МАНЬЧЖУРОВЕДЕНИЕ

0 комментариев

МАНЬЧЖУРОВЕДЕНИЕ - ком­плекс на­ук, изу­чаю­щих мань­чжур­ский язык, на­пи­сан­ные на нём ис­точ­ни­ки по ис­то­рии, куль­ту­ре, идео­ло­гии и ре­ли­гии на­ро­дов им­пе­рии Цин (1644-1912 годы), а так­же современных мань­чжу­ров и си­бо.

Пер­вое ис­сле­до­ва­ние маньчжурского язы­ка «Elementa linguæ Tartaricæ» на­пи­са­но мис­сио­не­ром ор­де­на ие­зуи­тов в Ки­тае Ф. Вер­би­стом на латинском язы­ке и из­да­но в Па­ри­же в 1696 году. На­учное маньчжуроведение сло­жи­лось в XVIII веке с ус­та­нов­ле­ни­ем ди­пло­ма­тических и тор­го­вых свя­зей Ев­ро­пы и Рос­сии с ди­на­сти­ей Цин в Ки­тае, при ко­то­рой маньчжурский язык был объ­яв­лен од­ним из официальных язы­ков (на­ря­ду с ки­тай­ским и мон­голь­ским). Как са­мо­сто­ятельная дис­ци­п­ли­на су­ще­ст­во­ва­ла до начала XX века. По­сле Синь­хай­ской ре­во­лю­ции (1911-1912 годы) и па­де­ния ди­на­стии Цин лин­гвис­ти­ка вслед за китайской нау­кой объ­я­ви­ла маньчжурский язык мёрт­вым, кро­ме то­го, воз­ник­ли слож­но­сти с оп­ре­де­ле­ни­ем лин­гвис­тической си­туа­ции в Мань­чжу­рии. Вслед­ст­вие это­го маньчжурская про­б­ле­ма­ти­ка ста­ла ис­сле­до­вать­ся в рам­ках ки­таи­сти­ки и мон­го­ло­ве­де­ния. Воз­ро­ж­де­ние маньчжуроведения как са­мо­сто­ятельной дис­ци­п­ли­ны на­ча­лось во 2-й половины XX века с пуб­ли­ка­ци­ей опи­са­ний ев­ропейской кол­лек­ций и из­да­ни­ем маньчжурских письменных па­мят­ни­ков, до­ка­зы­вав­ших ау­тен­тич­ность маньчжурской куль­ту­ры.

В XVIII-XIX века основными шко­ла­ми маньчжуроведения в Ев­ро­пе бы­ли фран­цуз­ская, рос­сий­ская, в середине XIX века сло­жи­лась немецкая шко­ла. За­слу­га со­з­да­ния пер­вых двух школ при­над­ле­жит мис­сио­не­рам ор­де­на ие­зуи­тов и чле­нам Русской пра­во­слав­ной ду­хов­ной мис­сии в Пе­ки­не, за­ни­мав­шим­ся в том числе изу­че­ни­ем маньчжурского язы­ка, ак­тив­ной на­уч­ной и про­све­ти­тель­ской дея­тель­но­стью. Бла­го­да­ря ра­бо­там от­цов ие­зуи­тов Ж.Ж. Амио, И. Бу­ве, Д. Пар­ре­ни­на и других в 1-й половине XVIII века Ев­ро­па по­зна­ко­ми­лась с пе­ре­во­да­ми основных китайских со­чи­не­ний, ча­ще все­го сде­лан­ных с их маньчжурских вер­сий. Мис­сио­не­ры со­бра­ли кол­лек­цию маньчжурских книг, хра­ня­щих­ся в Национальной библиотеке в Па­ри­же. В начале XIX века в ней ра­бо­тал Г.Ю. Кла­прот, пе­ре­ехав­ший во Фран­цию из Рос­сии и в 1828 году из­дав­ший в Па­ри­же «Мань­чжур­скую хре­сто­ма­тию». Пе­ре­во­ды маньчжурских тек­стов по ис­то­рии, ре­ли­гии и язы­ку из­да­ны Ш. Ар­ле, Л. Ланг­ле, Дю Альд и другими. В 1814 году в Кол­леж де Франс от­кры­та ка­фед­ра маньчжурского и китайского язы­ков и литературы во гла­ве с А. Ре­мю­за. Пре­по­да­ва­ние и изу­че­ние маньчжурского язы­ка во Фран­ции бы­ло ос­та­нов­ле­но 2-й ми­ро­вой вой­ной.

С 1-й половины XX века ве­ду­щей шко­лой маньчжуроведения в Ев­ро­пе ста­ла не­мец­кая (Э. Хе­ниш, В. Фукс). В конце XX века её пред­ста­ви­те­ли М. Гимм, Х. Валь­ра­венс, Э. фон Мен­де со­ста­ви­ли опи­са­ния маньчжурской кол­лек­ций боль­шин­ст­ва ев­ропейских биб­лио­тек, ис­сле­до­ва­ли маньчжурскую литературу и куль­ту­ру. С 1970-х годов ве­ду­щий мань­чжу­ро­вед Ев­ро­пы - Дж. Ста­ри (уче­ник В. Фук­са), соз­да­тель един­ст­вен­ной ка­фед­ры маньчжуроведения в Ев­ро­пе (в университете Ве­не­ции), ав­тор тру­дов по ис­то­рии, литературе, куль­ту­ре и ре­ли­гии мань­чжу­ров и си­бо, 4-том­но­го биб­лио­гра­фического спра­воч­ни­ка «Manchu studies: an in­ter­na­tio­nal bibliography» (1990-2003 годы).

В Ки­тае на­ча­ло изу­че­ния маньчжурского язы­ка свя­за­но с ус­та­нов­ле­ни­ем ди­на­стии Цин, по­сколь­ку зна­ние это­го язы­ка бы­ло не­об­хо­ди­мо для сда­чи государственных эк­за­ме­нов на долж­ность. 1-й сло­варь «Пол­ная кни­га го­су­дар­ст­ва Ве­ли­кая Цин» («Дай­цин гу­рунь-и ио­ни бит­хэ») со­став­лен Шэнь Ци­ля­ном и из­дан в 1683 году. Сло­ва­ри и раз­го­вор­ни­ки соз­да­ва­лись вплоть до начала XX века. Как нау­ка маньчжуроведение в Ки­тае ста­ло раз­ви­вать­ся в середине XX века, в на­учный обо­рот вво­дятся маньчжурские тек­сты из бывших двор­цо­вых кол­лек­ций. В Япо­нии маньчжуроведение раз­ви­ва­ет­ся с начала XX века: по­сле ок­ку­па­ции Мань­чжу­рии Япо­ни­ей учё­ные ак­тив­но за­ни­ма­ют­ся из­да­ни­ем маньчжурских ар­хив­ных до­ку­мен­тов.

В ис­то­рии российского маньчжуроведения вы­де­ля­ет­ся 5 основных пе­рио­дов.

Пер­вый пе­ри­од (начало XVIII века - 1-я половина 1840-х годов) свя­зан с дея­тель­но­стью со­труд­ни­ков и сту­ден­тов пе­кин­ской ду­хов­ной мис­сии (И.К. Рос­со­хи­на, А.М. Вла­ды­ки­на, П.И. Ка­мен­ско­го, А.Л. Ле­он­ть­е­ва, З.Ф. Ле­он­ть­ев­ско­го, С.В. Ли­пов­цо­ва и мно­гих дру­гих). Они со­ста­ви­ли маньчжурские грам­ма­ти­ки, сло­ва­ри, соз­да­ли ис­сле­до­ва­ния по маньчжурскому языку, литературе и куль­ту­ре, сде­ла­ли пер­вые пе­ре­во­ды маньчжурских со­чи­не­ний на русский язык (что со­про­во­ж­да­лось де­таль­ной раз­ра­бот­кой и ос­вое­ни­ем маньчжурской по­ли­тической, ад­ми­ни­ст­ра­тив­ной, лин­гвис­тической тер­ми­но­ло­гии), ис­сле­до­ва­ли ис­то­рию, быт, со­ци­аль­но-эко­но­мическое по­ло­же­ние мань­чжу­ров при им­пе­рии Цин.

Во вто­рой пе­ри­од (2-я половина 1840-х годов - конец XX века) важ­ней­шим со­бы­ти­ем стал ввод маньчжурского язы­ка в уни­вер­си­тет­ское пре­по­да­ва­ние, так как воз­ник­ла не­об­хо­ди­мость го­то­вить пе­ре­во­дчи­ков с китайского и маньчжурского язы­ков для Министерства иностранных дел, а так­же бу­ду­щих сту­ден­тов мис­сии не­по­сред­ст­вен­но в Рос­сии. В 1844 году при Ка­зан­ском университете от­кры­лась пер­вая в Рос­сии ка­фед­ра маньчжурского язы­ка и О.П. Вой­це­хов­ский стал пер­вым российским про­фес­со­ром-мань­чжу­ро­ве­дом. С середины 1850-х годов большая часть мань­чжу­ро­ведческих ис­сле­до­ва­ний и пре­по­да­ва­ние маньчжурского язы­ка осу­ще­ст­в­ля­лись в Санкт-Пе­тербургском университете, где ра­бо­та­ли В.П. Ва­силь­ев, ав­тор «Мань­чжур­ской хре­сто­ма­тии для пер­во­на­чаль­но­го пре­по­да­ва­ния» (1863 год) и «Мань­чжур­ско-рус­ско­го сло­ва­ря» (1866 год), И.И. За­ха­ров, со­ста­вив­ший «Пол­ный мань­чжур­ско-рус­ский сло­варь» (1875 год) и «Грам­ма­ти­ку мань­чжур­ско­го язы­ка» (1879 год), А.О. Ива­нов­ский, соз­да­тель «Мань­чжур­ской хре­сто­ма­тии» (вып. 1-2, 1893-1895 годы), хре­сто­ма­тии «Ки­тай­ские пес­ни в Се­вер­ной Мань­чжу­рии» (1893 год).

В тре­тий пе­ри­од (конец 1890-х годов - 1920 год) цен­тром маньчжуроведения был Вла­ди­во­сток. На китайско-маньчжурском от­де­ле­нии Восточного института (от­крыл­ся в 1898 году, в 1920 году ре­ор­га­ни­зо­ван в восточный факультет Даль­не­во­сточ­но­го государственного университета) про­во­ди­ли на­учные ис­сле­до­ва­ния и пре­по­да­ва­ли А.М. Позд­не­ев, А.В. Руд­нев, соз­да­те­ли учеб­ни­ков и хре­сто­ма­тий по маньчжурскому язы­ку, а так­же П.П. Шмидт, А.В. Гре­бен­щи­ков, ко­то­рые на­ча­ли срав­нительное изу­че­ние тун­гу­со-мань­чжур­ских язы­ков. Ра­бо­тал ка­би­нет экс­пе­риментальной фо­не­ти­ки под руководством Гре­бен­щи­ко­ва. Ему же при­над­ле­жит труд «Мань­чжу­ры, их язык и пись­мен­ность» (1912 год), в ко­то­ром до­ка­зы­ва­ет­ся, что в начале XX века на маньчжурском язы­ке го­во­ри­ли во мно­гих про­вин­ци­ях северно-восточной Мань­чжу­рии.

В чет­вёр­тый пе­ри­од (1920 - 1950-е годы) мань­чжу­ро­ведческие ис­сле­до­ва­ния ве­лись главным образом в Ле­нин­гра­де - в Ази­ат­ском му­зее, в 1930 году пре­об­ра­зо­ван­ном в Институт вос­то­ко­ве­де­ния АН СССР, и в ЛГУ. А.В. Гре­бен­щи­ков воз­гла­вил в Институте вос­то­ко­ве­де­ния сек­цию маньчжуроведения (В.А. Жеб­ров­ский, К.М. Че­ре­ми­сов, Б.И. Пан­кра­тов), ко­то­рая за­ни­ма­лась об­ра­бот­кой маньчжурской кол­лек­ции института и пуб­ли­ка­ци­ей пе­ре­во­дов маньчжурских до­ку­мен­тов. В 1945-1950 годы в ЛГУ под­го­тов­ле­на груп­па мань­чжу­ро­ве­дов.

В ис­то­рии отечественного маньчжуроведения 2-4-го пе­рио­дов про­сле­жи­ва­ют­ся 2 тен­ден­ции. Сто­рон­ни­ки пер­вой (например, А В. Гре­бен­щи­ков) рас­смат­ри­ва­ли мань­чжу­ро­ведческие про­бле­мы в ас­пек­те ки­таи­сти­ки, сто­рон­ни­ки вто­рой - мон­го­ло­ве­де­ния. Мань­чжу­ро­ве­ды-мон­го­ло­ве­ды (А. Ор­лов, А.М. Позд­не­ев, а так­же Б.Я. Вла­ди­мир­цов, В.Л. Кот­вич) ус­та­но­ви­ли ге­не­тические свя­зи маньчжурского язы­ка с мон­голь­ски­ми и тун­гус­ски­ми язы­ка­ми. К маньчжурскому язы­ку в раз­ные пе­рио­ды об­ра­ща­лись и тюр­ко­ло­ги; например, В.В. Рад­лов со­брал боль­шую кол­лек­цию тек­стов маньчжурского и си­бин­ско­го фоль­к­ло­ра (час­тич­но опубликован в «Мань­чжур­ской хре­сто­ма­тии» А.О. Ива­нов­ско­го; ру­ко­пись Рад­ло­ва «Си­ди кур. Си­бин­ская вер­сия "Вол­шеб­но­го мерт­ве­ца"» из­да­на в 1994 году Е.П. Ле­бе­де­вой и Л.М. Го­ре­ло­вой).

В пя­тый пе­ри­од (с 1960-х годов) российская шко­ла маньчжуроведения, не­ко­гда ве­ду­щая в Ев­ро­пе, но по­сте­пен­но угас­шая к середине XX века, пред­став­ле­на еди­нич­ны­ми учё­ны­ми. До 1990-х годов маньчжурская про­бле­ма­ти­ка ис­сле­до­ва­лась главным образом в рам­ках срав­нительного тун­гу­со-мань­чжур­ско­го язы­ко­зна­ния при научно-исследовательских институтах АН СССР [О.П. Су­ник, В.И. Цин­ци­ус (Ле­нин­град); Б.К. Паш­ков (Мо­ск­ва); Е.П. Ле­бе­де­ва, В.А. Ав­ро­рин (Но­во­си­бирск)]. Лишь не­мно­гие ис­сле­до­ва­те­ли об­ра­ти­лись не­по­сред­ст­вен­но к маньчжурским тек­стам: в 1960-1980-х годах пе­ре­во­ды маньчжурских официальных и литературных тек­стов из­да­ва­ли И.Т. Мо­роз (Институт Даль­не­го Вос­то­ка АН СССР, Мо­ск­ва) и М.П. Вол­ко­ва [ко­то­рой при­над­ле­жат пуб­ли­ка­ции: «Ни­шань са­ма­ньи бит­хэ. (Пре­да­ние о ни­шан­ской ша­ман­ке)» (1961 год), «Опи­са­ние мань­чжур­ских ру­ко­пи­сей Ин­сти­ту­та на­ро­дов Азии АН СССР» (1965 год) и «Опи­са­ние мань­чжур­ских кси­ло­гра­фов Ин­сти­ту­та вос­то­ко­ве­де­ния АН СССР» (вып. 1, 1988 год)]; с начала 1980-х годов Т.А. Пан про­дол­жа­ет в Ле­нинградском от­де­ле­нии Института вос­то­ко­ве­де­ния АН СССР (ны­не Институт восточных ру­ко­пи­сей РАН) ака­де­ми­че­скую тра­ди­цию на­учного опи­са­ния кол­лек­ций маньчжурских па­мят­ни­ков, их пуб­ли­ка­ции; ис­сле­ду­ет письменные ис­точ­ни­ки на маньчжурских и китайских язы­ках, ка­саю­щие­ся ис­то­рии им­пе­рии Цин, её ис­то­рио­гра­фии, идео­ло­гии, ре­ли­гии, литературы, лек­си­ко­гра­фии («Мань­чжур­ские пись­мен­ные па­мят­ни­ки по ис­то­рии и куль­ту­ре им­пе­рии Цин XVII-XVIII вв.», 2006 год). С 1980-х годов по­сле­до­ва­тель­ни­ца но­во­си­бир­ской шко­лы Л.М. Го­ре­ло­ва за­ни­ма­ет­ся про­бле­ма­ми грам­ма­ти­ки маньчжурского язы­ка (в том числе идио­ма си­бо) в Институте вос­то­ко­ве­де­ния РАН в Мо­ск­ве. Ей при­над­ле­жит из­дан­ная на английском язы­ке фун­да­мен­таль­ная «Manchu gram­mar» (2002 год).

В 1960-х годы в Ев­ро­пе и Аме­ри­ке раз­вер­ну­лась дис­кус­сия о вос­ста­нов­ле­нии ро­ли маньчжуроведения как са­мо­сто­ятельной нау­ки. С конца 1970-х годов в университетах Гер­ма­нии, Ита­лии, Венг­рии, Поль­ши, Япо­нии, КНР и США вво­дит­ся пре­по­да­ва­ние маньчжурского язы­ка.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература
  • Ко­на­ков А.П. Мань­чжу­ри­сти­ка в Рос­сии и в СССР // Из­вес­тия АН СССР. От­де­ле­ние ли­те­ра­ту­ры и язы­ка. 1947. Т. 6. Вып. 5
  • Паш­ков Б.К. Вклад рус­ских уче­ных в изу­че­ние мань­чжур­ско­го язы­ка и пись­мен­но­сти // Крат­кие со­об­ще­ния Ин­сти­ту­та вос­то­ко­ве­де­ния АН СССР. М., 1956. Т. 18
  • Вол­ко­ва М.П. Мань­чжу­ро­ве­де­ние // Ази­ат­ский му­зей - Ле­нин­град­ское от­де­ле­ние ин­сти­ту­та вос­то­ко­ве­де­ния АН СССР. М., 1972
  • Пан Т.А. Изу­че­ние мань­чжур­ско­го язы­ка в Пе­кин­ской Ду­хов­ной мис­сии // Пра­во­сла­вие на Даль­нем Вос­то­ке. 275-ле­тие Рос­сий­ской Ду­хов­ной мис­сии в Ки­тае. СПб., 1993; она же. Пре­по­да­ва­ние мань­чжу­ро­ве­де­ния в Рос­сии//Пре­по­да­ва­ние ис­то­рии и куль­ту­ры стран Азии в средней и высшей школе России. Крас­но­ярск; Же­лез­но­горск, 2007. Вып. 2

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты