МАРОККО

0 комментариев

МАРОККО - ко­ро­лев­ст­во Ма­рок­ко (Аль-Мам­ля­ка аль-Маг­ри­бия).

Об­щие све­де­ния

Марокко - государство на се­ве­ро-за­па­де Аф­ри­ки. На се­ве­ре омы­ва­ет­ся Сре­ди­зем­ным морем, на за­па­де - Ат­лан­ти­че­ским океаном (дли­на бе­ре­го­вой ли­нии 1835 км); от Ев­ро­пы от­де­ле­но Гиб­рал­тар­ским проливом Гра­ни­чит на вос­то­ке и юго-вос­то­ке с Ал­жи­ром, на юге - с Западной Са­ха­рой. Площадь 446,5 тыс. км2. Население 31,97 млн. человек (2011 год). Сто­ли­ца - Ра­бат. Официальный язык - араб­ский (рас­про­стра­не­ны так­же фран­цуз­ский и бер­бер­ский язы­ки). Де­неж­ная еди­ни­ца - ма­рокканский дир­хам. Административно-территориальное де­ле­ние: 14 об­лас­тей, раз­де­лён­ных на 52 административные еди­ни­цы [городские пре­фек­ту­ры и про­вин­ции (ви­лай­е­ты)].

Марокко - член ООН (1956 год), ЛАГ (1958 год), МВФ (1958 год), МБРР (1958 год), Организации Ис­лам­ская кон­фе­рен­ция (ОИК; 1969 год), ВТО (1995 год).

Го­су­дар­ст­вен­ный строй

Марокко - уни­тар­ное государство. Кон­сти­ту­ция при­ня­та 10.03.1972 года. Фор­ма прав­ле­ния - кон­сти­туционная мо­нар­хия.

Гла­ва государства - ко­роль. Он яв­ля­ет­ся ду­хов­ным гла­вой, сим­во­лом един­ст­ва на­ции, вер­хов­ным глав­но­ко­ман­дую­щим, на­зна­ча­ет пре­мьер-ми­ни­ст­ра, фор­ми­ру­ет пра­ви­тель­ст­во, впра­ве объ­яв­лять в стра­не чрез­вы­чай­ное по­ло­же­ние, на­зна­чать су­дей и т. д., име­ет пра­во от­ла­га­тель­но­го ве­то и пра­во рос­пус­ка пар­ла­мен­та. Королевская власть наследуется по муж­ской линии.

Выс­ший ор­ган за­ко­но­дательной вла­сти - двух­па­лат­ный пар­ла­мент. Ниж­няя па­ла­та (Па­ла­та пред­ста­ви­те­лей, 325 де­пу­татов) из­би­ра­ет­ся все­об­щим пря­мым го­ло­со­ва­ни­ем на 5 лет. В её ком­пе­тен­цию вхо­дят при­ня­тие но­вых за­ко­нов, вы­дви­же­ние кан­ди­да­тов на по­сты пре­мьер-ми­ни­ст­ра и чле­нов пра­ви­тель­ст­ва, об­су­ж­де­ние про­грам­мы дея­тель­но­сти ка­би­не­та ми­ни­ст­ров и вы­не­се­ние ему во­ту­ма не­до­ве­рия, ут­вер­жде­ние государственного бюд­же­та. Верх­няя па­ла­та (Па­ла­та со­вет­ни­ков, 270 де­пу­та­тов) из­би­ра­ет­ся на 9 лет не­пря­мым го­ло­со­ва­ни­ем. Каждые 3 го­да её состав обновляется на треть.

Ис­пол­нительная власть осу­ще­ст­в­ля­ет­ся пра­ви­тель­ст­вом (Со­ве­том ми­ни­ст­ров) во гла­ве с пре­мьер-ми­ни­ст­ром. Пра­ви­тель­ст­во не­сёт от­вет­ст­вен­ность пе­ред ко­ро­лём и пар­ла­мен­том. По­сле на­зна­че­ния ко­ро­лём чле­нов пра­ви­тель­ст­ва пре­мьер-ми­нистр из­ла­га­ет парламенту свою про­грам­му.

В Марокко су­ще­ст­ву­ет мно­го­пар­тий­ная сис­те­ма. Ве­ду­щие по­ли­тические пар­тии: «Ис­тик­ляль», Пар­тия спра­вед­ли­во­сти и раз­ви­тия, Объ­е­ди­нён­ное народное дви­же­ние, Национальное объ­е­ди­не­ние не­за­ви­си­мых, Со­циа­ли­стический со­юз народных сил, Пар­тия про­грес­са и со­циа­лиз­ма.

На­се­ле­ние

Боль­шин­ст­во населения Марокко - ара­бы: ма­рок­кан­цы, жи­ву­щие главным образом на се­ве­ро-за­па­де и се­ве­ре стра­ны (от 25 до 45%); ал­жир­цы (13,4%, сре­ди них бе­дуи­ны - 0,4%); мав­ры (10%). Бер­бе­ры, в т. ч. ара­би­зи­ро­ван­ные, со­став­ля­ют, по различным оцен­кам, от 30 до 50%: на се­ве­ре про­жи­ва­ют зе­на­та (ри­фы, сен­ха­жа), в центральной час­ти - та­ма­зигт, на юге - шильх (2009 год, оцен­ка). Около 5% населения сме­шан­но­го бер­бер­ско-нег­ро­ид­но­го про­ис­хо­ж­де­ния про­жи­ва­ет в са­хар­ских и пред­са­хар­ских оа­зи­сах.

Чис­лен­ность населения Марокко с середины XX века воз­рос­ла поч­ти в 3 раза (11,6 млн. человек в 1960 году; 20,22 млн. человек в 1982 году; 28,24 млн. человек в 1999 году). Струк­ту­ра вос­про­из­вод­ст­ва на­се­ле­ния ти­пич­на для стран Ближ­не­го Вос­то­ка и Северной Аф­ри­ки. Ха­рак­тер­ны от­но­си­тель­но вы­со­кая ро­ж­дае­мость (19,2 на 1000 жителей) и низ­кая смерт­ность (4,75 на 1000 жителей, 2011 год). По­ка­за­тель фер­тиль­но­сти 2,2 ре­бён­ка на 1 жен­щи­ну; мла­ден­че­ская смерт­ность 27,5 на 1000 жи­во­ро­ж­дён­ных (2011 год).

Средний воз­раст населения 26,9 го­да. В воз­рас­тной струк­ту­ре до­ля де­тей (до 15 лет) 27,9%, лиц тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та (15-64 го­да) - 66,1%, лиц 65 лет и стар­ше - 6,1%. Средняя ожи­дае­мая про­дол­жи­тель­ность жиз­ни 75,9 го­да (муж­чи­ны - 72,8, жен­щи­ны - 79,1 го­да). На 100 жен­щин при­хо­дит­ся 97 муж­чин (2011 год). Саль­до внеш­них ми­г­ра­ций от­ри­ца­тель­ное (–3,77 на 1000 жителей; 2011 год); основная часть ми­гран­тов на­прав­ля­ет­ся во Фран­цию, др. стра­ны ЕС и в США. По оцен­кам, около 3 млн. ма­рок­кан­цев по­сто­ян­но про­жи­ва­ют за ру­бе­жом (середина 2000-х годов).

Средняя плот­ность населения 71,6 чел./км2 (2011 год). Б. ч. на­се­ле­ния про­жи­ва­ет на се­ве­ре и за­па­де стра­ны; наи­бо­лее плот­но за­се­ле­ны при­ат­лан­тические рав­ни­ны и северо-западные пред­го­рья Эр-Ри­фа и Ат­ла­са. Городское население 58% (2010 год; 35% в 1971 году). Круп­ней­шие го­ро­да (тысяч человек; 2010 год): Ка­саб­лан­ка (3299,2), Ра­бат (1819,8), Фес (1040,6), Мар­ра­кеш (920,1), Тан­жер (762,2), Мек­нес (596,1), Ага­дир (570,7).

Эко­но­ми­че­ски ак­тив­ное население 11,63 млн. человек (2010 год). Сре­ди ра­бо­таю­щих в сельском хозяйстве за­ня­то 34,1%, в сфе­ре ус­луг - 41,7%, в промышленности и строи­тель­ст­ве - 24,2% (2007 год). Уро­вень без­ра­бо­ти­цы от­но­си­тель­но вы­со­кий (9,8%, 2010 год); за чер­той бед­но­сти про­жи­ва­ет бо­лее 15% населения (2007 год).

Ре­ли­гия

Государственная ре­ли­гия - ис­лам. По­дав­ляю­щее боль­шин­ст­во на­се­ле­ния - 99% (2009 год, оцен­ка) - му­суль­ма­не. Поч­ти все они - сун­ни­ты, б. ч. ма­ли­ки­ты. Со­хра­ни­лись по­сле­до­ва­те­ли (около 45 тыс. человек) ши­ро­ко рас­про­стра­нён­но­го в Северной Аф­ри­ке в сред­ние ве­ка ха­рид­жиз­ма. Зна­чи­тель­но влия­ние су­физ­ма; наи­бо­лее круп­ные су­фий­ские брат­ст­ва - Ша­зи­лия, Дар­ка­вийя, Ка­ди­рийя, Иса­вийя, Тид­жа­нийя.

Из религиозных мень­шинств пре­об­ла­да­ют хри­стиа­не (около 120 тыс. человек), про­жи­ваю­щие главным образом в круп­ных го­ро­дах. Боль­шин­ст­во хри­сти­ан со­став­ля­ют ка­то­ли­ки ев­ропейского про­ис­хо­ж­де­ния; Рим­ско-ка­то­лическая цер­ковь пред­став­ле­на 2 дио­це­за­ми с цен­тра­ми в Тан­же­ре и Ра­ба­те. Про­тес­тан­тов на­счи­ты­ва­ет­ся несколько тыс. человек, пра­во­слав­ных (в основном гре­ков) - около 6 тыс. человек (су­ще­ст­ву­ет при­ход РПЦ в Ра­ба­те, 1927 год).

Иу­даи­ст­ская об­щи­на вклю­ча­ет около 40 тыс. человек. Как хри­сти­ан­ская, так и иу­даи­ст­ская об­щи­ны не иг­ра­ют су­ще­ст­вен­ной ро­ли в об­щественной жиз­ни. В Марокко при­ме­ня­ют­ся му­сульманский и гри­го­ри­ан­ский ка­лен­да­ри.

Ис­то­ри­че­ский очерк

Ма­рок­ко в древ­но­сти

С конца II-го тысячелетия до н. э. на тер­ри­то­рию современного Марокко на­ча­ли про­ни­кать фи­ни­кий­ские ко­ло­ни­сты, ос­но­вав­шие ряд опор­ных пунк­тов на сре­ди­зем­но­мор­ском и ат­лан­тическом по­бе­режь­ях. Ос­но­ва­ние круп­ней­ше­го из них (город Ликс) в ан­тич­ной тра­ди­ции от­но­сит­ся к окон­ча­нию Тро­ян­ской вой­ны, но ар­хео­ло­гические дан­ные сви­де­тель­ст­ву­ют о воз­ник­но­ве­нии фи­ни­кий­ских по­се­ле­ний не ра­нее VII века. Около V века на ма­рок­кан­ском по­бе­ре­жье фи­ни­кий­цев по­тес­ни­ли кар­фа­ге­ня­не (пу­ний­цы). Ме­ж­ду 480 и 450 годами Кар­фа­ген­ская дер­жа­ва ор­га­ни­зо­ва­ла экс­пе­ди­цию Ган­но­надля за­кре­п­ле­ния сво­их по­зи­ций в Северо-Западной Аф­ри­ке. В пе­ри­од сво­его мо­гу­ще­ст­ва Кар­фа­ген ус­та­но­вил по­сто­ян­ный кон­троль над тор­го­вы­ми цен­тра­ми се­ве­ра Марокко, по­се­ле­ния­ми - пред­ше­ст­вен­ни­ка­ми Са­ле, Тан­же­ра, Ла­ра­ша, Во­лю­би­ли­са. Рас­про­стра­не­ние пу­ни­че­ской куль­ту­ры про­дол­жа­лось на за­па­де Северной Аф­ри­ки и по­сле па­де­ния Кар­фа­ге­на (146 год). По ме­ре римской экс­пан­сии в Северной Аф­ри­ке тер­ри­то­рия современного Марокко под­па­ла под влия­ние Ри­ма.

Ме­ст­ные жи­те­ли (мав­ры или мав­ру­сии, как их на­зы­ва­ли рим­ля­не) из­древ­ле объ­е­ди­ня­лись в сою­зы пле­мён под ко­ман­до­ва­ни­ем во­ж­дей-агел­ли­дов. Мавр­ские и ну­ми­дий­ские агел­ли­ды с середины II века до н. э. иг­ра­ли зна­чительную роль в по­ли­ти­ке рим­лян в Северной Аф­ри­ке и жиз­ни са­мо­го Ри­ма. Так, «царь» мав­ров Бокх I (118-181 годы), пра­вив­ший в Тин­ги­се (Тан­же­ре), со­дей­ст­во­вал римской ок­ку­па­ции Ну­ми­дии, а его де­ти Бокх II и Бо­гуд про­яви­ли ло­яль­ность к Гаю Юлию Це­за­рю в куль­ми­национный мо­мент гражданской вой­ны (49-45 годы) и не под­дер­жа­ли ну­ми­дий­ско­го агел­ли­да Юбу I, вы­сту­пив­ше­го на сто­ро­не пом­пе­ян­цев. В 38 году Тин­гис по­лу­чил ста­тус ко­ло­нии, а его жи­те­ли - пра­ва римских гра­ж­дан. В по­сле­дую­щие го­ды во­шло в со­став соз­дан­но­го под кон­тро­лем Ри­ма  Мав­ре­тан­ско­го цар­ст­ва Его пра­ви­тель Юба II, зять Мар­ка Ан­то­ния и Кле­о­пат­ры, был из­вес­тен как строи­тель но­вых го­ро­дов и ме­це­нат.

При Ка­ли­гу­ле и Клав­дии вас­саль­ные цар­ст­ва Северной Аф­ри­ки бы­ли ли­к­ви­ди­ро­ва­ны, а управ­ле­ние ими ре­ор­га­ни­зо­ва­но. В 42-44 годах н. э. северо-западная часть современного Марокко во­шла в римскую про­вин­цию Мав­ре­та­ния Тин­ги­тан­ская с цен­тром в Тин­ги­се, а северо-восточная часть (вме­сте с се­ве­ро-за­па­дом современного Ал­жи­ра) со­ста­ви­ла Мав­ре­та­нию Це­за­рей­скую со сто­ли­цей в Це­за­рее (ныне город Шер­шель в Ал­жи­ре). Они под­верг­лись ин­тен­сив­ной римской ко­ло­ни­за­ции, что при­ве­ло к раз­ло­же­нию на час­ти тер­ри­то­рии Марокко пер­во­быт­но-об­щин­ных от­но­ше­ний, раз­ви­тию сельского хозяйства (вы­ра­щи­ва­ние оли­вы), за­ро­ж­де­нию круп­но­го зем­ле­вла­де­ния, бы­ст­ро­му рос­ту го­ро­дов (Са­ле, Ба­на­за, Во­лю­би­лис и др.). С бер­бер­ским населением Марокко тин­ги­тан­ские го­ро­да под­дер­жи­ва­ли до­го­вор­ные от­но­ше­ния. В V веке северная часть Марокко бы­ла за­воё­ва­на ван­да­ла­ми. Не­за­дол­го до их втор­же­ния мав­ре­тан­ские пле­ме­на при­ня­ли уча­стие в со­ци­аль­но-ре­лигиозном дви­же­нии в под­держ­ку уче­ния до­на­ти­ст­ской церк­ви. В 429 году они за­ня­ли Тан­жер, а позд­нее ос­но­ва­ли «вар­вар­ское ко­ро­лев­ст­во» со сто­ли­цей в Кар­фа­ге­не. Во­енно-по­ли­тическое объ­е­ди­не­ние пле­мён Марокко при­ос­та­но­ви­лось по­сле раз­гро­ма «ко­ролев­ст­ва» ви­зантийским вой­ском и фло­том (534 год). Ви­зан­тий­цы со­хра­ня­ли но­ми­наль­ный кон­троль над Северо-Западной Аф­ри­кой вплоть до конца VII века.

Ма­рок­ко в VII-XV веках

Со­глас­но арабскому пре­да­нию, пер­вая вол­на арабских за­вое­ва­ний дос­тиг­ла тер­ри­то­рии современного Марокко в 681-683 годах, ко­гда пол­ко­во­дец Ок­ба ибн На­фи яко­бы до­шёл до Гиб­рал­тар­ско­го пролива и за­клю­чил мир с ви­зантийским пра­ви­те­лем Тан­же­ра и Се­уты - пат­ри­ци­ем Юлиа­ном. К 710-711 годам ара­бо-му­сульманское вой­ско за­ня­ло се­вер Марокко, а Тан­жер стал ба­зой для даль­ней­ших арабских за­вое­ва­ний на Пи­ре­ней­ском полуострове. С рас­про­стра­не­ни­ем арабского языка тер­ри­то­рия современного Марокко по­лу­чи­ла название «Аль-Маг­риб аль-Ак­са» (арабский - Даль­ний Маг­риб, Край­ний За­пад), став­шее тра­ди­ци­он­ным в Сред­не­ве­ко­вье. В VIII-IX веках  зна­чительная часть бер­бер­ско­го на­се­ле­ния ис­ла­ми­зи­ро­ва­лась, при­чём ис­лам­ское ве­ро­уче­ние не­ред­ко при­хо­ди­ло в Марокко (как и на др. ок­раи­ны Ха­ли­фа­та) в ви­де оп­по­зи­ци­он­ных ха­лиф­ской вла­сти те­че­ний - ха­рид­жиз­ма и ши­из­ма. Под ха­рид­жит­ски­ми ло­зун­га­ми на­ча­лось круп­ней­шее в ран­нем Сред­не­ве­ко­вье по­встанческое дви­же­ние му­суль­ман Даль­не­го Маг­ри­ба про­тив вла­сти да­мас­ских Омей­я­дов (739-742 годы), при­вед­шее к ос­лаб­ле­нию Омей­яд­ско­го ха­ли­фа­та и сыг­рав­шее важ­ную роль в кра­хе их ди­на­стии.

Вплоть до середины IX века в Марокко не бы­ло круп­но­го по­ли­тического цен­тра. Сре­ди са­мо­сто­ятельных государственных об­ра­зо­ва­ний вы­де­ля­лись эми­рат бер­бер­ских пле­мён бер­гва­та на при­ат­лан­тических рав­ни­нах (Та­мес­на, ны­не Ша­вия), княжество Сид­жиль­ма­са (в оа­зи­сах юго-восточного Марокко), где с начала IX века пра­ви­ли Мид­ра­ри­ды, и ши­ит­ское государство арабской ди­на­стии по­том­ков про­ро­ка Му­хам­ме­да ше­ри­фов-Ид­ри­си­дов в северо-западном Марокко  (788-820-е годы). Все эти государства пред­став­ля­ли со­бой фе­де­ра­ции оа­зи­сов и пле­мен­ных тер­ри­то­рий, в си­лу че­го бы­ли не­дол­го­веч­ны; тем не ме­нее они об­ла­да­ли зна­чительными сельскохозяйственными ре­сур­са­ми и иг­ра­ли су­ще­ст­вен­ную роль в транс­са­хар­ской тор­гов­ле. Важ­ным по­ли­тическим, куль­тур­ным и эко­но­мическим цен­тром Марокко стал город Фес, ос­но­ван­ный Ид­ри­си­да­ми в 789 году.

В X веке за об­ла­да­ние Марокко ве­ли борь­бу испанская ветвь Омей­я­дов и шии­ты-Фа­ти­ми­ды, за­вое­вав­шие в 909-910 годах Иф­ри­кию (современный Ту­нис). Стре­мясь под­чи­нить круп­ные тор­го­вые пу­ти Северо-Западной Аф­ри­ки, фа­ти­мид­ские ха­ли­фы и вое­на­чаль­ни­ки во­вле­ка­ли от­ря­ды бер­бер­ских пле­мён груп­пы зе­на­та (Средний Маг­риб, современный Ал­жир) в кам­па­нии на тер­ри­то­рии Марокко. Со сво­ей сто­ро­ны, омей­яд­ский пра­ви­тель Кор­до­вы Абд ар-Рах­ман III и его пре­ем­ни­ки не­од­но­крат­но вы­са­жи­ва­лись на по­бе­ре­жье Марокко, за­хва­ты­ва­ли тер­ри­то­рии и на­вя­зы­ва­ли свой сю­зе­ре­ни­тет зе­нат­ским во­ж­дям и ид­ри­сид­ским эми­рам. По­сле пе­ре­не­се­ния Фа­ти­ми­да­ми их сто­ли­цы в Ка­ир (973 год) б. ч. вла­де­те­лей Марокко ори­ен­ти­ро­ва­лась на Кор­до­ву вплоть до рас­па­да Кор­дов­ско­го ха­ли­фа­та (1031 год). Мно­го­численные ло­каль­ные вой­ны и ми­гра­ции X-XI веков не ухуд­ши­ли эко­но­мическое по­ло­же­ние го­ро­дов Марокко, а бла­го­да­ря ми­гра­ци­ям зе­нат­ских пле­мён и их пе­ре­хо­ду к осед­ло­сти хо­зяйственное ос­вое­ние бо­га­тых при­ат­лан­тических рав­нин да­же ин­тен­си­фи­ци­ро­ва­лось.

Во 2-й половине XI - середине XIII веков  Даль­ний Маг­риб стал ба­зой для фор­ми­ро­ва­ния мо­гу­ще­ст­вен­ных, хо­тя и не­дол­го­веч­ных во­енно-тео­кра­тических им­пе­рий Аль­мо­ра­ви­дов и Аль­мо­ха­дов. Эти бер­бер­ские по про­ис­хо­ж­де­нию ди­на­стии за­мет­но рас­ши­ри­ли пре­де­лы сво­их вла­де­ний, рас­про­стра­ни­ли власть на б. ч. Северной Аф­ри­ки и на му­сульманскую часть Ис­па­нии, где про­ти­во­дей­ст­во­ва­ли Ре­кон­ки­сте. Марокко в его современных гра­ни­цах ос­та­ва­лось ис­то­ри­ко-куль­тур­ным ядром и «мет­ро­по­ли­ей» Аль­мо­ра­ви­дов и Аль­мо­ха­дов (за­ло­жен­ный Аль­мо­ра­ви­да­ми в 1062 году Мар­ра­кеш стал сто­ли­цей обо­их го­су­дарств и впо­след­ст­вии от его названия про­изош­ло ев­ропейское на­име­но­ва­ние стра­ны). При этих ди­на­сти­ях в Марокко сло­жи­лись ин­сти­ту­ты го­су­дар­ст­вен­но­сти, поч­ти не из­ме­нив­шие­ся до позд­не­го Сред­не­ве­ко­вья, рас­про­стра­ни­лись ин­сти­ту­ты аг­рар­но­го строя, ха­рак­тер­ные для Ближ­не­го Вос­то­ка, в ча­ст­но­сти ик­та. При этом поль­зо­ва­те­ля­ми ик­та ча­ще все­го ста­но­ви­лись не ча­ст­ные ли­ца, а при­ви­ле­ги­рованные бе­ду­ин­ские пле­ме­на, со­став­ляв­шие вспо­мо­гательные кон­тин­ген­ты вой­ска. В эпо­ху Аль­мо­ха­дов (XII - 1-я половина XIII веков) в Марокко по­лу­чил раз­ви­тие ис­лам­ский мис­ти­цизм (су­физм), позд­нее став­ший ос­но­вой для раз­ви­тия ре­гио­наль­ной маг­ри­бин­ской мис­тической тра­ди­ции.

Кри­зис Аль­мо­хад­ской им­пе­рии, про­явив­ший­ся в пер­вые го­ды XIII века, был обу­слов­лен на­ше­ст­вия­ми на юг и вос­ток Марокко во­ен­но-ко­че­вых сою­зов пле­мён ба­ну хи­лаль с тер­ри­то­рии Среднего Маг­ри­ба, но­вы­ми вол­на­ми ми­гра­ций, про­ти­во­ре­чия­ми ме­ж­ду ма­рокканской и испанской му­сульманской зна­тью, не­тер­пи­мо­стью аль­мо­хад­ско­го ре­лигиозно-по­ли­тического уче­ния. Рас­пад им­пе­рии при­вёл к вла­сти в Марокко бер­бер­скую пле­мен­ную груп­пи­ров­ку ба­ну ме­рин, из ко­то­рой вы­шла ди­на­стия сул­та­нов-Ме­ри­ни­дов. Её луч­шие пред­ста­ви­те­ли пы­та­лись ожи­вить аль­мо­хад­ские за­мыс­лы соз­да­ния круп­ной им­пе­рии, но толь­ко в пе­ри­од рас­цве­та ди­на­стии (конец XIII - середина XIV веков) на­блю­да­лось взаи­мо­вы­год­ное со­труд­ни­че­ст­во Марокко и му­сульманской Ис­па­нии, пред­став­лен­ной ди­на­сти­ей На­сри­дов из Гра­на­ды. При Ме­ри­ни­дах в хо­зяйственной и куль­тур­ной жиз­ни Марокко от­чёт­ли­во про­яви­лось влия­ние ан­да­лус­ской эмиг­ра­ции: в го­ро­дах сло­жи­лись профессиональные кор­по­ра­ции, сфор­ми­ро­ва­лись изы­скан­ные сти­ли в ар­хи­тек­ту­ре, са­до­во-ланд­шафт­ном искусстве, ку­ли­на­рии, про­дол­жи­лось раз­ви­тие и «об­мир­ще­ние» маг­ри­бин­ско­го су­физ­ма.

Стре­мясь под­дер­жать официальные ис­лам­ские ин­сти­ту­ты, Ме­ри­ни­ды по при­ме­ру Сель­джу­ки­дов на вос­то­ке ара­бо-му­сульманского ми­ра строи­ли и фи­нан­си­ро­ва­ли мед­ре­се. Во внутренней и эко­но­мической по­ли­ти­ке Ме­ри­ни­ды сле­до­ва­ли прин­ци­пам, сло­жив­шим­ся при Аль­мо­ха­дах. Пе­ри­од ме­ри­нид­ско­го рас­цве­та Марокко ха­рак­те­ри­зо­вал­ся зна­чительным раз­ви­ти­ем сельскохозяйственного про­изводства и ши­ро­ки­ми эко­но­мическими свя­зя­ми Марокко как с Ев­ро­пой, так и с Западной Аф­ри­кой. В середине XIV века ме­ри­нид­ский сул­тан Абу Инан (1348-1358 годы) пред­при­нял глу­бо­кие, но не­по­сле­до­ва­тель­ные административные ре­фор­мы, на­прав­лен­ные на цен­тра­ли­за­цию ма­рокканского государства и вос­соз­да­ние все­маг­ри­бин­ской им­пе­рии с цен­тром в Марокко.

Мно­го­численные по­хо­ды Абу Ина­на про­тив со­се­дей - ал­жир­ских Абд аль-Ва­ди­дов (Зай­я­ни­дов) и ту­нис­ских Хаф­си­дов - за­кон­чи­лись не­уда­чей. По­сле его ги­бе­ли уга­саю­щий пра­вя­щий дом стал иг­руш­кой в ру­ках ца­ре­двор­цев, а с 1420 года власть в ме­ри­нид­ской сто­ли­це Фе­се за­хва­тил клан Ват­та­си­дов, пра­вив­ших на пра­вах ре­ген­тов (с 1471 года са­мо­сто­ятельная ди­на­стия). Двор­цо­вые пе­ре­во­ро­ты и ин­три­ги, внутренняя не­ста­биль­ность, от­па­де­ние южных про­вин­ций, вме­ша­тель­ст­во в де­ла Марокко му­сульманских со­се­дей сов­па­ли с на­ча­лом Ис­па­но-пор­ту­галь­ской аг­рес­сии в Се­вер­ной Аф­ри­ке и рас­про­стра­не­ни­ем ос­ман­ско­го влия­ния в Средний Маг­ри­бе. В 1415 году пор­ту­галь­цы за­хва­ти­ли город Се­ута, а в 1492 году Ис­па­ния за­кон­чи­ла Ре­кон­ки­сту раз­гро­мом Гра­над­ско­го эми­ра­та и пе­ре­не­сла бое­вые дей­ст­вия на тер­ри­то­рию Марокко. Ус­пех Ре­кон­ки­сты при­вёл к но­вым по­то­кам му­сульманских бе­жен­цев из Ис­па­нии. Ват­та­сид­ские пра­ви­те­ли ока­за­лись не спо­соб­ны по­ло­жить ко­нец внутренним сму­там и за­щи­тить ин­те­ре­сы под­дан­ных.

Ма­рок­ко в XVI-XIX веках

Под уда­ра­ми ев­ропейских за­вое­ва­те­лей на ру­бе­же XV-XVI веков с по­литической сце­ны Марокко ис­чез­ли «пле­мен­ные» ди­на­стии. Их ме­сто за­ня­ли кла­ны по­том­ков про­ро­ка Му­хам­ме­да(ше­ри­фов), об­ла­дав­ших, по ве­ро­ва­ни­ям ма­рок­кан­цев, бо­жественной бла­го­да­тью (ба­ра­кой). Ше­ри­фы-Саа­ди­ды в 1510 году воз­гла­ви­ли сти­хий­ное со­про­тив­ле­ние как ев­ро­пей­ско­му, так и ос­ман­ско­му про­ник­но­ве­нию на ма­рокканские тер­ри­то­рию. К середине XVI века Саа­ди­дам Му­хам­ме­ду аш-Шей­ху (1511-1557 годы) и Аб­дал­ла­ху аль-Га­ли­бу (1557-1574 годы) уда­лось со­брать под сво­ей вла­стью поч­ти всю современную тер­ри­то­рию стра­ны.

Тем не ме­нее сла­бость внут­ри­хо­зяйственных свя­зей, час­тые ко­че­вые ми­гра­ции и меж­пле­мен­ные столк­но­ве­ния за­труд­ня­ли дея­тель­ность сул­тан­ской ад­ми­ни­ст­ра­ции, вы­ну­ж­дая её сле­до­вать тра­ди­ции «ко­чую­ще­го дво­ра». По­ми­мо пре­бы­ва­ния в официальной сто­ли­це (Мар­ра­ке­ше), саа­дид­ские пра­ви­те­ли час­то объ­ез­жа­ли др. го­ро­да и про­вин­ции, по­дав­ляя пле­мен­ные бун­ты и со­би­рая на­ло­ги. Вы­со­кий уро­вень цен­тра­ли­за­ции в саа­дид­ском Марокко был дос­тиг­нут толь­ко при сул­та­не Ах­ма­де аль-Ман­су­ре (1578-1603 годы). В 1578 году он вос­поль­зовал­ся ре­шаю­щей по­бе­дой над ев­ропейскими за­вое­ва­те­ля­ми, в 1590-1591 годах по­ко­рил Сон­гай и об­ло­жил его да­нью, ко­то­рую взи­мал зо­ло­тым пес­ком.

По­сле ги­бе­ли в 1588 году «Не­по­бе­ди­мой ар­ма­ды», же­лая вер­нуть юг Пи­ре­ней­ско­го полуострова под власть му­суль­ман, Ах­мад аль-Ман­сур на­чал го­то­вить втор­же­ние в Ис­па­нию, для че­го за­клю­чил со­юз с английской ко­ро­ле­вой Ели­за­ве­той I Тю­дор. Од­на­ко его пла­ны не осу­ще­ст­ви­лись. С кон­чи­ной Ах­ма­да аль-Ман­су­ра государство Саа­ди­дов ос­ла­бе­ло. За­вое­ва­ние сон­гай­ских зе­мель, столь вы­год­ное по­на­ча­лу, уже че­рез пол­ве­ка при­ве­ло к упад­ку и без то­го сла­бой в XVI -XVII веках транс­са­хар­ской тор­гов­ли (ре­шаю­щий удар по ней на­нес­ли Ве­ли­кие гео­гра­фи­че­ские от­кры­тия, дав­шие Ев­ро­пе аль­тер­на­тив­ный ис­точ­ник зо­ло­та); ма­рокканского вой­ска в сон­гай­ских зем­лях об­ре­ли са­мо­стоя­тель­ность, в ре­зуль­та­те че­го по­след­ние от­ло­жи­лись от Марокко. Пре­ем­ни­ки Ах­ма­да аль-Ман­су­ра не смог­ли удер­жать власть. В 1-й половине XVII века Марокко вновь пре­вра­ти­лось в конг­ло­ме­рат удель­ных кня­жеств, городских пи­рат­ских «рес­пуб­лик» и са­мо­сто­ятельных пле­мен­ных тер­ри­то­рий.

Воз­ро­ж­де­ние ше­риф­ско­го государства в Марокко про­изош­ло в ре­зуль­та­те воз­вы­ше­ния др. кла­на по­том­ков Про­ро­ка - Алау­и­тов (Фи­ла­ли­дов). Три сы­на ос­но­ва­те­ля ди­на­стии Му­хам­ме­да аш-Ше­ри­фа (1631-1635 годы) - Му­лай Му­хам­мед (1635-1664 годы), Му­лай ар-Ра­шид (1664-1672 годы) и Му­лай Ис­ма­ил (1672-1727 годы) - ут­вер­ди­ли власть ди­на­стии на б. ч. тер­ри­то­рии стра­ны.

Наи­бо­лее зна­чительный вклад в ста­нов­ле­ние алау­ит­ской го­су­дар­ст­вен­но­сти внёс Му­лай Ис­ма­ил. Он ук­ре­пил во­енную мощь Марокко пу­тём соз­да­ния вой­ска из лич­но не­сво­бод­ных тем­но­ко­жих сол­дат вос­пи­ты­вав­ших­ся в за­кры­тых во­енных ла­ге­рях, ре­фор­ми­ро­вал на­ло­го­вую сис­те­му, от­стро­ил но­вую сто­ли­цу (город Мек­нес), ак­тив­но бо­рол­ся с ев­ропейским при­сут­ст­ви­ем на по­бе­ре­жье (в 1684 году из­гнал британскими вой­ска из Тан­же­ра, в конце XVII века ос­во­бо­дил от испанских ко­ло­ни­за­то­ров Ла­раш, Ар­си­лу и Ма­му­ру), не­од­но­крат­но, хо­тя и не­удач­но, вёл вой­ны с ос­ман­ским Ал­жи­ром. На про­тя­же­нии его 55-лет­не­го прав­ле­ния за­мет­но ожи­ви­лась внутренняя и внеш­няя тор­гов­ля Марокко, рас­ши­ри­лись его от­но­ше­ния с ев­ропейскими дер­жа­ва­ми, уси­ли­лось вме­ша­тель­ст­во государства в эко­но­мическую жизнь стра­ны. Од­на­ко Му­лай Ис­ма­ил, как в своё вре­мя Ах­мад аль-Ман­сур, не су­мел соз­дать проч­но­го государства. По­сле его смер­ти за­тяж­ная борь­ба за пре­стол (Три­дца­ти­лет­няя сму­та, 1727-1757 годы) за­кон­чи­лась пол­ным раз­ва­лом Марокко. В ожес­то­чён­ной борь­бе за власть ме­ж­ду мно­го­численными сы­новь­я­ми сул­та­на главную роль иг­ра­ли абид и мо­гу­ще­ст­вен­ные су­фий­ские брат­ст­ва. Они не­од­но­крат­но свер­га­ли, а за­тем воз­вра­ща­ли на пре­стол сы­на Му­лай Ис­маи­ла - Му­лай Аб­дал­ла­ха (1729-1757 годы). Ме­ж­ду­цар­ст­вие со­про­во­ж­да­лось за­су­ха­ми, го­ло­дом, во­зоб­нов­ле­ни­ем ко­че­вых ми­гра­ций.

Толь­ко вну­ку Ис­маи­ла, сул­та­ну Си­ди Му­хам­ме­ду бен Аб­дал­ла­ху (1757-1790 годы), уда­лось при­влечь круп­ные брат­ст­ва на свою сто­ро­ну и пре­кра­тить бра­то­убий­ст­вен­ную вой­ну. Вос­ста­нов­ле­ние от­но­сительного спо­кой­ст­вия по­зво­ли­ло алау­ит­ско­му пра­ви­тель­ст­ву (мах­зе­ну) ак­ти­ви­зи­ро­вать свя­зи с Ев­ро­пой. Си­ди Му­хам­мед за­клю­чил тор­го­вые до­го­во­ры с Да­ни­ей (1751 и 1765 годы), Шве­ци­ей (1763 год), Фран­ци­ей (1767 год) и Пор­ту­га­ли­ей (1773 год). Вла­сти по­на­ча­лу тер­пи­мо от­но­си­лись к пле­мен­ным и ис­лам­ским ин­сти­ту­там. Од­на­ко в начале XIX века сул­тан Му­лай Сли­ман (1792-1822 годы), вдох­нов­ля­ясь при­ме­ром ара­вий­ских вах­ха­би­тов, по­пы­тал­ся «очи­стить» ма­рокканский ис­лам от по­лу­язы­че­ских об­ря­дов и тем са­мым ли­шить су­фий­ские брат­ст­ва по­ли­тического ав­то­ри­те­та и эко­но­мической мо­щи. В ду­хе вах­ха­биз­ма он взял так­же курс на изо­ля­цию Марокко от внеш­не­го ми­ра. Бы­ст­ро спло­тив­шая­ся су­фий­ско-пле­мен­ная оп­по­зи­ция от­ве­ти­ла на ре­фор­мы Му­лай Сли­ма­на религиозной вой­ной 1812-1822 годов, куль­ми­на­ци­ей ко­то­рой ста­ло Фес­ское вос­ста­ние 1820 года. Му­лай Сли­ман был вы­ну­ж­ден от­речь­ся от пре­сто­ла, а его пре­ем­ник Му­лай Абд ар-Рах­ман (1822-1859 годы) пол­но­стью от­ка­зал­ся от на­чи­на­ний сво­его пред­ше­ст­вен­ни­ка, чем вновь за­вое­вал до­ве­рие су­фи­ев. По­ли­ти­ка Му­лай Абд ар-Рах­ма­на за­кре­пи­ла ар­ха­ич­ные по­ли­тические по­ряд­ки в Марокко ещё на несколько де­ся­ти­ле­тий.

Ес­ли в начале XIX века Ев­ро­па бы­ла по­гло­ще­на со­бы­тия­ми Фран­цуз­ской ре­во­лю­ции XVIII века и на­по­ле­о­нов­ских войн, то с вы­сад­кой французской ар­мии на по­бе­ре­жье Ал­жи­ра (1830 год) Марокко и Маг­риб в це­лом вновь ока­за­лись в цен­тре вни­ма­ния ко­ло­ни­аль­ных дер­жав. На­чи­ная с 1840-х годов судь­бы ше­риф­ско­го сул­та­на­та оп­ре­де­ля­ло со­пер­ни­че­ст­во Ве­ли­ко­бри­та­нии, Фран­ции и Ис­па­нии. Со­кру­шительное по­ра­же­ния ма­рокканских войск от фран­цу­зов при реке Ис­ли (1844 год) и Ис­па­но-ма­рок­кан­ская вой­на 1859-1860 годов про­де­мон­ст­ри­ро­ва­ли от­ста­лость и не­эф­фек­тив­ность во­енной организации Марокко. Толь­ко ди­пло­ма­тическая под­держ­ка Ве­ли­ко­бри­та­нии, не за­ин­те­ре­со­ван­ной в ус­пе­хах кон­ку­рен­тов, по­зво­ля­ла Марокко на про­тя­же­нии XIX века со­хра­нять фор­маль­ную не­за­ви­си­мость. Од­на­ко си­ло­вое «от­кры­тие» ма­рокканских рын­ков, уст­ра­не­ние та­мо­жен­ных барь­е­ров и за­клю­че­ние не­рав­но­прав­ных тор­го­вых до­го­во­ров соз­да­ли ус­ло­вия для по­лу­ко­ло­ни­аль­но­го кон­тро­ля ве­ду­щих стран Ев­ро­пы над ше­риф­ским государством. По­ли­ти­ка «от­кры­тия» Марокко на­шла своё выс­шее вы­ра­же­ние в Мад­рид­ской кон­вен­ции 1880 года, за­кре­пив­шей в ше­риф­ском государстве ре­жим ка­пи­ту­ля­ций.

Стре­мясь при­спо­со­бить стра­ну и ма­рокканское об­ще­ст­во к но­вым ус­ло­ви­ям, пре­одо­леть эт­но­куль­тур­ную и по­ли­тическую дроб­ность Марокко, сул­та­ны Си­ди Му­хам­мед бен Абд ар-Рах­ман (1859-1873 годы) и Му­лай Ха­сан (1873-1894 годы) про­ве­ли ряд пре­об­ра­зо­ва­ний в во­енной, фи­нан­со­во-эко­но­мической, административной сфе­рах: часть ма­рокканского вой­ска при них ста­ла на­би­рать­ся в го­ро­дах, а не в пле­ме­нах и воо­ру­жа­лась ев­ропейским ору­жи­ем, на­ча­лась че­кан­ка уни­фи­ци­рованной мо­не­ты, со­вер­шен­ст­во­ва­лась до­рож­ная сеть, строи­лись пор­то­вые со­ору­же­ния. Пла­ни­ро­ва­лось ос­вое­ние собственными си­ла­ми ме­сто­ро­ж­де­ний уг­ля, же­лез­ных, мед­ных и свин­цо­вых руд. Од­на­ко не­дос­та­ток средств и не­ста­биль­ность ма­рокканской фи­нан­со­вой сис­те­мы све­ли на нет боль­шин­ст­во ре­фор­ма­тор­ских на­чи­на­ний.

Вме­ша­тель­ст­во ев­ропейских дер­жав во внутренние де­ла Марокко дос­тиг­ло апо­гея при сул­та­не Му­лай Абд аль-Ази­зе (1894-1908 годы). Соз­да­ние Ан­тан­ты по­зво­ли­ло Ве­ли­ко­бри­та­нии и Фран­ции «раз­ме­нять» пра­во вме­ша­тель­ст­ва в де­ла Егип­та и Марокко, а не­опыт­ность Му­лай Абд аль-Ази­за в ди­пло­матических де­лах и его ра­зо­ри­тель­ное при­стра­стие к ев­ропейским тех­ническим нов­ше­ст­вам да­ли французскому ка­пи­та­лу воз­мож­ность уси­лить свои по­зи­ции в Марокко. Не­смот­ря на ре­ши­тель­ное про­ти­во­дей­ст­вие Гер­ма­нии (смотрите Ма­рок­кан­ские кри­зи­сы 1905, 1911 годов), французским колони­аль­ным кру­гам уда­лось ней­тра­ли­зо­вать кон­ку­рен­тов. В 1906 году в городе Аль­хе­си­рас (Ис­па­ния) со­стоя­лась ме­ж­ду­народная кон­фе­рен­ция по во­про­су о раз­де­ле сфер влия­ния в Марокко. Хо­тя фор­маль­но Ге­не­раль­ный акт Аль­хе­си­рас­ской кон­фе­рен­ции 1906 года при­зна­вал не­за­ви­си­мость и це­ло­ст­ность Марокко, на де­ле французские и испанские вой­ска уже в 1907 году при­сту­пи­ли к пря­мой ок­ку­па­ции час­ти ма­рокканской тер­ри­то­рии. В 1912 году, уг­ро­жая сул­та­ну Му­лай Абд аль-Ха­фи­зу (1908-1912 годы) вой­ной, французские пред­ста­ви­те­ли до­би­лись под­пи­са­ния Фес­ско­го до­го­во­ра о про­тек­то­ра­те (30.03.1912 года). В но­ябре 1912 года Ис­па­ния так­же по­лу­чи­ла от французского пра­ви­тель­ст­ва за­ра­нее ого­во­рён­ное пра­во на про­тек­то­рат над северной ча­стью Марокко (об­лас­ти Риф и Дже­ба­ла) и край­ним юго-за­па­дом стра­ны (анк­лав Иф­ни); порт Тан­жер был объ­яв­лен ме­ж­ду­народной зо­ной.

Фран­цуз­ский про­тек­то­рат в Ма­рок­ко (1912-1956 годы)

По ус­ло­ви­ям Фес­ско­го до­го­во­ра 1912 года трон и ат­ри­бу­ты вла­сти фор­маль­но со­хра­ня­лись за сул­та­ном-Алау­и­том, но на де­ле власть в Марокко пе­ре­шла в ру­ки ге­не­раль­но­го ре­зи­ден­та во французской зо­не и вер­хов­но­го ко­мис­са­ра в испанской зо­не, где власть сул­та­на пред­став­лял на­ме­ст­ник. Ге­не­раль­ный ре­зи­дент со­че­тал долж­но­сти вер­хов­но­го ко­ло­ни­аль­но­го чи­нов­ни­ка Фран­ции и мин. ин. дел ше­риф­ско­го пра­ви­тель­ст­ва. В его ве­де­нии на­хо­дил­ся раз­ветв­лён­ный ап­па­рат, с по­мо­щью ко­то­ро­го он ре­шал во­про­сы внеш­ней по­ли­ти­ки, ко­ман­до­вал воо­руженными си­ла­ми, кон­т­ро­ли­ро­вал фи­нан­сы Марокко, про­во­дил административные, су­деб­ные, об­ра­зо­вательные, эко­но­мические, во­енные ре­фор­мы. Пер­вый ге­не­раль­ный ре­зи­дент - генерал, за­тем мар­шал Фран­ции Л. Ю. Лио­те (1912-1925 годы) - сде­лал став­ку на по­иск со­юз­ни­ков в сре­де ма­рокканских пле­мен­ных во­ж­дей и по­ли­тические ме­то­ды по­ко­ре­ния стра­ны. Зна­чительный ко­ло­ни­аль­ный опыт по­зво­лил французским вла­стям соз­дать в Марокко круп­ную и влия­тель­ную французскую ко­ло­нию (128 тысяч человек в 1921 году). По­сле Первой ми­ро­вой вой­ны ад­ми­ни­ст­ра­ция про­тек­то­ра­та раз­вер­ну­ла кам­па­нию по от­чу­ж­де­нию у населения Марокко «из­лиш­них» уча­ст­ков на пло­до­род­ных при­ат­лан­тических рав­ни­нах. К 1935 году ме­ж­ду ев­ропейскими ко­ло­ни­ста­ми бы­ло рас­пре­де­ле­но 837 тыс. га та­ких зе­мель. Французский ка­пи­тал ак­тив­но вкла­ды­вал сред­ст­ва в до­бы­чу по­лез­ных ис­ко­пае­мых (фос­фо­ри­ты, ру­ды чёр­ных и цвет­ных ме­тал­лов), раз­ви­тие ком­му­ни­ка­ций (пор­то­вое хо­зяй­ст­во, строи­тель­ст­во шос­се и же­лез­ных до­рог) и рыб­но­го про­мыс­ла. В испанской зо­не Марокко ко­ло­ни­за­ция шла мед­лен­нее в си­лу не­мно­го­чис­лен­но­сти ев­ропейской ко­ло­нии и мень­ше­го эко­но­мического по­тен­циа­ла зо­ны.

Ус­та­нов­ле­ние про­тек­то­ра­та и ок­ку­па­ция ев­ро­пей­ца­ми рав­нин­ных час­тей ма­рокканской тер­ри­то­рии вос­про­из­ве­ли тра­диционную для Марокко по­ли­ти­ко-гео­гра­фическую схе­му: про­ти­во­стоя­ние под­чи­нён­ной центральной вла­сти рав­ни­ны, с од­ной сто­ро­ны, и воль­ных сте­пей, а так­же гор­ных мас­си­вов Эр-Ри­фа и Ат­ла­са - с дру­гой. Од­на­ко это веко­вое раз­де­ле­ние на­пол­ни­лось но­вым со­дер­жа­ни­ем. Ма­рокканское об­ще­ст­во адап­ти­ро­ва­лось не к тра­диционным пре­тен­зи­ям су­ве­рен­но­го ше­риф­ско­го сул­та­на, а к вла­ды­че­ст­ву мо­гу­ще­ст­вен­ных ев­ропейских мет­ро­по­лий. Бур­ная вол­на пе­ре­се­ленческой ко­ло­ни­за­ции, раз­ви­тие но­вых от­рас­лей промышленности, рост го­ро­дов, вне­дре­ние французского языка и бы­то­вой куль­ту­ры име­ли глу­бо­кие со­ци­аль­но-по­ли­тические по­след­ст­вия. На­сильственная мо­дер­ни­за­ция Марокко и пе­ре­ори­ен­та­ция его хо­зяй­ст­ва на экс­порт­ные ну­ж­ды на­ча­ли раз­ру­шать тра­диционные об­щественные струк­ту­ры и хо­зяйственный ук­лад ше­риф­ско­го сул­та­на­та. Мас­со­вый уход кре­сть­ян в го­ро­да при­вёл к рез­ко­му рос­ту городского на­се­ле­ния (с 390 тыс. человек в 1926 году до 647 тыс. человек в 1931 году) и его люм­пе­ни­за­ции, что про­во­ци­ро­ва­ло мас­со­вое не­до­воль­ст­во.

Но осо­бен­но стой­кое не­при­ятие ев­ропейских по­ряд­ков про­яви­ли гор­ные пле­ме­на Эр-Ри­фа и Ат­ла­са, не­од­но­крат­но и упор­но ока­зы­вав­шие воо­руженное со­про­тив­ле­ние ко­ло­ни­аль­ным вла­стям. В 1920-х годах сти­хий­ная воо­руженная борь­ба про­тив иностранного вла­ды­че­ст­ва при­об­ре­ла ор­га­ни­зованный ха­рак­тер. Вен­цом пар­ти­зан­ских дей­ст­вий ма­рок­кан­цев ста­ла вой­на Риф­ской рес­пуб­ли­ки (1921-1926 годы), воз­глав­ляе­мой во­ж­дём бер­бер­ско­го пле­ме­ни бе­ни ва­риа­гель, Му­хам­ме­дом ибн Абд аль-Ке­ри­мом аль-Хат­та­би (Абд аль-Крим), про­тив испанских и французских экс­пе­диционных сил. В 1920 году Абд аль-Крим сфор­ми­ро­вал пов­станческую ар­мию с еди­ным ко­ман­до­ва­ни­ем и ты­ло­вым обес­пе­че­ни­ем. Пра­вя­щие струк­ту­ры Риф­ской рес­пуб­ли­ки - вы­бор­ные Национальное со­б­ра­ние и пра­ви­тель­ст­во - во­пло­ти­ли тра­диционную фор­му гор­ской «во­енной де­мо­кра­тии». Уме­ло ис­поль­зуя пре­иму­ще­ст­ва гор­ной ме­ст­но­сти, риф­цы не­од­но­крат­но на­но­си­ли по­ра­же­ния пре­вос­хо­дя­щим си­лам про­тив­ни­ка. Толь­ко объ­еди­не­ние в 1926 году уси­лий французской и испанской ар­мий по­зво­ли­ло рас­ко­лоть риф­ские от­ря­ды и при­ну­дить их к сда­че.

Для «уми­ро­тво­ре­ния» Марокко французским во­ен­ным по­тре­бо­ва­лось ещё 8 лет: бое­вые дей­ст­вия ве­лись в оа­зи­сах Та­фи­лаль­та (1928 год), в пред­горь­ях Сред­не­го Ат­ла­са и Ан­ти­ат­ла­са (1929-1932 годы), в восточной час­ти Вы­со­ко­го Ат­ла­са (1933 год), до­ли­не реки Драа (1934 год). При этом ко­ло­ни­аль­ные вой­ска не­сли зна­чительные по­те­ри. Од­на­ко к началу 1930-х годов ма­рок­кан­цы по­сте­пен­но убе­ди­лись в бес­пер­спек­тив­но­сти пря­мо­го воо­руженного со­про­тив­ле­ния ко­ло­ни­за­то­рам. Пар­ти­зан­ские дей­ст­вия ус­ту­пи­ли ме­сто по­ли­тическим ме­то­дам борь­бы, а центр со­про­тив­ле­ния иностранному гос­под­ству пе­ре­мес­тил­ся из гор и по­лу­пус­тынь в го­ро­да.

С пе­ре­хо­дом к мир­ным фор­мам борь­бы за не­за­ви­си­мость на по­ли­тическую сце­ну вы­дви­ну­лись пат­рио­ти­че­ски на­стро­ен­ные пред­при­ни­ма­те­ли, ин­тел­ли­ген­ция, му­сульманские ли­де­ры Марокко. На­ча­ло это­му по­ло­жил указ (да­хир) о «бер­бер­ской юс­ти­ции» (16.05.1930 года), на­вя­зан­ный вла­стя­ми сул­та­ну Си­ди Му­хам­ме­ду бен Юсу­фу. Этот до­ку­мент под ви­дом за­бо­ты о са­мо­быт­но­сти бер­бер­ских пле­мён фак­ти­че­ски вы­во­дил их из-под юрис­дик­ции сул­та­на и про­ти­во­пос­тав­лял ара­бов (и ис­лам­ское за­ко­но­да­тель­ст­во) бер­бе­рам (и при­су­ще­му их куль­ту­ре обыч­но­му пра­ву). Ад­ми­ни­ст­ра­ция про­тек­то­ра­та ста­ла при­вле­кать бер­бе­ров на служ­бу во французскую ар­мию. В гор­ных рай­онах бы­ли от­кры­ты фран­ко-бер­бер­ские шко­лы, пред­на­зна­чен­ные для вос­пи­та­ния де­тей бер­бер­ской зна­ти. Тем са­мым «бер­бер­ский да­хир» уси­ли­вал эт­но­лин­гви­стические раз­ли­чия в ма­рокканском об­ще­ст­ве.

Про­тес­ты про­тив «бер­бер­ско­го да­хи­ра» ожи­ви­ли на­цио­на­ли­стические на­строе­ния в сту­денческой, ра­бо­чей сре­де и в кру­гах мел­ко­го пред­при­ни­ма­тель­ст­ва. Они при­ве­ли к соз­да­нию в 1934 году пар­тии Ма­рокканский блок народного дей­ст­вия (МБНД). Её ру­ко­во­ди­те­ли вы­дви­ну­ли «План ре­форм», пре­ду­смат­ри­вав­ший объ­е­ди­не­ние Марокко, рас­ши­ре­ние пол­но­мо­чий сул­та­на, пре­дос­тав­ле­ние ма­рок­кан­цам гражданских сво­бод. В 1937 году дея­тель­ность МБНД бы­ла за­пре­ще­на, но на его ос­но­ве воз­ник­ли две по­ли­тические груп­пи­ров­ки. Од­на из них (Пар­тия национального дей­ст­вия) объ­е­ди­ни­ла под руководством М. аль-Ваз­за­ни ев­ро­пей­ски об­ра­зо­ван­ные кру­ги. Дру­гая - во гла­ве с М. А. аль-Фа­си (Национальная пар­тия осу­ще­ст­в­ле­ния тре­бо­ва­ний) вы­сту­па­ла за воз­ро­ж­де­ние му­сульманских тра­ди­ций. За­мет­ную роль в по­ощ­ре­нии по­ли­тической оп­по­зи­ции ев­ропейскому при­сут­ст­вию сыг­рал и пат­рио­тический на­строй алау­ит­ско­го дво­ра. Сул­тан Му­хам­мед бен Юсуф ре­ши­тель­но от­стаи­вал су­ве­ре­ни­тет ше­риф­ско­го государства, не­ред­ко всту­пая в кон­фликт с ад­ми­ни­ст­ра­ци­ей про­тек­то­ра­та. В испанской зо­не ма­рокканские на­цио­на­ли­сты, не на­хо­дя ком­про­мис­са с рес­пуб­ли­кан­ским пра­ви­тель­ст­вом Ис­па­нии по во­про­су о не­за­ви­си­мо­сти Ри­фа, под­дер­жа­ли ко­мандование испанскими вой­ска­ми в Маг­ри­бе генерала Ф. Фран­ко, ко­то­рый на­чал мя­теж про­тив рес­пуб­ли­ки (17.07.1936 года) си­ла­ми ма­рокканских час­тей.

По­сле по­ра­же­ния Фран­ции ле­том 1940 года французская часть Марокко ока­за­лась под вла­стью пра­ви­тель­ст­ва «Ви­ши»; од­но­вре­мен­но фран­ки­ст­ские вла­сти испанской зо­ны за­хва­ти­ли ме­ж­ду­народный порт Тан­жер. В 1940-1942 годах французская зо­на Марокко слу­жи­ла дер­жа­вам «оси» про­до­вольственной и сырь­е­вой ба­зой. Марокко час­то по­се­ща­ли гер­ма­но-итальянские «ко­мис­сии по со­блю­де­нию ус­ло­вий пе­ре­мирия» ме­ж­ду Фран­ци­ей и Гер­ма­ни­ей. Со­глас­но их рас­по­ря­же­ни­ям в Гер­ма­нию и Ита­лию вы­во­зи­лись фос­фо­ри­ты, же­лез­ная ру­да, цвет­ные ме­тал­лы, про­до­воль­ст­вие. Эко­но­мические труд­но­сти во­енного вре­ме­ни и рез­кое сни­же­ние уров­ня жиз­ни вы­зы­ва­ли не­до­воль­ст­во сре­ди ко­рен­но­го населения. 08.11.1942 года в Ка­саб­лан­ке вы­са­ди­лись экс­пе­диционные си­лы со­юз­ни­ков по ан­ти­гит­ле­ров­ской коа­ли­ции (110 тыс. анг­ло-американских сол­дат во гла­ве с генералом Д. Д. Эй­зен­хау­эром), од­на­ко у вла­сти ос­та­лась французская ад­ми­ни­ст­ра­ция во гла­ве с Ж. Л. К. Ф. Дар­ла­ном. По­ра­же­ние Фран­ции от гит­ле­ров­ской Гер­ма­нии во мно­гом рас­сея­ло ут­вер­див­ший­ся в Марокко миф о не­по­бе­ди­мо­сти Фран­ции и по­ро­ди­ло на­де­ж­ды на ос­во­бо­ж­де­ние от ко­ло­ни­аль­но­го при­сут­ст­вия. Ожи­ви­лась партийно-по­ли­тическая жизнь: в конце 1943 года - начале 1944 года бы­ли соз­да­ны Ма­рокканская ком­му­ни­стическая пар­тия и Пар­тия не­за­ви­си­мо­сти («Ис­тик­ляль»). 11.01.1944 года ли­де­ры «Ис­тик­ляль» вру­чи­ли сул­та­ну, французским вла­стям и со­юз­но­му ко­ман­до­ванию ма­ни­фест с тре­бо­ва­ни­ем пре­дос­тав­ле­ния Марокко не­за­ви­си­мо­сти. Со сво­ей сто­ро­ны, Ш. де Голль и Фран­цуз­ский ко­ми­тет на­цио­наль­но­го ос­во­бо­ж­де­ния, рас­счи­ты­вая на под­держ­ку ара­бо-му­сульманских вер­хов Марокко, за­яв­ля­ли, что по­сле­во­енная по­ли­ти­ка Фран­ции бу­дет на­це­ле­на на раз­ви­тие «ту­зем­ных об­ществ» до уров­ня, по­зво­ляю­ще­го им са­мо­управ­ле­ние.

Од­на­ко в конце 1940-х - начале 1950-х годов про­тек­то­рат был со­хра­нён, что при­ве­ло к уси­ле­нию ан­ти­ко­ло­ни­аль­ных на­строе­ний. Об­ще­на­цио­наль­ным ли­де­ром ос­во­бо­дительной борь­бы в этот пе­ри­од стал сул­тан Му­хам­мед бен Юсуф, не­од­но­крат­но вы­дви­гав­ший в 1947-1952 годах тре­бо­ва­ния от­ме­ны про­тек­то­ра­та. В от­вет французские ко­ло­ни­аль­ные вла­сти, опи­ра­ясь на круп­ных бер­бер­ских зем­ле­вла­дель­цев и пле­мен­ные опол­че­ния, раз­вер­ну­ли ан­ти­сул­тан­скую кам­па­нию. Она за­вер­ши­лась государственным пе­ре­во­ро­том (20.08.1953 года) и вы­сыл­кой не­угод­но­го мо­нар­ха на остров Ма­да­га­скар. Тем са­мым бы­ли гру­бо на­ру­ше­ны ус­ло­вия Фес­ско­го до­го­во­ра 1912 года, в ко­то­ром Фран­ция обя­зы­ва­лась все­мер­но за­щи­щать за­кон­ную власть сул­та­нов-Алау­и­тов. Дей­ст­вия французских вла­стей вы­зва­ли рез­кий подъ­ём пат­рио­тических на­строе­ний сре­ди ма­рок­кан­цев, на­пра­вив­ших про­тес­ты в ООН и др. ме­ж­ду­народные организации. В Марокко на­ча­лись за­бас­тов­ки и воо­руженные вы­сту­п­ле­ния. В 1955 году французские ко­ло­ни­аль­ные вла­сти бы­ли вы­ну­ж­де­ны вер­нуть сул­та­на на трон, а в 1956 году - на­чать пе­ре­го­во­ры об от­ме­не ре­жи­ма про­тек­то­ра­та.

Ма­рок­ко в середине XX - начале XXI века

По­сле вос­ста­нов­ле­ния не­за­ви­си­мо­сти  и вос­со­еди­не­ния тер­ри­то­рии Марокко в стра­не на­ча­лись пре­об­ра­зо­ва­ния, на­прав­лен­ные на мо­дер­ни­за­цию национальных государственных уч­ре­ж­де­ний (ар­мии, административного ап­па­ра­та, су­деб­ной сис­те­мы), бы­ла про­ве­де­на час­тич­ная на­цио­на­ли­за­ция пред­при­ятий и соб­ст­вен­но­сти французских и испанских ко­ло­ни­стов, вве­де­на национальная де­неж­ная еди­ни­ца - дир­хам. По ини­циа­ти­ве дво­ра про­во­ди­лись ши­ро­ко­мас­штаб­ные кам­па­нии по фи­нан­со­вой и тех­нической под­держ­ке кре­сть­ян­ских хо­зяйств, ли­к­ви­да­ции не­гра­мот­но­сти и др. Вла­сти ле­га­ли­зо­ва­ли проф­сою­зы и по­ли­тические пар­тии. В августе 1957 года Му­хам­мед бен Юсуф при­нял ти­тул ко­ро­ля с име­но­ва­ни­ем на ев­ропейский ма­нер (Му­хам­мед V). Цен­тра­ли­зованная бю­ро­кра­тическая сис­те­ма, соз­дан­ная фран­цу­за­ми, бы­ла со­хра­не­на, а аб­со­лют­ная мо­нар­хия по-преж­не­му пре­тен­до­ва­ла на роль вер­хов­но­го по­сред­ни­ка ме­ж­ду по­ли­тическими си­ла­ми стра­ны.

По­ли­ти­ка по­этап­ной де­мо­кра­ти­за­ции ма­рокканского об­ще­ст­ва, ос­но­вы ко­то­рой за­ло­жил Му­хам­мед V, на­шла своё вы­ра­же­ние уже по­сле его кон­чи­ны (26.02.1961 года) в при­ня­тии пер­вой кон­сти­ту­ции Марокко (1962 год). В пер­вые го­ды прав­ле­ния пре­ем­ни­ка Му­хам­ме­да V, Ха­са­на II, был про­дол­жен курс на соз­да­ние пар­ла­мент­ских ин­сти­ту­тов. В 1963 году в Марокко про­шли пер­вые пар­ла­мент­ские вы­бо­ры. В то же вре­мя Ха­сан II пы­тал­ся ма­ни­пу­ли­ро­вать оп­по­зиционными си­ла­ми при по­мо­щи псев­до­пар­тий­ных про­мо­нар­хических аль­ян­сов и стре­мил­ся до­бить­ся рас­ко­ла дей­ст­вую­щих пар­тий. Но в середине 1960-х годов си­туа­ция из­ме­ни­лась. В ус­ло­ви­ях срав­ни­тель­но ли­бе­раль­но­го эко­но­мического кур­са пер­вых пра­ви­тельств не­за­ви­си­мо­го Марокко уг­лу­би­лась иму­щественная диф­фе­рен­циа­ция ма­рокканского об­ще­ст­ва, рез­ко ус­ко­ри­лась ур­ба­ни­за­ция, вы­рос­ла без­ра­бо­ти­ца, по­ро­ж­дав­шая со­ци­аль­но-по­ли­тические кон­флик­ты. На уси­ле­ние влия­ния по­ли­тических пар­тий сре­ди на­се­ле­ния и всё бо­лее ра­ди­каль­ный ан­ти­мо­нар­хических на­строй ле­вой оп­по­зи­ции, осо­бен­но На­цио­наль­но­го сою­за на­род­ных сил (НСНС), ко­ро­лев­ская ад­ми­ни­ст­ра­ция от­ве­ти­ла уже­сто­че­ни­ем во­ен­но-по­ли­цей­ско­го кон­тро­ля над об­ще­ст­вом и со­сре­до­то­че­ни­ем вла­сти в ру­ках ко­ро­ля. В 1963-1964 годах по об­ви­не­нию в за­го­во­ре про­тив Ха­са­на II бы­ли аре­сто­ва­ны свыше 5 тыс. ак­ти­ви­стов НСНС, а по­сле по­дав­ле­ния мо­ло­дёж­ных бун­тов в Ка­саб­лан­ке, Ра­ба­те и Фе­се (1965 год) Ха­сан II ввёл в Марокко чрез­вы­чай­ное по­ло­же­ние, со­хра­няв­шее­ся до 1970 года.

Воз­вра­ще­ние к де­мо­кра­тическим ос­но­вам по­ли­тической жиз­ни сов­па­ло с об­на­ро­до­ва­ни­ем 2-й кон­сти­ту­ции Марокко (1970 год). В ней за­кре­п­ля­лось уси­ле­ние за­ко­но­дательной вла­сти ко­ро­ля и ог­ра­ни­чи­ва­лась ком­пе­тен­ция пар­ла­мен­та. В от­вет две ве­ду­щие оп­по­зиционные пар­тии («Ис­тик­ляль» и НСНС) вы­сту­пи­ли с кри­ти­кой кон­сти­туционной ре­фор­мы и бой­ко­ти­ро­ва­ли пар­ла­мент­ские вы­бо­ры 1970 года. Ос­лаб­ле­ние взаи­мо­дей­ст­вия ме­ж­ду мо­нар­хи­ей и по­ли­тическими пар­тия­ми вы­ну­ди­ло Ха­са­на II опе­реть­ся на ар­мию, что, в свою оче­редь, в начале1970-х годов по­ста­ви­ло под уг­ро­зу са­мо су­ще­ст­во­ва­ние мо­нар­хии в Марокко. В ус­ло­ви­ях по­ли­тического ва­куу­ма выс­шее во­енное ру­ко­во­дство два­ж­ды (10.07.1971 года и 16.08.1972 года) пред­при­ни­ма­ло по­пыт­ки фи­зического уст­ра­не­ния ко­ро­ля и его ок­ру­же­ния.

С начала 1970-х годов Ха­сан II по­пы­тал­ся на­ла­дить диа­лог с по­ли­тическими пар­тия­ми и пар­ла­мен­том. Про­ве­дя «чи­ст­ки» в офи­цер­ском кор­пу­се и су­деб­ные про­цес­сы над уча­ст­ни­ка­ми за­го­во­ров, пра­вя­щие кру­ги Марокко пе­ре­шли к бо­лее гиб­кой по­ли­ти­ке, пре­ду­смат­ри­вав­шей кон­со­ли­да­цию оп­по­зи­ции во­круг ко­ро­ля за счёт до­зи­ро­ван­ной «де­мо­кра­ти­за­ции свер­ху». 3-я кон­сти­ту­ция Марокко (1972 год) рас­ши­ри­ла воз­мож­но­сти пря­мо­го во­ле­изъ­яв­ле­ния ма­рок­кан­цев: 2/3 де­пу­та­тов ма­рокканского пар­ла­мен­та ста­ли из­би­рать­ся пу­тём пря­мых тай­ных вы­бо­ров. Бы­ла раз­ре­ше­на пол­но­мас­штаб­ная дея­тель­ность по­ли­тических пар­тий, ос­во­бо­ж­де­ны свыше 450 по­ли­тических за­клю­чённых, во­зоб­но­ви­лось из­да­ние оп­по­зиционных га­зет и жур­на­лов. В 1973году  бы­ло объ­яв­ле­но о рас­ши­ре­нии на­чав­ше­го­ся ещё при Му­хам­ме­де V про­цес­са «ма­рок­ка­ни­за­ции» эко­но­ми­ки: на­чал­ся вы­куп зе­мель у иностранных вла­дель­цев, при­ни­ма­лись ме­ры по ук­ре­п­ле­нию государственного сек­то­ра, борь­бе с кор­руп­ци­ей. С середины 1970-х годов ко­ро­лев­ский двор не толь­ко на­чал со­труд­ни­чать с оп­по­зиционными по­ли­ти­ка­ми, но и фор­ми­ро­вал сво­его ро­да «за­пас­ные» про­мо­нар­хические пар­тии, ис­поль­зо­вав­шие­ся в ка­че­ст­ве про­ти­во­ве­са ле­вой оп­по­зи­ции: в 1978 году  - Национальное объ­е­ди­не­ние не­за­ви­си­мых (НОН), в 1981 году - Национально-де­мо­кра­тическую пар­тию (НДП) и Кон­сти­туционный со­юз (КС). Не­смот­ря на бли­зость сво­их идео­ло­гических ус­та­но­вок и узость со­ци­аль­ной ба­зы, эти пар­тии смог­ли обес­пе­чить по­слуш­ное ко­ро­лю пар­ла­мент­ское боль­шин­ст­во и фраг­мен­ти­ро­вать по­ли­тической си­лы стра­ны.

На про­тя­же­нии 1970-х годов в Морокко со­хра­ня­лась на­пря­жён­ность в со­ци­аль­ной и эко­но­мической сфе­рах. «Ма­рок­ка­ни­за­ция» не да­ла ожи­дае­мых фи­нан­со­вых ре­зуль­та­тов, аг­рар­ная ре­фор­ма кос­ну­лась толь­ко час­ти бед­ней­ше­го кре­сть­ян­ст­ва. Государственный долг за 1972-1975 годы вы­рос бо­лее чем вдвое и дос­тиг 2,5 млрд. долларов. Стои­мость жиз­ни в Марокко воз­рос­ла бо­лее чем на 70% по срав­не­нию с пер­вы­ми го­да­ми не­за­виси­мо­сти, а до­хо­ды зна­чительной час­ти на­се­ле­ния ос­та­лись на том же уров­не. Воз­рос­ла тру­до­вая эмиг­ра­ция ма­рок­кан­цев в Западную Ев­ро­пу. В этих ус­ло­ви­ях для со­хра­не­ния со­ци­аль­но­го ми­ра, кон­со­ли­да­ции пра­вя­щей вер­хуш­ки Ха­сан II вы­дви­нул ло­зунг «ос­во­бо­ж­де­ния За­пад­ной Са­ха­ры» и её «ис­то­рического вос­со­еди­не­ния» с Марокко. Кам­па­ния за об­ре­те­ние Западной Са­хары, от­кры­тая мир­ным «зе­лё­ным мар­шем» (октябрь-но­ябрь 1975 года), ока­за­лась дей­ст­вен­ным сред­ст­вом дос­ти­же­ния «национального со­гла­сия» и по­мог­ла мо­нар­хии за­хва­тить ини­циа­ти­ву в по­ли­тической борь­бе.

С начала 1980-х годов де­мо­кра­ти­за­ция об­щественной жиз­ни Марокко спо­соб­ст­во­ва­ла ста­били­за­ции внут­ри­по­ли­тической об­ста­нов­ки. Од­на­ко увя­за­ние в вой­не с Фрон­том ПОЛИСАРИО в Западной Са­ха­ре зна­чи­тель­но ос­лож­ня­ло эко­но­мическое по­ло­же­ние Марокко. По­сле эва­куа­ции мав­ри­тан­ских войск из южных рай­онов Западной Са­ха­ры и её при­сое­ди­не­ния в 1979 году к Марокко ма­рокканские вла­сти на­ча­ли со­ору­же­ние обо­ро­нительных пес­ча­ных ва­лов по пе­ри­мет­ру стра­те­ги­че­ски и хо­зяй­ст­вен­но зна­чи­мых тер­ри­то­рий, ста­ли ис­поль­зо­вать мо­биль­ные вой­ско­вые груп­пы и ра­дио­ло­кационное обо­ру­до­ва­ние, ус­та­нав­ли­вать мин­ные по­ля. Хо­тя та­кая так­ти­ка и ока­за­лась эф­фек­тив­ной в борь­бе с от­ря­да­ми Фрон­та ПОЛИСАРИО, но вку­пе с хо­зяйственным ос­вое­ни­ем но­вых са­хар­ских про­вин­ций по­гло­ща­ла в отдельные го­ды до 40% бюд­жет­ных рас­хо­дов ко­ролев­ст­ва. Мно­го­лет­ние за­су­хи, по­стиг­шие Марокко в 1970-1980-х годах, не­бла­го­при­ят­ная внеш­не­тор­го­вая конъ­юнк­ту­ра (па­де­ние цен на фос­фо­ри­ты в середине 1970-х годов) по­бу­ди­ли ма­рок. ру­ко­во­дство по­сле­до­вать ре­ко­мен­да­ци­ям МВФ и ре­ст­рук­ту­ри­ро­вать национальную эко­но­ми­ку. Бы­ла про­ве­де­на на­ло­го­вая ре­фор­ма, сня­ты ог­ра­ни­че­ния, дей­ст­во­вав­шие в сфе­ре тор­гов­ли, от­ме­не­ны отдельные со­ци­аль­ные суб­си­дии, курс дир­ха­ма при­вя­зан к кур­сам ве­ду­щих ми­ро­вых ва­лют. Марокко на­ча­ло ак­тив­но при­вле­кать за­ру­беж­ные ин­ве­сти­ции, что из­ме­ни­ло от­но­ше­ние к не­му со сто­ро­ны ме­ж­ду­народных фи­нан­со­вых организаций.

Од­на­ко ли­бе­ра­ли­за­ция эко­но­ми­ки при­ве­ла к по­ля­ри­за­ции ма­рокканского об­ще­ст­ва и вы­зва­ла кри­зис в национальном аг­рар­ном сек­то­ре. В 1981 и 1984 годах в Ка­саб­лан­ке и др. го­ро­дах стра­ны име­ли ме­сто «хлеб­ные бун­ты». Гиб­кая по­ли­ти­ка дво­ра (в ча­ст­но­сти, ос­во­бо­ж­де­ние бед­ней­ших сло­ёв кре­сть­ян­ст­ва от на­ло­гов на пе­ри­од до 2000 года) по­зво­ли­ла Ха­са­ну II со­хра­нить от­но­сительную ста­биль­ность в стра­не. Ко­ро­лев­ский двор су­мел в зна­чительной ме­ре ней­тра­ли­зо­вать и воз­ник­шую на ру­бе­же 1970-1980-х годов ре­лигиозную оп­по­зи­цию мо­нар­хии. Для про­ти­во­дей­ст­вия экс­тре­ми­ст­ским организаци­ям, вы­сту­пав­шим под ис­лам­ски­ми ло­зун­га­ми, в Марокко был соз­дан Выс­ший со­вет уле­мов (1980 год), рас­ши­ре­ны объ­ё­мы религиозных пе­ре­дач на ма­рокканском ра­дио и те­ле­ви­де­нии.

Смяг­че­ние ре­гио­наль­ной на­пря­жён­но­сти в Маг­ри­бе и пе­ре­ме­ны, про­изо­шед­шие в Марокко в 1980-х годах, по­зво­ли­ли ему стать од­ним из ини­циа­то­ров соз­да­ния в феврале 1989 года Сою­за араб­ско­го Маг­ри­ба, объ­е­ди­нив­ше­го Ал­жир, Ту­нис, Ли­вию, Мав­ри­та­нию и Марокко. Ос­лож­не­ние ме­ж­ду­народной и ре­гио­наль­ной об­ста­нов­ки в начале 1990-х годов (Ку­вейт­ский кри­зис 1990-1991 годов, гражданская вой­на в со­сед­нем Ал­жи­ре) за­ста­ви­ло ко­ро­лев­скую ад­ми­ни­ст­ра­цию пред­при­нять ша­ги, на­прав­лен­ные на по­вы­ше­ние ро­ли пар­ла­мент­ских и партийных ин­сти­ту­тов в жиз­ни об­ще­ст­ва, и уси­лить кон­троль над ис­лам­ски­ми не­пра­ви­тельственными организация­ми. Со­глас­но по­ло­же­ни­ям 4-й кон­сти­ту­ции Марокко (1992 год), рас­ши­ря­лись кон­тро­ли­рую­щие функ­ции пар­ла­мен­та по от­но­ше­нию к пра­ви­тель­ст­ву, а 5-я, ны­не дей­ст­вую­щая Кон­сти­ту­ция (1996 год) уза­ко­ни­ла двух­па­лат­ный пар­ла­мент, ниж­няя па­ла­та ко­то­ро­го ста­ла из­би­рать­ся пря­мым тай­ным го­ло­со­ва­ни­ем. Ес­ли на про­тя­же­нии 1970-1980-х годов пра­ви­тель­ст­ва воз­глав­ля­ли род­ст­вен­ни­ки ко­ро­ля (А. Ос­ман, М. Буа­бид) или бес­пар­тий­ные и лич­но пре­дан­ные Ха­са­ну II дея­те­ли (М. К. Лам­ра­ни, А. Ла­ра­ки, А. Фи­ла­ли), то в 1998 году коа­лиционное ле­во­цен­три­ст­ское «пра­ви­тель­ст­во аль­тер­на­ти­вы» воз­гла­вил ли­дер оп­по­зиционного Со­циа­ли­сти­че­ско­го сою­за на­род­ных сил А. Юсу­фи. Зна­ме­на­тель­ным со­бы­ти­ем в об­щественно-по­ли­тической жиз­ни Марокко ста­ла ле­га­ли­за­ция в 1998 году уме­рен­ных групп ис­ла­ми­ст­ско­го дви­же­ния под названием Пар­тия спра­вед­ли­во­сти и раз­ви­тия (ПСР). Эти ли­бе­раль­ные на­чи­на­ния по­зво­ли­ли Ха­са­ну II соз­дать ус­ло­вия для уве­рен­ной пе­ре­да­чи вла­сти но­во­му су­ве­ре­ну - Му­хам­ме­ду VI (пра­вит с 23.07.1999 года).

На про­тя­же­нии 2000-х годов Му­хам­мед VI реа­ли­зо­вы­вал раз­ра­бо­тан­ный Му­хам­ме­дом V и Ха­са­ном II план по­этап­ной дози­ро­ван­ной де­мо­кра­ти­за­ции стра­ны. В 2003 году по ини­циа­ти­ве ко­ро­ля пар­ла­мент при­нял но­вую ре­дак­цию Се­мей­но­го ко­дек­са, за­мет­но рас­ши­рив­шую пра­ва ма­рокканских жен­щин (всту­пила в си­лу в феврале 2004 года). В 2004 году Му­хам­мед VI уч­ре­дил официальную пра­во­за­щит­ную струк­ту­ру «Спра­вед­ли­вость и при­ми­ре­ние», рас­сле­до­вав­шую на­ру­ше­ния прав че­ло­ве­ка и пре­сле­до­ва­ния по по­ли­тическим мо­ти­вам в Марокко во 2-й половине XX века.

На про­тя­же­нии 2000-х годов ма­рокканские вла­сти по­сле­до­ва­тель­но вы­ска­зы­ва­лись за по­ли­тическое ре­ше­ние западно-са­хар­ской про­бле­мы. Марокко от­верг­ло пред­ло­жен­ный ООН план уре­гу­ли­ро­ва­ния, ко­то­рый пре­ду­смат­ри­вал пре­дос­тав­ле­ние западно-са­хар­ским про­вин­ци­ям ав­то­но­мии сро­ком на 5 лет и про­ве­де­ние ре­фе­рен­ду­ма о са­мо­оп­ре­де­ле­нии. Вме­сто это­го в 2006-2007 году Му­хам­мед VI вы­сту­пил с ини­циа­ти­вой пре­дос­тав­ле­ния Западной Са­ха­ре ши­ро­кой ав­то­но­мии в со­ста­ве Марокко и за­кре­п­ле­ния её осо­бых прав в кон­сти­ту­ции стра­ны. Не­смот­ря на ожив­ле­ние дея­тель­но­сти в Марокко му­сульманских экс­тре­ми­ст­ских организаций и ряд тер­ро­ри­стических ак­тов (взры­вы 2003 и 2007 годах в Ка­саб­лан­ке), в це­лом об­ста­нов­ка в стра­не ха­рак­те­ри­зу­ет­ся ста­биль­но­стью, че­му в не­ма­лой сте­пе­ни спо­соб­ст­ву­ют ус­той­чи­вость бер­бер­ско­го пред­ста­ви­тель­ст­ва в партийно-по­ли­тической сис­те­ме и ле­га­ли­за­ция уме­рен­ных ис­лам­ских дви­же­ний.

Ис­то­рия от­но­ше­ний Рос­сии с Марокко на­счи­ты­ва­ет свыше 240 лет. Ещё в конце 1777 года сул­тан Му­хам­мед бен Аб­дал­лах пред­ло­жил императрице Ека­те­ри­не II на­ла­дить тор­го­вый об­мен ме­ж­ду Марокко и Российской им­пе­ри­ей. Ди­пло­ма­тические от­но­ше­ния Марокко с Рос­си­ей бы­ли ус­та­нов­ле­ны в 1897 году, с СССР - в 1958 году. Основные сфе­ры российско-ма­рокканских свя­зей - гид­ро­энер­ге­ти­ка, морское ры­бо­лов­ст­во, ту­ризм, гу­ма­ни­тар­ный об­мен, в т. ч. обу­че­ние ма­рокканских сту­ден­тов в российских ву­зах. На­ря­ду с Егип­том и Ал­жи­ром Марокко вхо­дит в трой­ку ве­ду­щих тор­го­вых парт­нё­ров Рос­сии в Аф­ри­ке. С 1998 года Рос­сия удер­жи­ва­ет 2-е ме­сто по­сле ЕС сре­ди по­тре­би­те­лей ма­рокканской сельскохозяйственной про­дук­ции, главным образом цит­ру­со­вых, за­ку­пая около 25% объ­ё­ма ма­рокканского экс­пор­та. В хо­де официальных ви­зи­тов Му­хам­ме­да VI в РФ в 2002 году и пре­зи­ден­та РФ В. В. Пу­ти­на в Марокко в 2006 году бы­ли под­пи­са­ны Дек­ла­ра­ция о стра­те­гическом парт­нёр­ст­ве, со­гла­ше­ния о со­труд­ни­че­ст­ве в сфе­ре ры­бо­лов­ст­ва, ту­риз­ма, ме­ди­ци­ны и спор­та.

Транс­порт

Основные ви­ды транс­пор­та - железнодорожный и ав­то­мо­биль­ный. Об­щая про­тя­жён­ность же­лез­ных до­рог 1907 км (2008 год; управ­ля­ют­ся государственной ком­па­ни­ей «Office Na­tional des Chemins de Fer»). Основная ма­ги­ст­раль Мар­ра­кеш - Ка­саб­лан­ка -Ра­бат - Мек­нес - Фес - Уд­жда (со­еди­не­на с железнодорожной се­тью Ал­жи­ра и Ту­ни­са); к ней при­мы­ка­ют вет­ки Бен-Ге­рир - Са­фи, Ка­саб­лан­ка - Джорф-Лас­фар, Си­ди-эль- Ай­ди - Ху­риб­га - Уэд-Зем, Си­ди-Ка­сем - Тан­жер, Уд­жда - Бу-Ар­фа. Главный железнодорожный узел - Ка­саб­лан­ка. До 80% гру­зо­обо­ро­та железнодорожного транс­пор­та при­хо­дит­ся на пе­ре­воз­ку фос­фо­ри­тов. Об­щая про­тя­жён­ность ав­то­до­рог 57,6 тыс. км, из них 35,7 тыс. км име­ют ас­фаль­то­вое по­кры­тие (2006 год, в т. ч. 639 км - вы­со­ко­ско­ро­ст­ные шос­се Ра­бат - Тан­жер, Ра­бат - Фес, Ка­саб­лан­ка - Мар­ра­кеш). Морской транс­порт об­слу­жи­ва­ет б. ч. внеш­них гру­зо­по­то­ков. Главные морские пор­ты: Ка­саб­лан­ка (гру­зо­обо­рот ок. 25 млн. т в год - около 40% об­ще­го гру­зо­обо­ро­та пор­тов Марокко; 2-е ме­сто в Аф­ри­ке по­сле Дур­ба­на, ЮАР), Мо­хам­ме­дия (им­порт неф­ти и вы­воз неф­те­про­дук­тов), Джорф-Лас­фар (вы­воз фос­фо­ри­тов), Тан­жер (в т. ч. пас­са­жир­ский па­ром­ный тер­ми­нал; стро­ит­ся круп­ный неф­тя­ной тер­ми­нал, 2009 год), Ага­дир, На­дор. Круп­ней­шие ме­ж­ду­народные аэ­ро­пор­ты в Ка­саб­лан­ке (имени Му­хам­ме­да V), Ага­ди­ре (Эль-Мас­си­ра), Мар­ра­ке­ше (Ме­на­ра), Тан­же­ре (Ибн-Бат­ту­та), Ра­ба­те (Са­ле).

Внеш­няя тор­гов­ля

Стои­мость то­вар­но­го экс­пор­та 14,5 млрд. долларов, им­пор­та 34,2 млрд. долларов (2010 год). Основные ста­тьи то­вар­но­го экс­пор­та: ми­неральное сы­рьё (главным образом фос­фо­ри­ты), удоб­ре­ния, цит­ру­со­вые, ово­щи, ры­ба, неф­те­про­дук­ты, оде­ж­да. Главные им­пор­тё­ры то­ва­ров из Марокко (%, 2009 год): Ис­па­ния 22, Фран­ция 20, Ин­дия около 5, Ита­лия 4. Важ­ней­шие ста­тьи им­пор­та: нефть, уголь, ма­ши­ны и обо­ру­до­ва­ние, сы­рьё для тек­стиль­ной промышленности. Основные по­став­щи­ки про­дук­ции (%, 2009 год): Фран­ция 17, Ис­па­ния 14,7, Ки­тай 7,1, Ита­лия 6,8, Гер­ма­ния 6,3, США 5,7.

Воо­ру­жён­ные си­лы

Воо­руженные си­лы (ВС) Марокко. со­сто­ят из Су­хо­пут­ных войск (СВ), ВВС, ВМС (все­го около 196 тыс. чел.; 2006 год), име­ют­ся так­же вое­ни­зированные фор­ми­ро­ва­ния - ко­ро­лев­ская гвар­дия (около 1,5 тыс. чел.). Го­до­вой во­енный бюд­жет со­став­ля­ет около 15 млрд. долларов (2007 год).

Вер­хов­ный глав­но­ко­ман­дую­щий и начальник шта­ба - ко­роль, осу­ще­ст­в­ля­ет ру­ко­во­д­ство ВС че­рез ад­ми­ни­ст­ра­цию национальной обо­ро­ны (министерство обо­ро­ны), ге­не­раль­ную ин­спек­цию и ГШ. Ви­ды ВС и ро­да войск воз­глав­ля­ют ин­спек­то­ры (ко­ман­дую­щие).

СВ (175 тыс. человек) яв­ля­ют­ся ос­но­вой ВС и со­сто­ят из: 3 мо­то­пе­хот­ных, 2 воз­душ­но-де­сант­ных и 1 пе­хот­ной бри­гад; 8 мо­то­пе­хот­ных пол­ков; 10 тан­ко­вых, 37 пе­хот­ных, 3 мо­то­ри­зо­ван­ных, 2 ка­ва­ле­рий­ских, 2 па­ра­шют­ных, 1 гор­но-пе­хот­но­го и 7 инженерных ба­таль­о­нов; 12 артиллерийских ди­ви­зио­нов. На воо­ру­же­нии свыше 840 тан­ков (в т. ч. ок. 100 лёг­ких), свыше 1,2 тыс. бое­вых бро­ни­рованных ма­шин, 26 РСЗО, около 1,9 тыс. ору­дий по­ле­вой ар­тил­ле­рии и ми­но­мё­тов, 820 ПУ ПТУР, 37 ЗРК и зе­нит­ных артиллерийских ус­та­новок. ВВС (13,5 тыс. человек) ор­га­ни­за­ци­он­но со­сто­ят из 5 эс­кад­ри­лий бое­вых са­мо­лё­тов, 2 эс­кад­ри­лий вспо­мо­гательной авиа­ции и 2 вер­то­лёт­ных эс­кад­ри­лий. На воо­ру­же­нии на­хо­дят­ся 95 бое­вых са­мо­лё­тов, свыше 30 учеб­ных и около 40 транс­порт­ных са­мо­лё­тов, 24 бое­вых и около 90 транс­порт­ных вер­то­лё­тов. Основные во­енно-воздушные ба­зы: Бен-Ге­рир и Нуа­сер. На воо­ру­же­нии ВМС (7,5 тыс. человек) со­сто­ят фре­гат УРО, 2 кор­ве­та, 4 де­сант­ных ко­раб­ля, 4 ра­кет­ных и 20 сто­ро­же­вых ка­те­ров; так­же в их со­став вхо­дят 3 ба­таль­о­на морской пе­хо­ты. Пунк­ты ба­зи­ро­ва­ния: Ка­саб­лан­ка, Ага­дир, Эль-Хо­сей­ма, Тан­жер. Воо­ру­же­ние и во­енная тех­ни­ка в ос­нов­ном американского и французского про­изводства.

Ком­плек­то­ва­ние ВС по при­зы­ву - при­зыв­ной воз­раст 18-30 лет, срок служ­бы 18 месяцев. Офи­цер­ский кор­пус го­то­вит­ся в 5 во­енных училищах и во­енной ака­де­мии Генерального штаба в городе Ке­нит­ра. Мо­би­ли­зационные ре­сур­сы 7,7 млн. человек, в т. ч. год­ных к во­енной служ­бе 4,9 млн. человек.

Здра­во­охра­не­ние

В Марокко на 100 тыс. жителей при­хо­дит­ся 56 вра­чей, 26 лиц среднего медицинского пер­со­на­ла и аку­ше­рок, 11 фар­ма­цев­тов (2006 год), 100 сто­ма­то­ло­гов (2008 год); 87 боль­нич­ных ко­ек на 10 тыс. жителей (2006 год). Об­щие рас­хо­ды на здра­во­охра­не­ние со­став­ля­ют 5,1% ВВП (бюд­жет­ное фи­нан­си­ро­ва­ние - 36,6%, ча­ст­ный сек­тор - 63,4%; 2006 год). Пра­во­вое ре­гу­ли­ро­ва­ние сис­те­мы здра­во­охра­не­ния осу­ще­ст­в­ля­ют: Кон­сти­ту­ция (1996 год), Де­он­то­ло­ги­че­ский ко­декс (1983 год), Ко­декс ока­за­ния основной медицинской по­мо­щи (2002 год), Тру­до­вой ко­декс (2003 год); за­ко­ны - о боль­нич­ных цен­трах (1981, 2003 годы), об обя­зательном медицинском стра­хо­ва­нии (2007 год). В сис­те­ме здра­во­охра­не­ния до­ми­ни­ру­ет государственный сек­тор, медицинская по­мощь бес­плат­ная, управ­ле­ние цен­тра­ли­зо­ван­ное. Медицинская по­мощь ока­зы­ва­ют ле­чеб­но-про­фи­лак­тические уч­ре­ж­де­ния (ме­ст­ные боль­ни­цы, городские и сель­ские цен­тры здра­во­охра­не­ния), боль­ни­цы об­ще­го про­фи­ля про­вин­ций и пре­фек­тур, ком­мерческие и не­ком­мерческие кли­ни­ки ча­ст­но­го сек­то­ра в круп­ных го­ро­дах. Наи­бо­лее рас­про­стра­нён­ное ин­фекционной за­бо­ле­ва­ние - ту­бер­ку­лёз (2006 год). Основные при­чи­ны смер­ти: ише­мическая бо­лезнь серд­ца, со­су­ди­стые за­бо­ле­ва­ния го­лов­но­го моз­га, ин­фек­ции ды­хательных пу­тей, ги­пер­то­ническая бо­лезнь, диа­рей­ные за­бо­ле­ва­ния, до­рож­ный трав­ма­тизм (2007 год). Ку­рор­ты: Эль-Хо­сей­ма, Эс-Су­вей­ра и др.

Спорт

Олим­пий­ский комитет Марокко ос­но­ван в 1959 го­дк, в том же го­ду при­знан МОК. Спорт­сме­ны Марокко де­бю­ти­ро­ва­ли на Олим­пий­ских иг­рах в Ри­ме (1960 го­д); все­го (вклю­чая Пе­кин, 2008 го­д) за­вое­ва­ли 6 зо­ло­тых, 5 се­реб­ря­ных и 10 брон­зо­вых ме­да­лей. На Олим­пий­ских иг­рах в Лос-Анд­же­ле­се (1984 го­д) ма­рокканские лег­ко­ат­ле­ты вы­иг­ра­ли пер­вые 2 зо­ло­тые ме­да­ли, в т. ч. С. Ау­и­та по­бе­дил на дис­тан­ции 5000 м, а Н. Эль-Му­та­ва­кель, пер­вен­ст­во­вав­шая на дис­тан­ции 400 м с барь­е­ра­ми, ста­ла пер­вой олим­пий­ской чем­пи­он­кой в ис­то­рии арабских стран. На Олим­пий­ских иг­рах в Бар­се­ло­не (1992 го­д) бе­гун Х. Сках по­бе­дил на дис­тан­ции 10000 м, он так­же два­ж­ды вы­иг­ры­вал чем­пио­на­ты ми­ра (1990 и 1991 го­да) по лег­ко­ат­ле­тическому крос­су, был се­реб­ря­ным (1995 го­д) и брон­зо­вым (1991 го­д) при­зё­ром чем­пио­на­тов ми­ра по лёг­кой ат­ле­ти­ке на дис­тан­ции 10000 м.

Наи­боль­ших ус­пе­хов до­бил­ся бе­гун Х. Эль-Гер­руж - 2-крат­ный чем­пи­он Олим­пий­ских игр в Афи­нах (2004 го­д) в бе­ге на 1500 м и 5000 м и се­реб­ря­ный при­зёр Олим­пий­ских игр в Сид­нее (2000 го­д) в бе­ге на 1500 м, 4-крат­ный чем­пи­он ми­ра (1997, 1999, 2001, 2003 го­ды) в бе­ге на 1500 м, по­бе­ди­тель многих др. со­стя­за­ний.

Сре­ди др. ви­дов спор­та наи­бо­лее по­пу­ляр­ны фут­бол, тен­нис, вод­ные ви­ды, ав­то­гон­ки, бас­кет­бол, бокс, борь­ба, ве­ло­си­пед­ный спорт, ганд­бол, кон­ный спорт, тя­жё­лая ат­ле­ти­ка, фех­то­ва­ние, хок­кей на тра­ве, шах­ма­ты.

В 1970 го­ду фут­боль­ная сбор­ная ко­ман­да Марокко ста­ла пер­вой африканской ко­ман­дой, вы­сту­пав­шей в фи­наль­ной час­ти чем­пио­на­та ми­ра (Мек­си­ка). В 1986, 1994, 1998 го­дах - по­вто­ри­ла это дос­ти­же­ние; луч­ший ре­зуль­тат в 1986 го­ду - вы­ход в 1/8 фи­на­ла. Чем­пи­он (1976 го­д) и се­реб­ря­ный при­зёр (2004 го­д) Куб­ка Аф­ри­ки. Клуб­ные ли­де­ры ма­рокканского фут­бо­ла: «Рад­жа» (ос­но­ван в 1949 го­ду, Ка­саб­лан­ка) - 9-крат­ный чем­пи­он стра­ны, 6-крат­ный по­бе­ди­тель Куб­ка стра­ны, 3-крат­ный по­бе­ди­тель Ли­ги африканских чем­пио­нов (1989, 1997, 1999 го­ды), по­бе­ди­тель Арабской ли­ги чем­пио­нов (2006 го­д), вы­сту­па­ет на ста­дио­не «Му­хам­мед V» (67 тыс. мест); «Ви­дад» (основан в 1937 го­ду, Ка­саб­лан­ка) - 12-крат­ный чем­пи­он Марокко, 9-крат­ный об­ла­да­тель Куб­ка стра­ны, по­бе­ди­тель Ли­ги африканских чем­пио­нов (1992 го­д) и Арабской ли­ги чем­пио­нов (1989 го­д), так­же вы­сту­па­ет на ста­дио­не «Му­хам­мед V»; ФАР (ос­но­ван в 1958 го­ду, Ра­бат) - 12-крат­ный чем­пи­он стра­ны, 11-крат­ный об­ла­да­тель куб­ка и по­бе­ди­тель Ли­ги африканских чем­пио­нов (1985 го­д), вы­сту­па­ет на ста­дио­не «Му­лай Аб­дал­ла» (60 тыс. мест). Сре­ди силь­ней­ших фут­бо­ли­стов Марокко: Б. Эль- Кад­ду­ри (с 2002 го­да вы­сту­па­ет за «Ди­на­мо», Ки­ев), Н. Бу­ха­ри (в 2002-2006 го­дах иг­рал в «Аяк­се», Ам­стер­дам), М. Эль-Хам­дауи (в 2007-2010 го­дах в АЗ, Ал­кмар, Ни­дер­лан­ды, с 2010 го­да в «Аяк­се»), М. Ша­мах (в 2002-2010 го­дах в «Бор­до», с 2010 го­да в «Ар­се­на­ле») и др.

В 1957 го­ду ос­но­ва­на фе­де­ра­ция тен­ни­са Марокко, к 2011 го­ду в стра­не функ­цио­ни­ро­ва­ло свыше 100 клу­бов, около 500 от­кры­тых кор­тов, 4 - в по­ме­ще­нии. В 2001 го­ду Х. Ара­зи вхо­дил в чис­ло 25 луч­ших тен­ни­си­стов ми­ра. В Фе­се про­во­дит­ся ме­ж­ду­народный жен­ский тен­нис­ный тур­нир «Гран-при прин­цес­сы Лал­лы Мерь­ем» - един­ст­вен­ный тур­нир WTA, про­хо­дя­щий в Аф­ри­ке.

Ав­то­гон­ки Гран-при Марокко про­во­ди­лись в 1925-1958 го­дах с пе­ре­ры­ва­ми; в 1958 го­ду вхо­ди­ли в про­грам­му чем­пио­на­та ми­ра «Фор­му­ла-1» (трас­са Айн-Ди­аб, Ка­саб­лан­ка).

С 1996 го­да муж­ская сбор­ная Марокко по шах­ма­там вы­сту­па­ет на Все­мир­ных шах­мат­ных олим­пиа­дах; в 2004 го­ду М. Тис­сир по­ка­зал луч­ший ре­зуль­тат на 2-й дос­ке (7,5 оч­ка из 9).

С 1968 го­да (Гре­нобль) спорт­сме­ны Марокко пе­рио­ди­че­ски при­ни­ма­ют уча­стие в Олим­пий­ских зим­них иг­рах; при­зо­вых мест не за­воё­ва­но. Из зим­них ви­дов спор­та наи­бо­лее по­пу­ляр­ны лыж­ный, гор­но­лыж­ный, фри­стайл. Из­вест­ным гор­но­лыж­ным цен­тром яв­ля­ет­ся Укай­ме­ден.

Об­ра­зо­ва­ние. Уч­ре­ж­де­ния нау­ки и куль­ту­ры

Управ­ле­ние сис­те­мой об­ра­зо­ва­ния осу­ще­ст­в­ля­ет Министерство национального об­ра­зо­ва­ния, выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния, профессиональной под­го­тов­ки и на­учных ис­сле­до­ва­ний. Основные рег­ла­мен­ти­рую­щие до­ку­мен­ты в об­лас­ти об­ра­зо­ва­ния - дек­ре­ты: об обя­зательном об­щем об­ра­зо­ва­нии (1963 го­д), о до­шко­ль­ном об­ра­зо­ва­нии (2000 го­д), о выс­шем об­ра­зо­ва­нии (2000 го­д). Сис­те­ма об­ра­зо­ва­ния вклю­ча­ет: до­шко­ль­ное об­ра­зо­ва­ние (в основном ча­ст­ное) в дет­ских са­дах или ко­ра­ни­че­ских шко­лах; 9-лет­нее обя­зательное об­щее об­ра­зо­ва­ние (6-лет­нее на­чаль­ное и 3-лет­нее не­пол­ное сред­нее), 3-лет­нее пол­ное сред­нее об­ра­зо­ва­ние; на­чаль­ное профессиональное об­ра­зо­ва­ние (на ба­зе не­пол­ной средней шко­лы), сред­нее профессиональное об­ра­зо­ва­ние (на ба­зе пол­ной сред­ней шко­лы), выс­шее об­ра­зо­ва­ние.

Обу­че­ние в шко­ле ве­дёт­ся на арабском языке, французский язык изу­ча­ет­ся как ино­стран­ный. До­шко­ль­ным об­ра­зо­ва­ни­ем ох­ва­че­но 60% де­тей, на­чаль­ным обу­че­ни­ем 89%, сред­ним - 56%. Гра­мот­ность на­се­ле­ния в воз­рас­те стар­ше 15 лет со­став­ля­ет 55,6% (2007 го­д).

В стра­не дей­ст­ву­ют 14 государственных университетов, в т. ч. круп­ней­шие: Университет Му­хам­ме­да V в Ра­ба­те (1957 го­д), Университет Му­хам­ме­да бен Аб­дал­ла­ха в Фе­се (1974 год), Университет Ха­са­на II в Ка­саб­лан­ке (1975 год, от­крыт в 1976 году), Университет Ка­ди Ай­я­да в Мар­ра­ке­ше (1978 год), Университет Му­лая Ис­маи­ла в Мек­не­се (1982 год, ста­тус университета с 1989 года), Университет Аб­дель­ма­лека Эс­саа­ди в Те­туа­не (1989 год).

Сре­ди др. ву­зов: Национальная кон­сер­ва­то­рия му­зы­ки, тан­ца и дра­ма­тического искусства в Ра­ба­те, кон­сер­ва­то­рии в Ка­саб­лан­ке (1942 год), Мар­ра­ке­ше (1948 год), Фе­се (1960 год), Тан­же­ре; институты - испанского языка «Се­ве­ро Очоа» в Тан­же­ре (1949 год); ста­ти­сти­ки и при­клад­ной эко­но­ми­ки (1961 год), аг­ро­но­мии и ве­те­ри­на­рии имени Ха­са­на II (1966 год), дра­ма­тического искусства и ани­ма­ции (1985 год), ар­хео­ло­гических на­ук и национального на­сле­дия (1986 год) - все в Ра­ба­те; институты об­ра­зо­ва­ния в об­лас­ти ох­ра­ны здо­ро­вья - в Ага­ди­ре, Ка­саб­лан­ке, Мар­ра­ке­ше, Мек­не­се, Те­туа­не и др.; выс­шие шко­лы (ин­сти­ту­ты) - народного искусства и ре­мё­сел (1921 год), национальный институт изящ­ных ис­кусств (1945 год, оба в Те­туа­не), национальная шко­ла управ­ле­ния (1948 год), ин­фор­мационных на­ук (1974 год), ар­хи­тек­тур­ная (1980 год) - все в Ра­ба­те; а так­же ву­зы в Ка­саб­лан­ке. Круп­ней­шие не­го­су­дар­ст­вен­ные ву­зы - му­сульманский Университет Ка­рау­ин в Фе­се (859 год), Боль­шой университет Ка­саб­лан­ки, Университет Аль-Аха­вайн в Иф­ра­не (1995 год).

Биб­лио­те­ки: в Ка­саб­лан­ке (1917 год), Главная библиотека и ар­хи­вы (1920 год), Национальный центр до­ку­мен­та­ции (1966 год) - оба в Ра­ба­те, Главная библиотека и ар­хи­вы в Те­туа­не (1939 год) и др.

Му­зеи: в Ра­ба­те - эт­но­гра­фи­че­ский «Удая» (1915 год), ар­хео­ло­ги­че­ский (1932 год), ке­ра­ми­ки (1944 год), поч­то­вый (1970 год); в Тан­же­ре - Кас­бах (1922 год), современного ма­рокканского искусства (1990 год), американской ди­пло­ма­тической мис­сии (1976 год), во­енных ми­ниа­тюр Фор­бса; в Фе­се - Ба­та (1915 год), ар­мии (1963 год); в Те­туа­не - ма­рокканского искусства (1921 год), эт­но­гра­фи­че­ский (1928 год), ар­хео­ло­ги­че­ский (1940 год); в Мар­ра­ке­ше - ма­рокканского искусства Дар-Си-Са­ид (1930 год), ис­лам­ско­го искусства, Бер­та Флин­та; а так­же му­зеи Ка­саб­лан­ки. Сре­ди дру­гих - Му­зей Дар-Джа­маи в Мек­не­се (1920 год), ар­хео­ло­гический му­зей в Эль-Араи­ше (1973 год), Национальный му­зей ке­ра­ми­ки в Са­фи (1990 год), му­зей Си­ди Му­хам­ме­да бен Аб­дал­ла­ха в Эс-Су­вей­ре (1980 год).

Сре­ди на­учных уч­ре­ж­де­ний: Национальный центр аг­ро­но­мических ис­сле­до­ва­ний (1930 год), Национальный гео­гра­фический комитет (1959 год), Ака­де­мия Ко­ро­лев­ст­ва Ма­рок­ко (1977 год), Национальный центр на­учных и тех­нических ис­сле­до­ва­ний (1976 год), Ни­дерландский институт по выс­ше­му об­ра­зо­ва­нию и на­учным ис­сле­до­ва­ни­ям в Ма­рок­ко (NIMAR, 2006 год) - все в Ра­ба­те; институты - Пас­те­ра (1929 год), ры­бо­лов­ст­ва (1947 год), океа­но­гра­фии (1948 год), био­ло­гии и био­хи­мии - все в Ка­саб­лан­ке.

Сред­ст­ва мас­со­вой ин­фор­ма­ции

В Марокко из­да­ёт­ся свыше 120 га­зет и жур­на­лов (2009 год). Официальная пра­ви­тель­ст­вен­ная газета на арабском языке «Аль-Ан­ба» вы­хо­дит с 1963 года, ти­раж 20 тыс. экземпляров; про­пра­ви­тель­ст­вен­ных по­зи­ций при­дер­жи­ва­ют­ся га­зе­ты «Le Ma­tin du Sahara et du Maghreb» (с 1971 года, ти­раж 70 тыс. экземпляров, на французском языке) и «Ас-Са­хра аль-Маг­ри­бия» (с 1989 года, ти­раж 18 тыс. экземпляров, на арабском языке).

Раз­ви­та партийная прес­са; наи­бо­лее по­пу­ляр­ные партийные га­зе­ты - «Аль-Алам» и «L’Opinion» (ор­га­ны пар­тии «Ис­тик­ляль»), «Аль-Ит­ти­хад аль-Иш­ти­ра­ки» (ор­ган Со­циа­ли­сти­че­ско­го сою­за на­род­ных сил). Сре­ди не­за­ви­си­мых из­да­ний наи­бо­лее ав­то­ри­тет­ны еже­днев­ные га­зе­ты «L’Economiste», «Ас-Са­бах», еже­не­дель­ная газета «La Vie Éco». Из­да­ёт­ся свыше 50 спор­тив­ных, дет­ских, жен­ских и т. п. еже­не­дель­ных из­да­ний. Бо­лее 30 из­да­ний вы­хо­дят в элек­трон­ной вер­сии в се­ти Ин­тер­нет.

Ра­дио­ве­ща­ние с 1931 года, те­ле­ви­де­ние с 1952 года (на­цио­на­ли­зи­ро­ва­но в 1962 году). 58 ра­дио­стан­ций и 5 те­ле­цен­тров (2008 год). Государственная те­ле­ви­зи­он­ная ком­па­ния «Société Nationale de Radiodiffusion et de Télévision» (SNRT) ве­дёт пе­ре­да­чи на арабском и французском язы­ках, с 1994 года часть пе­ре­дач ве­дёт­ся на бер­бер­ских диа­лек­тах. В 1989 году вве­дён в дей­ст­вие ча­ст­ный ка­бель­ный те­ле­ка­нал «2М» (с середины 1990-х годов в государственной соб­ст­вен­но­сти). Ретранс­ляционная сеть Марокко по­зво­ля­ет при­ни­мать те­ле­сиг­нал из Фран­ции, Ита­лии и Ис­па­нии, в т. ч. с Ка­нар­ских островов. Государственное ин­фор­мационное агент­ст­во - Maghreb Arabе Presse (ос­но­ва­но в 1959 году как ак­цио­нер­ное общество, на­цио­на­ли­зи­ро­ва­но в 1973 году).

Ли­те­ра­ту­ра

Литература Марокко раз­ви­ва­ет­ся на арабском, бер­бер­ском и французском язы­ках. В сред­ние ве­ка ара­боя­зыч­ная литература на тер­ри­то­рии Марокко су­ще­ст­во­ва­ла как часть ара­бо-му­суль­ман­ской куль­ту­ры. В круп­ней­ших литературных цен­трах (Фес, Мар­ра­кеш, Мек­нес и др.) по­пу­ляр­но­стью поль­зо­ва­лась по­эзия (Ибн Хаб­бус, Ибн аль-Му­рах­халь, Ибн Ру­шейд и др.). Про­за XII-XIV веков пред­став­ле­на пре­имущественно со­чи­не­ния­ми ис­то­рического ха­рак­те­ра (Абд аль-Ва­хид аль-Мар­ра­ку­ши, Ибн аль-Кат­тан, Ибн Иза­ри и др.); ак­тив­но раз­ви­вал­ся так­же жанр рих­ла (опи­са­ние пу­те­ше­ст­вий и да­лё­ких стран): твор­че­ст­во аль-Ид­ри­си, Ибн Бат­ту­ты и др. Ли­ри­ка XVI-XX веков, ис­пы­тав­шая влия­ние ан­да­лус­ской по­эзии, пред­став­ле­на клас­сическими арабским жан­ра­ми (ка­сы­да, га­зель, эле­гия, са­ти­ра и др.).

Современные жан­ры про­зы и по­эзии фор­ми­ру­ют­ся с середины 1940-х годов. Про­заи­ки А. аль-Фа­си (сборник но­велл «Дя­дюш­ка Буш­нак», 1948 год) и А. Бенд­жел­лун (сборник но­велл «До­ли­на кро­ви», 1948 год; ав­то­био­гра­фическая по­весть «В дет­ст­ве», 1957 год) од­ни­ми из пер­вых об­ра­ти­лись к со­ци­аль­ной те­ма­ти­ке, к жиз­ни про­сто­го на­ро­да. С середины 1960-х годов на­блю­да­ет­ся подъ­ём ара­боя­зыч­ной про­зы и пуб­ли­ци­сти­ки: А. Гал­лаб (сборник рас­ска­зов «Умер удач­ли­вый че­ло­век», 1965 год; ро­ма­ны «Семь две­рей», 1965 год, «Мы по­хо­ро­ни­ли про­шлое», 1966 год), М. А. Лах­ба­би (ро­ман «По­ко­ле­ние жа­ж­ды», 1965 год), М. Саб­баг, М. И. Бу­ал­лу, Х. Бен­ну­на, А. аль-Бак­ка­ли, А. Ля­руи, М. Зеф­заф, М. Ра­би, М. Бар­ра­да (сборник рас­сказов «Снять ко­жу», 1979 год; ро­ма­ны «Иг­ра в заб­ве­ние», 1987 год, «Ус­коль­заю­щий свет», 1993 год, «Жен­щи­на заб­ве­ния», 2001 год), Д. аль-Ху­ри, М. Шаг­мум и др. В ма­рокканской по­эзии 2-й половины XX века пре­об­ла­да­ют пат­рио­тические те­мы, а так­же раз­мыш­ле­ния о но­вом ук­ла­де жиз­ни, раз­ры­ве с тра­диционными цен­но­стя­ми (М. Маа­да­уи); уси­ли­ва­ют­ся тен­ден­ции к фор­маль­ным экс­пе­ри­мен­там (А. Б. Лам­ту­ни, М. ат-Тан­жа­уи, М. Бен­нис). В 1960-х годах поя­ви­лась дра­ма­тур­гия на ма­рокканском диа­лек­те арабского языка  (X. Са­их, А. Бен Шек­рун, А. аль-Ала­жи).

Литература на бер­бер­ском языке пред­став­ле­на в основном фольк­лор­ны­ми жан­ра­ми. Пер­вым письменным па­мят­ни­ком стал Ко­ран Бар­гуа­ты (VIII век; ут­ра­чен). В 1930-х годах по­пу­ляр­ность по­лу­чи­ло твор­че­ст­во по­этес­сы Н. А. Мри­ри­ды.

Литература Марокко на французском языке фор­ми­ру­ет­ся с середины XX века. Ос­но­во­по­лож­ни­ком жан­ра ро­ма­на стал А. ас-Саф­ри­уи (ав­то­био­гра­фический ро­ман «Лар­чик чу­дес», 1954 год, и др.). М. А. Лах­ба­би по­лу­чил из­вест­ность как тон­кий ли­рик (по­этические сборники «Пес­ни на­де­ж­ды», 1952 год, «От мра­ка к све­ту», 1958 год). На­ча­ло дра­ма­тур­гии свя­за­но с пье­са­ми Фа­ри­са Фа­ри­да (псевдоним А. Бель­хаш­ми; пье­са «Кре­пость из пес­ка», 1962 год, и др.), а так­же А. Ха­ти­би, ко­то­рый так­же про­сла­вил­ся сво­ей про­зой.

Боль­шой по­пу­ляр­но­стью поль­зу­ет­ся ро­ман­ное твор­че­ст­во Д. Шрай­би, по­свя­щён­ное ос­мыс­ле­нию про­блем арабского ми­ра. Сре­ди наи­бо­лее из­вест­ных современных фран­коя­зыч­ных ав­то­ров - М. Хай­ред­дин, А. Лаа­би, Т. Бенд­жел­лун (по­этические сборники «Лю­ди под са­ва­ном мол­ча­ния», 1971 год, «Шра­мы солн­ца», 1972 год, «Мин­даль­ные де­ре­вья умер­ли от ран», 1976 год; по­эма «Мо­но­лог верб­лю­да», 1974 год; ро­ма­ны «Ди­тя пес­ка», 1985 год, «Свя­щен­ная ночь», 1987 год, «Это сле­пя­щее от­сут­ст­вие све­та», 2001 год; сборник но­велл «Кол­дов­ская лю­бовь», 2003 год, и др.).

Ар­хи­тек­ту­ра и изо­бра­зи­тель­ное ис­кус­ст­во

Искусство Марокко в древ­но­сти и Сред­не­ве­ко­вье раз­ви­ва­лось в ус­ло­ви­ях столк­но­ве­ния и со­су­ще­ст­во­ва­ния северо-аф­ри­кан­ских куль­тур ли­вий­цев-бер­бе­ров, ко­то­рые на про­тя­же­нии ты­ся­че­ле­тий ос­та­ва­лись но­си­те­ля­ми ус­той­чи­вых ро­до-пле­мен­ных тра­ди­ций, и ци­ви­ли­за­ций, вне­дряе­мых и раз­ви­вае­мых по­том­ка­ми на­ро­дов, осе­дав­ших на се­ве­ре стра­ны в хо­де за­вое­ва­ний и ко­ло­ни­за­ции. Об­на­ру­жен­ные на па­лео­ли­тических и не­оли­тических сто­ян­ках на юге, в гор­ных рай­онах ар­те­фак­ты (тё­са­ные и по­ли­рованные ка­мен­ные ору­дия, пла­сти­ны, то­по­ры, на­ко­неч­ни­ки стрел) сви­де­тель­ст­ву­ют о древ­но­сти ме­ст­ных тра­ди­ций об­ра­бот­ки кам­ня. На­скаль­ные си­лу­эт­ные изо­бра­же­ния лю­дей, жи­вот­ных (сло­нов, но­со­ро­гов, жи­ра­фов, ан­ти­лоп, бы­ков, страу­сов), ко­лес­ниц, ор­на­мен­тов (ран­няя груп­па - 5000-2000 лет до н. э.; сред­няя - II-е тысячелетия до н. э., позд­няя - I-е тысячелетие до н. э. - 100 год н. э.; Фум-эль-Ха­сан у под­но­жия северного скло­на гор Ба­ни; Укай­ме­ден к югу от Мар­ра­ке­ша) по­ра­жа­ют убе­ди­тель­но­стью и мас­тер­ст­вом ри­сун­ка. Коль­це­вые ка­мен­ные мо­гиль­ни­ки-шу­ши да­ют пред­став­ле­ние об об­ря­дах и стро­ительной дея­тель­но­сти ли­вий­цев в I-м тысячелетии до н. э.

На по­бе­ре­жье, в ко­ло­ни­ях фи­ни­кий­цев (Тин­гис, ны­не Тан­жер; Шел­ла, близ Ра­ба­та; Ликс, ны­не Эль-Ара­иш) с конца II-го тысячелетия до н. э. фор­ми­ро­ва­лись оча­ги ху­дожественные куль­ту­ры, ко­то­рая в I-м тысячелетии до н. э. ис­пы­ты­ва­ла влия­ние Кар­фа­ге­на. Искусство Северного Марокко пе­рио­да рас­цве­та ли­вий­ских царств - Мав­ре­та­нии и Ну­ми­дии (от па­де­ния Кар­фа­ге­на до римского за­вое­ва­ния) - ха­рак­те­ри­зо­ва­лось тен­ден­ция­ми к слия­нию пу­ни­че­ских (кар­фа­ген­ских), древнегреческих, эт­рус­ских, древнеримских и ли­вий­ско-бер­бер­ских тра­ди­ций. Сле­ды стро­ительной дея­тель­но­сти ли­вий­цев (фраг­мен­ты обо­ро­нительных стен, фун­да­мен­ты хра­мов, жи­лых до­мов, ар­хитектурные де­та­ли) об­на­ру­же­ны в рас­коп­ках пу­ни­че­ских сло­ёв Ба­на­сы, Во­лю­би­ли­са, Лик­са, Та­му­ды (близ Те­туа­на), Тин­ги­са, Шел­лы. Втор­же­ние рим­лян и вклю­че­ние Северного Марокко в со­став про­вин­ций Древ­не­го Ри­ма со­про­во­ж­да­лось ак­тив­ным строи­тель­ст­вом ан­тич­ных го­ро­дов (Ба­на­са, Са­ла на мес­те фи­ни­кий­ской Шел­лы) - фор­по­стов ро­ма­ни­за­ции ме­ст­ной ху­дожественной куль­ту­ры. Сре­ди ве­ли­че­ст­вен­ных ру­ин римских городских ан­самб­лей с ре­гу­ляр­ной се­тью ме­ри­дио­наль­ных и ши­рот­ных улиц, фо­ру­ма­ми, ка­пи­то­лия­ми, су­дей­ски­ми ба­зи­ли­ка­ми, тер­ма­ми, вил­ла­ми зна­ти, жи­лы­ми и ре­мес­лен­ны­ми квар­та­ла­ми (Тин­гис, Во­лю­би­лис, Ба­на­са, Та­муд) об­на­ру­же­ны па­мят­ни­ки изо­бра­зительного искусства Рим­ской Аф­ри­ки (кра­соч­ные на­поль­ные мо­заи­ки с ал­ле­го­рическими изо­бра­же­ния­ми и сце­на­ми на сю­же­ты ан­тич­ных и ме­ст­ных ми­фов, мра­мор­ные ста­туи, сар­ко­фа­ги с рель­е­фа­ми). В ар­хео­ло­гическом му­зее в Ра­ба­те хра­нит­ся кол­лек­ция древнеримской брон­зо­вой скульп­ту­ры из Во­лю­би­ли­са.

Про­цесс ро­ма­ни­за­ции не ока­зал за­мет­но­го воз­дей­ст­вия на искусство вра­ж­деб­ных римским ко­ло­ни­стам и чу­ж­дых вос­при­ятию ино­зем­ной ци­ви­ли­за­ции бер­бер­ских пле­мён, ко­то­рые со­хра­ня­ли свою куль­тур­ную це­ло­ст­ность и са­мо­быт­ность как в ан­тич­ную эпо­ху, так и по­сле при­сое­ди­не­ния Морокко в конце VII-VIII веках к арабскому Ха­ли­фа­ту. Вме­сте с тем с при­хо­дом арабских пле­мён, воз­ник­но­ве­ни­ем (в хо­де их ас­си­ми­ля­ции) но­вой эт­нической общ­но­сти - ма­рокканских ара­бов - и по­сте­пен­ной ис­ла­ми­за­ци­ей на­се­ле­ния тер­ри­то­рия Марокко ста­ла мет­ро­по­ли­ей фор­ми­ро­ва­ния син­кре­тической средневековой ара­бо-бер­бер­ской ху­дожественной куль­ту­ры Маг­ри­ба - мав­ри­тан­ско­го ис­кус­ст­ва. На­ча­ло это­му про­цес­су по­ло­жи­ло вне­дре­ние и ус­вое­ние ран­них форм ис­лам­ской куль­то­вой ар­хи­тек­ту­ры (ме­че­ти Ка­рау­ин и Ан­да­лу в Фе­се, обе - IX век и позд­нее) и ху­дожественных тра­ди­ций, сло­жив­ших­ся в прав­ле­ние Омей­я­дов на Ближ­нем Вос­то­ке (661-750 годы) и в му­сульманской Ис­па­нии (по­сле 756 года).

Эпо­ха Аль­мо­ра­ви­дов, объ­е­ди­нив­ших в XI-XII веках под сво­ей вла­стью северо-африканские и южно-испанские тер­ри­то­рии, от­ме­че­на взаи­мо­свя­зан­ны­ми про­цес­са­ми при­об­ще­ния ис­ла­ми­зи­рованных бер­бе­ров-ко­чев­ни­ков к ара­бо-му­сульманской ху­дожественной куль­ту­ре Ан­да­лу­сии (в Фе­се и Мар­ра­ке­ше ра­бо­та­ли ан­да­лус­ские мас­те­ра) и пе­ре­не­се­ния на ма­рокканскую поч­ву ара­бо-испанских тех­нических приё­мов (строи­тель­ст­во из крас­но­ва­то­го бе­то­на - сме­си ме­ст­но­го кам­ня и из­вес­ти в де­ревянной опа­луб­ке) и кон­ст­рук­ций (стро­пиль­ные 2-4-скат­ные кры­ши под зе­лё­ной че­ре­пи­цей; мно­го­ло­па­ст­ные, фес­тон­ча­тые, «лам­бре­ке­но­вые» ар­ки; на­ряд­ные ку­по­ла на нер­вю­рах и ста­лак­ти­тах, например Куб­ба-аль-Ба­ру­дийн в Мар­ра­ке­ше, 1120 год). Сплав ме­ст­ных и прив­не­сён­ных тра­ди­ций за­мет­но по­вы­сил уро­вень фор­ти­фикационного искусства (кре­по­сти Амар­гу близ Фе­са, XI век, Тас­ги­мут близ Мар­ра­ке­ша, около 1125 года), по­ро­дил но­вые гра­до­стро­ительные кон­цеп­ции (об­не­сён­ное сте­на­ми с во­ро­та­ми городское яд­ро - ме­ди­на, с ук­ре­п­лён­ной пра­ви­тель­ст­вен­ной ре­зи­ден­ци­ей-кас­бой; Мар­ра­кеш), фор­мы зда­ний («ко­лон­ная» ме­четь с ря­да­ми под­ко­во­об­раз­ных арок на при­зе­ми­стых стол­бах и с бо­лее ши­ро­ким центральным не­фом), но­вые фор­мы пе­ре­кры­тий (ку­по­ла на ста­лак­ти­тах, скры­тые под 4-скат­ной кров­лей; ку­пол ме­че­ти-уни­вер­си­те­та Ка­рау­ин в Фе­се, 1135-1143 годы) и бо­га­то­го ар­хитектурного де­ко­ра, под­чи­нён­но­го струк­ту­ре ин­терь­е­ра. О вы­со­ком уров­не де­ко­ра­тив­но­го искусства это­го вре­ме­ни мож­но су­дить по зна­ме­ни­то­му рез­но­му с ин­кру­ста­ци­ей де­ревянного мин­ба­ру из ме­че­ти аль-Ку­ту­бия (вы­пол­нен в Кор­до­ве около 1130 года, ны­не в му­зее Каср-аль-Ба­ди в Мар­ра­ке­ше) и узор­ным шёл­ко­вым тка­ням с ге­раль­дическими ком­по­зи­ция­ми и над­пи­ся­ми.

На искусство эпо­хи Аль­мо­ха­дов, ко­то­рые об­ви­ня­ли Аль­мо­ра­ви­дов в про­яв­ле­нии по­ли­те­из­ма, ан­тро­по­мор­физ­ма и мо­раль­ной рас­пу­щен­но­сти, су­ще­ст­вен­ное воз­дей­ст­вие ока­за­ли тео­ло­гические ус­та­нов­ки их идео­ло­га, А. Ибн Ту­мар­та (аб­со­лю­ти­за­ция дог­ма­та еди­но­бо­жия и тре­бо­ва­ние стро­го­го со­блю­де­ния му­сульманской мо­ра­ли), и куль­тур­ные тра­ди­ции ис­ла­ми­зи­рованных осед­лых бер­бер­ских пле­мён (ук­ре­п­ле­ние го­ро­дов гли­но­бит­ны­ми сте­на­ми с квад­рат­ны­ми в пла­не мас­сив­ны­ми зуб­ча­ты­ми баш­ня­ми). За­да­чей ар­хи­тек­то­ров бы­ло соз­да­ние мощ­ных городских фор­ти­фи­ка­ций и касб (в Мар­ра­ке­ше, Ра­ба­те), воз­ве­де­ние гран­ди­оз­ных куль­то­вых зда­ний (ме­четь Ха­са­на в Ра­ба­те). Стиль этой эпо­хи оп­ре­де­ля­ет­ся гар­мо­ни­ей кон­тра­стов, со­еди­не­ни­ем мо­щи и изя­ще­ст­ва, про­сто­ты и ве­ли­ко­ле­пия. Па­мят­ни­кам зод­че­ст­ва Аль­мо­ха­дов при­су­щи мо­ну­мен­таль­ное ве­ли­чие и тор­же­ст­вен­ность чёт­ких ар­хитектурных объ­ё­мов, жи­во­пис­но ор­га­ни­зо­ван­ных в про­стой и рит­мич­ной ком­по­зи­ции, со­раз­мер­ное со­от­но­ше­ние зон мо­но­хром­но­го и мно­го­цвет­но­го ор­на­мен­та и об­шир­ных глад­ких по­верх­но­стей. Ар­хитектурный де­кор от­ли­ча­ет­ся раз­но­об­ра­зи­ем тех­ник (узор­ная кир­пич­ная и ка­мен­ная клад­ка, рез­ной и ли­той стук с под­кра­ской, на­бор­ные и рас­пис­ные из­раз­цы-зил­лид­жи, ин­кру­ста­ция, резь­ба и рос­пись по де­ре­ву), изо­бре­та­тель­ным при­ме­не­ни­ем ог­ра­ниченного ас­сор­ти­мен­та мо­ти­вов и форм (ра­ко­ви­ны, сти­ли­зованная ло­за; ста­лак­ти­ты, ар­ка­ту­ры, ром­бические сет­ки из пе­ре­пле­тён­ных фи­гур­ных арок).

От­ли­чительной чер­той го­ро­дов Марокко в этот пе­ри­од ста­ли во­ро­та-бас­тио­ны (мощ­ный пря­мо­уголь­ный объ­ём с под­ко­во­об­раз­ной ар­кой вхо­да и скры­той сис­те­мой по­ме­ще­ний-ло­ву­шек) с па­рад­ным на­руж­ным и скром­ным внутренним фа­са­дом, ко­то­рые ук­ра­ша­лись изящ­ной ка­мен­ной резь­бой (Баб-Аг­нау в Мар­ра­ке­ше, 1150 год; «Во­ро­та вет­ра» - Баб-ар-Ру­ах и во­ро­та кас­бы Удая в Ра­ба­те, конец XII века); вы­со­кие, до­ми­ни­рую­щие в городской за­строй­ке приз­ма­тичные 4-гран­ные «ма­рок­кан­ские» ми­на­ре­ты («Баш­ня Ха­са­на» в Ра­ба­те, аль-Ку­ту­бия в Мар­ра­ке­ше, оба - конец XII века); са­ды с во­до­ёма­ми (Мар­ра­кеш). В ар­хи­тек­ту­ре ме­че­тей по­лу­чи­ла за­кон­чен­ное вы­ра­же­ние унас­ле­до­ван­ная от зод­че­ст­ва Аль­мо­ра­ви­дов сим­мет­рич­ная Т-об­раз­ная пла­ни­ров­ка главных осей мо­лит­вен­но­го за­ла - центрального не­фа и тран­сеп­та вдоль сте­ны с мих­ра­бом (Боль­шая ме­четь в Тин­ма­ле, 1153/1554 год, аль-Ку­ту­бия в Мар­ра­ке­ше). В де­ко­ре ин­терь­е­ров мо­лит­вен­ных за­лов на­ря­ду с ор­на­мен­таль­ной от­дел­кой мих­ра­ба, мин­ба­ра и мак­су­ры осо­бое зна­че­ние при­об­ре­ло ос­ве­ще­ние мих­ра­ба и осе­во­го не­фа мно­го­ярус­ны­ми ли­ты­ми брон­зо­вы­ми люс­т­ра­ми с гра­ви­рованным ор­на­мен­том и со мно­же­ст­вом лам­пад (в ме­че­тях Ан­да­лу и Ка­рау­ин в Фе­се, обе около 1200 года). Со­хра­ни­лись про­из­ве­де­ния изо­бра­зительного и де­ко­ра­тив­но­го искусства (ко­жа­ный с зо­ло­тым тис­не­ни­ем пе­ре­плёт Ко­ра­на, 1178 год, Ко­ро­лев­ская библиотека, Ра­бат; ми­ниа­тю­ры ру­ко­пи­си «Бай­яд и Рий­яд», вы­пол­нен­ные в Марокко или Ис­па­нии, Библиотека Ва­ти­ка­на; скульп­ту­ра-во­до­лей для фон­та­на в ви­де сти­ли­зованного льва, Лувр, Па­риж; все около 1200 года), ко­то­рые де­мон­ст­риру­ют тен­ден­цию к соз­да­нию еди­но­го сти­ля при раз­но­об­ра­зии ма­те­риа­лов, тех­ник и ху­дожественных форм.

В прав­ле­ние бер­бер­ской ди­на­стии Ме­ри­ни­дов в Марокко в XIII-XV веках раз­вер­ну­лись мас­штаб­ные стро­ительные ра­бо­ты: близ ста­рой ме­ди­ны Фе­са вы­рос ко­ро­лев­ский Фес-эль-Джа­дид; тер­ри­то­рия древ­ней Шел­лы в Ра­ба­те пре­вра­ще­на в об­ве­дён­ный сте­ной с во­ро­та­ми по­гре­баль­ный сад-рав­ду с мав­зо­лея­ми сул­та­нов. Воз­во­ди­лись библиотеки (Ка­рау­ин в Фе­се, 1349 год), бла­го­ус­т­ро­ен­ные гос­ти­ни­цы (фун­дук) и по­вто­ряю­щие струк­ту­ру бо­га­то­го жи­ло­го до­ма мед­ре­се с фон­та­ном или бас­сей­ном в мо­щё­нном мра­мо­ром и об­ли­цо­ван­ном фа­ян­сом дво­ри­ке, ок­ру­жён­ном 2-ярус­ны­ми га­ле­рея­ми с кель­я­ми и мо­лель­ней (Фес, Са­ле); строи­лись куль­то­вые ком­плек­сы - за­вии (обыч­но вклю­ча­ли свя­тую гроб­ни­цу-куб­бу, по­ми­наль­ную ме­четь, мед­ре­се, оби­тель су­фи­ев, по­ме­ще­ния для па­лом­ни­ков, ба­ни с под­поль­ным обог­ре­вом).

Мас­со­вое пе­ре­се­ле­ние в Марокко из­гнан­ных из Ан­да­лу­сии в хо­де Ре­кон­ки­сты му­суль­ман при­ве­ло к тес­но­му со­дру­же­ст­ву ме­ст­ных и ан­да­лус­ских мас­те­ров и рас­цве­ту зре­ло­го мав­ри­тан­ско­го сти­ля, рос­кош­но­го и утон­чён­но­го. Ар­хи­тек­ту­ра в этот пе­ри­од раз­ви­ва­лась в преж­них фор­мах, но на­мно­го бо­лее на­сы­щен­ных ор­на­мен­том, вир­ту­оз­но спле­тён­ным из гео­мет­рических и рас­тительных мо­ти­вов и над­пи­сей, и цве­том. Яр­кая по­ли­хро­мия из­раз­цов, неж­ная бе­лиз­на мра­мо­ра, свет­лая кру­жев­ная по­верх­ность сту­ка, тём­ная тё­п­лая фак­ту­ра рез­но­го де­ре­ва и зе­лё­ная че­ре­пи­ца соз­да­ва­ли не­по­вто­ри­мую иг­ру кра­сок и ли­ний (мед­ре­се Ат­та­рин в Фе­се, 1325 год). В уб­ран­ст­ве зда­ний уси­ли­лась роль де­ко­ра­тив­ных кон­ст­рук­ций - ста­лак­ти­то­вых фри­зов и сво­дов, ку­по­лов на нер­вю­рах с ажур­ным за­пол­не­ни­ем (Боль­шая ме­четь в Та­зе, 1292/1293 год). В книж­ной кал­ли­гра­фии ут­вер­дил­ся изы­скан­но де­ко­ра­тив­ный ва­ри­ант кур­сив­но­го по­чер­ка «маг­ри­би» (Ко­ран, вы­пол­нен­ный по за­ка­зу сул­та­на Абу Ина­на, 1348-1359 годы, Национальная библиотека, Па­риж). В ху­дожественных мас­тер­ских Ме­ри­ни­дов соз­да­ва­лись ру­ко­пи­си в рос­кош­ных ко­жа­ных пе­ре­плётах с зо­ло­тым и се­реб­ря­ным тис­не­ни­ем, узор­ные шёл­ко­вые тка­ни, брон­зо­вые со­су­ды, све­тиль­ни­ки и люс­т­ры, рез­ные мин­ба­ры с ин­кру­ста­ци­ей сло­но­вой ко­стью и чёр­ным де­ре­вом.

В эпо­ху Саа­ди­дов (XVI-XVII века), ори­ен­ти­ро­вав­ших­ся в сво­их вку­сах на на­сле­дие Аль­мо­ха­дов и при­мер Аль­гам­бры в Гра­на­де, мав­ри­тан­ский стиль при­об­рёл цар­ст­вен­ную па­рад­ность и под­чёрк­ну­тую ор­на­мен­таль­ность (мав­зо­леи Саа­ди­дов в Мар­ра­ке­ше, ме­ж­ду 1590 и 1600 годами; двор с па­виль­о­на­ми в ме­че­ти Ка­рау­ин в Фе­се, 1587/1588 год, 1613-1621 годы; Ко­ран сул­та­на Аб­дал­ла­ха, 1568 год, Британская библиотека, Лон­дон). Алау­и­ты (с 1631 года) пре­имущественно от­страи­ва­ли свои сто­ли­цы: Мек­нес, где сул­тан Ис­ма­ил (Му­лай Ис­ма­ил) соз­дал ок­ру­жён­ный сте­ной с во­ро­та­ми го­род сул­та­на (ук­ре­п­лён­ный дво­рец Дар-эль-Мах­зен с внутренними дво­ра­ми; мед­ре­се, ме­четь и мав­зо­лей сул­та­на, зер­но­хра­ни­ли­ще, ог­ром­ные ко­нюш­ни, под­зем­ная тюрь­ма, во­до­хра­ни­ли­ще); Фес (двор­цы, до­ма зна­ти XVIII-XIX веков с про­сто­рным дво­ром-са­дом с во­до­ёмом и фон­та­на­ми в ок­ру­же­нии веч­но­зе­лё­ных де­ревь­ев и цвет­ни­ков); Мар­ра­кеш (двор­цо­вый ан­самбль Дар-эль-Мах­зен, XIX век, ны­не ре­зи­ден­ция ко­ро­ля Марокко). В официальной ар­хи­тек­ту­ре и де­ко­ра­тив­ном искусстве (за­каз­ные ру­ко­пис­ные Ко­ра­ны) Алау­и­тов XVIII-XIX века соз­на­тель­но куль­ти­ви­ро­вал­ся стиль эпо­хи Ис­маи­ла, про­ник­ну­тый иде­ей со­еди­не­ния тра­ди­ций ис­лам­ско­го искусства Марокко с ре­пре­зен­та­тив­но­стью и ве­ли­ко­ле­пи­ем ко­ро­лев­ских ре­зи­ден­ций Фран­ции.

В народном зод­че­ст­ве Марокко сто­ле­тия­ми со­хра­ня­лись тра­диционные фор­мы. Для по­се­ле­ний бер­бе­ров ха­рак­тер­ны ук­ре­п­лён­ные об­щественного зер­но­хра­ни­ли­ща (ага­дир), мно­го­этаж­ные гли­но­бит­но-сыр­цо­вые зам­ки и усадь­бы (кас­бы, тиг­рем­ты, кса­ры, например, Айт-Бен-Хад­ду) с дво­ра­ми, ам­ба­ра­ми, ко­нюш­ня­ми внут­ри мощ­ных, ук­ра­шен­ных гео­мет­рическим ор­на­мен­том зуб­ча­тых стен с баш­ня­ми.

Вне­дре­ние в пе­ри­од про­тек­то­ра­та прин­ци­пов ев­ропейского гра­до­строи­тель­ст­ва и ар­хи­тек­ту­ры (соз­да­ние ев­ропейских квар­та­лов в Мар­ра­ке­ше, Мек­не­се, Ра­ба­те, Фе­се, главный архитектор А. Прост), ино­гда в со­че­та­нии с эле­мен­та­ми мав­ри­тан­ско­го сти­ля (Дво­рец пра­во­су­дия в Ка­саб­лан­ке, 1915-1922 годы, архитектор Ж. Мар­рас; главный во­кзал в Ра­ба­те, около 1920 года, архитектор А. Ла­форг), по­сле вос­ста­нов­ле­ния не­за­ви­си­мо­сти сме­ни­лось тен­ден­ци­ей к воз­ро­ж­де­нию национального и средневековых ху­дожественных форм и сти­лей (мав­зо­лей Му­хам­меда V в Ра­ба­те, 1962-1973 годы, про­ект вьетнамского архитектора Во Туа­на; де­кор - Му­хам­мед Абд аль-Крим; гран­ди­оз­ная ме­четь Ха­са­на II в Ка­саб­лан­ке, 1986-1993 годы, французский архитектор М. Пин­со, 4-гран­ный ми­на­рет высота около 210 м). В по­след­ние де­ся­ти­ле­тия ак­тив­но раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся ва­ри­ан­ты не­от­ра­диционного сти­ля: при­ме­не­ние но­вей­ших тех­но­ло­гий в со­че­та­нии с ма­рокканскими прин­ци­па­ми ар­хитектурной ком­по­зи­ции и де­ко­ра (ар­хи­тек­то­ры Ш. Бок­ка­ра, Абд ар-Ра­хим Сид­жиль­мас­си).

Для ху­дожественной куль­ту­ры Марокко XX - начала XXI веков ха­рак­тер­но не­за­ви­си­мое су­ще­ст­во­ва­ние различных тра­ди­ций - народного искусства бер­бе­ров (юве­лир­ные из­де­лия из се­реб­ра; леп­ная ке­ра­ми­ка с рос­пи­сью по крас­ной или бе­лой об­маз­ке; вы­де­лы­ва­ние без­вор­со­вых ков­ров, по­ду­шек, за­вес и по­кры­вал для па­ла­ток, ша­лей, оде­ял и се­дель­ных су­мок, ук­ра­ше­ний из ра­ко­вин кау­ри, стек­лян­ных бу­син, ста­рых мо­нет), североафриканского ис­лам­ско­го ор­на­мен­та и кал­ли­гра­фии, ев­ро­пеи­зи­ро­ван­ной на­ив­ной жи­во­пи­си и скульп­ту­ры пер­вых ма­рокканских ху­дож­ни­ков-са­мо­учек пе­рио­да про­тек­то­ра­та (ху­дож­ни­ки Му­хам­мад ибн Али Ра­ба­ти, Му­лай Ах­мад Ид­ри­си; скульп­тор Му­ба­рак Бра­хим) и их по­сле­до­ва­те­лей во 2-й половине XX века (ху­дож­ни­ки М. Бен Ал­лаль, Ах­мад Яку­би, Фа­ти­ма Ха­сан; скульп­тор Абд аль-Хак Сид­жиль­мас­си).

Раз­ви­тие профессионального изо­бра­зительного искусства Марокко свя­за­но с от­кры­ти­ем ху­дожественных школ в Те­туа­не (1945 год) и Ка­саб­лан­ке (1951 год), а так­же дея­тель­но­стью мас­те­ров, учив­ших­ся за ру­бе­жом (Ах­мад Шер­ка­уи). Твор­че­ст­во жи­во­пис­цев и скульп­то­ров 2-й половины XX века («ка­саб­лан­к­ская груп­па» - Фа­рид Бель­ка­хия и др.) и ху­дож­ни­ков мо­ло­до­го по­ко­ле­ния, ши­ро­ко об­ра­щаю­щих­ся (на­ря­ду с ув­ле­че­ни­ем но­вей­ши­ми тен­ден­ция­ми западного искусства) к бер­бер­ским, африканским и арабским тра­ди­ци­ям, на­прав­ле­но на по­ис­ки современного ма­рокканского сти­ля. 

Му­зы­ка

Музыкальная куль­ту­ра Марокко сфор­ми­ро­ва­лась в ре­зуль­та­те взаи­мо­дей­ст­вия куль­тур на­ро­дов Аф­ри­ки, стран Ближ­не­го Вос­то­ка и Южной Ев­ро­пы, главным образом Ис­па­нии. Тра­ди­ции бер­бе­ров и ара­бов обо­га­ти­лись в VIII-XV веках влия­ни­ем средневековой му­сульманской куль­ту­ры Ис­па­нии, с X века музыкальной прак­ти­кой на­ро­дов юга Са­ха­ры.

Клас­сическая му­зы­ка Марокко, или андалуcская му­зы­ка (аль-ала аль-ан­да­лу­сийя), - изы­скан­ное свет­ское искусство, вос­хо­дя­щее к твор­че­ст­ву Зирь­я­ба, при­двор­но­го му­зы­кан­та кор­дов­ско­го эми­ра Абд ар-Рах­ма­на II (IX век). Её ос­но­ву со­став­ля­ет пред­ло­жен­ная Зирь­я­бом сис­те­ма 24 ла­дов, ка­ж­дый из ко­то­рых со­от­вет­ст­ву­ет сво­ему ча­су дня в сут­ках и име­ет собственную пси­хо­эмо­цио­наль­ную ха­рак­те­ри­сти­ку в за­ви­си­мо­сти от дня не­де­ли, се­зо­на го­да и др. Ве­ду­щий жанр клас­сической му­зы­ки Марокко - ну­ба (множественное число - ну­бат), мно­го­ча­ст­ная во­каль­но-ин­ст­ру­мен­таль­ная цик­личная ком­по­зи­ция на сти­хи из клас­сической арабской по­эзии (в фор­мах му­ваш­шах и за­джаль, сло­жив­ших­ся в XI-XII веках).

Современный ре­пер­ту­ар ну­ба­та со­сто­ит из 11 нуб, ка­ж­дая из ко­то­рых но­сит название ла­да, в ко­то­ром зву­чит; в ос­но­ве ка­ж­дой час­ти - своя ка­но­ническая рит­мо­фор­му­ла. Час­ти ну­бы ис­пол­ня­ют­ся со­ло или ан­самб­лем; обыч­но ис­пол­ни­те­ли во­каль­ных час­тей ну­бы са­ми се­бе ак­ком­па­ни­ру­ют на музыкальных ин­ст­ру­мен­тах (клас­сические ин­ст­ру­мен­ты в Марокко те же, что и во всём арабском ми­ре: уд, ке­ман­ча, ре­баб, ка­нун, най, тар, ба­ра­бан дар­бу­ка). Ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны арабские и бер­бер­ские раз­но­вид­но­сти ста­рин­но­го народного пе­сен­но-тан­це­валь­но­го жан­ра ший­хат. Обыч­но ис­пол­няе­мый на свадь­бах и празд­ни­ках, ший­хат (муж­ской и жен­ский ва­ри­ан­ты) со­про­во­ж­да­ет­ся не­боль­шим муж­ским ин­ст­ру­мен­таль­ным ан­самб­лем. Раз­но­об­ра­зи­ем от­ли­ча­ет­ся му­зы­ка зи­кра - «са­ма», в мно­го­численных су­фий­ских брат­ст­вах (та­ри­ка­тах) имею­щая свои осо­бен­но­сти. Во мно­гих ма­рокканских та­ри­ка­тах чте­ние и пе­ние мо­литв, ис­пол­не­ние ри­ту­аль­ных тан­цев для дос­ти­же­ния религиозного экс­та­за, а так­же су­фий­ские празд­не­ст­ва и па­лом­нические ше­ст­вия со­про­во­ж­да­ют­ся иг­рой на музыкальных ин­ст­ру­мен­тах, сре­ди ко­то­рых: про­доль­ная флей­та кас­ба, ду­хо­вой языч­ко­вый гай­та, 3-струн­ная лют­ня гу­ин­бри, ба­ра­бан тбель (табль), ме­тал­лический идио­фон ти­па кас­тань­ет ка­ра­киб.

В музыкальной куль­ту­ре стра­ны в XX-XXI веках на пер­вый план вы­дви­ну­лись ближ­не­во­сточ­ная араб­ская, ев­ропейская, американская му­зы­ка. Сре­ди многих на­прав­ле­ний, сти­лей и жан­ров осо­бен­но по­пу­ляр­на му­зы­ка в сти­ле рай, в 1980-х годах при­шед­шая из Ал­жи­ра (ис­поль­зу­ют­ся тра­диционные североафриканские ин­ст­ру­мен­ты в со­че­та­нии с ев­ропейскими мед­ны­ми и элек­трон­ны­ми); в сти­ле рай ра­бо­та­ет груп­па брать­ев Буш­нак. Национальная кон­сер­ва­то­рия му­зы­ки, тан­ца и дра­ма­тического искусства в Ра­ба­те.

Те­атр

Те­ат­раль­ное искусство Марокко пред­став­ле­но народным, лю­би­тель­ским и профессиональным те­ат­ром. Наи­бо­лее раз­ви­тая фор­ма народного ма­рокканского те­ат­ра - бсат (раз­вле­че­ние, ди­вер­тис­мент), вклю­чает инс­це­ни­ров­ки ба­сен, сцен­ки со­ци­аль­но-бы­то­во­го со­дер­жа­ния с по­сто­ян­ны­ми пер­со­на­жа­ми: ста­рик Ба Шейх Ши­ух, его же­на Сун­на, двое ра­бов, тор­го­вец Ба Аб­бу и др. Сре­ди др. форм: «Сул­тан Толь­ба» - еже­год­ные вы­бо­ры «сту­денческог ко­ро­ля» в Фе­се и Мар­ра­ке­ше; пред­став­ле­ния бро­дя­чих ак­тё­ров-ска­зи­те­лей, ис­поль­зую­щих фольк­лор (при­клю­че­ния кре­сть­я­ни­на И’Ха) и клас­сическую арабскую литературу («Ты­ся­ча и од­на ночь», эпо­пея «Ан­тар», сю­же­ты из ис­то­рии рас­про­стра­не­ния ис­ла­ма и др.).

Воз­ник­но­ве­ние лю­би­тель­ско­го те­ат­ра свя­за­но с влия­ни­ем французских и итальянских га­ст­ро­лё­ров. Пер­вая лю­би­тель­ская труп­па су­ще­ст­во­ва­ла в Фе­се в 1923-1929 годах (ру­ко­во­ди­тель - дра­ма­тург и режиссер А. Бен Шак­рун). Здесь же ра­бо­та­ли те­ат­ры под руководством Ма­ли­ки аль-Фе­си и Абд аль-Ва­ха­ба Ша­уи. Не­боль­шие труп­пы воз­ни­ка­ли в Са­ле, Тан­же­ре. В конце 1930-х годов ши­ро­кую по­пу­ляр­ность по­лу­чи­ли вы­сту­п­ле­ния народного ко­ми­ка Мар­ра­ке­ша Ома­на бен Гуи­ра, от­ли­чав­шие­ся со­ци­аль­ной ост­ро­той, юмо­ром и национальным ко­ло­ри­том. Спек­так­ли, но­сив­шие по­ли­тический, са­ти­рический ха­рак­тер, за­пре­ща­лись ко­ло­ни­аль­ны­ми вла­стя­ми. Ре­пер­ту­ар лю­би­тель­ско­го те­ат­ра Марокко со­сто­ит в основном из сце­нок на по­ли­тические зло­бо­днев­ные те­мы ма­рокканских ав­то­ров - М. А. Лах­ба­би, М. аль-Мух­та­ра и др. Спек­так­ли идут на клас­сическом арабском языке или на диа­лек­тах.

По­сле за­вое­ва­ния не­за­ви­си­мо­сти (1956 год) на­чал раз­ви­вать­ся профессиональный те­атр. Ве­ду­щие кол­лек­ти­вы: Му­ни­ци­паль­ный те­атр в Ка­саб­лан­ке и Национальный те­атр имени Му­хам­ме­да V в Ра­ба­те. Зна­чительное ме­сто в их ре­пер­туа­ре за­ни­ма­ют ев­ропейская (Моль­ер, П. Кор­нель, П. Бо­мар­ше, С. Бек­кет, Э. Ио­не­ско) и русская клас­си­ка (Н. В. Го­голь, М. Горь­кий), про­из­ве­де­ния современных арабских и ма­рокканских дра­ма­тур­гов. На ру­бе­же XX-XXI веков боль­шой вклад в раз­ви­тие те­ат­раль­но­го искусства Марокко вне­сли: ре­жис­сё­ры Т. Сад­дики, М. Афи­фи, А. Ди­нья, А. Бад­ри, М. Бу­дж­нах, Аб­дер­ра­зак и Аб­дель­ка­дир Ба­да­ун, Ф. Бен Ба­рек; ак­тё­ры Л. Дог­ми, А. Хак­кам, Ф. Ре­гра­уи, А. Т. аль-Аа­ледж. В 1959 году в Ра­ба­те бы­ли соз­да­ны Ма­рокканский дра­ма­тический ис­сле­до­вательский центр и шко­ла дра­ма­тического искусства (в 1962 году во­шла в со­став Национальной кон­сер­ва­то­рии му­зы­ки, тан­ца и дра­ма­тического искусства). В 1961 году ор­га­ни­зо­ва­на пер­вая профессиональная труп­па на ра­дио. С конца 1950-х - начала 1960-х годов про­во­дят­ся национальные и ме­ж­ду­народные фес­ти­ва­ли те­ат­раль­но­го искусства (в т. ч. Фес­ти­валь арабского те­ат­ра в Ра­ба­те, Национальный фольк­лор­ный фес­ти­валь в Мар­ра­ке­ше).

Ки­но

Пер­вый ки­но­по­каз со­сто­ял­ся в сул­тан­ском двор­це города Фес в 1897 году. То­гда же французские опе­ра­то­ры осу­ще­ст­ви­ли пер­вые хро­ни­каль­ные ки­но­съём­ки в Марокко По­сле ус­та­нов­ле­ния в стра­не в 1912 году французского и испанского про­тек­то­ра­та в круп­ных го­ро­дах поя­ви­лись ста­цио­нар­ные ки­но­те­ат­ры; к окон­ча­нию Второй ми­ро­вой вой­ны их в Марокко на­счи­ты­ва­лось около 80. В 1944 году под кон­тро­лем ко­ло­ни­аль­ной французской ад­ми­ни­ст­ра­ции в до­пол­не­ние к сту­дии в Ра­ба­те бы­ли ос­но­ва­ны Ма­рокканский ки­но­центр и ки­но­сту­дия «Сус­си». До середины 1950-х годов ки­но­ком­па­нии За­па­да ис­поль­зо­ва­ли ланд­шаф­ты Марокко в ка­че­ст­ве удоб­ной съё­моч­ной пло­щад­ки для иг­ро­вых филь­мов.

По­сле по­лу­че­ния в 1956 году по­ли­тической не­за­ви­си­мо­сти ре­ше­ни­ем ко­ро­лев­ско­го пра­ви­тель­ст­ва Ма­рокканский ки­но­центр пе­ре­шёл в ве­де­ние Министерства ин­фор­ма­ции. В 1957 году Л. Бен­шек­рун соз­дал пер­вую ма­рокканскую ко­рот­ко­мет­раж­ную об­ра­зо­вательную до­ку­мен­таль­ную лен­ту «На­ша под­ру­га шко­ла». За­тем вы­шли рас­ска­зы­вав­шие о различных ас­пек­тах национальной дей­ст­ви­тель­но­сти ин­фор­ма­ци­он­но-про­па­ган­ди­ст­ские и иг­ро­вые ко­рот­ко­мет­раж­ные филь­мы: «Из пло­ти и ста­ли» М. Афи­фи (1959 год), «Воз­вра­ще­ние к ис­то­ку» А. Рам­да­ни и «Ан­да­луз­ские но­чи» Л. Бен­на­ни (оба 1963 год), «Тар­файя, или Марш по­эта» А. Буа­нани и М. Та­зи (1967 год) и др.

Пер­вый пол­но­мет­раж­ный национальный иг­ро­вой фильм «Жизнь - борь­ба» А. Мес­на­уи и М. Та­зи (с уча­сти­ем по­пу­ляр­но­го ма­рокканского пев­ца и му­зы­кан­та А. Ду­ка­ли) вы­шел в 1968 году. В даль­ней­шем жанр музыкального филь­ма по­лу­чил по­пу­ляр­ность в Марокко («Ти­ши­на - за­прет­ный курс» А. Мес­ба­хи, 1972 год; «Аль-Хал» А. Маа­ну­ни, 1981 год; «Слё­зы рас­кая­ния» Х. Муф­ти, 1982 год). Про­ти­во­ре­чия сель­ской и городской жиз­ни ста­ли центральной те­мой филь­ма вы­пу­ск­ни­ка московского ВГИКа Л. Ла­х­лу «Ве­сен­нее солн­це» (1970 год). Ши­ро­кое при­зна­ние по­лу­чи­ла пси­хо­ло­гическая лен­та «Та­туи­ров­ка» Х. Бен­на­ни (1970 год). Про­бле­мы ма­рокканской де­рев­ни и не­уст­ро­ен­но­сти мо­ло­дё­жи на­шли от­ра­же­ние в филь­ме Маа­ну­ни «Дни… дни» (1979 год). По­все­днев­ная жизнь ря­до­во­го слу­жа­ще­го из Ка­саб­лан­ки убе­ди­тель­но по­ка­за­на в бы­то­вой дра­ме М. Рег­га­ба «Па­рик­махер ули­цы бед­ня­ков» (1982 год).

Уда­чей национального ки­не­ма­то­гра­фа ста­ла мас­штаб­ная ис­то­рическая кар­ти­на М. Сми­хи об эпо­хе ко­ло­ни­ализ­ма 1912-1956 годов «44, или Ле­ген­да но­чи» (1984 год). Зло­бо­днев­ные во­про­сы (уни­жен­ное по­ло­же­ние ра­бо­чих, пра­во раз­ви­ваю­щих­ся стран рас­по­ря­жать­ся собственными при­род­ны­ми ре­сур­са­ми, борь­ба про­тив ра­си­ст­ско­го ре­жи­ма апарт­хей­да в Южной Аф­ри­ке) под­нял в сво­их пуб­ли­ци­стических филь­мах С. Бен Бар­ка («Ты­ся­ча и од­на ру­ка», 1972 год; «Неф­тя­ной вой­ны не бу­дет», 1975 год; «Амок», 1982 год).

В 1990-2000-х годах круг тем за­мет­но рас­ши­рил­ся. Фильм А. Лаг­таа «Лю­бовь в Ка­саб­лан­ке» (1991 год) рас­ска­зал о кон­флик­те со свое­нрав­ным от­цом 18-лет­ней ма­рок­кан­ки, пы­таю­щей­ся са­мо­стоя­тель­но уст­ро­ить лич­ное сча­стье. Ки­но­дра­ма Д. Ау­лад-Сья­да «До сви­да­ния, кар­на­вал» (1998 год) по­ка­за­ла не­про­стые судь­бы ар­ти­стов бро­дя­че­го цир­ка, ка­ж­дый из ко­то­рых стре­мит­ся к об­ре­те­нию ду­шев­ной гар­мо­нии и сво­его «мес­та под солн­цем». Фольк­лор­ные мо­ти­вы лег­ли в ос­но­ву ме­ло­дра­мы «Об­ман жен­щин» Ф. Бен­ль­я­зид (1999 год) о люб­ви до­че­ри бо­га­то­го не­го­ци­ан­та и ко­ро­лев­ско­го сы­на. В 2003 году в ки­но ус­пеш­но де­бю­тиро­вал те­ат­раль­ный ак­тёр и ре­жис­сёр Ф. Бен­саи­ди, по­ста­вив­ший фильм «Ты­ся­ча ме­ся­цев». Рас­ска­зы­вая ис­то­рию кре­сть­ян­ки, пе­ре­ез­жаю­щей к свёк­ру по­сле аре­ста му­жа и пы­таю­щей­ся при­спо­со­бить­ся к но­вым ус­ло­ви­ям, ав­тор с ед­кой иро­ни­ей, ис­поль­зуя эле­мен­ты гро­те­ска и чёр­но­го юмо­ра, об­ри­со­вал по­ро­ки ма­рокканской про­вин­ции начала 1980-х годов. В кар­ти­не «Джау­ха­ра» С. Шрай­би (2003 год) мир пред­ста­ёт в вос­при­ятии ма­лень­кой де­воч­ки, во­лей судь­бы ока­зав­шей­ся в тюрь­ме по­сле из­на­си­ло­ва­ния её ма­те­ри. Нар­ко­тор­гов­лю как один из по­ро­ков ма­рокканского об­ще­ст­ва об­ли­ча­ла ос­но­ван­ная на ре­аль­ных со­бы­ти­ях ки­но­лен­та М. А. Эль-Мед­жу­ба «Бе­лая вол­на» (2006 год).

С 1980-х годов в круп­ных го­ро­дах стра­ны - Ра­ба­те, Ка­саб­лан­ке, Мек­не­се, Тан­же­ре, Мар­ра­ке­ше, Те­туа­не и Ху­риб­ге под эги­дой Ма­рокканского ки­но­цен­тра про­во­дят­ся национальные и ме­ж­ду­народные ки­но­фес­ти­ва­ли.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература
  • Ди­ли­ген­ский Г. Г. Се­вер­ная Аф­ри­ка в IV–V вв. М., 1961
  • Miège J. L. Le Maroc et l’Europe (1830–1894). P., 1961–1963. Vol. 1–4
  • Жюль­ен Ш. А. Ис­то­рия Се­вер­ной Аф­ри­ки. Ту­нис. Ал­жир. Ма­рок­ко. М., 1961. Т. 1–2
  • Histoire du Maroc. P., 1967
  • Луц­кая Н. С. Очер­ки но­вей­шей ис­то­рии Ма­рок­ко. М., 1973
  • Laroui A. Les origines sociales et culturelles du nationalisme marocain. P., 1977
  • Аяш Ж. Очер­ки ма­рок­кан­ской ис­то­рии. М., 1982
  • Ви­дя­со­ва М. Ф. Со­ци­аль­ные струк­ту­ры до­ко­ло­ни­аль­но­го Маг­ри­ба: ге­не­зис и ти­по­ло­гия. М., 1987
  • Мен­те­ша­шви­ли З. А. Со­ци­аль­ное раз­ви­тие не­за­ви­си­мо­го Ма­рок­ко: тра­ди­ции и со­вре­мен­ность. М., 1988
  • Му­са­то­ва Т. Л. Рос­сия – Ма­рок­ко: да­ле­кое и близ­кое про­шлое. Очер­ки ис­то­рии рус­ско-ма­рок­кан­ских свя­зей в XVIII – на­ча­ле XX в. М., 1990
  • Дья­ков Н. Н. Ма­рок­ко: ис­то­рия, куль­ту­ра, ре­ли­гия. СПб., 1993
  • Ху­мейр А. Ма­рок­ко: ис­лам и мо­дер­низа­ция. Мек­нес, 1997 (на араб. яз.)
  • Ор­лов В. В. Тра­ди­ци­он­ная со­ци­аль­ная ор­га­ни­за­ция алау­ит­ско­го Ма­рок­ко (се­ре­ди­на XVII – на­ча­ло XIX в.): кон­цеп­ции – струк­ту­ры – взаи­мо­свя­зи. М., 1998
  • Pennell C.R. Morocco since 1830: a history. L., 2000
  • За­хи Н. Оби­тель и пар­тия. Ис­лам и по­ли­ти­ка в ма­рок­кан­ском об­ще­ст­ве. Ка­саб­лан­ка, 2001 (на араб. яз.)
  • Benhlal M. Le collège d’Azrou: d’une élite ber­bère civile et militaire au Maroc. P., 2005
  • El Ouali A. Saharan Conflict: towards territorial autonomy as a right to democratic self-deter­mination. L., 2008
  • Ви­дя­со­ва М. Ф., Ор­лов В.В. По­ли­ти­че­ский ис­лам в стра­нах Се­вер­ной Аф­ри­ки: ис­то­рия и со­вре­мен­ное со­стоя­ние. М., 2008
  • Фи­ту­ни Л. Л. Ма­рок­ко. М., 1985
  • Ха­на­ми­рян Г. Все­мир­ные шах­мат­ные олим­пиа­ды. 1927–2006. Ер., 2006
  • Пар­сонс Дж. Боль­шая эн­цик­ло­пе­дия тен­ни­са / При уча­стии Г. Уон­ке. М., 2008
  • Куш­ке И. Г. Пи­са­те­ли Ма­рок­ко, пи­шу­щие на фран­цуз­ском язы­ке. 1940–1980 гг. М., 1981
  • Écrivains marocains de langue française: entre la marginalité littéraire et l’identité nouvelle. Ivry, 1989
  • Вла­со­ва О. А., Дер­би­са­ли­ев А.Б., Про­жо­ги­на С. В. Ли­те­ра­ту­ра Ма­рок­ко. М., 1993
  • Parrilla G. F. La literatura marroquí contemporánea: la novela y la crítica literaria. Cuenca, 2006
  • Vitalité littéraire au Maroc. P., 2009
  • Besancenot J. Bijoux arabes et berbères du Maroc. Casablanca, 1953
  • Marçais G. L’ar­chi­tecture musulmane d’Occident: Tunisie, Al­gérie, Maroc, Espagne et Sicilie. P., 1954
  • Hill D., Golvin L.Islamic architecture in North Africa. L., 1976
  • Paccard А. Le Maroc et l’ar­ti­sanat traditionnel islamique dans l’architec­ture. P., 1979
  • Кап­те­ре­ва Т. П. Ис­кус­ст­во стран Маг­ри­ба: Древ­ний мир. М., 1980
  • Кап­те­ре­ва Т. П. Ис­кус­ст­во стран Маг­ри­ба: Сред­ние ве­ка и Но­вое вре­мя. М., 1989
  • Barrucand M. Urbanisme princier en Islam. P., 1985
  • Rouach D. Bijoux berb ̀eres au Maroc dans la tradition jud ́eo-arabe. P., 1989
  • Sijelmassi М. L’Art contemporain au Maroc. P., 1989
  • Кап­те­ре­ва Т. П., Ста­ро­дуб Т.Х. Го­ро­да Ма­рок­ко. М., 1996
  • Castéra J.-M. Arabesques: decorative art in Morocco. P., 1999
  • Вей­марн Б.В. Клас­си­че­ское ис­кус­ст­во стран ис­ла­ма. М., 2002
  • Ста­ро­дуб-Ени­кее­ва Т. Х. Со­кро­ви­ща ис­лам­ской ар­хи­тек­ту­ры. М., 2004.
  • Chottin A. Tableau de la musique maro­caine. P., 1939
  • Guettat M. La musique clas­sique du Mahgreb. P., 1980
  • Olsen M. Chants de mariage de l’Atlas marocaine. P., 1984
  • Aydũn A.Musiques du Maroc. Casablanca, 1995
  • Cherki S. Musique marocaine. Casablan­ca, 1999
  • Мен­шинг Х. Ме­ж­ду Ри­фом и Дра. М., 1957
  • Ко­ро­лев­ст­во Ма­рок­ко. Спра­воч­ник. М., 1991
  • Мау­су­ат аль-аф­лам аль-ара­бийя. Ка­ир, 1994
  • Ки­но Азии, Аф­ри­ки, Ав­ст­ра­лии, Ла­тин­ской Аме­ри­ки: Ре­жис­сер­ская эн­цик­ло­пе­дия. М., 2001
  • Мус­та­фа аль-Мес­на­уи. Аб­хас фи-с-си­ни­ма аль-маг­ри­бийя. Ра­бат, 2001
  • Мах­рад­жан ди­машк ас-си­ни­ма­ий ад-дау­лий ар-ра­би ашар. Да­маск, 2005
  • Мах­рад­жан аль-ка­хи­ра ас-си­ни­ма­ий ад-дау­лий ас-са­ла­сун. Ка­ир, 2006

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты