла­сти в М. в ре­зуль­та­те двор­цо­во­го пе­ре­во­ро­та Тая­вэ­ди­ми­ну (Таравади; 1837–45) уда­лось до­бить­ся за­кры­тия ре­зи­дент­ст­ва, зна­чи­тель­но ук­ре­пить ар­мию и на­чать строи­тель­ст­во обо­ро­нит. со­ору­же­ний в дель­те р. Ира­ва­ди. Од­на­ко при Пэ­ган­ми­не (Паган Мин; 1846–53) М. вновь по­тер­пе­ла по­ра­же­ние в вой­не с ан­г­ли­ча­на­ми и бы­ла вы­ну­ж­де­на пой­ти им на тер­ри­то­ри­аль­ные ус­туп­ки. Из за­хва­чен­ных анг­ли­ча­на­ми Рак­хай­на, Та­нин­тэйи, Пе­гу, Янгона и др. районов Нижней М. в 1862 бы­ла об­ра­зо­ва­на еди­ная ко­ло­ния Брит. Бир­ма. Под вла­стью бирм. пра­ви­те­лей ос­та­лась лишь Верх­няя М., где в 1850–70-х гг. Мин­дон Мин про­вёл важ­ные пре­об­ра­зо­ва­ния: ус­та­новил еди­ный де­неж­ный на­лог, ог­ра­ни­чил сис­те­му «корм­ле­ний», уни­фи­ци­ро­вал про­винц. управ­ле­ние и пр., на­чал соз­да­вать гос. ма­ну­фак­ту­ры, при­гла­сил иностр. ин­же­не­ров и во­ен. ин­ст­рук­то­ров. В ре­лиг. по­ли­ти­ке он про­дол­жал под­держ­ку буд­дий­ской санг­хи, про­вёл в Ман­да­лае в 1871 5-й Все­мир­ный буд­дий­ский со­бор. В это вре­мя со сто­ро­ны Фран­ции и Ве­ли­ко­бри­та­нии уси­лил­ся на­жим на М.: в 1862 и 1867 Мин­дон Мин за­клю­чил с по­след­ней тор­го­вые до­го­во­ры, пре­дос­тав­ляв­шие при­ви­ле­гии брит. тор­гов­цам, а при­шед­ший к вла­сти в ре­зуль­та­те борь­бы двор­цо­вых клик Ти­бо­мин (Тибо; 1878–85) для обес­пе­че­ния по­ли­тич. рав­но­ве­сия был вы­ну­ж­ден под­пи­сать фран­ко-бирм. до­го­вор 1885. Вос­поль­зо­вав­шись внутр. кри­зи­сом в М. (сла­бость го­су­да­ря, ут­ра­та им кон­тро­ля над вла­ст­ны­ми струк­ту­ра­ми на мес­тах, кон­флик­ты с брит. ком­па­ния­ми и пр.), в нояб. 1885 Ве­ли­ко­бри­та­ния на­ча­ла про­тив неё но­вую вой­ну, в ре­зуль­та­те ко­то­рой 1.1.1886 Верх­няя М. бы­ла при­сое­ди­не­на к брит. вла­де­ни­ям и в февр. 1886 вклю­че­на в со­став Брит. Ин­дии как её про­вин­ция, на­хо­дя­щая­ся под упр. ко­мис­са­ра (с 1897 – ген.-гу­бер­на­то­ра). Но до кон. 19 в. про­дол­жа­лось воо­руж. со­про­тив­ле­ние ме­ст­но­го на­се­ле­ния ко­ло­ни­аль­ным вла­стям, при­ме­няв­шим для его по­дав­ле­ния жё­ст­кие ка­ра­тель­ные ме­ры.

Мьян­ма с на­ча­ла 20 в. В ко­ло­ни­аль­ный пе­ри­од в М. бы­ла вве­де­на но­вая сис­те­ма цен­тра­ли­зо­ван­но­го тер­ри­то­ри­аль­но­го управ­ле­ния, соз­да­ны ве­дом­ст­ва (зем­ле­уст­рой­ст­ва, лес­но­го хо­зяй­ст­ва и с. х-ва, здра­во­охра­не­ния, об­ществ. ра­бот, об­ра­зо­ва­ния), со­став­ле­ны зе­мель­ные ка­да­ст­ры с вы­де­ле­ни­ем ка­те­го­рий гос. и ча­ст­но­го зем­ле­вла­де­ния, ли­к­ви­ди­ро­ва­на часть вла­де­ний бирм. эли­ты, про­ве­де­на на­ло­го­вая ре­фор­ма, по­лу­чи­ло рас­про­стра­не­ние арен­да­тор­ст­во гос. зе­мель кре­сть­я­на­ми. Сто­ли­цей М. стал Ян­гон (Ран­гун, взя­тый анг­ли­ча­на­ми ещё в 1852), центр со­ци­аль­но-эко­но­мич. и куль­тур­ной жиз­ни стра­ны пе­ре­мес­тил­ся в при­мор­ские рай­оны, где ак­тив­но ос­ваи­ва­лась дель­та Ира­ва­ди и рас­ши­ря­лись по­сев­ные пло­ща­ди ри­са – осн. про­дук­та с.-х. про­из-ва в М. Для его обес­пе­че­ния ра­бо­чей си­лой ко­ло­ни­аль­ные вла­сти ини­ции­ро­ва­ли пе­ре­ме­ще­ние сель­ско­го на­се­ле­ния из разл. об­лас­тей стра­ны, а так­же из Ин­дии в рай­оны Ниж­ней М.: в 1918 ок. 300 тыс. инд. эмиг­ран­тов при­бы­ли в Ян­гон. При до­ми­ни­ро­ва­нии с. х-ва зна­чит. раз­ви­тие по­лу­чи­ли гор­но­до­бы­ваю­щая, об­ра­ба­ты­ваю­щая и лёг­кая пром-сть, транс­порт. Ве­ду­щую роль в эко­но­ми­ке М. иг­рал иностр. ка­пи­тал (брит., инд., ки­тай­ский), бирм. бур­жуа­зия бы­ла сла­бой, ущем­лён­ной в пра­вах, в ко­ло­ни­аль­ной ад­ми­ни­ст­ра­ции важ­ные по­сты за­ни­ма­ли пре­им. ин­дий­цы. В по­ли­тич. от­но­ше­нии стра­на ос­та­ва­лась изо­ли­ро­ван­ной от внеш­не­го ми­ра, ус­той­чи­вые свя­зи со­хра­ня­лись лишь с Ин­ди­ей. В пе­ри­од 1-й ми­ро­вой вой­ны М. слу­жи­ла ис­точ­ни­ком сырь­е­вых и люд­ских ре­сур­сов для мет­ро­по­лии. В по­сле­дую­щие го­ды она всё боль­ше пре­вра­ща­лась в ры­нок сбы­та брит. то­ва­ров.

В нач. 20 в. в М. за­ро­ди­лось ан­ти­ко­ло­ни­аль­ное дви­же­ние. Ак­тив­ную дея­тель­ность и про­па­ган­ду раз­вер­ну­ли ас­со­циа­ции буд­дий­ских мо­на­хов и свя­зан­ные с ней нац. об­ще­ст­ва (вун­та­ну ати­ны), чле­ны ко­то­рых вы­сту­па­ли про­тив ра­совой дис­кри­ми­на­ции, пе­ре­хо­да зе­мель в ру­ки ино­стран­цев, бо­ро­лись за со­хра­не­ние нац. тра­ди­ций (так, по­во­дом для ост­рых по­ли­тич. вы­сту­п­ле­ний в 1920–1930-х гг. час­то слу­жил «баш­мач­ный во­прос» – тре­бо­ва­ние со­блю­де­ния анг­ли­ча­на­ми обы­чая сни­мать обувь при вхо­де в буд­дий­ские хра­мы). Уча­сти­лись кре­сть­ян­ские вол­не­ния, раз­вер­ну­лось за­бас­то­воч­ное дви­же­ние (круп­ные за­бас­тов­ки про­шли в 1923 и 1926) и дви­же­ние за по­ли­тич. ре­фор­мы, ко­то­рое воз­гла­вил Ге­не­раль­ный со­вет бирм. ас­со­циа­ций (ос­но­ван в 1920, дей­ст­во­вал до 1930). Ми­ро­вой эко­но­мич. кри­зис 1929–33 обо­ст­рил по­ло­же­ние в М., при­вёл к бан­крот­ст­ву пред­при­ятий, при­над­ле­жав­ших нац. ка­пи­та­лу. В 1930 на­ча­лось круп­ное кре­сть­ян­ское вос­ста­ние, уча­ст­ни­ки ко­то­ро­го тре­бо­ва­ли не толь­ко от­ме­ны не­спра­вед­ли­вых на­ло­гов, но и пре­дос­тав­ле­ния стра­не не­за­ви­си­мо­сти. В 1932 оно бы­ло по­дав­ле­но брит. вой­ска­ми. В ус­ло­ви­ях уси­лив­ше­го­ся ан­ти­ко­ло­ни­аль­но­го дви­же­ния брит. вла­сти бы­ли вы­ну­ж­де­ны пой­ти на ус­туп­ки. По­сле про­ве­де­ния Бирм. кон­фе­рен­ции круг­ло­го сто­ла (1931–32) со­стоя­лись вы­бо­ры в За­ко­но­дат. со­вет (1932), на­ча­лась ре­ор­га­ни­за­ция сис­те­мы ко­ло­ни­аль­но­го управ­ле­ния М., в 1935 из­дан За­кон об управ­ле­нии Бир­мой, в 1937 она бы­ла вы­ве­де­на из со­ста­ва Брит. Ин­дии и по­лу­чи­ла ста­тус отд. ко­ло­нии. За­ко­но­дат. ор­ган М. со­сто­ял из вы­бор­ной Па­ла­ты пред­ста­ви­те­лей – ниж­ней па­ла­ты (40 из 132 де­пу­та­тов из­би­ра­лось по ку­ри­аль­ной сис­те­ме) и Се­на­та, по­ло­ви­на со­ста­ва ко­то­ро­го на­зна­ча­лась ген.-гу­бер­на­то­ром, а по­ло­ви­на из­би­ра­лись ниж­ней па­ла­той. Бы­ло соз­да­но так­же пра­ви­тель­ст­во (ка­би­нет ми­ни­ст­ров), на­зна­чае­мое ген.-гу­бер­на­то­ром, но под­от­чёт­ное Па­ла­те пред­ста­ви­те­лей. Од­на­ко на де­ле всей пол­но­той вла­сти в М. по-преж­не­му рас­по­ла­гал брит. ген.-гу­бер­на­тор.

С сер. 1930-х гг. гл. роль в нац.-ос­во­бодит. дви­же­нии в М. на­ча­ла иг­рать орг-ция До­ба­ма аси­ай­он (До­убэ­ма аси­эй­оун, ДА) и свя­зан­ное с ней дви­же­ние та­ки­нов («хо­зя­ев»; назв. под­чёр­ки­ва­ло, что хо­зяи­ном М. яв­ля­ет­ся её ко­рен­ное на­се­ле­ние). Чле­ны ДА вы­сту­па­ли за пол­ную не­за­ви­си­мость М., при­ни­ма­ли уча­стие в ор­га­ни­за­ции как сту­денч. вы­сту­п­ле­ний (1935, 1936), так и за­бас­то­вок ра­бо­чих (1938–39). В янв. 1939 в Ян­го­не под рук. ДА бы­ла соз­да­на Все­бир­ман­ская кре­сть­ян­ская орг-ция. Од­на­ко в ре­зуль­та­те раз­но­гла­сий ДА рас­ко­ло­лась на пра­вое кры­ло, под­дер­жи­вав­шее нац.-де­мо­кра­тич. и ми­ли­та­ри­ст­ские идеи, и ле­вое кры­ло, став­шее в авг. 1939 од­ним из ини­циа­то­ров встре­чи в Ян­го­не ле­вых та­ки­нов, ра­бо­чих и сту­денч. ли­де­ров, на ко­то­рой бы­ли соз­да­ны Ком­му­ни­стич. пар­тия Бир­мы (КПБ) и Нар. ре­во­люц. пар­тия. Ге­не­раль­ным сек­ре­та­рём КПБ был из­бран Аун Сан (вско­ре ото­шёл от КПБ).

В 1939 М. вме­сте с мет­ро­по­ли­ей всту­пи­ла во 2-ю ми­ро­вую вой­ну. В том же го­ду по ини­циа­ти­ве ДА был соз­дан Блок сво­бо­ды Бир­мы, тре­бо­вав­ший пре­дос­тав­ле­ния не­за­ви­си­мо­сти стра­не, со­зы­ва Уч­ре­дит. со­б­ра­ния и не­мед­лен­ной пе­ре­да­чи вла­сти брит. ген.-гу­бер­на­то­ром ка­би­не­ту ми­ни­ст­ров. В 1940 ко­ло­ни­аль­ные вла­сти при­ня­ли За­кон об обо­ро­не Бир­мы и на­ча­ли ак­тив­ное пре­сле­до­ва­ние оп­по­зи­ции и от­ря­дов соз­дан­ной ею Ар­мии не­за­ви­си­мо­сти Бир­мы (АНБ). По­ли­ти­ка Ве­ли­ко­бри­та­нии при­ве­ла к пе­ре­ори­ен­та­ции пат­рио­тич. сил М. на со­труд­ни­че­ст­во с Япо­ни­ей, вой­ска ко­то­рой в дек. 1941 вторг­лись в М. и к маю 1942 ок­ку­пи­ро­ва­ли её тер­ри­то­рию. Глав­но­ко­ман­дую­щим АНБ был на­зна­чен Аун Сан, ре­ор­га­ни­зо­вав­ший её в Ар­мию обо­ро­ны Бир­мы (АОБ). В мае 1943 япон. вла­сти соз­да­ли в Ян­го­не К-т по под­го­тов­ке за­ко­на о не­за­ви­си­мо­сти М., вы­ра­бо­тав­ший и при­няв­ший 1.8.1943 кон­сти­ту­цию. М. бы­ла объ­яв­ле­на не­за­ви­си­мой, власть пе­ре­шла в ру­ки гла­вы гос-ва (ади­па­ди), на­зна­чав­ше­го Со­вет ми­ни­ст­ров и Гос. со­вет и яв­ляв­ше­го­ся глав­но­ко­ман­дую­щим воо­руж. си­ла­ми – Нац. ар­ми­ей Бир­мы (быв. АОБ). Од­на­ко на де­ле не­за­ви­си­мость М. бы­ла но­ми­наль­ной; япон. со­вет­ни­ки кон­тро­ли­ро­ва­ли все гос. уч­ре­ж­де­ния, ар­мию и клю­че­вые от­рас­ли эко­но­ми­ки, бы­ла за­пре­ще­на дея­тель­ность всех по­ли­тич. пар­тий, кро­ме со­труд­ни­чав­шей с вла­стью До­убэ­ма схинйе­да. В хо­де вой­ны ста­ло на­рас­тать ан­ти­япон­ское пар­ти­зан­ское дви­же­ние (см. Ан­ти­япон­ское дви­же­ние со­про­тив­ле­ния в Юго-Во­сточ­ной Азии), в 1944 пат­рио­тич. си­лы М. соз­да­ли Ан­ти­фа­ши­ст­скую ли­гу на­род­ной сво­бо­ды (АЛНС) во гла­ве с Аун Са­ном, раз­вер­нув­шую борь­бу про­тив япон. ок­ку­па­ции. В янв. 1945 на тер­ри­то­рию М. всту­пи­ли вой­ска со­юз­ни­ков. В мар­те 1945 они за­ня­ли Ман­да­лай. 27.3.1945 гар­ни­зо­ны Нац. ар­мии Бир­мы под­ня­ли вос­ста­ние про­тив япон. пра­ви­тель­ст­ва, в мае то­го же го­да си­лы со­про­тив­ле­ния М. во­шли в Ян­гон.

По­сле ка­пи­ту­ля­ции Япо­нии и пе­ре­хо­да М. под кон­троль брит. во­ен. ад­ми­ни­ст­ра­ции гл. по­ли­тич. си­лой ста­ла АЛНС, под рук. ко­то­рой на­ча­лась ком­па­ния за ре­аль­ное об­ре­те­ние стра­ной не­за­ви­си­мо­сти. В это же вре­мя КПБ, вхо­див­шая в АЛНС, рас­ко­ло­лась на 2 груп­пи­ров­ки: ле­во­экс­тре­ми­ст­скую «Крас­ный флаг», вско­ре ушед­шую в под­по­лье, и «Бе­лый флаг», в кон. 1946 по­ки­нув­шую АЛНС в знак про­тес­та про­тив со­труд­ни­че­ст­ва Ли­ги с ко­ло­ни­аль­ной ад­ми­ни­ст­ра­ци­ей. В апр. 1947 про­ве­де­ны вы­бо­ры в Уч­ре­дит. со­б­ра­ние, на ко­то­рых АЛНС по­лу­чи­ла аб­со­лют­ное боль­шин­ст­во. Гла­вой врем. пра­ви­тель­ст­ва был на­зна­чен Аун Сан. В хо­де пе­ре­го­во­ров с брит. вла­стя­ми и про­ве­де­ния Пин­ло­ун­ской кон­фе­рен­ции (февр. 1947) бы­ло дос­тиг­ну­то со­гла­ше­ние о соз­да­нии не­за­ви­си­мо­го гос-ва Бирм. Со­юз (БС), в ко­то­рый на пра­вах субъ­ек­тов фе­де­ра­ции долж­ны бы­ли вой­ти рай­оны про­жи­ва­ния нац. мень­шинств. 19.7.1947 воз­гла­вив­ший «пе­ре­ход­ное пра­ви­тель­ст­во» Аун Сан и 6 чле­нов ис­пол­нит. к-та бы­ли уби­ты пра­вы­ми за­го­вор­щи­ка­ми. 24.9.1947 Уч­ре­дит. со­б­ра­ние при­ня­ло кон­сти­ту­цию БС, а 17.10.1947 в Лон­до­не под­пи­сан анг­ло-бирм. до­го­вор, по ко­то­ро­му БС при­зна­вал­ся су­ве­рен­ным гос-вом. Не­за­ви­си­мость М. офи­ци­аль­но про­воз­гла­ше­на 4.1.1948, то­гда же вве­де­на в дей­ст­вие кон­сти­ту­ция.

В адм.-терр. от­но­ше­нии БС со­сто­ял из не­вы­де­лен­ной в отд. адм. еди­ни­цу Бир­мы, на­се­лён­ной в осн. бир­ман­ца­ми, и но­во­об­ра­зо­ван­ных «со­юз­ных го­су­дарств», на­се­лён­ных ма­лы­ми на­ро­да­ми. Фе­де­ра­тив­ное гос-во воз­глав­лял пре­зи­дент, из­би­рав­ший­ся двух­па­лат­ным пар­ла­мен­том. Ис­пол­нит. власть на­хо­ди­лась в ру­ках пра­ви­тель­ст­ва во гла­ве с пре­мьер-ми­нист­ром, на­зна­чае­мым пре­зи­ден­том по пред­став­ле­нию ниж­ней па­ла­ты пар­ла­мен­та (Па­ла­ты де­пу­та­тов). В 1948 этот пост за­нял У Ну. Ру­ко­во­дство БС про­воз­гла­си­ло, что бу­дет про­во­дить по­ли­ти­ку ми­ра и ме­ж­ду­нар. со­труд­ни­че­ст­ва при опо­ре на ООН.

С 1948 на­ча­лось фор­ми­ро­ва­ние гос. сек­то­ра в эко­но­ми­ке М., был при­нят за­кон о на­цио­на­ли­за­ции зем­ли, ко­то­рым пре­ду­смат­ри­ва­лось изъ­я­тие её из­лиш­ков у круп­ных зем­ле­вла­дель­цев и их рас­пре­де­ле­ние сре­ди ма­ло­зе­мель­ных и без­зе­мель­ных кре­сть­ян. В по­сле­во­ен­ные го­ды эко­но­мич. об­ста­нов­ка в стра­не ос­та­ва­лась тя­жё­лой, со­кра­ти­лись с.-х. про­из-во и экс­порт, со­хра­ня­лась за­ви­си­мость от иностр. ка­пи­та­ла, стра­на ис­пы­ты­ва­ла ост­рый де­фи­цит ква­ли­фи­цир. кад­ров. В 1948 обо­ст­ре­ние меж­пар­тий­ной борь­бы, пре­ж­де все­го ме­ж­ду АЛНС и «Бе­лым фла­гом», и меж­на­цио­наль­ных про­ти­во­ре­чий пе­ре­рос­ло в гражд. вой­ну. По­во­дом к ней по­слу­жи­ла по­пыт­ка пра­ви­тель­ст­ва аре­сто­вать ли­де­ра ком­му­ни­стов Тан Ту­на. К вес­не 1949 си­лы «Бе­ло­го фла­га» кон­тро­ли­ро­ва­ли 2/3 тер­ри­то­рии стра­ны. Од­на­ко в нач. 1950-х гг. пра­ви­тельств. вой­скам уда­лось по­тес­нить пов­стан­цев.

С 1952 в М. на­ча­лась реа­ли­за­ция 8-лет­ней про­грам­мы «Пьи­до­та» («Стра­на бла­го­ден­ст­вия»), пре­ду­смат­ри­вав­шей уве­ли­че­ние ВНП на 80% пу­тём уси­ле­ния ро­ли гос. сек­то­ра, сти­му­ли­ро­ва­ния нац. пред­при­ни­ма­тель­ст­ва и ис­поль­зо­ва­ния иностр. по­мо­щи, а так­же про­ве­де­ние аг­рар­ной ре­фор­мы на ос­но­ве за­ко­на о на­цио­на­ли­за­ции зем­ли (до­пол­нен в 1953–54). На пар­ла­мент­ских вы­бо­рах в 1951–52 и 1956 по­бе­ду одер­жа­ла АЛНС. Од­на­ко в 1958, по­сле то­го как У Ну вы­сту­пил с иде­ей нац. при­ми­ре­ния, АЛНС рас­ко­ло­лась на 2 груп­пи­ров­ки: «Ста­биль­ную ли­гу» под рук. У Ба Све и «Чис­тую ли­гу» (с 1960 Со­юз­ная пар­тия) во гла­ве с У Ну. Не до­бив­шись ста­би­ли­за­ции по­ли­тич. си­туа­ции в стра­не, У Ну в 1958 пе­ре­дал власть во­ен­ным, сфор­ми­ро­вав­шим врем. пра­ви­тель­ст­во во гла­ве с ген. Не Ви­ном. Од­на­ко на пар­ла­мент­ских вы­бо­рах в 1960 по­бе­ду вновь одер­жа­ли сто­рон­ни­ки У Ну, а сам он в оче­ред­ной раз за­нял пост пре­мьер-ми­ни­ст­ра. Воз­гла­вив пра­ви­тель­ст­во, У Ну до­бил­ся при­ня­тия ря­да не­по­пу­ляр­ных за­ко­нов, в т. ч. о пре­до­став­ле­нии буд­диз­му ста­ту­са гос. ре­ли­гии, что вы­зва­ло не­до­воль­ст­во как нац. мень­шинств М., так и ком­му­ни­стич. сил.

В ре­зуль­та­те про­изо­шед­ше­го в М. гос. пе­ре­во­ро­та 2.3.1962 власть пе­ре­шла к Ре­во­люц. со­ве­ту – ор­га­ни­за­ции выс­ших офи­це­ров под рук. Не Ви­на. Во­ен­ные при­ос­та­но­ви­ли дей­ст­вие кон­сти­ту­ции, рас­пус­ти­ли пар­ла­мент, аре­сто­ва­ли ру­ко­во­ди­те­лей оп­по­зиц. ор­га­ни­за­ций и ли­де­ров нац. мень­шинств. 30.4.1962 Ре­во­люц. со­вет об­на­ро­до­вал про­грам­му дей­ст­вий но­во­го пра­ви­тель­ст­ва под назв. «Бирм. путь к со­циа­лиз­му», пре­ду­смат­ри­вав­шую соз­да­ние, опи­ра­ясь ис­клю­чи­тель­но на собств. си­лы, «со­циа­ли­стич. де­мо­кра­тич. го­су­дар­ст­ва» и со­циа­ли­стич. эко­но­ми­ки, ос­но­ван­ной на гос. соб­ст­вен­но­сти. Для реа­ли­за­ции этих пла­нов в 1962 бы­ла соз­да­на по­ли­тич. орг-ция – Пар­тия Бир­ман­ской со­циа­ли­сти­че­ской про­грам­мы (ПБСП), став­шая по за­ко­ну «О за­щи­те нац. со­ли­дар­но­сти» (1964) един­ст­вен­ной пар­ти­ей в М. С 1962 до нач. 1970-х гг. бы­ли на­цио­на­ли­зи­ро­ва­ны неф­тя­ная пром-сть, осн. часть об­ра­ба­ты­ваю­щей и гор­но­руд­ной пром-сти, иностр. и нац. ча­ст­ные бан­ки, энер­ге­тика, прес­са, связь, внеш­няя тор­гов­ля, вве­де­на мо­но­по­лия на тор­гов­лю осн. с.-х. про­дук­та­ми. В 1965 Ре­во­люц. со­вет про­вёл за­кон об от­ме­не для кре­сть­ян аренд­ной пла­ты зем­ле­вла­дель­цам. Бы­ла сфор­му­ли­ро­ва­на так­же офиц. идео­ло­гия М. – «Сис­те­ма от­но­ше­ний че­ло­ве­ка и ок­ру­жаю­щей его сре­ды», в ос­но­ву ко­то­рой бы­ли по­ло­же­ны в т. ч. прин­ци­пы буд­дий­ской фи­ло­со­фии.

Курс на по­строе­ние в М. со­циа­ли­стич. об­ще­ст­ва при­вёл к зна­чит. ухуд­ше­нию ма­те­ри­аль­но­го по­ло­же­ния ши­ро­ких сло­ёв на­се­ле­ния. В стра­не на­ча­лись за­бас­тов­ки и ак­ции про­тес­та, сту­денч. вы­сту­п­ле­ния, ко­то­рые по­дав­ля­лись пра­ви­тель­ст­вом с по­мо­щью во­ен. си­лы. В 1974 при­ня­та но­вая кон­сти­ту­ция, в со­от­вет­ст­вии с ко­то­рой стра­на по­лу­чи­ла назв. Со­циа­ли­стич. Рес­пуб­ли­ка Бирм. Со­юз (СРБС), фор­маль­но вво­ди­лись гражд. ин­сти­ту­ты вла­сти: за­ко­но­дат. ор­ган – од­но­па­лат­ное Нар. со­б­ра­ние (в пе­ре­ры­вах ме­ж­ду его сес­сия­ми дол­жен был ра­бо­тать Гос. со­вет во гла­ве с пред­се­да­телем), ис­пол­ни­тель­ный – Со­вет ми­ни­ст­ров, а так­же ме­ст­ные со­ве­ты. ПБСП бы­ла объ­яв­ле­на ру­ко­во­дя­щей си­лой СРБС. В 1974 пра­ви­тель­ст­во под­го­то­ви­ло про­грам­му 20-лет­не­го эко­но­мич. раз­ви­тия, объ­я­вив с. х-во при­ори­тет­ной от­рас­лью нац. эко­но­ми­ки. Курс на по­строе­ние в СРБС са­мо­быт­но­го «бирм. со­циа­лиз­ма» при­вёл к та­ким не­га­тив­ным яв­ле­ни­ям, как аг­ра­ри­за­ция и вы­со­кая сте­пень ого­су­дар­ст­вле­ния эко­но­ми­ки, рост внеш­ней за­дол­жен­но­сти, раз­ду­ва­ние бю­ро­кра­тич. ап­па­ра­та, от­сут­ст­вие пра­во­вых га­ран­тий соб­ст­вен­но­сти, раз­ви­тие «чёр­но­го рын­ка» и кон­тра­банд­ной тор­гов­ли, па­де­ние уров­ня жиз­ни на­се­ле­ния. С 1976 стра­на по­лу­ча­ла фи­нан­со­вую по­мощь от спе­ци­аль­но соз­дан­но­го для это­го ме­ж­ду­нар. кон­сор­циу­ма, с дек. 1987 в со­от­вет­ст­вии с ре­ше­ни­ем Ге­не­раль­ной Ас­самб­леи ООН СРБС по её прось­бе был пре­до­став­лен ста­тус «наи­ме­нее раз­ви­той стра­ны», что по­зво­ли­ло ей поль­зо­вать­ся оп­ре­де­лён­ны­ми фи­нан­со­вы­ми льго­та­ми.

В 1980-х гг. по­ли­тич. ре­жим в СРБС был не­сколь­ко смяг­чён, пра­ви­тель­ст­во объ­яви­ло ам­ни­стию по­ли­тич. за­клю­чён­ным. В авг. 1987 Не Вин сде­лал за­яв­ле­ние, в ко­то­ром под­верг кри­ти­ке су­ще­ст­вую­щую по­ли­тич. сис­те­му и до­пус­тил воз­мож­ность вне­се­ния из­ме­не­ний в кон­сти­ту­цию. В сен­тяб­ре то­го же го­да Со­вет ми­ни­ст­ров при­нял по­ста­нов­ле­ние об от­ме­не гос. кон­тро­ля над 9 с.-х. куль­ту­ра­ми (вклю­чая рис), гра­ж­да­нам бы­ло раз­ре­ше­но сво­бод­но про­да­вать, по­ку­пать, хра­нить и пе­ре­во­зить их. Од­на­ко про­ве­де­ние де­но­ми­на­ции боль­шей час­ти на­хо­див­ших­ся в об­ра­ще­нии банк­нот вы­зва­ло рост цен на про­до­воль­ст­вие и при­ве­ло к мас­со­вым вол­не­ни­ям в стра­не. Про­шед­шие с мар­та по сент. 1988 сту­денч. вы­сту­п­ле­ния бы­ли же­сто­ко по­дав­ле­ны вла­стя­ми. В об­ста­нов­ке на­рас­таю­ще­го по­ли­тич. на­пря­же­ния и эко­но­мич. труд­но­стей был со­зван чрез­вы­чай­ный съезд ПБСП, на ко­то­ром Не Вин объ­я­вил об от­став­ке с по­ста пред. пар­тии и пред­ло­жил про­вес­ти в стра­не ре­фе­рен­дум по во­про­су о том, долж­на ли со­хра­нять­ся од­но­пар­тий­ная сис­те­ма. Од­на­ко пред­ло­же­ние Не Ви­на о ре­фе­рен­ду­ме было от­кло­не­но де­ле­га­та­ми съез­да.

В ре­зуль­та­те гос. пе­ре­во­ро­та 18.9.1988 власть пе­ре­шла в ру­ки 19 во­ен­ных, сфор­ми­ро­вав­ших Гос. со­вет по вос­ста­нов­ле­нию за­кон­но­сти и по­ряд­ка (ГСВЗП) во гла­ве с ген. Со Ма­ун­гом. Во­ен­ные объ­я­ви­ли, что пе­ре­да­дут власть но­во­му пар­ла­мен­ту (Нар. со­б­ра­нию) по­сле про­веде­ния все­об­щих сво­бод­ных вы­бо­ров на ос­но­ве мно­го­пар­тий­но­сти, на­ча­лась ре­ги­ст­ра­ция по­ли­тич. пар­тий. В 1989 СРБС бы­ла пе­ре­име­но­ва­на в Со­юз Мьян­ма, сто­ли­ца Ран­гун – в Ян­гон. В 1990 ПБСП пре­об­ра­зо­ва­на в Пар­тию нац. един­ст­ва. На пар­ла­мент­ских вы­бо­рах 1990 по­дав­ляю­щее боль­шин­ст­во го­ло­сов по­лу­чи­ла оп­по­зиц. пар­тия – Нац. ли­га за де­мо­кра­тию (НЛД) во гла­ве с до­че­рью Аун Са­на – Аун Сан Су Чжи. ГСВЗП про­иг­но­ри­ро­вал ре­зуль­та­ты вы­бо­ров и со­хра­нил власть за со­бой. В 1992 ген. Со Ма­ун­га сме­нил ген. Тан Шве (со­вме­щал долж­но­сти гла­вы ГСВЗП, пред. пра­ви­тель­ст­ва и мин. обо­ро­ны). В 1993 Тан Шве объ­явил о со­зы­ве Нац. со­б­ра­ния для вы­ра­бот­ки но­вой кон­сти­ту­ции. Од­на­ко в 1995 Нац. со­б­ра­ние бы­ло рас­пу­ще­но (во­зоб­но­ви­ло ра­бо­ту на неск. не­дель в 2004–05), про­дол­жа­лись пре­сле­до­ва­ния чле­нов НЛД, ли­де­ров ра­ди­каль­ных и на­цио­на­ли­стич. ор­га­ни­за­ций. В 1997 ГСВЗП пре­об­ра­зо­ван в Гос. со­вет ми­ра и раз­ви­тия (ГСМР), по­ста­вив­ший за­да­чу уза­ко­нить осо­бую роль ар­мии в жиз­ни об­ще­ст­ва и на­ла­дить диа­лог с оп­по­зи­ци­ей. В 1990-х гг. соз­да­ны ме­ст­ные со­ве­ты вос­ста­нов­ле­ния за­кон­но­сти и пра­во­по­ряд­ка на ар­мей­ской ос­но­ве, на­ча­лось раз­го­су­дар­ст­вле­ние эко­но­ми­ки (при со­хра­не­нии ря­да круп­ных гос­пред­прия­тий), ли­бе­ра­ли­за­ция бан­ков­ско­го сек­то­ра, при­ва­ти­за­ция пред­при­ятий лёг­кой пром-сти, строи­тель­ст­ва, гос­ти­нич­но­го биз­не­са, при­нят за­кон об иностр. ин­ве­сти­ци­ях и пре­дос­тав­ле­нии иностр. ком­па­ни­ям кон­цес­сий на экс­плуа­та­цию при­род­ных бо­гатств стра­ны. Бы­ли за­клю­че­ны мир­ные со­гла­ше­ния с ря­дом пов­станч. груп­пи­ро­вок в по­гра­нич­ных рай­онах М., ста­ли рас­ши­рять­ся по­ли­тич. и эко­но­мич. кон­так­ты со стра­на­ми Юго-Вост. Азии, КНР, Ин­ди­ей и Рос­си­ей. В ию­ле 1997 Со­юз Мьян­ма стал чл. АСЕАН. Вме­сте с тем США и стра­на­ми Ев­ро­сою­за в от­но­ше­нии М. бы­ли вве­де­ны санк­ции за на­ру­ше­ние прав че­ло­ве­ка и ан­ти­де­мо­кра­тич. дей­ст­вия во­ен. ре­жи­ма (за­прет на тор­гов­лю с ком­па­ния­ми, свя­зан­ны­ми с пра­ви­тельств. ор­га­ни­за­ция­ми М., за­мо­ра­жи­ва­ние их фи­нан­со­вых ак­ти­вов, эм­бар­го на по­став­ку воо­ру­же­ния, за­прет на им­порт дре­ве­си­ны и дра­го­цен­ных кам­ней, ли­ше­ние офиц. лиц въезд­ных виз и др.).

В 2003 ГСМР про­воз­гла­сил курс на де­мо­кра­ти­за­цию об­ще­ст­ва и пе­ре­да­чу вла­сти гражд. пра­ви­тель­ст­ву, в свя­зи с чем бы­ли соз­да­ны вое­ни­зи­ров. час­ти из гражд. лиц, раз­ра­бо­та­ны фор­мы ин­те­гра­ции во­ен­ных ор­га­ни­за­ций с биз­не­сом и др. Сто­ли­ца М. 6.11.2005 была пе­ре­не­се­на в г. Ней­пьи­до, но­вый ста­тус го­ро­да был офи­ци­аль­но объ­яв­лен 27.3.2006. В 2007 по­вы­ше­ние цен на топ­ли­во спро­во­ци­ро­ва­ло мно­го­числ. воз­глав­ляе­мые гл. обр. буд­дий­ски­ми мо­на­ха­ми де­мон­ст­ра­ции; круп­ней­шая из них (ок. 100 тыс. чел.) про­шла 25.9.2007 в Ян­го­не, на ко­то­рой по­ми­мо эко­но­мич. тре­бо­ва­ний бы­ли вы­дви­ну­ты по­ли­ти­че­ские: пре­кра­ще­ние во­ен. дик­та­ту­ры, ос­во­бож­де­ние Аун Сан Су Чжи (на­хо­див­шей­ся с 1988 под до­маш­ним аре­стом). В 2008, по­сле об­ще­на­цио­наль­но­го ре­фе­рен­ду­ма, ГСМР объ­явил о при­ня­тии но­вой Кон­сти­ту­ции, вве­де­нии сис­те­мы «дис­ци­п­ли­ни­ро­ван­ной де­мо­кра­тии», при ко­то­рой чет­верть мест в обе­их па­ла­тах Пар­ла­мен­та ре­зер­ви­ро­ва­лась за во­ен­ны­ми. В окт. 2010 Со­юз Мьян­ма пе­ре­име­но­ван в Рес­пуб­ли­ку Со­юз Мьян­ма (РСМ). 7.11.2010 со­стоя­лись вы­бо­ры в Па­ла­ту де­пу­та­тов и Нар. ас­самб­лею двух­па­лат­но­го пар­ла­мен­та (из 659 во­шед­ших в не­го де­пу­та­тов 493 из­бра­ны все­на­род­ным го­ло­со­ва­ни­ем, 166 на­зна­че­ны ГСМР с це­лью обес­пе­че­ния пре­ем­ст­вен­но­сти вла­сти), по­сле че­го чле­ны ГСМР по­да­ли в от­став­ку. Боль­шин­ст­во де­пу­тат­ских ман­да­тов по­лу­чи­ли пред­ста­ви­те­ли Пар­тии нац. един­ст­ва и Пар­тии со­юз­ной со­ли­дар­но­сти и раз­ви­тия (ПССР, соз­дан­ной во­ен­ны­ми в 1993), НЛД в вы­бо­рах не уча­ст­во­ва­ла, т. к. её ли­дер Аун Сан Су Чжи бы­ла ос­во­бож­де­на из-под до­маш­не­го аре­ста лишь че­рез неск. дней по­сле вы­бо­ров. 4.2.2011 пар­ла­мент из­брал пре­зи­ден­том РСМ от­став­но­го ген. Тейн Сей­на (за­ни­мав­ше­го с 2007 пост пре­мьер-ми­ни­ст­ра, близ­ко­го спод­виж­ни­ка ген. Тан Шве). 2.4.2012 на до­пол­нит. вы­бо­рах Аун Сан Су Чжи и 42 пред­ста­ви­те­ля НЛД бы­ли из­бра­ны де­пу­та­та­ми пар­ла­мен­та.

В февр. 1948 бы­ли ус­та­нов­ле­ны ди­пло­ма­тич. от­но­ше­ния ме­ж­ду М. и СССР. В 1999 ме­ж­ду РФ и М. под­пи­са­но со­гла­ше­ние о куль­тур­ном со­труд­ни­че­ст­ве, в 2000 – Со­вме­ст­ная дек­ла­ра­ция об ос­но­вах дру­жеств. от­но­ше­ний, в 2001 – со­гла­ше­ние о во­ен.-тех­нич. со­труд­ни­че­ст­ве.

Литература: Холл Д.Д. Е. История Юго-Восточной Азии. М., 1958; Аун Сан. Бир­ма бро­са­ет вы­зов: Ста­тьи и ре­чи. М., 1965; Не Вин. Бир­ма на но­вом пу­ти. М., 1965; Htin Aung. A his­tory of Burma. N. Y., 1967; idem. Burmese his­tory before 1287: a defense of the chronicles. L., 1970; Гав­ри­лов Ю. Н. Борь­ба за не­за­ви­си­мость и про­грес­сив­ные пре­об­ра­зо­ва­ния в Бир­ме. М., 1970; Коз­ло­ва М. Г. Ан­глий­ское за­вое­ва­ние Бир­мы М., 1972; Все­во­ло­дов И.В. Бир­ма: ре­ли­гия и по­ли­ти­ка (Буд­дий­ская сан­г­ха и го­су­дар­ст­во). М., 1978; Ва­силь­ев В.Ф. Очер­ки ис­то­рии Бир­мы. 1885–1947. М., 1982; он же. Ис­то­рия Мьян­мы/Бир­мы. XX век. М., 2010; Aung-Thwin M. Pagan: the origins of mo­dern Burma. Honolulu, 1985; idem. Myth and his­tory in the historiography of early Burma: pa­ra­digms, primary sources and prejudices. Athens, 1998; idem. The mists of Ramanna: the legend that was Lower Burma. Honolulu, 2005; Taylor R.H. The state in Burma. L., 1987; Than Tun. Essays on the history and Buddhism of Bur­ma. Kiscadale, 1988; Дар­чен­ков Д.В. У Ну и го­су­дар­ст­вен­ное раз­ви­тие Бир­мы. М., 1997; Лис­то­па­дов Н.А. Осо­бен­но­сти внеш­ней по­ли­ти­ки Мьян­мы (Бир­мы). М., 1998; Ки­ри­чен­ко А. Е. Ран­няя ис­то­рия Мьян­мы (до XI в.) в бир­ман­ских хро­ни­ках // Вос­ток: ис­то­рия, фи­ло­ло­гия, эко­но­ми­ка. М., 1999; он же. Власть и пред­при­ни­ма­тель­ские кру­ги в со­вре­мен­ной Мьян­ме // По­ли­ти­че­ская куль­ту­ра и де­ло­вая эти­ка стран Во­сто­ка. М., 2006; Guil­lon E. The Mons: a civilization of Southeast Asia. Bangkok, 1999; Steinberg D.I. Burma, the state of Myanmar. Wash., 2001; Burma. Poli­tical economy under military rule. L., 2001; Lieberman V. B. Strange parallels: Southeast Asia in global context, c. 800–1830. Camb., 2003–2009. Vol. 1–2; Leider J. Le royaume d’Arakan, Birmanie: Son histoire politique en­tre le début du XVe et la fin du XVIIe siècle. P., 2004; Moore E. Interpreting Pyu material culture // Myanmar Historical Research Jour­nal. 2004. № 13. June; Frasch T. Inscriptions of Bagan, edited and translated // Essays in commemoration of the golden jubilee of the Myanmar historical commission. Yangon, 2005; The Glass Palace chronicle of the kings of Bur­ma Myanmar / Translated by Pe Maung Tin, G. H. Luce. Yangon, 2008.

Автор статьи: Н. А. Го­же­ва.

Хо­зяй­ст­во

М. от­но­сит­ся к чис­лу бед­ных раз­ви­ваю­щих­ся стран ми­ра, со­хра­ня­ет чер­ты пре­им. аг­рар­ной стра­ны с мно­го­ук­лад­ным хо­зяй­ст­вом. Объ­ём ВВП 82,7 млрд. долл. (2011; по па­ри­те­ту по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­сти), в рас­чё­те на ду­шу на­се­ле­ния ок. 1300 долл. Ин­декс че­ло­ве­че­ско­го раз­ви­тия 0,483 (2011; 149-е ме­сто сре­ди 187 стран ми­ра). Рост ре­аль­но­го ВВП 5,5% (2010 и 2011; в 2000–09 ср.-го­до­вые тем­пы рос­та ре­аль­но­го ВВП 9,7% в год). В струк­ту­ре ВВП на до­лю сель­ско­го, лес­но­го хо­зяй­ст­ва и ры­бо­лов­ст­ва при­хо­дит­ся 43,0%, сфе­ры ус­луг – 36,6%, пром-сти и строи­тель­ст­ва – 20,4% (2011).

До сер. 20 в. М. яв­ля­лась од­ним из круп­ней­ших ми­ро­вых экс­пор­тё­ров ри­са и цен­ных по­род тро­пич. дре­ве­си­ны (гл. обр. ти­ка). В 1960–70-х гг. про­во­ди­лась по­ли­ти­ка на­цио­на­ли­за­ции пред­при­ятий пром-сти и сфе­ры ус­луг. Жё­ст­кий гос. кон­троль над эко­но­ми­кой, тор­го­вый про­тек­цио­низм и хо­зяйств. ав­тар­кия со­циа­ли­стич. ти­па обу­сло­ви­ли со­хра­не­ние от­ста­ло­сти стра­ны. С 1990-х гг. осу­ще­ст­в­ля­ет­ся по­ли­ти­ка при­вле­че­ния иностр. ин­ве­сти­ций и раз­ви­тия ча­ст­но­го пред­при­ни­ма­тель­ст­ва, за­час­тую тес­но свя­зан­но­го с гос. вла­стью. Уси­ли­ва­ет­ся экс­порт­ная ори­ен­та­ция эко­но­ми­ки, раз­ви­ваю­щей­ся гл. обр. за счёт экс­плуа­та­ции при­род­ных (энер­ге­тич., ми­не­раль­ных и лес­ных) ре­сур­сов стра­ны. Гос. сек­тор пре­об­ла­да­ет в энер­ге­ти­ке, свя­зи, лес­ном хо­зяй­ст­ве, мн. от­рас­лях гор­но­до­бы­ваю­щей пром-сти; ча­ст­ный ка­пи­тал – в с. х-ве, лёг­кой и пи­ще­вой пром-сти. Ве­ду­щие нац. ком­па­нии – гос. «Myanma Oil and Gas Enterprise» (MOGE; до­бы­ча неф­ти и при­род­но­го га­за), «Myanma Petroche­mical Enterprise» (MPE; неф­те­пе­ре­ра­бот­ка и неф­те­хи­мия), «Myanma Electric Power Enterprise» (MEPE; элек­тро­энер­ге­ти­ка), «Myanma Gems Enterprise» (до­бы­ча дра­го­цен­ных кам­ней), «Mining En­terprise № 1» и «Mining Enterprise № 2» (до­бы­ча ми­нер. сы­рья, цвет­ная ме­тал­лур­гия).

Объ­ё­мы пря­мых иностр. ин­ве­сти­ций по срав­не­нию с др. го­су­дар­ст­ва­ми Юго- Вост. Азии ос­та­ют­ся не­зна­чи­тель­ны­ми (323 млн. долл. в 2009), по­сту­па­ют в осн. из Таи­лан­да, Ки­тая, Ма­лай­зии, Рес­пуб­ли­ки Ко­рея, Син­га­пу­ра, Ин­дии, на­прав­ля­ют­ся пре­им. в неф­те­га­зо­вую и гор­но­до­бываю­щую пром-сть, лес­ное хо­зяй­ст­во, элек­тро­энер­ге­ти­ку и связь. Гл. пре­пят­ст­вия­ми эко­но­мич. рос­та яв­ля­ют­ся де­фи­цит бюд­же­та (обу­слов­лен зна­чит. рас­хо­да­ми на ар­мию и суб­си­ди­ро­ва­ние гос. ком­па­ний), на­ли­чие об­шир­но­го чёр­но­го рын­ка, тор­го­вые барь­е­ры (в т. ч. свя­зан­ные с эко­но­мич. санк­ция­ми США и ЕС), вы­со­кий уро­вень ин­фля­ции, сла­бое раз­ви­тие ин­фра­струк­ту­ры. Эко­но­мич. про­бле­мы ос­лож­ня­ют­ся внутр. по­ли­тич. не­ста­биль­но­стью и вы­со­ким уров­нем кор­руп­ции. М. за­ни­ма­ет 2-е ме­сто в ми­ре (по­сле Аф­га­ни­ста­на) по объ­ё­мам не­ле­галь­но­го про­из-ва опио­ид­ных нар­ко­ти­ков, в т. ч. ге­рои­на.

Про­мыш­лен­ность. Ве­ду­щие от­рас­ли – то­п­лив­ная, до­бы­ча ми­нер. сы­рья, пер­вич­ная пе­ре­ра­бот­ка дре­ве­си­ны. Об­ра­ба­ты­ваю­щая пром-сть раз­ви­та срав­ни­тель­но сла­бо (ме­нее 1/3 стои­мо­сти пром. про­дук­ции), пред­став­ле­на пре­им. пе­ре­ра­бот­кой с.-х. сы­рья, ме­тал­ло­об­ра­бот­кой, неф­те­пе­ре­ра­бот­кой, про­из-вом цвет­ных ме­тал­лов.

В струк­ту­ре энер­го­по­треб­ле­ния (все­го 15,7 млн. т ус­лов­но­го то­п­ли­ва в неф­тя­ном эк­ви­ва­лен­те, 2008) на био­мас­су (в т. ч. дре­вес­ное то­п­ли­во) при­хо­дит­ся 67%, на при­род­ный и до­бы­вае­мые по­пут­но неф­тя­ные го­рю­чие га­зы – 21%, нефть и неф­те­про­дук­ты – 9%, на гид­ро­энер­гию – 2%, уголь – 1%.

М. – од­на из ста­рей­ших неф­те­до­бы­ваю­щих стран ми­ра (пер­вое ме­сто­ро­ж­де­ние неф­ти от­кры­то в кон. 19 в.). До­бы­ча неф­ти ок. 1 млн. т (2010). Раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся ок. 20 не­боль­ших ме­сто­ро­ж­де­ний Ира­ва­дий­ско­го неф­те­га­зо­нос­но­го бас­сей­на в сред­нем и ниж­нем те­че­нии р. Ира­ва­ди; круп­ней­шие – Чау, Енанд­жа­ун и Манн в адм. обл. Ма­гуэ. Св. 40% внутр. по­треб­но­стей в неф­ти удов­ле­тво­ря­ет­ся за счёт им­пор­та (0,8 млн. т в 2010). Дей­ст­ву­ют 3 НПЗ, при­над­ле­жа­щие гос. ком­па­нии MPE: в г. Танх­льин в адм. обл. Ян­гон (мощ­ность 1,3 млн. т в год; часть сы­рья по­сту­па­ет по тру­бо­про­во­ду с ме­сто­ро­ж­де­ний Ира­ва­дий­ско­го бас­сей­на), а так­же в го­ро­дах Тан­бая­кан (1,3 млн. т) и Чау (0,3 млн. т) в адм. обл. Ма­гуэ. При НПЗ дей­ст­ву­ют ус­та­нов­ки по сжи­же­нию из­вле­кае­мых по­пут­но неф­тя­ных го­рю­чих га­зов.

Наи­бо­лее важ­ная и бы­ст­ро­раз­ви­ваю­щая­ся от­расль то­п­лив­ной пром-сти – до­бы­ча при­род­но­го га­за (11,5 млрд. м3 в 2009; 4-е ме­сто в Юго-Вост. Азии по­сле Ин­до­не­зии, Ма­лай­зии и Таи­лан­да). Пром. до­бы­ча ве­дёт­ся с сер. 1970-х гг., зна­чит. рост объ­ё­мов до­бы­чи с 2000 обу­слов­лен на­ча­лом экс­плуа­та­ции ме­сто­ро­ж­де­ний на шель­фе Ан­да­ман­ско­го мо­ря. Осн. раз­ра­ба­ты­вае­мые мор. ме­сто­ро­ж­де­ния: Яда­на (го­до­вая мощ­ность 7,2 млрд. м3) и Ета­гун (4,6 млрд. м3) в зал. Мо­ута­ма (Мар­та­бан). Боль­шие пер­спек­ти­вы свя­за­ны с раз­ра­бот­кой шель­фо­вых ме­сто­ро­ж­де­ний Шуэ и Мья в Бен­галь­ском зал. у зап. по­бе­ре­жья М.; в 2010 от­сю­да на­ча­лось строи­тель­ст­во га­зо­про­во­да в Ки­тай (че­рез порт Си­туэ). Наи­бо­лее зна­чи­мые из раз­ра­ба­ты­вае­мых на су­ше га­зо­вых ме­сто­ро­ж­де­ний – Ап­хь­яу и Ньяун­до­ун на юге стра­ны (близ Ян­го­на). Экс­порт при­род­но­го га­за 8,3 млрд. м3 (2009), в т. ч. ок. 2/3 – в Таи­ланд (гл. обр. по под­вод­но­му га­зо­про­во­ду с ме­сто­ро­ж­де­ний в Ан­да­ман­ском м.).

Мо­но­поль­ное пра­во на до­бы­чу неф­ти и при­род­но­го га­за при­над­ле­жит гос. ком­па­нии MOGE, ко­то­рая раз­ра­ба­ты­ва­ет ме­сто­ро­ж­де­ния уг­ле­во­до­род­но­го сы­рья в парт­нёр­ст­ве с ме­ж­ду­нар. ком­па­ния­ми (на ус­ло­ви­ях со­гла­ше­ний о раз­де­ле про­дук­ции) – франц. «Total», таи­ланд­ской «PTT Exploration and Production», амер. «Unocal», ма­лай­зий­ской «Petronas», юж.-кор. «Daewoo International Corporation» и др.

До­бы­ча уг­ля 1,55 млн. т (2009), в т. ч. 1,12 млн. т – ка­мен­ные энер­ге­тич. уг­ли (ме­сто­ро­ж­де­ние Ка­ле­ва в адм. обл. Си­кайн на се­ве­ро-за­па­де стра­ны и др.) и 0,43 млн. т – лиг­ни­ты [гл. обр. в нац. обл. Шан на вос­то­ке (ме­сто­ро­ж­де­ние Нам­ма) и в адм. обл. Ман­да­лай в центр. час­ти М.]. Св. 3/4 до­бы­вае­мых уг­лей (пре­им. ка­мен­ных) экс­пор­ти­ру­ет­ся.

Ус­та­нов­лен­ная мощ­ность элек­тро­стан­ций 2256 МВт (2009), б. ч. при­хо­дит­ся на ма­лые ГЭС. Про­из-во элек­тро­энер­гии 6,6 млрд. кВт·ч (2008), в т. ч. 61% на ГЭС, 35% на ТЭС, ра­бо­таю­щих на при­род­ном га­зе, 4% на ТЭС, ра­бо­таю­щих на ма­зу­те. Пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние при­да­ёт­ся раз­ви­тию гид­ро­энер­ге­ти­ки. Со­ору­же­ние ГЭС осу­ще­ст­в­ля­ет­ся с при­вле­че­ни­ем иностр., гл. обр. ки­тай­ских, ин­ве­сти­ций. Круп­ней­шие дей­ст­вую­щие ГЭС: «Еюа» на р. Мьинге (мощ­ность 790 МВт), «Шу­эли 1» на р. Шу­эли (600 МВт), «Ло­пи­та» на р. Би­лу (168 МВт), «Та­панс­хей» на р. Му (30 МВт), «Се­дод­жи» на р. Ча­унмаджи (25 МВт). Со­ору­жа­ет­ся ГЭС «Мьи­со­уне» на р. Ира­ва­ди (3600 МВт; окон­ча­ние строи­тель­ст­ва за­пла­ни­ро­ва­но на 2017) – пер­вая и круп­ней­шая в про­ек­ти­руе­мом кас­ка­де ГЭС на р. Ира­ва­ди и её со­став­ляю­щих Ма­ли и Нмай об­щей про­ект­ной мощ­но­стью 13360 МВт. Те­п­ло­вая энер­ге­ти­ка со­сре­до­то­че­на пре­им. в ок­ре­ст­но­стях Ян­го­на: круп­ней­шие ТЭС, ра­бо­таю­щие на при­род­ном га­зе, – «Ах­ло­не» (154 МВт) и «Хло­га» (154 МВт). Про­из-во элек­тро­энер­гии осу­ще­ст­в­ля­ет­ся под кон­тро­лем гос. ком­па­нии MEPE.

Чёр­ная ме­тал­лур­гия ори­ен­ти­ро­ва­на на удов­ле­тво­ре­ние нужд внутр. рын­ка. По­треб­но­сти в ста­ли в осн. по­кры­ва­ют­ся за счёт им­пор­та (ок. 500 тыс. т в 2009, гл. обр. из Ки­тая). До­бы­ча низ­ко­ка­че­ст­вен­ных же­лез­ных руд ве­дёт­ся в адм. обл. Ман­да­лай в центр. час­ти стра­ны (ок. 70 тыс. т в год). Про­из-во ме­тал­ли­зи­ров. ока­ты­шей (ок. 40 тыс. т в 2009) осу­ще­ст­в­ля­ет­ся ме­то­дом пря­мо­го вос­ста­нов­ле­ния же­ле­за на ба­зе ме­ст­ных ре­сур­сов энер­ге­тич. уг­лей. Вы­плав­ка ста­ли не­ве­ли­ка (в элек­тро­пе­чах; ок. 25 тыс. т в 2009) и ба­зи­ру­ет­ся на ис­поль­зо­ва­нии ме­тал­ли­зи­ров. ока­ты­шей и сталь­но­го ло­ма (за­во­ды в го­ро­дах Аун­лан – в адм. обл. Ма­гуэ, Ин­сейн – в адм. обл. Ян­гон, Ани­сак­хан – в адм. обл. Ман­да­лай).

Не­смот­ря на боль­шие за­па­сы руд цвет­ных ме­тал­лов, их до­бы­ча и пе­ре­ра­бот­ка раз­ви­ты от­но­си­тель­но сла­бо и пол­но­стью ори­ен­ти­ро­ва­ны на экс­порт (пре­им. в Ки­тай). До­бы­чу руд и про­из-во ра­фи­ни­ров. ме­ди близ г. Мо­унъ­юа (адм. обл. Си­кайн) ве­дёт со­вме­ст­ное пред­при­ятие гос. ком­па­нии «Mining Enterprise № 1» и ка­над. фир­мы «Ivanhoe Mines» (мощ­ность пред­при­ятия 40 тыс. т ка­тод­ной ме­ди в год, про­из-во 6,9 тыс. т в 2008). В не­боль­ших объ­ё­мах до­бы­ва­ют и пе­рера­ба­ты­ва­ют по­ли­ме­тал­лич. ру­ды, со­дер­жа­щие сви­нец, цинк, се­реб­ро, медь и ни­кель (ме­сто­ро­ж­де­ния Бо­ду­ин и Яда­на­тейн в нац. обл. Шан). До­бы­ча и пе­ре­ра­бот­ка руд оло­ва и вольф­ра­ма ве­дёт­ся в осн. на руд­ни­ках в адм. обл. Та­нин­тайи (Хейн­да) и нац. обл. Кая (Мо­чи) на юго-вос­то­ке М., до­бы­ча зо­ло­та (ок. 100 кг в 2008) – пре­им. на рос­сып­ных ме­сто­ро­ж­де­ни­ях на вос­то­ке и се­ве­ре Мьян­мы.

М. – тра­диц. по­став­щик на ми­ро­вой ры­нок дра­го­цен­ных, по­лу­дра­го­цен­ных и по­де­лоч­ных кам­ней (зна­чит. часть их до­бы­чи и вы­во­за из стра­ны осу­ще­ст­в­ля­ет­ся не­ле­галь­но). Офиц. дан­ные объ­ё­мов до­бы­чи (ве­дёт­ся гос. ком­па­ни­ей «Myan­ma Gems Enterprise»; тыс. кар, 2008): ру­би­ны 1868,7 (2919 в 2004), сап­фи­ры 1129,0 (2241,8), шпи­нель 572,3 (1038,0). М. – ми­ро­вой ли­дер по стои­мо­сти до­бы­вае­мых ру­би­нов (в т. ч. вы­со­ко­сорт­ных – кар­ми­но­во-крас­ных, цве­та «го­лу­би­ной кро­ви» и др.). Осн. ме­сто­ро­ж­де­ния ру­би­нов: близ го­ро­дов Мо­гоу в адм. обл. Ман­да­лай (рас­по­ло­же­ны в из­вест­ном с древ­ней­ших вре­мён Мо­гок­ском ру­би­но­нос­ном р-не в гор­ной ме­ст­но­сти к се­ве­ро-вос­то­ку от г. Ман­да­лай) и Мёнг­шу в нац. обл. Шан, здесь так­же до­бы­ва­ют сап­фи­ры, шпи­нель, ак­ва­ма­ри­ны, тур­ма­ли­ны, цит­ри­ны, цир­ко­ны, аме­ти­сты, гра­на­ты и др. Б. ч. сап­фи­ров до­бы­ва­ет­ся в нац. обл. Шан (ме­сто­ро­ж­де­ния Пьин­ло­ун и Нам­са), ал­ма­зов – в адм. обл. Та­нин­тайи на край­нем юго-вос­то­ке М., ян­та­ря – в нац. обл. Ка­чин на се­ве­ре стра­ны. М. за­ни­ма­ет 1-е ме­сто в ми­ре по до­бы­че жа­деи­та (30,9 тыс. т в 2008); гл. ме­сто­ро­ж­де­ние – Пха­кан в нац. обл. Ка­чин.

Сре­ди от­рас­лей об­ра­ба­ты­ваю­щей пром-сти вы­де­ля­ет­ся про­из-во воо­ру­же­ния. Обо­рон­ная пром-сть М. вклю­ча­ет неск. пред­при­ятий в адм. об­лас­тях Ман­да­лай, Ян­гон и Ма­гуэ, вы­пус­каю­щих лёг­кое стрелк. ору­жие, арт. ору­дия, ми­но­мё­ты, бо­е­при­па­сы и взрыв­ча­тые ве­ще­ст­ва. Осн. су­до­ре­монт­ные пред­при­ятия рас­по­ло­же­ны в мес­тах ба­зи­ро­ва­ния ВМС стра­ны (Ян­гон, Бас­сейн, Си­туэ и Мо­ламь­яйн). Транс­порт­ное ма­ши­но­строе­ние пред­став­ле­но сбор­кой гру­зо­вых ав­то­мо­би­лей и ав­то­бу­сов на со­вме­ст­ных пред­при­яти­ях гос. ком­па­ний М. с япон. кон­цер­на­ми «Nissan» и «Suzuki» (оба – в г. Ян­гон) и с инд. «Tata Motors» (Чаус­хе, адм. обл. Ман­да­лай), а так­же про­из-вом мо­то­цик­лов и ве­ло­си­пе­дов (Ян­гон, Ман­да­лай, Пак­хо­уку в адм. обл. Ма­гуэ). В Ян­го­не дей­ст­ву­ют пред­при­ятия по вы­пус­ку с.-х. тех­ни­ки и элек­тро­обо­ру­до­ва­ния.

Осн. цен­тры хи­мич. и фар­ма­цев­тич. пром-сти – го­ро­да Ян­гон и Ман­да­лай (пла­ст­мас­сы, кра­си­те­ли, ле­кар­ст­вен­ные пре­па­ра­ты). Про­из-во азот­ных удоб­ре­ний (390 тыс. т в пе­ре­счё­те на азот, 2008) со­сре­до­то­че­но в рай­оне неф­те­до­бы­чи в адм. обл. Ма­гуэ, на пред­при­яти­ях, кон­тро­ли­руе­мых гос. ком­па­ни­ей MPE, – в го­ро­дах Чо­зу­ар (219 тыс. т), Са­ле (95 тыс. т) и Ча­унд­жа­ун (76 тыс. т). В Схей­тте (адм. обл. Ира­ва­ди на юге стра­ны) ра­бо­та­ет при­над­ле­жа­щий MPE за­вод по про­из-ву ме­та­но­ла (29 тыс. т в 2008).

Лес­ная и де­ре­во­об­ра­ба­ты­ваю­щая пром-сть – од­на из ве­ду­щих от­рас­лей эко­но­ми­ки М. Стра­на ос­та­ёт­ся од­ним из круп­ней­ших в Азии по­став­щи­ков цен­ных сор­тов тро­пич. дре­ве­си­ны (сан­да­ло­вое, кам­фор­ное, же­лез­ное де­ре­во), а так­же са­мым круп­ным ми­ро­вым экс­пор­тё­ром дре­ве­си­ны ти­ко­во­го де­ре­ва. Об­щий объ­ём ле­со­за­го­то­вок 21,1 млн. м3 (2009), в т. ч. пром. круг­ло­го ле­са 4,3 млн. м3 (2009). Осн. рай­оны ле­со­за­го­то­вок на­хо­дят­ся в нац. об­лас­тях Ка­чин и Шан (на се­ве­ре и вос­то­ке М.), а так­же в адм. об­лас­тях Ян­гон и Си­кайн (на юге и се­ве­ро-за­па­де стра­ны). По офиц. дан­ным, экс­порт дре­ве­си­ны 1,5 млн. м3 (2009; 3-е мес­то в Юго-Вост. Азии по­сле Ма­лай­зии и Ин­до­не­зии), в т. ч. ок. 1/3 – дре­ве­си­на ти­ка. Зна­чит. часть за­го­тав­ли­вае­мо­го ле­са не­ле­галь­но вы­во­зит­ся в Ки­тай и Таи­ланд. Про­из-во пи­ло­ма­те­риа­лов 1,6 млн. м3, фа­не­ры 116 тыс. м3 (2009). Осн. цен­тры де­ре­во­об­ра­бот­ки при­уро­че­ны к рай­онам ле­со­спла­ва (го­ро­да Мьи­чи­на, Бан­мо в нац. обл. Ка­чин и Ката в адм. обл. Сикайн на се­ве­ре; Ман­да­лай в центр. час­ти; Пе­гу, Та­унн­гу и Ньяун­ле­бин в адм. обл. Пе­гу на юге стра­ны) и пор­там вы­во­за ле­са и ле­со­ма­те­риа­лов (Ян­гон, Бас­сейн, Си­туэ, Мо­ламь­яйн).

Бо́льшая часть про­дук­ции лёг­кой и пи­ще­вой пром-сти про­из­во­дит­ся мел­ки­ми ча­ст­ны­ми пред­при­ятия­ми. Про­из-во тек­стиль­ных обув­ных и швей­ных из­де­лий, а так­же ме­бе­ли в осн. со­сре­до­то­че­но в адм. об­лас­тях Ян­гон, Ма­гуэ, Ира­ва­ди и Ман­да­лай (ве­ду­щие цен­тры – го­ро­да Ян­гон и Ман­да­лай). Сре­ди от­рас­лей пи­ще­вой пром-сти вы­де­ля­ют­ся очи­ст­ка ри­са, про­из-во рас­тит. мас­ла, са­ха­ра, та­бач­ных из­де­лий, му­ки. Раз­ви­ва­ет­ся пром-сть стро­ит. ма­те­риа­лов – вы­пуск це­мен­та [675,8 тыс. т в 2008; за­во­ды в го­ро­дах Пха­ан (нац. обл. Карен), Та­е­мьо (адм. обл. Ма­гуэ), Ча­ус­хе (адм. обл. Ман­да­лай)], кир­пи­ча, ке­ра­ми­ки, сте­коль­ной про­дук­ции и др.

Тра­ди­ци­он­но раз­ви­ты ре­мёс­ла и кус­тар­ные про­мыс­лы: юве­лир­ное де­ло, резь­ба по де­ре­ву и кам­ню, че­кан­ка по се­реб­ру, из­го­тов­ле­ние ла­ко­вых и пле­тё­ных из­де­лий, шел­ко­тка­че­ст­во, зо­ло­тое ши­тьё и др.

Сель­ское хо­зяй­ст­во. Од­на из важ­ней­ших от­рас­лей эко­но­ми­ки М. Об­ра­ба­ты­ва­ет­ся 17,7% тер­ри­то­рии (2007; в т. ч. па­хот­ные зем­ли со­став­ля­ют 16%, по­сад­ки мно­го­лет­них куль­тур – 1,7%). Пло­щадь по­лив­ных зе­мель 2,25 млн. га (ок. 19% воз­де­лы­вае­мых зе­мель). Ок. 0,5% тер­ри­то­рии М. за­ни­ма­ют па­ст­би­ща. Зе­мель­ные уго­дья на­хо­дят­ся в соб­ст­вен­но­сти гос-ва; пре­об­ла­да­ют мел­кие кре­сть­ян­ские на­де­лы, по­лу­на­ту­раль­ный и мел­ко­то­вар­ный спо­со­бы ве­де­ния хо­зяй­ст­ва. Аг­рар­ное про­из-во в осн. обес­пе­чи­ва­ет внутр. по­треб­но­сти стра­ны в про­до­воль­ст­вии. Од­на­ко в це­лом для от­рас­ли ха­рак­тер­ны тех­нич. от­ста­лость, низ­кий уро­вень аг­ро­куль­ту­ры, не­дос­та­точ­ное при­ме­не­ние с.-х. тех­ни­ки и ми­нер. удоб­ре­ний (в ср. 13 кг на 1 га по­се­вов), не­вы­со­кое ка­че­ст­во се­мен­но­го фон­да. С нач. 1990-х гг. роль гос-ва в ре­гу­ли­ро­ва­нии про­из-ва и тор­гов­ли с.-х. про­дук­ци­ей по­сте­пен­но сни­жа­ет­ся. Кре­сть­я­нам пре­до­став­ле­на сво­бо­да вы­бо­ра про­из­во­ди­мой с.-х. про­дук­ции, от­ме­не­на прак­ти­ка гос. за­ку­пок все­го объ­ё­ма хлоп­ка, са­хар­но­го тро­ст­ни­ка и на­ту­раль­но­го кау­чу­ка, по­вы­ше­ны за­ку­поч­ные це­ны на дан­ные ви­ды сы­рья для гос. пред­при­ятий, раз­ре­шён его экс­порт, смяг­че­ны ог­ра­ни­че­ния на вы­воз ри­са и др.

Гл. от­расль с. х-ва – рас­те­ние­вод­ст­во (св. 3/4 стои­мо­сти аг­рар­ной про­дук­ции). Осн. про­до­воль­ст­вен­ная и важ­ная экс­порт­ная куль­ту­ра – рис, по­се­вы ко­то­рого за­ни­ма­ют 2/3 пло­ща­ди па­хот­ных уго­дий (2008). Рис вы­ра­щи­ва­ют по­все­ме­ст­но, гл. рай­оны ри­со­вод­ст­ва – зо­на по­вы­шен­но­го ув­лаж­не­ния Ниж­ней М. (юж. часть стра­ны – дель­та р. Ира­ва­ди, низовья рек Си­та­ун и Са­лу­ин, по­бе­ре­жье адм. обл. Та­нин­тайи) и «су­хая зо­на» Центр. и Верх­ней М. (центр. впа­ди­на до­ли­ны р. Ира­ва­ди и Шан­ское на­го­рье). При­род­ные ус­ло­вия по­зво­ля­ют на по­лив­ных зем­лях со­би­рать 2 уро­жая в год. Сбор не­очи­щен­но­го ри­са 33,2 млн. т (2010). По­все­ме­ст­но раз­ви­то воз­де­лы­ва­ние бо­бо­вых куль­тур (со­евые бо­бы, нут, че­че­ви­ца и др.); по объ­ё­мам их про­из-ва (3,4 млн. т в 2010, в т. ч. 0,2 млн. т – со­евые бо­бы) М. за­ни­ма­ет 1-е ме­сто сре­ди стран Юго-Вост. Азии. Вы­ра­щи­ва­ют ку­ку­ру­зу (1,1 млн. т в 2010), ово­щи (3,7 млн. т), фрук­ты (2,1 млн. т; пре­им. в Ниж­ней и Центр. М.). Осн. тех­нич. куль­ту­ры (2010): сах. тро­ст­ник (9,7 млн. т; гл. обр. юж. и центр. час­ти до­ли­ны р. Ира­ва­ди), та­бак (36,0 тыс. т су­хих ли­сть­ев в 2008; в осн. на Шан­ском на­го­рье), хлоп­чат­ник (198 тыс. т хлоп­ка в 2008; центр. часть до­ли­ны р. Ира­ва­ди и Шан­ское на­го­рье), кау­чу­ко­но­сы (44,3 тыс. т на­ту­раль­но­го кау­чу­ка; преим. в дель­тах рек Ира­ва­ди и Са­лу­ин), джут (3,8 тыс. т; Ниж­няя М.), кун­жут (723 тыс. т; гл. обр. центр. часть до­ли­ны р. Ира­ва­ди и Шан­ское на­го­рье). В при­бреж­ных рай­онах вы­ра­щи­ва­ют ко­ко­со­вую (350 тыс. т ко­ко­со­вых оре­хов; 2010) и аре­ко­вую (126 тыс. т пло­дов) паль­мы, в центр. час­ти до­ли­ны р. Ира­ва­ди – ара­хис (1,1 млн. т не­очи­щен­ных оре­хов); на Шан­ском на­го­рье – чай (32,4 тыс. т чай­но­го лис­та). В ря­де труд­но­дос­туп­ных гор­ных рай­онов на се­ве­ро-вос­то­ке нац. обл. Шан со­сре­до­то­че­ны по­се­вы опий­но­го ма­ка (сбор зё­рен от 300 до 1000 т в год).

Жи­вот­но­вод­ст­во – под­соб­ная от­расль с.-х. про­из-ва, до­маш­ний скот дер­жат во мно­гих кре­сть­ян­ских хо­зяй­ст­вах. Паст­бищ­ное ско­то­вод­ст­во раз­ви­то пре­им. на се­ве­ре и вос­то­ке Шан­ско­го на­го­рья. По­го­ло­вье (млн. го­лов, 2008): круп­ный ро­га­тый скот и буй­во­лы 15,8, сви­ньи 7,7, ко­зы и ов­цы 3,1, до­маш­няя пти­ца ок. 120. Св. 1/2 по­го­ло­вья круп­но­го ро­га­то­го ско­та и буй­во­лов ис­поль­зу­ет­ся как ра­бо­чий скот (на­ря­ду с одо­маш­нен­ны­ми сло­на­ми, ис­поль­зуе­мы­ми б. ч. на ле­со­за­го­тов­ках). Про­из-во осн. ви­дов жи­вот­но­водч. про­дук­ции (тыс. т, 2010): мя­со 1514,5 (в т. ч. го­вя­ди­на 147,1, сви­ни­на 457,9, мя­со пти­цы 909,5), мо­ло­ко 1139. Тра­диц. раз­ве­де­ние ту­то­во­го шел­ко­пря­да (гл. обр. в нац. об­лас­тях Шан и Чин на вос­то­ке и за­па­де стра­ны).

Раз­ви­то реч­ное и мор. ры­бо­лов­ст­во и ры­бо­вод­ст­во. Улов ры­бы и до­бы­ча мо­ре­про­дук­тов 2,5 млн. т (2008), про­из-во про­дук­ции ис­кусств. ры­бо­раз­ве­де­ния 0,7 тыс. т. До­бы­ча реч­но­го и мор. жем­чу­га ок. 900 кг (2008), пре­им. в адм. обл. Та­нин­тайи (на ост­ро­вах ар­хи­пе­ла­га Мьей).

Сфе­ра ус­луг. Наи­бо­лее ди­на­мич­ный сек­тор эко­но­ми­ки. Бы­ст­ро раз­ви­ва­ют­ся сис­те­мы свя­зи и те­ле­ком­му­ни­ка­ций, внут­рен­няя (оп­то­вая и роз­нич­ная) тор­гов­ля, гос­ти­нич­ное де­ло. Б. ч. пред­при­ятий сфе­ры ус­луг на­хо­дит­ся под кон­тро­лем гос-ва, од­на­ко с нач. 2000-х гг. на­блю­да­ет­ся при­ток иностр. ин­ве­сти­ций в от­расль. Зна­чит. вни­ма­ние уде­ля­ет­ся раз­ви­тию иностр. ту­риз­ма (ок. 1 млн. чел. в 2007, из них 3/4 – ту­ри­сты из Ки­тая и Таи­лан­да). Боль­шин­ст­во иностр. ту­ри­стов при­ез­жа­ют для по­се­ще­ния игор­ных за­ве­де­ний (ори­ен­ти­ро­ван­ные на гра­ж­дан Ки­тая и Таи­лан­да ка­зи­но и игор­ные до­ма на вос­то­ке нац. обл. Шан), от­ды­ха на мор. по­бе­ре­жье Бен­галь­ско­го зал. (ку­рорт Нга­па­ли и др.), оз­на­ком­ле­ния с ис­то­ри­ко-куль­тур­ны­ми па­мят­ни­ка­ми [го­ро­да Ян­гон и Ман­да­лай, хра­мо­вые ком­плек­сы Па­ган (Ба­ган) в адм. обл. Ман­да­лай и Чайт­хо в нац. обл. Мон], нац. ре­мёс­ла­ми, тра­ди­ция­ми и фольк­ло­ром на­ро­дов М. (нац. обл. Шан и др.).

Транс­порт. Об­щая про­тя­жён­ность ав­то­мо­биль­ных до­рог 27 тыс. км, в т. ч. до­рог с твёр­дым по­кры­ти­ем 3,2 тыс. км (2006). Дли­на же­лез­ных до­рог об­ще­го поль­зо­ва­ния 5099 км (2008; ши­ри­на ж.-д. ко­леи 1000 мм); осн. ж.-д. ли­ния Ян­гон – Ман­да­лай; при­го­род­ное пас­сажир­ское ж.-д. со­об­ще­ние дей­ст­ву­ет в аг­ло­ме­ра­ции Ян­го­на. Во внутр. пе­ре­воз­ках ве­ли­ко зна­че­ние реч­но­го транс­пор­та. Про­тя­жён­ность внутр. вод­ных пу­тей (гл. обр. р. Ира­ва­ди и её при­то­ки) 12,8 тыс. км (2008). Гл. мор. пор­ты – Ян­гон, Мо­ламь­яйн, Бас­сейн, Си­туэ, Та­вой. Пре­об­ла­да­ет ка­бо­таж­ное су­до­ход­ст­во. Мор. тор­го­вый флот со­сто­ит из 26 су­дов (об­щим во­до­из­ме­ще­ни­ем ок. 500 тыс. т дед­вей­та), из них 3 суд­на, за­ре­ги­ст­ри­ро­ван­ные «под удоб­ны­ми фла­га­ми». Все­го на­счи­ты­ва­ет­ся 37 аэ­ро­пор­тов (с твёр­дым по­кры­ти­ем взлёт­но-по­са­доч­ных по­лос), в т. ч. 2 ме­ж­ду­на­род­ных – Ян­гон и Ман­да­лай (2009). Ве­ду­щие нац. авиа­пе­ре­воз­чи­ки: гос. ком­па­ния «Myanma Airways», ча­ст­ные – «Air Bagan», «Air Mandalay», «Yangon Airways». Об­щая дли­на ма­ги­ст­раль­ных тру­бо­про­во­дов 2786 км (2008), в т. ч. га­зо­про­во­дов 2228 км, неф­те­про­во­дов 558 км.

Внеш­няя тор­гов­ля. Объ­ём внеш­не­тор­го­во­го то­ва­ро­обо­ро­та ок. 15 млрд. долл. (2010/11), в т. ч. экс­порт 9,54 млрд. долл. (2011), им­порт 5,5 млрд. долл. (2010). Осн. ста­тьи экс­пор­та (% стои­мо­сти, офиц. дан­ные): при­род­ный газ 32, го­то­вая оде­ж­да и тек­стиль 18, дре­ве­си­на 17, ры­ба и мо­ре­про­дук­ты 6, кон­цен­тра­ты ме­ди 2, рис 1,5, дра­го­цен­ные, по­лу­дра­го­цен­ные и по­де­лоч­ные кам­ни 1. Гл. стра­ны – им­пор­тё­ры то­ва­ров из М. (% стои­мо­сти, 2010): Таи­ланд 38,3, Ин­дия 20,8, Ки­тай 12,9, Япо­ния 5,2. Зна­чит. часть экс­пор­та (цен­ные по­ро­ды дре­ве­си­ны, дра­го­цен­ные кам­ни и др.), а так­же вы­воз нар­ко­тич. ве­ществ но­сят не­ле­галь­ный ха­рак­тер. Осн. ста­тьи то­вар­но­го им­пор­та (% стои­мо­сти, офиц. дан­ные): ма­ши­ны и обо­ру­до­ва­ние 35, нефть и неф­те­про­дук­ты 11, сталь 3, ле­кар­ст­вен­ные пре­па­ра­ты 3, пла­ст­мас­сы 2. Осн. стра­ны – парт­нё­ры по им­пор­ту (% стои­мо­сти, 2010): Ки­тай 38,9, Таи­ланд 23,2, Син­га­пур 12,9, Рес­пуб­ли­ка Ко­рея 5,8. Им­порт зна­чит. час­ти по­тре­би­тель­ских то­ва­ров и неф­те­про­дук­тов осу­ще­ст­в­ля­ет­ся не­ле­галь­но.

Автор статьи: М. А. Анань­ин, Н. В. Ма­зе­ин.

Воо­ру­жён­ные си­лы

Воо­руж. си­лы (ВС) М. на­счи­ты­ва­ют 406 тыс. чел. (2010) и со­сто­ят из Су­хо­пут­ных войск (СВ), ВВС и ВМС; кро­ме то­го, име­ют­ся вое­ни­зир. фор­ми­ро­ва­ния (ок. 107,3 тыс. чел.) – нар. по­ли­ция (72 тыс. чел.), нар. ми­ли­ция (ок. 35 тыс. чел.), под­раз­де­ле­ния Мин-ва рыб­но­го хо­зяй­ст­ва и до­бы­чи жем­чу­га. Во­ен. го­до­вой бюд­жет не пуб­ли­ку­ет­ся.

Вер­хов­ный глав­но­ко­ман­дую­щий ВС – пре­зи­дент. Не­по­средств. ру­ко­во­дство ВС осу­ще­ст­в­ля­ет Мин-во обо­ро­ны, управ­ле­ние вой­ска­ми (си­ла­ми) – ко­ман­дую­щие ви­да­ми ВС.

СВ (375 тыс. чел.) яв­ля­ют­ся ос­но­вой ВС и ор­га­ни­за­ци­он­но вклю­ча­ют ко­ман­до­ва­ния (12 ре­гио­наль­ных, 4 ре­гио­наль­ных опе­ра­тив­ных, 14 во­ен. опе­ра­тив­ных и 34 так­тич. опе­ра­тив­ных), ди­ви­зии (10 лёг­ких пе­хот­ных, 1 мо­биль­ная), отд. ба­таль­о­ны (100 пе­хот­ных, 10 тан­ко­вых), отд. ди­ви­зио­ны (7 арт., 7 зе­нит­ных), 37 отд. арт. ба­та­рей, под­раз­де­ле­ния бое­вого и ты­ло­во­го обес­пе­че­ния. На во­оруже­нии СВ на­хо­дят­ся св. 250 тан­ков, 115 БРМ, 325 БТР, ок. 130 бук­си­руе­мых арт. ору­дий, св. 30 РСЗО, 160 ми­но­мё­тов, про­ти­во­тан­ко­вые сред­ст­ва (в т. ч. 60 пу­шек), 46 зе­нит­ных арт. ус­та­но­вок. Стрелк. ору­жие нац. про­из-ва, а так­же из­го­тав­ли­вае­мое по за­ру­беж­ным ли­цен­зи­ям; бро­не­тех­ни­ка, арт. воо­ру­же­ние иностр. про­из-ва. ВВС (15 тыс. чел.) ор­га­ни­за­ци­он­но све­де­ны в авиа­ба­зы и ок. 30 эс­кад­ри­лий бое­вой и вспо­мо­гат. авиа­ции. На воо­ру­же­нии: 125 бое­вых, 57 учеб­ных, 19 транс­порт­ных са­мо­лё­тов, 39 вер­то­лё­тов вспо­мо­гат. авиа­ции. Аэ­ро­дро­мы ба­зи­ро­ва­ния – Мау­бин, Мейт­хила, Янгон, Та­унд­жи. Вся тех­ни­ка иностр. про­из-ва (в осн. США, Фран­ции, Ка­на­ды). ВМС (16 тыс. чел.) све­де­ны в 5 во­ен.-мор. рай­онов, 2 от­ря­да ма­лых ра­кет­ных ко­раб­лей, 2 ди­ви­зио­на ма­лых про­ти­во­ло­доч­ных ко­раб­лей, ди­ви­зи­он сто­ро­же­вых ко­раб­лей, от­ряд арт. ка­те­ров, ба­таль­он мор. пе­хо­ты (800 чел.). На воо­ру­же­нии со­сто­ят 3 кор­ве­та, 6 ра­кет­ных ка­те­ров, 18 пат­руль­ных ко­раб­лей, 15 пат­руль­ных и 22 реч­ных пат­руль­ных ка­те­ра, 10 ма­лых де­сант­ных ко­раб­лей, 8 де­сант­ных ка­те­ров, 2 гид­ро­гра­фич. и 14 вспо­мо­гат. су­дов. Ба­зи­ро­ва­ние обес­пе­чи­ва­ют: гл. во­ен.- мор. ба­за – Ян­гон, во­ен.-мор. ба­зы – Си­туэ, Бас­сейн, Мьей (Мер­гуи), Мо­ламь­яйн, Хайнд­жи, 6 пунк­тов ба­зи­ро­ва­ния.

Ком­плек­то­ва­ние ре­гу­ляр­ных ВС – на кон­тракт­ной ос­но­ве. Под­го­тов­ка сер­жант­ско­го со­ста­ва – в час­тях и учеб­ных цен­трах, офи­це­ров – в во­ен. ака­де­мии (г. Ме­мьо), во­ен. кол­лед­же (г. Ней­пьи­до), штаб­ном кол­лед­же (г. Бат­ху­та­мьо), в во­ен. учи­ли­щах. Мо­би­ли­зац. ре­сур­сы 25 млн. чел., в т. ч. год­ных к во­ен. служ­бе 13,4 млн. чел.

Автор статьи: В. Д. Не­стёр­кин.

Здра­во­охра­не­ние

В М. на 100 тыс. жит. при­хо­дит­ся 240 вра­чей, 100 лиц ср. мед. пер­со­на­ла и аку­ше­рок, 10 сто­ма­то­ло­гов, 100 нар. це­ли­те­лей (2006). Об­щие рас­хо­ды на здра­во­охра­не­ние (2006) со­став­ля­ют 2,3% ВВП (бюд­жет­ное фи­нан­си­ро­ва­ние – 10,6%, ча­ст­ный сек­тор – 89,4%) (2006). Пра­во­вое ре­гу­ли­ро­ва­ние здра­во­охра­не­ния осу­ще­ст­в­ля­ет­ся: Кон­сти­ту­ци­ей (2008); за­ко­на­ми о здра­во­охра­не­нии (1972), о сто­ма­то­ло­гич. по­мо­щи (1989), о се­ст­рин­ско-аку­шер­ской по­мо­щи (1990), о ле­кар­ст­вах (1992), о за­щи­те ре­бён­ка (1993), о про­фи­лак­ти­ке и кон­тро­ле ин­фекц. за­бо­ле­ва­ний (1995), о тра­диц. вра­че­ва­нии (1996); Нац. пла­ном по здра­во­охра­не­нию 2006–11 (2006), Пер­спек­тив­ным пла­ном раз­ви­тия здра­во­охра­не­ния до 2030 (2009). Сис­те­ма здра­во­охра­не­ния го­су­дар­ст­вен­но-ча­ст­ная. Дей­ст­ву­ет так­же сис­те­ма со­ци­аль­но­го стра­хо­ва­ния. Управ­ле­ние осу­ще­ст­в­ля­ет Мин-во здра­во­охра­не­ния. Боль­нич­ную мед. по­мощь ока­зы­ва­ют уч­ре­ж­де­ния гос. сек­то­ра, ам­бу­ла­тор­ную – ча­ст­но­го. Ши­ро­ко рас­про­стра­не­но нар. це­ли­тель­ст­во в ам­бу­ла­тор­ном и боль­нич­ном сек­то­рах. Под­го­тов­ку нар. це­ли­те­лей осу­ще­ст­в­ля­ет Ун-т тра­диц. ме­ди­ци­ны (ди­плом при­знан на­рав­не с вра­чеб­ным). Наи­бо­лее рас­про­стра­нён­ные ин­фек­ции – ге­па­тит A, ди­зен­терия, ли­хо­рад­ка ден­ге, ма­ля­рия, леп­тос­пи­роз. Осн. при­чи­ны смер­ти: ди­зен­те­рия, пнев­мо­ния, ма­ля­рия, ише­мич. бо­лезнь серд­ца, за­бо­ле­ва­ния со­су­дов го­лов­но­го моз­га. При­мор­ский кли­ма­тич. ку­рорт – Нга­па­ли.

Автор статьи: В. С. Не­ча­ев.

Спорт

В 1947 ос­но­ван Олим­пий­ский к-т Бир­мы (с 1989 М.), в том же го­ду при­знан МОК. С 1948 спорт­сме­ны М. уча­ст­во­ва­ли в Олим­пий­ских иг­рах (за ис­клю­че­ни­ем игр в Мон­реа­ле, 1976); при­зо­вых мест не за­ни­ма­ли (на 1.7.2012). В 1962 соз­дан Нац. к-т по спор­ту. Са­мые по­пу­ляр­ные ви­ды спор­та в стра­не – фут­бол, лёг­кая ат­ле­ти­ка, во­лей­бол, тя­жё­лая ат­ле­ти­ка. В 1965–67 с фут­боль­ной сбор­ной ко­ман­дой стра­ны ра­бо­тал засл. тре­нер СССР Г. С. Зо­нин; в 1968 ко­ман­да де­бю­ти­ро­ва­ла в Куб­ке Азии и за­ня­ла 2-е ме­сто. В 1961 и 1969 Иг­ры Юго-Вост. Азии про­во­ди­лись на гл. ста­дио­не стра­ны «Аун Сан» в Ян­го­не (40 тыс. мест). В 2010 в М. со­сто­ял­ся фи­нал со­стя­за­ний на Ку­бок пре­зи­ден­та Ази­ат. фут­боль­ной кон­фе­де­ра­ции, в ко­то­ром по­беди­ла ме­ст­ная ко­ман­да «Яда­на­бо­ун». Про­во­дят­ся со­стя­за­ния по тхе­к­вон­до, дзю­до, тен­ни­су, бад­мин­то­ну, бас­кет­бо­лу, хок­кею на тра­ве, вод­ным ви­дам спор­та, голь­фу, стрель­бе из лу­ка, ве­ло­си­пед­но­му спор­ту, в т. ч. 800-миль­ная ве­ло­гон­ка Нейпьи­до – Ман­да­лай – Нейпьи­до. В кон. 2011 в М. на­счи­ты­ва­лось св. 40 ста­дио­нов, в т. ч. 6, вме­щаю­щих св. 10 тыс. бо­лель­щи­ков.

Сре­ди нац. ви­дов спор­та наи­боль­шей по­пу­ляр­но­стью поль­зу­ют­ся чин­лон (иг­ра с мя­чом), дах (раз­но­вид­ность фех­то­ва­ния на но­жах), 3 ви­да бое­во­го иск-ва – бан­до (уда­ры ру­ка­ми и но­га­ми, на­по­ми­наю­щие ка­ра­те), лет­хвей (бирм. бокс), на­бин (раз­но­вид­ность инд. борь­бы). По­един­ки по бое­вым иск-вам, как пра­ви­ло, про­во­дят­ся в дни нац. празд­ни­ков; напр., бок­сёр­ские мат­чи, в ко­то­рых ак­тив­но уча­ст­ву­ют кре­сть­я­не, про­хо­дят от 4 до 8 раз в год в 4 ка­те­го­ри­ях (юнио­ры, на­чи­наю­щие, опыт­ные, про­фес­сио­на­лы).

Литература: Все о спор­те. Спра­воч­ник. М., 1976. Вып. 3; Линд В. Эн­цик­ло­пе­дия бое­вых ис­кусств. М., 2007.

Автор статьи: В. И. Лин­дер.

Об­ра­зо­ва­ние. Уч­ре­ж­де­ния нау­ки и куль­ту­ры

С 1966 вся сеть об­ра­зо­ват. уч­ре­ж­де­ний (кро­ме до­шко­ль­ных) на­хо­дит­ся под гос. кон­тро­лем. Об­щее об­ра­зо­ва­ние ох­ва­ты­ва­ет де­тей в воз­рас­те от 5 до 16 лет, яв­ля­ет­ся не­обя­за­тель­ным, бес­плат­ным в на­чаль­ной (4 го­да обу­че­ния) и не­полной сред­ней (4 го­да обу­че­ния) шко­ле и плат­ным в пол­ной сред­ней шко­ле (2 го­да обу­че­ния). Мн. де­ти на­чи­ная с 3-лет­не­го воз­рас­та по­се­ща­ют пред­школь­ные клас­сы. Пре­по­да­ва­ние ве­дёт­ся пре­им. на бирм. яз.; вто­рой язык во мно­гих сред­них шко­лах – анг­лий­ский. До­шко­ль­ным вос­пи­та­ни­ем ох­ва­че­но (2010) 10% де­тей, на­чаль­ным обу­че­ни­ем – 100%, сред­ним – 54%. Гра­мот­ность на­се­ле­ния в воз­рас­те стар­ше 15 лет со­став­ля­ет 92,3% (2010; дан­ные Ин-та ста­ти­сти­ки ЮНЕСКО). Проф. об­ра­зо­ва­ние на ба­зе сред­ней (ино­гда на­чаль­ной) шко­лы про­дол­жи­тель­но­стью от не­сколь­ких ме­ся­цев до 2 лет осу­ще­ст­в­ля­ет­ся в пе­да­го­гич., тех­нич., ком­мерч., с.-х. и др. шко­лах, а так­же на кур­сах проф. под­го­тов­ки. Обу­че­ние бес­плат­ное. Проф. об­ра­зо­ва­ние по­вы­шен­но­го уров­ня да­ют 2–3-лет­ние от­рас­ле­вые ин­сти­ту­ты, кол­лед­жи и шко­лы. Круп­ные ву­зы, науч. уч­реж­де­ния, му­зеи и биб­лио­те­ки на­хо­дят­ся в Ман­да­лае и Ян­го­не. Дей­ст­ву­ют так­же св. 150 ун-тов и кол­лед­жей раз­но­го про­фи­ля в разл. ра­йо­нах М. В Пьин­ма­не функ­цио­ни­ру­ют Ака­де­мия обо­рон­ной служ­бы (1954) и НИИ ле­са (1978). Сре­ди др. му­зе­ев – Па­ган­ский ар­хео­ло­гич. му­зей (1904), му­зеи нац. об­лас­тей (шта­тов): Мон (в Мо­ламь­яй­не), Рак­хайн (в Си­туэ), Шан (в Та­унд­жи) и др.

Сред­ст­ва мас­со­вой ин­фор­ма­ции

На бирм. яз. из­да­ют­ся (все – в г. Ян­гон): газ. «Botathaung» («Аван­гард»; с 1958, ти­раж 140 тыс. экз., еже­днев­ная, ор­ган Пар­тии нац. един­ст­ва), ж. «Lan­zin Thadin» («Пар­тий­ные но­во­сти»; с 1965, 62 тыс. экз., 2 раза в мес, ор­ган ЦК Пар­тии нац. един­ст­ва), ж. «Do Kyaung Tha» («Наш сту­дент»; с 1964, 17 тыс. экз., еже­ме­сяч­ный), лит.-ху­дож. ж. «Myawaddy Magazine» («Мья­ва­ди»; с 1952, 4 тыс. экз., еже­ме­сяч­ный), эко­номич. ж. «Patyyeya Thadingzin» («Пар­тий­ная жизнь»; с 1964, 9 тыс. экз., еже­ме­сяч­ный, ор­ган ЦК Пар­тии нац. един­ст­ва). На англ. яз. вы­хо­дит ж. «Guardian Ma­gazine» (с 1953, 11 тыс. экз., еже­ме­сяч­ный), на англ. и бир­ман­ском язы­ках – газ. «New Light of My­anmar» («Но­вый свет Мьян­мы»; с 1963, 400 тыс. экз., еже­днев­ная). Ра­дио с 1964, те­ле­ви­де­ние с 1980. Транс­ля­цию те­ле- и ра­дио­пе­ре­дач осу­ще­ст­в­ля­ет пра­ви­тельств. служ­ба «Myanmar TV and Radio Department» (MTVRD; ос­но­ва­на в 1946, Ян­гон). Нац. ин­фор­мац. агент­ст­во (с 1963) – Myanmar News Agen­cy (MNA).

Ли­те­ра­ту­ра

Ли­те­ра­ту­ра на­ро­дов М. раз­ви­ва­ет­ся пре­им. на бирм. яз. Древ­ней­шая уст­ная сло­вес­ность пред­став­ле­на мно­го­числ. ска­за­ния­ми на разл. язы­ках (бирм., мон­ском, пью), сре­ди наи­бо­лее из­вест­ных па­мят­ни­ков – ге­рои­че­ские и лю­бов­ные пес­ни, по­сло­ви­цы, по­го­вор­ки, сказ­ки о про­ста­ках и хит­ре­цах, бо­га­тыр­ский и жи­вот­ный эпос и др.

Фор­ми­ро­ва­ние лит-ры про­ис­хо­ди­ло в пе­ри­од Па­га­на; в 11 в. вме­сте с буд­диз­мом хи­ная­ны из Шри-Лан­ки бы­ли за­им­ст­во­ва­ны тек­сты (пре­ж­де все­го Ти­пи­та­ка) на па­ли, ко­то­рый ут­вер­дил­ся в ка­че­ст­ве лит. язы­ка. В 11–15 вв. на па­ли бы­ли соз­да­ны мно­го­числ. фи­ло­ло­гич. ком­мен­та­рии (ти­ка) и ре­лиг.-фи­лос. трак­та­ты.

Наи­бо­лее ран­ние лит. па­мят­ни­ки на бирм. яз. – от­рыв­ки из буд­дий­ских ка­но­нов, вы­ре­зан­ные на па­го­дах (все­го св. 500 фраг­мен­тов); сре­ди наи­бо­лее ран­них – над­пись на па­го­де Мья­зе­ди (нач. 12 в.; текст на бирм., па­ли, мон­ском и пью язы­ках). Круп­ней­шим по­этом сер. 12 в. стал Анан­да­ту­рия (стих. «Уто­ле­ние гне­ва», 1173).

Рас­цвет бирм. лит-ры при­шёл­ся на эпо­ху Ава и Та­ун­гу (14–18 вв.). По­лу­чи­ли рас­про­стра­не­ние оды на ис­то­рич. сю­же­ты (мо­гун), бал­ла­ды и ко­лы­бель­ные для мо­нар­ших от­пры­сков (эй­чжин), по­эмы на сю­же­ты джа­так (пьоу), по­эмы фи­лос. со­дер­жа­ния (яду и то­ла). Наи­бо­лее зна­чит. по­эты клас­сич. пе­рио­да – Аду­ми­ньоу (эй­чжин «Прин­цес­са Ара­ка­на», 1455), Шин Тхвей Ньоу (мо­гун «По­ход в Про­ме», 1472), Шин Туйе (эй­чжин «Прин­цес­са Твей», 1476), Ут­та­мач­жо Шин (то­ла «Пу­те­ше­ст­вие в Ка­пи­ла­ват­ху», 1483), Аг­га­там­ма­ди Шин, Ма­ха Ти­ла­вун­та Шин (пьоу «Дос­ти­же­ние со­вер­шен­ст­ва», 1491), Ма­ха Ратт­ха­та­ра Шин (пьоу «Принц Хатт­хи­па­ла», 1523), На­ва­дей­джи (эй­чжи­ны «Прин­цес­са», 1550; «Се­ст­ра ко­ро­ля», 1578) и др. С сер. 17 в. по­пу­ляр­ность при­об­ре­ли те­ат­раль­ные пред­став­ле­ния на сю­жет джа­так (ни­бак­хин). По­этич. твор­че­ст­во прин­ца На­шин­нау­на в нач. 17 в. зна­мену­ет со­бой по­сте­пен­ное об­ра­ще­ние к свет­ским (пре­им. лю­бов­ным) сю­же­там; эта тен­ден­ция бы­ла про­дол­же­на в 18 в. Па­дёй­тая­зой, ко­то­рый в сво­их ко­рот­ких по­эмах (та­яч­жин) опи­сал жизнь бед­няков. Па­дёй­тая­за стал ре­фор­ма­то­ром пьоу, вне­дрив в клас­сич. фор­му диа­лог и обо­га­тив но­вым со­дер­жа­ни­ем («Ту­за», 1741), а так­же за­чи­на­те­лем жан­ра дра­мы (пья­зат) («Ма­ни­ке», ста­ви­лась при дво­ре в 1740-е гг.). Жанр ис­то­рич. хро­ни­ки, офор­мив­ший­ся в твор­че­ст­ве Ма­ха Ти­ла­вун­та Шин («Зна­ме­ни­тая хро­ни­ка», 1502), был раз­вит У Ка­ла («Ве­ли­кая хро­ни­ка», 1724). По­пу­ляр­но­стью поль­зо­вал­ся пе­ре­вод джа­так, вы­пол­нен­ный У Оба­та («Боль­шие джа­та­ки», 18 в.).

В 18 в. на­ря­ду с тра­диц. па­не­ги­рич. по­эзи­ей, вос­пе­ваю­щей мо­нар­ха (твор­че­ст­во У Оу, Твин­тин­тай­ву­на, Ве­ма­су На­ва­дея, У Пхьоу), по­пу­ляр­ность по­лу­чи­ла но­вая раз­но­вид­ность фи­лос. по­эмы – яган, в ко­то­рой на пер­вый план вы­шли реа­ли­стич. опи­са­ния чувств и пе­ре­жи­ва­ний: Швей­да­ун Нан­да­ту («Мвей­нун», 1778), У Тоу («Ра­ма», 1784). Ли­рич. на­прав­ле­ние по­эзии пред­став­ле­но твор­че­ст­вом Ле­ве­то­ун­да­ры (яду «У под­но­жия го­ры Ме­за», 1760-е гг.). К кон. 18 в. под влия­ни­ем си­ам­ской дра­ма­тур­гии в М. окон­ча­тель­но сфор­ми­ро­вал­ся при­двор­ный те­атр, ус­пе­хом поль­зо­ва­лась двор­цо­вая дра­ма (нан­двин­за), раз­ви­тию ко­то­рой спо­соб­ст­во­ва­ло твор­че­ст­во Мья­ва­ди Минд­жи У Са. Соз­да­те­ля­ми нац. дра­мы М. вы­сту­пи­ли так­же У Чин У и У По­ун Нья, ко­то­рые в сво­их пье­сах (ста­ви­лись в сер. 19 в.) не толь­ко раз­ви­ва­ли фа­бу­лы джа­так, но и соз­да­ва­ли ори­ги­наль­ные сю­же­ты. Про­об­ра­зом мьян­ман­ско­го ро­ма­на ста­ло «Дра­го­цен­ное зер­ка­ло» (сер. 18 в.) Швей­дау­на Тхи­ха­ту.

В ко­ло­ни­аль­ный пе­ри­од (кон. 19 – сер. 20 вв.) в М. про­ник­ли об­раз­цы зап. лит-ры, рас­про­стра­ни­лись пе­ре­во­ды ев­роп. клас­си­ки и её адап­та­ции; ши­ро­кую по­пу­ляр­ность сни­скал ро­ман «Ма­ун Йин Ма­ун и Ма Ме Ма» (1904) Джейм­са Хла Джо на сю­жет «Гра­фа Мон­те-Кри­сто» А. Дю­ма. В ус­ло­ви­ях ко­ло­ни­аль­ной М. по­лу­чил ин­тен­сив­ное раз­ви­тие жанр со­ци­аль­но-пси­хо­ло­гич. ро­ма­на: У Чжи («Ма­ун Хмайн – про­да­вец ро­зо­вых бу­то­нов», 1905), У Ла («Жас­мин», 1913; «Вла­сти­тель зо­ло­той стра­ны», 1914, и др.), Мо­нин («Ве­чер­нее солн­це», 1920-е гг.). У Ма­ун Джи стал за­чи­на­те­лем ис­то­рич. ро­ма­на («Та­бин­шве­ти», 1920-е гг.). Боль­шой ре­зо­нанс име­ло ху­дож. твор­че­ст­во Та­ки­на Ко­до Хмай­на, ко­то­рый ис­поль­зо­вал клас­сич. жан­ры (пья­зат, ти­ка) для про­слав­ле­ния ге­ро­ев бирм. ис­то­рии. Стрем­ле­ние ре­фор­ми­ро­вать по­эзию от­ли­ча­ет твор­че­ст­во пред­ста­ви­те­лей лит. объ­е­ди­не­ния «Кхи­санг», офор­мив­ше­го­ся в 1920-е гг. (Тей­пан Ма­ун Ва, Нуэ Со, Зод­жи, Мин Ту Вун, Мья Кей­ту, У Сейн Тин, У Тей Тан, У Вун и др.). В ро­ма­нах 1930–40-х гг. на­блю­да­ет­ся уси­ле­ние реа­ли­стич. тен­ден­ций: Ма­ха Свей («На­ша ма­ма», 1935), Тейн Пе Мьин («Со­вре­мен­ный мо­нах», 1936; «Дья­вол на­ше­го вре­ме­ни», 1939), До Кхин Кхин Лей («Жизнь жен­щи­ны», 1939), За­ва­на («Сту­дент кол­лед­жа», нач. 1940-х гг.).

Стрем­ле­ние к реа­ли­стич. по­ка­зу со­ци­аль­ных про­блем ха­рак­тер­но для твор­че­ст­ва Ми­на Тау­на (ро­ман «Зем­ля под не­бе­са­ми», 1949), Ма Ма Лей, Те Тоу и др. На­чи­ная с 1960-х гг. лит-ра раз­вива­ет­ся в ус­ло­ви­ях жё­ст­кой цен­зу­ры. Сре­ди наи­бо­лее из­вест­ных пи­са­те­лей 2-й пол. 20 в.: Тейи Пе Мьин (ро­ман «Как солн­це, встаю­щее на вос­то­ке», 1960), Мин Шин (сб-к рас­ска­зов «Ко­гда-то мы бы­ли то­ва­ри­ща­ми», 1963), Ба­мо Тин Аун, У Ну, Кхин Мьо Чит (по­весть «Брил­ли­ант в 13 ка­ра­тов», 1955), Тин Моу, Лу­ду У Хла, Лу­ду До Амар (по­вес­ти «Ко­гда мы бы­ли мо­ло­ды», 1994; «Мой муж, моя ран­няя лю­бовь», 2001), Тейн Пе Мин, Кен­нет Сейн. Боль­шой ре­зо­нанс как в са­мой М., так и за её пре­де­ла­ми по­лу­чи­ла про­ни­зан­ная сво­бо­до­лю­би­ем по­эзия У Тин Му.

Изд.: Сти­хи по­этов Бир­мы. М., 1955; Це­на люб­ви. Рас­ска­зы бир­ман­ских пи­са­те­лей. М., 1963; Это слу­чи­лось в пол­но­лу­ние. Но­вел­лы бир­ман­ских пи­са­те­лей. М., 1965; Вол­шеб­ная ар­фа. Сказ­ки на­ро­дов Бир­мы. М., 1977; Бир­ман­ские на­род­ные из­ре­че­ния. М., 2010.

Литература: Тин Фат У. Крат­кий очерк ис­то­рии со­вре­мен­ной бир­ман­ской ли­те­ра­ту­ры // Бир­ман­ский со­юз. М., 1958; По­пов Г.П. Бир­ман­ская ли­те­ра­ту­ра. М., 1967; Maung Htin Aung. Burmese drama: a study, with translations of Burmese plays. Westport, 1978; За­па­до­ва Е.А. В стра­не, где те­чет Ира­ва­ди. Очер­ки куль­ту­ры со­вре­мен­ной Бир­мы. М., 1980; Than Tun. Ba ma ca pe samuin. Mantale, 1981; Оси­пов Ю.М. Ис­то­рия бир­ман­ской ли­те­ра­ту­ры XI– XIX вв. СПб., 1994.

Автор статьи: В. А. По­га­да­ев, Ма Тин Чо Мар.

Ар­хи­тек­ту­ра и изо­бра­зи­тель­ное ис­кус­ст­во

К древ­ней­шим па­мят­ни­кам М. от­но­сят­ся ран­не­не­о­ли­тич. ри­сун­ки в Па­да­лин­ских пе­ще­рах (нац. обл. Шан), вы­пол­нен­ные мяг­ким кам­нем крас­но­го цве­та (с при­ме­сью же­ле­за) и на­ту­ра­ли­сти­че­ски изо­бра­жаю­щие те­лён­ка, иду­ще­го за ко­ро­вой, ан­ти­ло­пу, боль­шую ры­бу, сло­нов и др. жи­вот­ных, а так­же от­пе­чат­ки рук. Как по­се­ле­ние лю­дей ка­мен­но­го ве­ка эти пе­ще­ры из­вест­ны с 1937, и назв. «Па­да­лин» («Ртут­ный свет») бы­ло да­но им из-за эф­фек­та лёг­ко­го све­че­ния из­вест­ня­ко­вой по­ро­ды, со­дер­жа­щей ртуть. В пе­ще­рах так­же об­на­ру­же­но св. 1600 ка­мен­ных ору­дий тру­да, в т. ч. со шли­фо­ван­ным кра­ем, из разл. куль­тур­ных сло­ёв – от 11-го до 6-го тыс. до н. э. На­чи­ная с 5–4-го тыс. до н. э. на тер­ри­то­рии М. рас­про­стра­ня­ют­ся осед­лые зем­ле­дельч. хо­зяй­ст­ва, в ко­то­рых из­го­тав­ли­ва­лась ке­ра­ми­ка, не­ред­ко ук­ра­шен­ная «ве­рё­воч­ным» ор­на­мен­том, от­пе­чат­ка­ми пле­тён­ки. К бронзовому и раннему же­лезному векам относятся на­ход­ки в за­хо­ро­не­ни­ях в ниж­нем те­че­нии р. Чинд­вин (Чин­ду­ин) – Ньяун­ган, Мо­унт­ху, и в до­ли­не р. Са­мо­ун – Йват­хин­го­ун, Хно­ган, Кха­бо и др.: ке­ра­мич. со­су­ды, брон­зо­вые то­по­ры, ко­пья, же­лез­ный меч лис­то­об­раз­ной фор­мы, фи­гур­ка ло­ша­ди на ко­лё­сах, коль­ца и бу­сы из си­не-зе­лё­но­го стек­ла, по­ли­ро­ван­но­го ага­та, сер­до­ли­ка, сре­ди ко­то­рых осо­бен­но ин­те­рес­ны бу­си­ны в ви­де ти­гра.

Вы­со­ко­го уров­ня дос­тиг­ли ар­хи­тек­ту­ра, изо­бра­зит. и де­ко­ра­тив­но-при­клад­ные иск-ва в пе­ри­од су­ще­ст­во­ва­ния на тер­ри­то­рии М. пер­вых гос. об­ра­зо­ва­ний, круп­ней­шим из ко­то­рых бы­ло гос-во на­ро­да пью (1–9 вв.). Его ху­дож. куль­ту­ра ис­пы­та­ла влия­ние др.-инд. ци­ви­ли­за­ции, пре­ж­де все­го буд­диз­ма и от­час­ти ин­ду­из­ма, на­чав­ших рас­про­стра­нять­ся здесь с на­ча­ла н. э. Сто­лич­ные пью­ские цен­тры Бей­тэ­ноу (Бей­та­ноу), Тэйейкхи­тэя (Та­ек­хи­тая, Шрик­шет­ра), Ха­лин, а так­же отк­ры­тые не­дав­но Майн­мо, Вади (Вати) сви­де­тель­ст­ву­ют как о за­имст­во­ва­ни­ях у древ­них ин­дий­цев не­ко­то­рых идей куль­то­во­го строи­тель­ст­ва, так и о свое­об­ра­зии ме­ст­ной гра­до­стро­ит. и ар­хит. куль­ту­ры. Очер­та­ния Бей­тэ­ноу близ­ки к квад­ра­ту, Ха­ли­на – к пря­мо­уголь­ни­ку, Тэй­ей­кхи­тэя имела оваль­ный план, её сте­ны, по пре­да­нию, воз­во­ди­лись вдоль те­ла ги­гант­ско­го, свер­нув­ше­го­ся коль­цом змея-на­га. Го­ро­да за­ни­ма­ли об­шир­ные тер­ри­то­рии (ок. 10–15 км2), бы­ли ок­ру­же­ны рва­ми и мощ­ны­ми кир­пич­но-зем­ля­ны­ми сте­на­ми (в Тэй­ей­кхи­тэе на отд. уча­ст­ках в 2 и да­же в 3 ря­да) с во­ро­та­ми, ду­гой за­ги­баю­щи­ми­ся во­внутрь. Внутр. про­стран­ст­во го­ро­дов за­пол­ня­ли не толь­ко по­строй­ки, но и озё­ра, са­ды, не­боль­шие ри­со­вые по­ля, за­го­ны для ско­та. Та­кая струк­ту­ра объ­яс­ня­лась как не­об­хо­ди­мо­стью жиз­нен­но­го обес­пе­че­ния на­се­ле­ния в слу­чае вра­же­ской оса­ды, так и тем, что го­род мыс­лил­ся как не­кий мик­ро­косм. Его цен­тром был ко­ро­лев­ский дво­рец – сим­вол вер­хов­ной бо­же­ст­вен­ной вла­сти, ко­то­рый на­хо­дил­ся внут­ри об­не­сён­ной ог­ра­дой пря­мо­уголь­ной ци­та­де­ли.

Осн. стро­ит. ма­те­риа­ла­ми бы­ли де­рево, ис­поль­зуе­мое для жи­лых по­стро­ек и двор­цов, и кир­пич (для стен, ба­шен, куль­то­вых зда­ний). Кир­пич­ные руи­ны не­ко­гда ве­ли­че­ст­вен­ных со­ору­же­ний 2–3 вв. в Бей­тэ­ноу («Го­род Виш­ну») яв­ля­ют­ся од­ни­ми из са­мых ран­них в стра­не буд­дий­ских па­мят­ни­ков. Луч­ше все­го куль­то­вые по­строй­ки со­хра­ни­лись в Тэй­ей­кхи­тэе. Это сту­пы и хра­мы 5–9 вв., ти­пы ко­то­рых лег­ли в ос­но­ву даль­ней­ше­го раз­ви­тия ар­хи­тек­ту­ры М. Струк­ту­ра на­хо­дя­щей­ся к се­ве­ро-вос­то­ку от ко­ро­лев­ско­го двор­ца сту­пы Швея­ун­до и воз­ве­дён­ных на ок­раи­нах го­ро­да ступ Бо­бо­д­жи, Пхэ­яч­жи и Пхэя­ма – мо­ну­мен­таль­ных по­стро­ек с не­боль­ши­ми ре­ли­к­вар­ны­ми ка­ме­ра­ми – со­сто­ит из 3 эле­мен­тов: сту­пен­ча­то­го ос­но­ва­ния (пи­сэя), вы­тя­ну­той ко­ло­ко­ло­об­раз­ной час­ти (кха­ун­ла­ун) и шпи­ле­вид­но­го зон­тич­но­го за­вер­ше­ния (тхи). Ори­ги­наль­ные тхи не со­хра­ни­лись, т. к. верх­ние час­ти ступ не­од­но­крат­но пе­ре­страи­ва­лись. Храм Лемь­ех­на с 4 ароч­ны­ми вхо­да­ми и опор­ным стол­бом внут­ри, храм Яхан­да­гу («Пе­ще­ра от­шель­ни­ка») с вы­тя­ну­тым по оси вос­ток – за­пад по­ме­ще­ни­ем и храм Бе­бе со свод­ча­тым пе­ре­кры­ти­ем и од­ним пор­та­лом пред­став­ля­ют со­бой ти­пы цен­трич. и осе­во­го свя­ти­лищ со­от­вет­ст­вен­но. В куль­то­вом зод­че­ст­ве пью впер­вые в Юго- Вост. Азии по­яв­ля­ют­ся клин­ча­тые ар­ки стрель­ча­тых очер­та­ний и сво­ды, при воз­ве­де­нии ко­то­рых при­ме­ня­ли как пло­ский боль­ше­мер­ный, пря­мо­уголь­ный и кли­но­об­раз­ный, так и фи­гур­ный, ино­гда мар­ки­ро­ван­ный, кир­пич руч­ной фор­мов­ки. Сте­ны по­кры­ва­ли шту­ка­тур­кой, леп­ны­ми или рез­ны­ми ор­на­мен­та­ми, ино­гда рас­пи­сы­ва­ли и зо­ло­ти­ли; под хра­мо­вы­ми сво­да­ми в ал­тар­ной час­ти ус­та­нав­ли­ва­лись круп­ные изо­бра­же­ния Буд­ды из кам­ня, брон­зы или в рель­е­фе на ка­мен­ных сте­лах. На тер­ри­то­рии хра­мо­во-мо­на­стыр­ских ком­плек­сов об­на­ру­же­но боль­шое ко­ли­че­ст­во тер­ра­кото­вых во­тив­ных таб­ли­чек со штам­по­ван­ны­ми фи­гур­ка­ми будд и бод­хи­саттв, скульп­тур­ных изо­бра­же­ний буд­дий­ских пер­со­на­жей, а так­же ин­дуи­ст­ских бо­гов, что го­во­рит о су­ще­ст­во­ва­нии здесь слож­но­го син­кре­тич. куль­та, вклю­чав­ше­го буд­дий­ские, ин­дуи­ст­ские и ме­ст­ные ре­лиг. воз­зре­ния. В Ха­ли­не бы­ла най­де­на уни­каль­ная рель­еф­ная пли­та (7–8 вв.), на ко­то­рой изо­бра­же­на боль­шая груп­па сло­жив­ших в мо­лит­вен­ном жес­те ру­ки лю­дей с эт­нич. чер­та­ми на­ро­да пью. Из Тэй­ей­кхи­тэи про­ис­хо­дят брон­зо­вые ста­ту­эт­ки тан­цо­ров и му­зы­кан­тов, от­ли­чаю­щие­ся вы­ра­зит. пла­сти­кой. Бей­тэ­ноу из­вест­но зна­чит. ско­п­ле­ния­ми ке­ра­мич. со­су­дов, слу­жив­ших по­гре­баль­ны­ми ур­на­ми. Прах пра­ви­те­лей Тэй­ей­кхи­тэи хо­ро­ни­ли в ог­ром­ных ка­мен­ных со­су­дах вы­со­той св. 1,5 м с по­свя­тит. над­пи­ся­ми на не­ко­то­рых из них. К про­из­ве­де­ни­ям на­ро­да пью от­но­сят­ся так­же се­реб­ря­ные ре­ли­к­ва­рии, пе­ча­ти, зо­ло­тые юве­лир­ные из­де­лия, неф­ри­то­вые бу­сы, мо­не­ты.

Воз­ник­шие в на­ча­ле н. э. на юге М. мон­ские ук­реп­лён­ные по­се­ле­ния, зем­ли ко­то­рых по­зд­нее по­лу­чи­ли назв. Ра­ман­на­де­са, со­хра­ни­лись на­мно­го ху­же пью­ских. Их ос­тат­ки об­на­ру­же­ны в ок­ре­ст­но­стях Тван­тей, Чай­ка­те, Кот­хи­не, Вин­ге, Чо­ун­ту и др. Круп­ней­ший из го­ро­дов – Тэт­хо­ун (Татхоун), имев­ший пря­мо­уголь­ную пла­ни­ров­ку, – был об­не­сён двой­ным коль­цом кир­пич­но-зем­ля­ных стен (ок. 1,3×2 км). К сев. сте­не при­мы­ка­ла квад­рат­ная ци­та­дель, за ко­то­рой об­на­ру­же­ны ос­тат­ки обо­ро­нит. ва­лов, по-ви­ди­мо­му, ко­гда-то ок­ру­жав­ших весь го­род. Сре­ди ру­ин двор­цо­вых и куль­то­вых зда­ний, сто­яв­ших на ла­те­ри­то­вых плат­фор­мах, бы­ли об­на­ру­же­ны фраг­мен­ты стук­ко­во­го де­ко­ра, скульп­ту­ры и куль­то­вые пред­ме­ты, от­но­ся­щие­ся гл. обр. к буд­диз­му, при­ня­то­му у мо­нов. В 6–11 вв. в Ниж­ней М. воз­вы­ша­ет­ся г. Хан­та­ва­ди (с 14 в. Пе­гу), на тер­ри­то­рии ко­то­ро­го об­на­ру­же­ны мо­не­ты, ке­ра­мич. со­су­ды, во­тив­ные таб­лич­ки, а так­же мо­ну­мен­таль­ная ста­туя ле­жа­ще­го Буд­ды – Шве­таль­яун (ок. 10 в.; дли­на 55 м; ре­став­ри­ро­ва­на в 20 в.). На зап. по­бе­ре­жье Бен­галь­ско­го зал. в 1-м тыс. н. э. так­же су­ще­ст­во­ва­ли го­ро­да-го­су­дар­ства. Древ­ние гре­ки (по све­де­ни­ям Пто­ле­мея) на­зы­ва­ли эту об­ласть Ар­ги­рой («Се­реб­ря­ной стра­ной»), а ин­дий­цы – стра­ной Чер­но­ли­ких де­мо­нов. Круп­ным сто­лич­ным цен­тром был Вей­та­ли (Ве­са­ли), ос­но­ван­ный, со­глас­но хро­ни­кам Рак­хай­на (Ара­ка­на), в 327 и про­цве­тав­ший до 11 в. До на­ших дней дош­ли фраг­мен­ты гор. стен, ко­ро­лев­ско­го двор­ца, ар­хит. де­ко­ра, ка­мен­ные скульп­ту­ры ин­дуи­ст­ских бо­жеств, де­мо­нов-рак­ша­сов. Буд­дий­ских изо­бра­же­ний со­хра­ни­лось на­мно­го мень­ше, но сре­ди них – осо­бо по­чи­тае­мая ста­туя Буд­ды Ма­ха­му­ни, от­ли­тая из брон­зы при­бли­зи­тель­но в 5–9 вв., а по ле­ген­де, соз­дан­ная при жиз­ни Буд­ды (с 1784 в хра­ме Ма­ха­му­ни в Ман­да­лае). Куль­ту­ра пью, мо­нов и ара­кан­цев лег­ла в ос­но­ву даль­ней­ше­го раз­ви­тия ар­хи­тек­ту­ры и изо­бра­зит. иск-ва Мьян­мы.

С сер. 9 в., по­сле па­де­ния гос-ва пью, в до­ли­не Ира­ва­ди на­чи­на­ет фор­ми­ро­вать­ся бирм. куль­ту­ра, дос­тиг­шая рас­цве­та в эпо­ху Па­ган­ско­го ко­ро­лев­ст­ва (сер. 11 – сер. 14 вв.). Под вла­стью его сто­ли­цы Па­га­н бы­ли объ­е­ди­не­ны все зем­ли М. Об­щий куль­тур­ный подъ­ём со­про­во­ж­дал­ся не­бы­ва­лым раз­ма­хом строи­тель­ст­ва, о гран­ди­оз­но­сти ко­то­ро­го сви­де­тель­ст­ву­ют ок. 3 тыс. па­ган­ских со­ору­же­ний (св. 700 ре­кон­ст­руи­ро­ва­ны в 1995–2010). Поч­ти все они яв­ля­ют­ся буд­дий­ски­ми по­строй­ка­ми, т. к. гос­под­ствую­щее по­ло­же­ние в ре­лиг. ве­ро­ва­ни­ях мьян­ман­цев в это вре­мя за­нял буд­дизм тхе­ра­ва­ды, мир­но ужи­вав­ший­ся с древ­ним куль­том ду­хов-на­тов. Па­ган за­ни­мал тер­ри­то­рию ок. 40 км2, его яд­ром был ко­ро­лев­ский го­род, об­не­сён­ный 5–6-мет­ро­вы­ми кир­пич­ны­ми сте­на­ми, стоя­щи­ми на зем­ля­ных ва­лах. Из не­сколь­ких гор. во­рот со­хра­ни­лись толь­ко глав­ные – во­ро­та Тэ­ра­ба (Та­ра­ба), не­да­ле­ко от ко­то­рых на­хо­дил­ся один из ко­ро­лев­ских двор­цов (ре­кон­ст­руи­ро­ван в нач. 21 в.).

Па­ган на­зы­ва­ют «эн­цик­ло­пе­ди­ей» куль­то­вой ар­хи­тек­ту­ры М. Сре­ди мно­же­ст­ва ступ (по-бир­ман­ски – зе­ди, или пхэя) есть со­ору­же­ния раз­ных раз­ме­ров (от 5 до 50 м) и разл. ти­пов. К са­мым ста­рым при­чис­ля­ют Буп­хэя («Сту­пу-ка­ба­чок», ок. 850), вы­тя­ну­тое ту­ло­во ко­то­рой на­по­ми­на­ет пью­ские зе­ди. Клас­сич. ва­ри­ант верх­не­мьян­ман­ской сту­пы – Шве­зи­гон (2-я пол. 11 – нач. 12 вв.). Она сто­ит в цен­тре об­шир­но­го ком­плек­са с квад­рат­ной в пла­не ог­ра­дой, воп­ло­щаю­ще­го в це­лом буд­дий­скую Все­лен­ную, а са­ма по­зо­ло­чен­ная сту­па вы­сту­па­ет сим­во­лом на­хо­дя­щей­ся в цен­тре Все­лен­ной ми­фич. го­ры Мьин­мо (Ме­ру). По со­об­ще­ни­ям хро­ник, ос­но­ва­тель Шве­зи­го­на ко­роль Ано­рат­ха по­ме­стил в его ре­лик­вар­ную ка­ме­ру реб­ро и зуб Буд­ды. Во­круг сту­пы тес­нят­ся разл. по­строй­ки: от­кры­тые де­рев. хра­мы-тэ­зау­ны со ста­туя­ми будд, мо­лель­ни с фи­гу­ра­ми на­тов, бе­сед­ки с ко­ло­ко­ла­ми. Ок. 1 тыс. па­ган­ских хра­мов (пат­хоу или пхэя), воз­ве­дён­ных гл. обр. из кир­пи­ча, пред­став­ля­ют со­бой уни­каль­ное яв­ле­ние в хра­мо­вом зод­че­ст­ве М., ко­то­рое в даль­ней­шем бы­ло в осн. де­ре­вян­ным. Са­мый вы­даю­щий­ся из них – Анан­да – при­над­ле­жит к со­ору­же­ни­ям цен­трич. ти­па и от­ли­ча­ет­ся уди­ви­тель­ной гар­мо­нич­но­стью ар­хи­тек­тур­но-про­стран­ст­вен­но­го ре­ше­ния, ве­ли­ко­леп­ным скульп­тур­ным и леп­ным уб­ран­ст­вом. Од­но­осе­вые хра­мы под­раз­де­ля­ют­ся на неск. раз­но­вид­но­стей: с 4 стол­ба­ми (На­нпхэя, 2-я пол. 11 – нач. 12 вв.; с ка­мен­ной об­ли­цов­кой) или, что го­раз­до ча­ще, с од­ним стол­бом внут­ри (Шве­гуч­жи, 1131), с об­ход­ным ко­ри­до­ром (На­гай­он, кон. 11 – нач. 12 вв.), с цел­лой, пе­ре­кры­той сомк­ну­тым сво­дом (Ло­кат­хей­пан, нач. 12 в.), 2-этаж­ные (Та­бин­нью, сер. 12 в.; выс. 64 м, са­мый вы­со­кий в Па­га­не) и др. Хра­мы-пат­хоу, как пра­ви­ло, име­ют мно­го­ярус­ное пе­ре­кры­тие, увен­чан­ное 4-гран­ной пи­ра­мид­кой (кун­та­ун) и сту­по­об­раз­ным шпи­лем. Не­обы­чай­но ог­ром­ный кун­та­ун при­да­ёт свое­об­раз­ный об­лик хра­му Ма­ха­бод­хи (кон. 12 – нач. 13 вв.), вы­пол­нен­но­му по ти­пу инд. свя­ти­ли­ща в Бодх-Гае, где, как счи­та­ет­ся, Буд­да дос­тиг Про­свет­ле­ния. В Па­га­не со­хра­ни­лись так­же мо­на­стыр­ские ком­плек­сы (ча­ун), сре­ди зда­ний ко­то­рых есть уни­каль­ные – Пи­та­ка­тай (биб­лио­те­ка для свя­щен­ных тек­стов, 11 в.; ре­кон­ст­рукция в 18 в.) и Упа­ли­тейн (храм для ор­ди­на­ции, 18 в.), по­стро­ен­ные из кир­пи­ча.

В па­ган­ский пе­ри­од сло­жи­лись при­ё­мы де­ко­ра­тив­ной об­ра­бот­ки куль­то­вых зда­ний: сте­ны по­кры­ва­ли свет­ло-кре­мо­вой шту­ка­тур­кой, об­ра­ба­ты­ва­ли пи­ля­ст­ра­ми, вхо­ды, на­лич­ни­ки окон, фрон­то­ны – мно­го­ло­па­ст­ны­ми ар­ка­ми с ори­ги­наль­ным лис­то­об­раз­ным за­вер­ше­ни­ем; ук­ра­ша­ли ор­на­мен­таль­ной стук­ко­вой леп­ни­ной, на уг­лах ста­ви­ли скульп­ту­ры фан­та­стич. львов-чин­тэ или ма­лень­кие сту­пы. Ха­рак­тер­ным бы­ло ук­ра­ше­ние кар­ни­зов и цо­ко­ля ни­ша­ми с по­лив­ны­ми из­раз­ца­ми, рель­е­фы ко­то­рых пред­став­ля­ли сце­ны из джа­так. В куль­то­вой пла­сти­ке Па­га­на встре­ча­ют­ся из­об­ра­же­ния ин­ду­ис­тс­ких бо­жеств, но в це­лом гос­под­ст­ву­ет об­раз Буд­ды. В гл. ал­та­рях по­ме­ща­ли мо­ну­мен­таль­ные ста­туи, вы­пол­нен­ные из кир­пи­ча и стук­ка, по­кры­тые ла­ком, рос­пи­сью и по­зо­ло­той. Сре­ди них есть уни­каль­ные, за­ни­маю­щие всё внутр. про­стран­ст­во хра­ма. Так, 21-мет­ро­вая ста­туя ле­жа­ще­го Буд­ды за­клю­че­на в про­стом пря­мо­уголь­ном зда­нии Шин­бин­таль­яун (11 в.), ог­ром­ные ста­туи на­хо­дят­ся и в хра­ме Ману­ха (2-я пол. 11 в.). По сто­ро­нам гл. об­раза ино­гда стоя­ли скульп­ту­ры уче­ни­ков Буд­ды или бод­хи­саттв. В хра­мо­вых ни­шах ус­та­нав­ли­ва­ли мень­шие по раз­ме­рам ка­мен­ные фи­гу­ры или тер­ра­ко­то­вые рель­еф­ные пли­ты с изо­бра­же­ни­ем Буд­ды и сцен из его жиз­ни. Этой и дру­гим те­мам буд­дий­ской ми­фо­ло­гии по­свя­ще­ны и на­стен­ные рос­пи­си Па­га­на. Они со­зда­ва­лись по су­хой свет­лой шту­ка­тур­ке крас­ка­ми, по­доб­ны­ми тем­пе­ре, по­кры­ва­ли и сте­ны, и свод­ча­тые по­тол­ки хра­мов. Ярус­но рас­по­ло­жен­ные сю­жет­ные ком­по­зи­ции не­ред­ко раз­де­ля­лись по­ло­са­ми с объ­яс­няю­щи­ми над­пи­ся­ми, с ря­да­ми стоя­щих или си­дя­щих мо­на­хов или будд, за гл. ал­тар­ной ста­ту­ей час­то изо­бра­жа­лось Дре­во Про­свет­ле­ния, а сре­ди ор­на­мен­тов, по­кры­ваю­щих цо­ко­ли и сво­ды, по­ме­ща­лись «от­пе­чат­ки ступ­ней» Буд­ды. Луч­шие об­раз­цы рос­пи­сей со­хра­ни­лись в хра­мах Абея­да­на (11 в.), Пат­хо­ута­мья (кон. 11 – нач. 12 вв.), Кубъ­яуч­жи в рай­оне Мьин­ка­ба (1113), Ло­кат­хей­пан (нач. 12 в.), Нан­да­ма­нья (сер. 13 в.), Тайо-пьи (13 в.), Пхэя­то­ун­зу (кон. 13 в.).

В 14–17 вв. раз­ви­тие иск-ва М. про­ис­хо­ди­ло на фо­не по­сто­ян­ных меж­до­усоб­ных войн. Вы­де­ле­ние то­го или ино­го кня­же­ст­ва со­про­во­ж­да­лось соз­да­ни­ем но­вых круп­ных го­ро­дов, двор­цо­вых и хра­мо­вых ан­самб­лей. В гра­до­строи­тель­ст­ве на­чи­на­ет гос­под­ство­вать прин­цип ре­гу­ляр­но­сти, на­ря­ду со сти­хий­но скла­ды­ваю­щи­ми­ся го­ро­да­ми [Мо­ламь­яйн, Пьи, Са­гайн (Си­кайн)] воз­во­дят­ся го­ро­да с пла­на­ми в фор­ме пра­виль­ной гео­мет­рич. фи­гу­ры, ча­ще все­го квад­ра­та или пря­мо­уголь­ни­ка, а пря­мые ули­цы об­ра­зу­ют чёт­кую гра­фич. сет­ку. Та­ко­вы из­вест­ные го­ро­да Та­унн­гу и Пе­гу, по­ст­ро­ен­ный в 1566 Бай­ин­нау­ном, в об­лас­ти Пе­гу, Амаяпуя (Ама­ра­пу­ра) и от­час­ти Ава (Ин­ва) – в Верх­ней М. В Аве, ос­но­ван­ной в 1364 и быв­шей до кон. 18 в. сто­лич­ным цен­тром, аб­рис гор. стен слег­ка на­по­ми­на­ет боч­ку с про­доль­ной осью, па­рал­лель­ной те­че­нию Ира­ва­ди. В цен­тре на­хо­ди­лась ко­ро­лев­ская ци­та­дель с двор­ца­ми и хра­ма­ми, пыш­но ук­ра­шен­ны­ми леп­ни­ной и де­рев. резь­бой. Сре­ди мно­же­ст­ва ступ, по­стро­ен­ных в 15–17 вв. на бе­ре­гах ре­ки, од­ной из са­мых ори­ги­наль­ных бы­ла Ка­ун­хму­до (1636) в Са­гай­не. Её по­зо­ло­чен­ный (до 2010 – бе­лый) по­лу­сфе­рич. ко­ло­кол, за­ни­маю­щий поч­ти весь объ­ём со­ору­же­ния (выс. 46 м, диа­метр 87 м), сто­ит на круг­лом 3-сту­пен­ча­том ос­но­ва­нии, ок­ру­жён­ном свое­об­раз­ным час­то­ко­лом из 812 мра­мор­ных стол­бов с ни­ша­ми для ламп, ко­то­рые в ноч­ное вре­мя ос­ве­ща­ли фан­та­стич. гро­ма­ду сту­пы.

На этот же пе­ри­од при­шёл­ся рас­цвет го­ро­дов кн-ва Рак­хайн (Ара­кан) на се­ве­ро-за­па­де стра­ны. В его сто­ли­це Тан­две (Тан­дуэ) на 3 хол­мах, оп­ре­де­лив­ших ком­по­зиц. струк­ту­ру го­ро­да, бы­ли воз­ве­де­ны сту­пы с по­зо­ло­чен­ны­ми шпи­ля­ми, хра­ня­щие, по пре­да­нию, во­лос, зуб и реб­ро Буд­ды. Круп­ней­ший пор­товый го­род Мрау-У, став­ший в 15–17 вв. сто­лич­ным цен­тром Рак­хай­на, про­сла­вил­ся мн. буд­дий­ски­ми па­мят­ни­ка­ми, пре­ж­де все­го ком­плек­сом Шит­та­ун (Щи­та­унп­хэя; «80 ты­сяч свя­тынь»). Над центр. за­лом его гл. свя­ти­ли­ща воз­вы­ша­ет­ся боль­шая ко­ло­ко­ло­об­раз­ная сту­па, а над об­ход­ны­ми га­ле­рея­ми – 26 мень­ших ступ, в сти­ле ко­то­рых ощу­ща­ет­ся влия­ние ин­дий­ско-син­галь­ской буд­дий­ской ар­хи­тек­ту­ры. Са­мо­сто­ят. кня­же­ст­ва су­ще­ст­во­ва­ли и на се­ве­ро-вос­то­ке М. (ны­не нац. обл. Шан). В зна­ме­ни­тых пе­ще­рах близ г. Пан­дая, ко­то­рые, по ме­ст­ным пре­да­ни­ям, пре­вра­ти­лись в буд­дий­ские свя­ти­ли­ща ещё в нач. 12 в., в те­чение не­сколь­ких сто­ле­тий вы­ру­ба­лись в скаль­ном мас­си­ве мно­го­числ. ста­туи будд (сей­час их св. 8 тыс.). Об­раз Ве­ли­ко­го Учи­те­ля здесь со­хра­нил ка­но­нич. при­зна­ки, ха­рак­тер­ные для па­ган­ско­го вре­ме­ни, но бо­лее все­го – для пе­рио­да ран­ней Авы (14–16 вв.). Не­да­ле­ко от шан­ско­го г. Та­ун­чжи (Та­ун­джи), в ме­стеч­ке Как­ку и на зап. бе­ре­гу оз. Ин­ле, у дер. Ин­дейн, в 14–16 вв. воз­ник­ли уни­каль­ные ан­са­мб­ли со мно­же­ст­вом ти­пич­но шан­ских ступ (в Как­ку – ок. 2,5 тыс., в Ин­дей­не – св. 1,2 тыс.), имею­щих, в от­ли­чие от па­ган­ских, вы­тя­ну­тый изящ­ный си­лу­эт и очень вы­ра­зи­тель­ный по пла­сти­ке фи­гу­ра­тив­ный де­кор. На од­ном из юж. ост­ров­ков оз. Ин­ле (в хра­ме Пха­ун­до-У) хра­нят­ся свя­щен­ные ста­туи 5 будд, оли­це­тво­ряю­щих 4 пе­рио­да совр. буд­дий­ской эры и гря­ду­щую эру Буд­ды Мет­теи (Майт­рейи). По ле­ген­де, они бы­ли по­да­ре­ны бо­гом Сак­кой (Ин­д­рой) па­ган­ско­му ко­ро­лю Эла­ун­си­ту (Алаунситу; 12 в.), ко­то­рый во вре­мя од­но­го из сво­их пу­те­ше­ст­вий на вол­шеб­ной ле­таю­щей ла­дье по­тер­пел кру­ше­ние над оз. Ин­ле.

В 14–17 вв. при­об­ре­та­ет свой ны­неш­ний об­лик поч­ти 100-мет­ро­вая сту­па Шве­да­гон – нац. свя­ты­ня М., в ко­то­рой на­шла от­ра­же­ние идей­но-об­раз­ная ар­хит. кон­цеп­ция, сло­жив­шая­ся ещё в Па­га­не. В сим­мет­рич­ной мно­го­ярус­ной струк­ту­ре все­го ком­плек­са яс­но ощу­щает­ся стрем­ле­ние мас­те­ров во­пло­тить идею «квад­рат­но­го го­ро­да» в ви­де бо­же­ст­вен­ной оби­те­ли, на­хо­дя­щей­ся в цен­тре буд­дий­ской Все­лен­ной. Иной ком­по­зиц. прин­цип – син­тез осо­бен­но­стей при­род­но­го ланд­шаф­та и до­пол­няю­щей его ар­хи­тек­ту­ры – по­ло­жен в ос­но­ву куль­то­вых ан­самб­лей го­ры По­упа в Верх­ней М., на вер­ши­не ко­то­рой воз­ве­де­ны са­мые по­чи­тае­мые в стра­не свя­ти­ли­ща для ду­хов-на­тов, и Тяйт­хийо в го­рах нац. обл. Мон. В по­след­нем по­зо­ло­чен­ная «чу­до-сту­па» сто­ит на вер­ши­не ог­ром­но­го по­вис­ше­го над про­па­стью ва­лу­на, на­по­ми­наю­ще­го сво­ей фор­мой, со­глас­но ле­ген­де, го­ло­ву вла­сти­те­ля не­бес Сак­ки, соз­дав­ше­го этот свое­об­раз­ный пье­де­стал по прось­бе жив­ше­го ко­гда-то здесь буд­дий­ско­го от­шель­ни­ка. Сти­ли­сти­че­ски сту­па при­мы­ка­ет к ти­пу ниж­не­бирман­ских куль­то­вых со­ору­же­ний с вы­тя­ну­той ко­ну­со­об­раз­ной осн. ча­стью, мно­же­ст­вом рас­кре­по­вок и вы­со­ким шпи­лем. Для куль­ту­ры 14–17 вв. в це­лом ха­рак­тер­но рас­про­стра­не­ние сфор­ми­ро­вав­ших­ся в па­ган­скую эпо­ху нац. тра­ди­ций ар­хи­тек­ту­ры, изо­бра­зит. и де­ко­ра­тив­но­го иск-ва на всей тер­ри­то­рии М., по­лу­чив­ших в ка­ж­дом ре­гио­не са­мо­быт­ную ин­тер­пре­та­цию.

За­вер­ша­ет раз­ви­тие позд­нес­ред­не­ве­ко­во­го иск-ва М. пе­ри­од ди­на­стии Кон­ба­ун (1752–1885), вновь объ­е­ди­нив­шей все зем­ли стра­ны. От мощ­ных кре­по­ст­ных со­ору­же­ний пер­вой её сто­ли­цы Авы ос­та­лись лишь фраг­мен­ты стен и ба­шен. Луч­ше со­хра­ни­лись ук­ре­п­ле­ния вто­рой кон­бау­нов­ской сто­ли­цы Амая­пуи («Го­род бес­смерт­ных»; ос­но­ва­на в 1782), ок­ру­жав­шие квад­рат ци­та­де­ли, стро­го ори­ен­ти­ро­ван­ной по сто­ро­нам све­та, с рос­кош­ным ко­ро­лев­ским двор­цом (сохр. фун­да­мен­ты). До­шед­шие до на­ших дней Во­дя­ной и Сло­но­вый двор­цы рас­по­ла­га­лись к се­ве­ро-вос­то­ку от ци­та­де­ли. В Аве, вновь став­шей сто­ли­цей в 1-й четв. 19 в., по­ст­рое­ны кир­пич­ный мон. Ма­ха-Аунмье­бон­зан (1822) и де­рев. ко­мп­лекс Бэ­гая­чаун (1834) с бо­га­тым рез­ным де­ко­ром. В Амая­пуе на­хо­дит­ся са­мый длин­ный в ми­ре де­рев. мост че­рез оз. Тау­та­ман (дл. ок. 1,5 км, св. 1 тыс. ти­ко­вых свай; арх. У Бейн, нач. 19 в.), со­еди­няю­щий ци­та­дель и жи­лые квар­та­лы. О стрем­ле­нии пра­ви­те­лей ди­на­стии Кон­ба­ун воз­ро­дить ха­рак­тер­ное для Па­га­на строи­тель­ст­во мо­ну­мен­таль­ных со­ору­же­ний сви­де­тель­ст­ву­ет не­окон­чен­ный храм Пат­хо­удоч­жи в Мин­гу­не (выс. ок. 50 м, кон. 18 в.), ко­то­рый, по за­мыс­лу ко­ро­ля Бэ­доу­ми­на (Бодо­пая), дол­жен был дос­тичь выс. 150 м и стать круп­ней­шим в ми­ре буд­дий­ским хра­мом. В 1808 по его при­ка­зу был от­лит мин­гун­ский брон­зо­вый ко­ло­кол ве­сом 90 т, яв­ляю­щий­ся са­мым боль­шим дей­ст­вую­щим ко­ло­ко­лом в ми­ре.

Гран­ди­оз­ным раз­ма­хом гражд. и куль­то­во­го строи­тель­ст­ва от­ли­ча­ет­ся по­след­няя ко­ро­лев­ская сто­ли­ца Ман­да­лай, ос­но­ван­ная в 1857 ко­ро­лём Мин­дон Ми­ном (Мин­доу­ном). В сев. час­ти го­ро­да на­хо­дит­ся свя­ти­ли­ще на хол­ме, стоя на ко­то­ром сам Буд­да, по пре­да­нию, ука­зал ме­сто бу­ду­щей сто­ли­цы. У под­но­жия хол­ма рас­ки­нул­ся ряд по­стро­ен­ных во 2-й пол. 19 в. ан­самб­лей: фо­рум с от­кры­ты­ми па­виль­о­на­ми-зэя (где про­хо­дил со­зван­ный Мин­дон Ми­ном 5-й Все­мир­ный буд­дий­ский со­бор), ко­ну­со­вид­ный с мно­го­ярус­ным пе­ре­кры­ти­ем храм Чау­точ­жи, ком­плек­сы Ку­то­до и Сан­да­му­ни с мно­же­ст­вом ми­ниа­тюр­ных хра­мов-бе­се­док – в них ус­та­нов­ле­ны мра­мор­ные пли­ты с гра­ви­ро­ван­ны­ми тек­ста­ми буд­дий­ско­го ка­но­на Ти­пи­та­ки и ком­мен­та­ри­ев к не­му. На юго-за­па­де го­ро­да воз­вы­ша­ет­ся храм Ма­ха­му­ни со свя­щен­ной ста­ту­ей Буд­ды (соз­дан­ной, по ле­ген­де, при жиз­ни Учи­те­ля), при­ве­зён­ной в 1784 из Рак­хай­на (храм пе­ре­ст­ро­ен в нач. 20 в.). В ок­ру­жён­ной сте­на­ми и рва­ми ман­да­лай­ской ци­та­де­ли рас­по­ло­жен круп­ней­ший в ми­ре де­рев. двор­цо­вый ком­плекс, вклю­чаю­щий ок. 100 по­стро­ек (поч­ти пол­но­стью сго­рел в 1945, ре­кон­ст­руи­ро­ван в 1989–95). Над гл. двор­цом с Льви­ным тро­ном воз­вы­ша­ет­ся 60-мет­ро­вая пи­ра­ми­даль­ная баш­ня-пьят­та – наи­бо­лее ха­рак­тер­ная де­таль де­рев. зод­че­ст­ва М., дос­тиг­ше­го при Кон­бау­нах вы­со­чай­ше­го рас­цве­та. Мо­на­стыр­ские зда­ния с мно­го­ярус­ны­ми кров­ля­ми, как и двор­цы, ук­ра­ша­лись слож­ной по­зо­ло­чен­ной резь­бой, в рас­тит. ор­на­мен­ти­ку ко­то­рой вклю­ча­лись фи­гу­ры ду­хов-на­тов, ми­фич. змей-ная, львов-чин­тэ, де­мо­нов-би­лу, по­лу­лю­дей-по­лу­птиц кей­наи (мо­на­сты­ри Шве­ин­бин, Шве­нан­до, 19 в.).

В куль­то­вой скульп­ту­ре 2-й пол. 19 в. скла­ды­ва­ет­ся т. н. ман­да­лай­ский стиль. В от­ли­чие от па­ган­ских ста­туй будд, ко­то­рые уз­на­ют­ся по стро­гим про­пор­ци­ям те­ла, изящ­но­му аб­ри­су оваль­но­го ли­ца с уз­ки­ми гу­ба­ми, за­ост­рён­ным под­бо­род­ком и низ­кой по­лу­сфе­рич. уш­ни­шей (вы­сту­пом на го­ло­ве), увен­чан­ной не­боль­шим бу­то­ном ло­то­са, ли­ца ман­да­лай­ских будд ок­руг­ля­ют­ся, длин­ные моч­ки ушей опус­ка­ют­ся ещё ни­же, лоб окайм­ля­ет ор­на­мен­таль­ная по­ло­са, мо­на­ше­ское одея­ние раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся пыш­ны­ми вол­но­об­раз­ны­ми склад­ка­ми. Сре­ди ико­но­гра­фич. ти­пов по­пу­ляр­ность при­об­ре­та­ет об­раз «вла­сти­те­ля Дхам­мы» – «ко­ро­но­ван­но­го» Буд­ды (Мин­ву-пхэя) с бо­га­ты­ми ук­ра­ше­ния­ми и ост­ро­ко­неч­ны­ми кры­лыш­ка­ми на оде­ж­де. В де­ко­ре де­рев. скульп­ту­ры и ал­та­рей с ароч­ны­ми об­рам­ле­ния­ми ши­ро­ко при­ме­ня­ют­ся ин­кру­ста­ции из цвет­но­го и зер­каль­но­го стек­ла, леп­ные узо­ры из ла­ко­вой мас­ти­ки и зо­ло­че­ние. Тон­кость и изя­ще­ст­во ли­ний, яр­кость па­лит­ры и мно­го­об­ра­зие сю­же­тов ха­рак­те­ри­зу­ют ко­н­бау­нов­скую жи­во­пись, как на­стен­ные рос­пи­си, так и ми­ниа­тю­ру, ко­то­рой ук­ра­ша­ли ру­ко­пи­си свое­об­раз­ных книг-па­ра­бай, скла­ды­вае­мых на­по­до­бие гар­мош­ки. В Ман­да­лае воз­ник­ла своя шко­ла ла­ко­во­го иск-ва (пан-юн), по­лу­чив­шая раз­ви­тие в М. ещё с эпо­хи Па­га­на. Вос­при­няв все тех­нич. приё­мы па­ган­ской шко­лы – по­ли­хром­ную гра­ви­ров­ку, тех­ни­ку шве­за­ва (зо­ло­той лис­ток) и тайо (рель­еф­ный лак), ман­да­лай­ские мас­те­ра от­да­ют пред­поч­те­ние по­кры­тым су­саль­ным зо­ло­том рель­еф­ным узо­рам и чёр­но-зо­ло­тым ап­пли­ка­ци­ям, соз­да­вая ла­ко­вые из­де­лия пре­им. круп­ных форм (ри­ту­аль­ные со­су­ды, боль­шие мо­на­ше­ские ча­ши для сбо­ра по­дая­ний, сун­ду­ки для хра­не­ния буд­дий­ских книг, сто­ли­ки и др.).

В пе­ри­од брит. ко­ло­ни­аль­но­го гос­под­ства (1886–1948) по­яв­ля­ет­ся ар­хи­тек­ту­ра в разл. ев­роп. сти­лях, в ко­то­рых воз­во­ди­лись зда­ния ко­ло­ни­аль­ной ад­ми­ни­ст­ра­ции, гос­ти­ни­цы, церк­ви, особ­ня­ки. Став­ший но­вой сто­ли­цей стра­ны Ян­гон (Ран­гун) был за­но­во от­стро­ен в со­от­вет­ст­вии с ре­гу­ляр­ным пла­ном (арх. А. Фре­зер). Го­род по­лу­чил стро­го пря­мо­уголь­ную сеть улиц, а на пе­ре­крё­ст­ке гл. ма­ги­ст­ра­лей ока­за­лась ста­рая сту­па Су­ле, по пре­да­нию, ос­но­ван­ная 2000 лет на­зад и со­дер­жа­щая в ре­ли­к­вар­ной ка­ме­ре свя­щен­ный во­лос Буд­ды (ре­кон­ст­руи­ро­ва­на в 19–20 вв.). Сре­ди круп­ных со­ору­же­ний кон. 19 – нач. 20 вв. вы­деля­ют­ся зда­ния Ста­ро­го сек­ре­та­риа­та, Гос. дома, Вер­хов­ного суда, Центр. боль­ни­цы, соз­дан­ные в ко­ло­ни­аль­ном сти­ле. Крас­но-кир­пич­ные сте­ны этих по­стро­ек ук­ра­ша­ет свет­ло-кре­мо­вая леп­ни­на. В 1910–30-х гг. на сме­ну это­му ар­хит. на­прав­ле­нию при­шёл не­оклас­си­цизм (ры­нок «Скот­тмар­кет», ны­не Боч­жо­узей им. ге­не­ра­ла Аун Са­на, 1926; зда­ние ун-та, 1932). В 1936 на­про­тив сту­пы Су­ле по про­ек­ту арх. У Ти­на бы­ло по­строе­но зда­ние Ста­ро­го му­ни­ци­па­ли­те­та, в ев­роп. фор­мы ко­то­ро­го вне­се­ны эле­мен­ты мьян­ман­ско­го зод­че­ст­ва (ба­шен­ки-пьят­та на кры­ше, де­ко­ра­тив­ная скульп­ту­ра). Тра­ди­ции нац. иск-ва со­хра­ня­лись в ме­ст­ной куль­то­вой и жи­лой ар­хи­тек­ту­ре. Де­ре­вен­ские до­ма, как и пре­ж­де, строи­ли на ти­ко­вых сва­ях, по­кры­ва­ли со­ло­мой или паль­мо­вы­ми ли­сть­я­ми, сте­ны пле­ли из рас­ще­п­лён­ных, не­ред­ко ок­ра­шен­ных по­лос бам­бу­ка. В го­ро­дах жи­ли­ща бы­ли в осн. од­но- или двух­этаж­ные, обыч­но с от­кры­ты­ми вес­ти­бю­ля­ми, при их строи­тель­ст­ве ча­ще, чем в де­рев­нях, ста­ли ис­поль­зо­вать­ся но­вые стро­ит. ма­те­риа­лы (бе­тон, кро­вель­ное же­ле­зо и др.).

Но­вые вея­ния ха­рак­тер­ны и для изо­бра­зит. иск-ва ко­ло­ни­аль­но­го пе­рио­да. В нач. 20 в. скла­ды­ва­ет­ся нац. шко­ла, пред­ста­ви­те­ли ко­то­рой ра­бо­та­ли в тра­диц. жан­ре ми­ниа­тю­ры, обо­га­щая её при­ё­ма­ми ев­роп. иск-ва. Круп­ным мас­те­ром это­го на­прав­ле­ния был У Ба Зо (1-я треть 20 в.), по­лу­чив­ший проф. об­ра­зо­ва­ние в Ве­ли­ко­бри­та­нии и соз­да­вав­ший тон­кие пей­заж­ные ак­ва­ре­ли. Ос­но­ва­те­лем реа­ли­стич. стан­ко­вой жи­во­пи­си М. счи­та­ет­ся ху­дож­ник 1-й пол. 20 в., гра­фик и пе­да­гог У Ба Ньян, изу­чав­ший жи­во­пис­ное иск-во в ев­роп. стра­нах. Б. ч. его на­пи­сан­ных мас­лом кар­тин хра­нит­ся в Нац. му­зее в Ян­го­не; в 1930-х гг. он стал од­ним из ос­но­ва­те­лей Нац. об-ва ху­дож­ни­ков М. Сре­ди его уче­ни­ков – художник и скульп­тор У Нгве Гайн. Свет­ские те­мы, поя­вив­шие­ся в ра­бо­тах скульп­то­ров ещё в нач. 20 в., по­лу­ча­ют раз­ра­бот­ку у мас­те­ров сле­дую­щих по­ко­ле­ний (У Ба, У Вин Мьин). Даль­ней­ше­му раз­ви­тию стан­ко­вой жи­во­пи­си и скульп­ту­ры спо­соб­ст­во­ва­ло от­кры­тие в 1953 гос. ху­дож. школ в Ян­го­не и Ман­да­лае.

Совр. этап в раз­ви­тии ар­хи­тек­ту­ры и изо­бра­зит. иск-ва на­чи­на­ет­ся по­сле по­лу­че­ния М. в 1948 не­за­ви­си­мо­сти. В цен­тре ста­ро­го Ян­го­на, на пл. Ве­ли­ко­го Бан­ду­лы, воз­во­дит­ся жел.-бе­тон. обе­лиск Не­за­ви­си­мо­сти, имею­щий в пла­не фор­му 5-ко­неч­ной звез­ды, с фи­гу­ра­ми львов- чин­тэ у ос­но­ва­ния (выс. ок. 50 м, 1948–1949, арх. У Оун Чейн). В круп­ных го­ро­дах М. по­яв­ля­ют­ся зда­ния в ин­тер­на­цио­наль­ном сти­ле, в строи­тель­ст­ве не­ко­то­рых из них при­ни­ма­ют уча­стие иностр. спе­циа­ли­сты. Так, в 1958–61 в Ян­го­не по про­ек­там сов. ин­же­не­ров и ар­хи­тек­то­ров бы­ли по­строе­ны зда­ния Тех­но­логич. ин-та и гос­ти­ни­ца «Инья-Лейк» (ар­хи­тек­то­ры В. С. Ан­дре­ев, К. Д. Кис­ло­ва), для со­ору­же­ния тек­стиль­ной фаб­ри­ки бы­ли при­гла­ше­ны кит. спе­циа­ли­сты, а ком­плекс 1-го мед. ин-та воз­ве­дён по про­ек­ту брит. арх. Р. Скве­ра. В твор­че­ст­ве мьян­ман­ских ар­хи­тек­то­ров тех лет яс­но ощу­ти­ма тен­ден­ция к со­зда­нию совр. зда­ний с вве­де­ни­ем нац. мо­ти­вов (ян­гон­ский ж.-д. во­кзал, сер. 1950-х гг.). Стрем­ле­ние объ­е­ди­нить разл. тра­ди­ции и сти­ли яр­ко про­яви­лось в со­ору­жён­ном в 1954–56 в Ян­го­не ре­лиг. ком­плек­се Ка­ба­эй, где про­хо­дил 6-й Все­мир­ный буд­дий­ский со­бор в честь 2500-ле­тия буд­диз­ма. В со­став ком­плек­са во­шли храм-сту­па, по­лу­чив­ший назв. «Сту­па Ми­ра во всём ми­ре», зал за­се­да­ний в ви­де ог­ром­ной пе­ще­ры (вме­щаю­щий 10 тыс. чел.), биб­лио­те­ка, му­зей, зда­ния Ака­де­мии буд­диз­ма и др.

В совр. куль­то­вом зод­че­ст­ве про­дол­жа­ют ис­поль­зо­вать­ся тра­диц. ти­пы по­стро­ек: сту­пы-зе­ди, хра­мы-пат­хоу, хра­мы-тэ­зау­ны с 2-скат­ны­ми мно­го­ярус­ны­ми кры­ша­ми и, как пра­ви­ло, с от­кры­той ко­лон­на­дой вдоль вход­ной сто­ро­ны. Са­мый боль­шой в Ян­го­не тэ­за­ун Чау­точ­жи со­ору­жён в 1980-х гг. для 72-мет­ро­вой ста­туи ле­жа­ще­го Буд­ды. В свет­ской ар­хи­тек­ту­ре за­мет­но влия­ние ср.-век. двор­цо­во­го строи­тель­ст­ва, тра­ди­ции ко­то­ро­го ис­поль­зо­ва­ны при со­ору­же­нии гран­ди­оз­ных зда­ний Нац. му­зея в Па­га­не, ме­ж­ду­нар. аэ­ро­пор­та в Ян­го­не (1990-е гг.). В по­доб­ном сти­ле по­стро­ен и ряд адм. зда­ний но­вой сто­ли­цы М. – Ней­пьи­до. Бо­лее совр. фор­мы име­ет но­вое зда­ние Нац. му­зея в Ян­го­не, со­стоя­щее из не­сколь­ких 5-этаж­ных кор­пу­сов (1996, арх. У Аун Чжи Мьин). Со 2-й пол. 20 в. в М. ак­тив­но раз­ви­ва­ет­ся жанр свет­ской мо­ну­мен­таль­ной скульп­ту­ры. На пло­ща­дях, ули­цах, пе­ред об­ществ. зда­ния­ми ус­та­нав­ли­ва­ют­ся вы­пол­нен­ные в брон­зе и кам­не па­мят­ни­ки из­вест­ным ко­ро­лям, ге­не­ра­лам и др. вы­даю­щим­ся ис­то­рич. дея­те­лям. В об­лас­ти де­ко­ра­тив­но-при­клад­но­го иск-ва осо­бен­но сла­вят­ся мас­те­ра тра­диц. ре­мё­сел: резь­бы по де­ре­ву, ке­ра­ми­ки, ху­дож. тек­сти­ля, то­рев­ти­ки и юве­лир­но­го де­ла, из­го­тов­ле­ния ла­ков и ма­рио­не­ток нац. те­ат­ра ку­кол йо­утейп­ве.

Литература: Aung Thaw. Report on the excavations at Beikthano. Rangoon, 1968; Luce G.H. Old Burma – Early Pagan. Locust Valley, 1969–1970. Vol. 1–3; Оже­гов С. С. Ар­хи­тек­ту­ра Бир­мы. М., 1970; Оже­го­ва Н.И. Ис­кус­ст­во Бир­мы. М., 1979; За­па­до­ва Е. А. В стра­не, где те­чет Ира­ва­ди. Очер­ки куль­ту­ры со­вре­мен­ной Бир­мы. М., 1980; Оже­гов С. С., Про­ску­ря­ко­ва Т. С., Хо­анг Дао Кинь. Ар­хи­тек­ту­ра Ин­до­ки­тая. М., 1988; Stargardt J. The ancient Pyu of Burma. Early Pyu cities in a man-made landscape. Camb., 1990. Vol. 1; Pichard P. Inven­tory of monuments at Pagan. P. a. o., 1992–2001. Vol. 1–8; Fraser-Lu S. Bur­mese crafts: past and present. Kuala Lum­pur; Oxf., 1994; idem. Splendor in wood. Bang­kok, 2001; Strachan P. Pagan and archi­tecture of old Burma. Kiscadale, 1996; Singer N.F. An of­fering of southern tunes // Arts of Asia. 1997. Vol. 27. № 6; idem. Sculptures from Vaishali, Arakan // Ibid. 2007. Vol. 37. № 4; Burmese design and architecture. Hong Kong, 2000; Isaacs R., Blurton R. Visions from the golden land: Bur­ma and the art of lac­quer. L., 2000; Gutman P. Burma’s lost King­doms. Splen­dours of Arakan. Bangkok, 2001; Го­же­ва Н. А., Со­ро­ки­на Г.М. Тра­ди­ци­он­ное ис­кус­ст­во Юго- Вос­точ­ной Азии в со­б­ра­нии Го­су­дар­ст­вен­но­го му­зея Вос­то­ка. М., 2001; Лис­то­па­дов Н.А. Бир­ма. М., 2002; Burma: art and archaeo­logy / Ed. A. Green, R. Blur­ton. L., 2002; Bautze-Picron Cl. The Buddhist murals of Pa­gan. Bangkok, 2003; Conway S. The Shan: culture, art and crafts. Bangkok, 2006.

Автор статьи: Н. А. Го­же­ва.

Му­зы­ка

Све­де­ния по муз. куль­ту­ре М. древ­ней­ше­го пе­рио­да вос­ста­нав­ли­ва­ют­ся по кос­вен­ным ис­точ­ни­кам. Пер­во­на­чаль­но она раз­ви­ва­лась под влия­ни­ем Древ­ней Ин­дии. У ша­нов со­хра­ня­ют­ся «брон­зо­вые ба­ра­ба­ны» – на­сле­дие куль­ту­ры Донг­шон. Со­глас­но кит. ис­точ­ни­кам, в 120 в М. при­бы­ли жонг­лё­ры из Ри­ма (по пу­ти к имп. дво­ру в Ки­тай). Раз­ви­той муз. куль­ту­рой об­ла­да­ло буд­дий­ское гос-во на­ро­да пью, в нач. 9 в. по­да­рив­шее кит. им­пе­ра­то­ру ор­кестр из 35 му­зы­кан­тов (ис­пол­ня­ли во­каль­но-ин­ст­ру­мен­таль­ные ком­по­зи­ции на тек­сты, про­слав­ляю­щие буд­дий­ское уче­ние); сре­ди ин­ст­ру­мен­тов – флей­ты, 2 губ­ных ор­га­на, ро­ги кха­йа, ра­ко­ви­ны-тру­бы кхай­у­тин, 5-струн­ные лют­ни, 3-струн­ная цит­ра ми­д­жа­ун с кор­пу­сом в ви­де кро­ко­ди­ла (ны­не счи­та­ет­ся ин­ст­ру­мен­том мо­нов), ду­го­вая ар­фа (пред­ше­ст­вен­ни­ца совр. ар­фы са­ун га­ук), ко­ло­ко­ла и ко­ло­коль­чи­ки, та­рел­ки и та­ре­лоч­ки, разл. ба­ра­ба­ны и др. Са­мо­сто­ят. муз. тра­ди­ции раз­ви­ва­лись в буд­дий­ско-ин­дуи­ст­ских го­су­дар­ст­вах мо­нов и му­суль­ман­ском по пре­иму­ще­ст­ву гос-ве Ара­кан. По­сле за­вое­ва­ния гос-ва народа пью гос-вом Нань­чжао тер­ри­то­рию М. за­се­ли­ли при­шед­шие с се­ве­ра пле­ме­на мьян­ма, и сле­дую­щий этап раз­ви­тия муз. куль­ту­ры М. свя­зан с гос-вом Па­ган, объ­е­ди­нив­шим тра­ди­ции мьян­ма, пью и мо­нов. Вы­со­кая муз. куль­ту­ра от­ны­не раз­ви­ва­лась в кон­так­те с му­зы­кой Ин­дии и Шри-Лан­ки. В иск-во М. про­ник­ла инд. ху­дож. кон­цеп­ция ра­са (бирм. – йа­та; ши­ро­ко­го рас­про­стра­не­ния не по­лу­чи­ла). Сре­ди муз. ин­ст­ру­мен­тов – во­ен. ро­ги из сло­но­вой кос­ти и ра­ко­ви­ны-тру­бы, при­ме­няв­шие­ся в двор­цо­вом це­ре­мо­ниа­ле. Пред­по­ло­жи­тель­но в 13 в. в М. поя­вил­ся 3-струн­ный смыч­ко­вый ин­ст­ру­мент тайо (ны­не вы­шел из упот­реб­ле­ния).

Для об­ще­го об­ли­ка тра­диц. му­зы­ки М. ха­рак­тер­но зву­ча­ние ор­ке­ст­ров-ан­самб­лей схайн­вайн (поя­ви­лись в 1530-е гг.), со­про­во­ж­даю­щих куль­то­вые буд­дий­ские це­ре­мо­нии и те­ат­раль­ные пред­став­ле­ния. В го­ро­дах функ­цио­ни­ру­ют боль­шие ан­самб­ли, в сель­ской ме­ст­но­сти – схайн­вайн умень­шен­но­го со­ста­ва. Су­ще­ст­ву­ет ряд ан­самб­лей спе­ци­фич. со­ста­вов, ис­поль­зую­щих­ся в свя­зи с оп­ре­де­лён­ны­ми гос., куль­то­вы­ми це­ре­мо­ния­ми и об­ря­да­ми, об­щин­ны­ми празд­ни­ка­ми и др. Клас­сич. во­каль­но-ин­ст­ру­мен­таль­ная му­зы­ка раз­де­ля­ет­ся на «ма­ха ги­та» (на яз. па­ли – ве­ли­кие пес­ни), ко­то­рая об­ла­да­ет соб­ст­вен­ной муз.-тео­ре­тич. сис­те­мой и тес­но свя­за­на с клас­сич. по­эзи­ей, и ка­мер­ную му­зы­ку. Сре­ди ав­то­ров при­двор­ных пе­сен – по­эты и ком­по­зи­то­ры Мья­ва­ди Минд­жи У Са, У Ма­ун Ма­ун Тхайк, по­этес­сы-ком­по­зи­то­ры Хлайн­тхей Кха­ун Тин, Ма Ма Ле. Сре­ди ис­пол­ни­те­лей на клас­сич. ар­фе са­ун га­ук – У Ма­ун Ма­ун Лат (уче­ник У Ма­ун Джи, 19 в.), У Сэйн Бэй-да, У Ба Тхан, До Мья Твин (20 в.). Осо­бый стиль во­каль­ной му­зы­ки – буд­дий­ские пес­но­пе­ния-ре­чи­та­ции.

Боль­шин­ст­во жан­ров, а так­же зву­ча­ние ан­самб­ля схайн­вайн ис­поль­зу­ют­ся в му­зы­ке те­ат­ра. Осн. ви­ды тра­диц. муз. те­ат­ра: те­атр ма­рио­не­ток йо­утейп­вэ (амь­ин та­бин; вос­хо­дит к 11–13 вв., рас­цвет свя­зан с соз­да­ни­ем ве­дом­ст­ва по управ­ле­нию при­двор­ным те­ат­ром при имп. Бо­до­пайе в кон. 18 – нач. 19 вв.); пред­став­ле­ние энэйн­пве с уча­сти­ем пе­виц-тан­цов­щиц и шу­тов. Клас­сич. при­двор­ная муз. дра­ма за­пве и нан­двин­за на сю­же­ты «Ра­ма­ки­ан» (тай­ская вер­сия «Ра­мая­ны») по­лу­чи­ла оформ­ле­ние в твор­че­ст­ве Мья­ва­ди Минд­жи У Са. Те­ат­раль­ная му­зы­ка ос­но­ва­на на сис­те­ме по­вто­ряю­щих­ся мо­ти­вов, зву­ча­щих на оп­ре­де­лён­ных ин­ст­ру­мен­тах и имею­щих своё смы­сло­вое и эмо­цио­наль­ное на­пол­не­ние (гнев, от­чая­ние, ра­дость, сра­же­ние, бу­ря на мо­ре, по­яв­ле­ние во­ра и др.); в те­че­ние спек­так­ля мо­жет зву­чать до 100 по­доб­ных мо­ти­вов.

Пер­вый из со­хра­нив­ших­ся муз. трак­та­тов – «На­ра лэй ха» (17 в.), в нём со­дер­жит­ся за­пись 37 пе­сен, по­свя­щён­ных 37 гл. на­там (ду­хам) гос. куль­та. Клас­сич. муз. тео­рия ис­пы­та­ла инд. влия­ния, опи­ра­ет­ся на па­лий­скую тер­ми­но­ло­гию; она несколько ис­кус­ст­вен­но на­ло­же­на на муз. прак­ти­ку, ко­то­рая бли­же му­зы­ке вост.-ази­ат­ской и ти­бет­ской, чем ин­дий­ской. Пре­об­ла­да­ют 5-сту­пен­ные зву­ко­ря­ды с 2 до­пол­нит. то­на­ми, ка­ж­дый из 7 то­нов со­от­не­сён с к.-л. жи­вот­ным или пти­цей. 4 осн. ти­па ла­до­вых струк­тур (для ка­ж­дой ха­рак­тер­ны оп­ре­де­лён­ные ме­ло­дич. мо­де­ли) за­кре­п­ле­ны за оп­ре­де­лён­ны­ми жан­ра­ми. Тем­пе­ра­ция в ря­де слу­ча­ев на­по­ми­на­ет 7-то­но­вую таи­ланд­скую; му­зы­ко­ве­ды-мьян­ма от­ме­ча­ют так­же сис­те­му де­ле­ния ок­та­вы на 21(22) ту­ти (инд. – шру­ти). Пре­об­ла­да­ет мо­но­дий­ный склад с эле­мен­та­ми ге­те­ро­фо­нии, ха­рак­тер­ны квин­то­вые и ок­тав­ные дуб­ли­ров­ки. Муз. ком­по­зи­ции ос­но­ва­ны на ком­би­на­ци­ях ме­ло­ди­ко-рит­мич. мо­де­лей, гл. обр. 2–4-доль­ных. Тра­диц. клас­си­фи­ка­ция де­лит муз. ин­ст­ру­мен­ты на 5 ка­те­го­рий: ме­тал­ли­че­ские (мед­ные и брон­зо­вые удар­ные), струн­ные, «ко­жа­ные» (т. е. мем­бра­но­фо­ны), ду­хо­вые, де­рев. удар­ные; кси­ло­фо­ны ны­не ста­ли вы­де­лять в са­мо­сто­ят. ка­те­го­рию. Эт­ниче­ская и кон­фес­сио­наль­ная не­од­но­род­ность на­се­ле­ния М. обу­сло­ви­ла су­ще­ст­во­ва­ние спе­ци­фич. муз. тра­ди­ций и муз. ин­ст­ру­мен­тов у раз­ных на­ро­дов стра­ны.

В свя­зи с ко­ло­ни­аль­ной по­ли­ти­кой Ве­ли­ко­бри­та­нии в сер. 19 в. в М. про­ник­ла хри­сти­ан­ская цер­ков­ная му­зы­ка, ока­зав­шая су­ще­ст­вен­ное влия­ние на му­зы­ку ка­ре­нов и ка­чи­нов. Сре­ди ев­роп. инст­ру­мен­тов в 20 в. в М. ста­ли наи­бо­лее по­пу­ляр­ны­ми скрип­ка (за­ме­нив­шая тайо), га­вай­ская ги­та­ра, фп., тру­ба и клар­нет. На фп. ис­пол­ня­ют ком­по­зи­ции в сти­ле тра­диц. ре­пер­туа­ра ар­фы са­ун га­ук и кси­ло­фо­на пат­та­ла. Сре­ди из­вест­ных пиа­ни­стов – Ги­та Лу­лин Ма­ун Ко Ко (из­вес­тен как У Ко Ко, 1928–2007). Со 2-й пол. 20 в. воз­ро­ж­да­ют­ся нац. тра­ди­ции, ве­дёт­ся изу­че­ние нац. му­зы­ки. Сре­ди ис­пол­ни­тель­ниц клас­сич. пе­сен – До Аун Чи, До Со Мья, Ей Чи, До Дей­ти Ньюн. Сре­ди му­зы­ко­ве­дов – У Кхин Зо, Ба Тхан.

В 20 в. сло­жил­ся свое­об­раз­ный мьян­ман­ско-ев­роп. муз. стиль, в т. ч. в об­лас­ти те­ат­раль­ной му­зы­ки. Воз­ник но­вый тип пат­рио­тич. пе­сен в твор­че­ст­ве Швей­дайн Ню­на, Схайа Ти­на (ав­тор гос. гим­на М. на сло­ва Та­ки­на Ба Тау­на). В ки­но­му­зы­ке объ­е­ди­ня­ют­ся зву­ча­ния нац. и ев­роп. ин­ст­ру­мен­тов. С 1970–1980-х гг. на­блю­да­ет­ся ув­ле­че­ние англ. и амер. поп-му­зы­кой и рок-му­зы­кой, с 1990-х гг. – рэ­пом и хип-хо­пом.

В кон. 1960-х гг. соз­дан Муз. со­юз с от­де­ле­ния­ми в Таунн­гу, Пхаа­не и др. го­ро­дах. В Ян­го­не функ­цио­ни­ру­ют Гос. те­атр изящ­ных ис­кусств, Ка­мер­ный сим­фо­нич. ор­кестр ра­дио, Гос. ор­кестр (под рук. У Хан Па; га­ст­ро­ли­ро­вал в СССР в 1956); в 1940-х гг. от­кры­ты гос. шко­лы изящ­ных ис­кусств в Ян­го­не и Ман­да­лае.

Литература: Khin Zaw U. Burmese music (a preliminary enquiry). Rangoon, 1941; Lustig W. A. Classical Burmese music. Rangoon, 1952; Twi­tchett D. C., Christie A.H. A Medieval Bur­mese orchestra // Asia Major. New series. 1959. Vol. 7. № 1/2; Williamson M. C. Aspects of traditional style maintained in Burma’s first thirteen Kyò songs // Selected Reports in Eth­nomusicology. 1975. Vol. 2. № 2; idem. The ba­sic tune of late eighteenth-century Burmese classical song // Musica Asiatica. L., 1979. Vol. 2; idem. The correlation between speech tones of text-syllables and their musical settings in a Burmese classical song // Ibid. L., 1983. Vol. 3; Garfias R. Burmese music and dance. N. Y., 1975; idem. Preliminary thoughts on Bur­mese modes // Asian Music. 1975. Vol. 8. № 1; idem. Burmese hsaìng and anyeín. N. Y., 1979; Maung Htin Aung. Burmese drama. Westport, 1978; За­па­до­ва Е. А. В стра­не, где те­чет Ира­ва­ди. Очер­ки куль­ту­ры со­вре­мен­ной Бир­мы. М., 1980; Picken L. Instruments in an Orchestra from Pyu (Upper Burma) in 802 // Musica Asiatica. L., 1984. Vol. 4; idem. The development of the modern Burmese Hsaìng Ensemble // Asian Music. 1985. Vol. 16. № 1; idem. Zur historischen Erforschung der Musik in Burma // Beiträge zur Musikwissenschaft. 1985. Bd 27. № 2; Бур­ман А. Д. Те­атр и дра­ма­тур­гия в тра­ди­ци­он­ной куль­ту­ре Бир­мы. М., 1991; Lockard C. A. Dance of life: popular music and politics in Southeast Asian. Honolulu, 1998.

Автор статьи: М. В. Еси­по­ва.

Те­атр, та­нец

Те­ат­раль­ное иск-во бур­но раз­ви­ва­лось с сер. 11 до кон. 13 вв., ко­гда со­еди­ни­лись иг­ро­вые и ри­ту­аль­ные тра­ди­ции на­ро­дов пью, мо­нов и мьян­ма, ут­ра­чен­ные за­тем в ре­зуль­та­те монг. на­ше­ст­вия. С воз­ро­ж­де­ни­ем куль­ту­ры М. в 15 в. воз­ник жанр ни­бат­кинг – мис­те­рия со ска­зоч­ным и ре­лиг. сю­же­том в ис­пол­не­нии бро­дя­чих ак­тё­ров. В 1767 из Сиа­ма вы­вез­ли му­зы­кан­тов и тан­цо­ров, чьё иск-во лег­ло в ос­но­ву при­двор­но­го те­ат­ра М. (пред­став­ле­ния да­ва­лись на язы­ках па­ли и сан­ск­рит). К кон. 18 в. от­но­сит­ся по­яв­ле­ние нан­двин­зы – двор­цо­вой дра­мы с му­зы­кой, тан­ца­ми и пе­ни­ем на сю­же­ты из ме­ст­ной вер­сии «Ра­мая­ны». В нач. 19 в. раз­ви­тию двор­цо­вой дра­мы спо­соб­ст­во­ва­ло твор­че­ст­во Мья­ва­ди Минд­жи У Са, по­этес­сы Кхин Со­ун, по­эта и пе­ре­во­дчи­ка У То. Сре­ди нац. дра­ма­тур­гов: У Чин У, У По­ун Нья. В пе­ри­од брит. гос­под­ства те­атр, по­те­ряв под­держ­ку имп. дво­ра, при­шёл в упа­док. В 1880–90-х гг. по­пу­ляр­ность за­вое­ва­ли те­ат­раль­ные им­про­ви­за­ции. Тек­сты пред­став­ле­ний соз­да­ва­лись в хо­де ре­пе­ти­ций са­ми­ми ак­тё­ра­ми. В кон. 19 в. в Ран­гу­не по­строе­но пер­вое зда­ние по­сто­ян­но­го те­ат­ра. Собств. труп­пы воз­глав­ля­ли зна­ме­ни­тые ак­тё­ры Аун­гба­ла, Сейн Ка­дон, У По Сейн. По­сле об­ре­те­ния стра­ной не­за­ви­си­мо­сти на­ча­ли воз­ро­ж­дать­ся тра­диц. те­ат­раль­ные жан­ры (в т. ч. джа­та­ка). По­ста­нов­ки от­ли­ча­лись пыш­но­стью кос­тю­мов и де­ко­ра­ций, вы­со­ким ис­пол­нитель­ским мас­тер­ст­вом. К нач. 21 в. в М. осо­бой по­пу­ляр­но­стью поль­зу­ют­ся те­ат­ра­ли­зов. про­грам­мы ань­ейн­пве, со­стоя­щие из тан­це­валь­ных но­ме­ров и зло­бо­днев­ных диа­ло­гов с уча­сти­ем ко­мич. пер­со­на­жей (в т. ч. кло­унов «луш­вин­до» и «лу­бье»). Нац. тан­цы ха­рак­те­ри­зу­ют­ся чёт­кой рит­мич­но­стью и ак­цен­ти­ро­ва­ни­ем поз. Ста­вят­ся мно­го­ча­со­вые муз. дра­мы «за­тпве».

Са­мо­быт­ное и ори­ги­наль­ное яв­ле­ние – те­атр ма­рио­не­ток «ёх­треп­вэ», воз­ник­ший в кон. 18 в. (в осн. труп­пы име­ют на­бор из 28 ма­рио­не­ток). Точ­ность и реа­ли­стич­ность дви­же­ний ку­кол обес­пе­чи­ва­ют­ся боль­шим ко­ли­че­ст­вом ни­тей (ино­гда до 60). Кук­лы спо­соб­ны со­вер­шать ак­ро­ба­тич. трю­ки, ска­кать вер­хом, сра­жать­ся, па­рить в воз­ду­хе. Рас­про­стра­не­ны эф­фект­ные тан­це­валь­ные сцен­ки, в ко­то­рых один и тот же та­нец син­хрон­но ис­пол­ня­ют ма­рио­нет­ка и жи­вой ак­тёр, оде­тые в оди­на­ко­вые кос­тю­мы к.-л. пер­со­на­жа.

С 1991 в Ян­го­не ра­бо­та­ет Нац. те­атр, не имею­щий по­сто­ян­ной труп­пы. Су­щест­ву­ет зна­чит. ко­ли­че­ст­во про­фес­сио­наль­ных и по­лу­про­фес­сио­наль­ных пе­ре­движ­ных те­ат­раль­ных трупп (в осн. вы­сту­па­ют во вре­мя свет­ских и ре­лиг. празд­ни­ков). Под­го­тов­ка спе­циа­ли­стов для те­ат­ра осу­ще­ст­в­ля­ет­ся в двух Гос. шко­лах дра­мы и му­зы­ки – в Ян­го­не (ос­но­ва­на в 1952) и в Ман­да­лае (1953), а так­же в Ян­гон­ском (1993) и Ман­далай­ском (2001) ун-тах куль­ту­ры. С 1993 в Ян­го­не про­во­дят­ся еже­год­ные об­ще­на­цио­наль­ные фес­ти­ва­ли тра­диц. ис­пол­нитель­ских ис­кусств, ор­га­ни­зу­ют­ся фес­ти­ва­ли в ре­гио­нах, дей­ст­ву­ет Те­ат­раль­ная ас­со­циа­ция Мьян­мы.

  
Литература: Maung Htin Aung. Burmese drama. West­port, 1978; За­па­до­ва Е. А. В стра­не, где те­чет Ира­ва­ди. Очер­ки куль­ту­ры со­вре­мен­ной Бир­мы. М., 1980; Бир­ма. Спра­воч­ник. М., 1982; Бур­ман А. Д. Те­атр и дра­ма­тур­гия в тра­ди­ци­он­ной куль­ту­ре Бир­мы. М., 1991.

Автор статьи: Н. А. Лис­то­па­дов.

Ки­но

Ос­но­ва­те­лем ки­не­ма­то­гра­фа М. счи­та­ет­ся У Оун Ма­ун, ор­га­ни­зо­вав­ший в 1914 пер­вую в стра­не ки­но­фир­му «Bur­ma Film Company» в Ран­гу­не. 13.10.1920 со­стоя­лась пре­мье­ра пер­во­го иг­ро­во­го ф. «Лю­бовь и ал­ко­голь» (реж. У Оун Ма­ун, ис­пол­ни­те­ли гл. ро­лей – пер­вые бирм. ки­но­ак­тё­ры Ньи Пу и Ма Я). В 1920-е гг. в Ран­гу­не и др. круп­ных го­ро­дах поя­ви­лись ки­но­ком­па­нии, вы­пус­кав­шие не­мые кар­ти­ны разл. жан­ров: ме­ло­дра­мы, ко­ме­дии, при­клю­ченч. филь­мы и лен­ты на сю­же­ты из буд­дий­ской ми­фо­ло­гии. В кон. 1920-х гг. воз­ник­ло ани­ма­ци­он­ное (ри­со­ван­ное) ки­но. В 1932 вы­шел пер­вый бирм. зву­ко­вой ф. «Не всё мож­но ку­пить» (реж. То­ке Чжи, вы­пу­щен в Бом­бее), од­на­ко не­мые филь­мы за­ни­ма­ли су­ще­ст­вен­ное ме­сто в ки­не­ма­то­гра­фе стра­ны до нач. 1950-х гг. Пре­рван­ное во вре­мя 2-й ми­ро­вой вой­ны ки­но­про­из­вод­ст­во во­зоб­нов­ле­но по­сле об­ре­те­ния не­за­ви­си­мо­сти в 1948. Сре­ди зна­чит. филь­мов: «Сан­са­ра» (1956) и «Го­во­ря­щее серд­це» (1968), оба – реж. У Тук­ха; «Ноч­ное солн­це» (1972) и «Но­во­год­ний дождь» (1985), оба – реж. Ма­ун Тин У; «Оби­та­тель ада» (2000, реж. Ти­ха Тин Со), «Та­ин­ст­вен­ный снег» (2004, реж. Зинйо Ма­ун Ма­ун), «Боль­шие на­де­ж­ды» (2006, реж. Ма­ун Мье Мин), «Пре­вос­ход­ст­во» (2007, реж. Ма­ун Йин Аун). С 1952 луч­шим филь­мам при­су­ж­да­ет­ся еже­год­ная пре­мия Ака­де­мии ки­но­ис­кус­ст­ва. В кон. 20 – нач. 21 вв. пре­об­ла­да­ют ма­ло­бюд­жет­ные раз­вле­кат. филь­мы, пре­им. ме­ло­дра­мы, ко­ме­дии, де­тек­ти­вы. Сре­ди ве­ду­щих ак­тё­ров 1980–2000-х гг. – Чжо Хейн и Чо Пьёун.

Автор статьи: Н. А. Лис­то­па­дов.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты