МАМАРДАШВИЛИ МЕРАБ КОНСТАНТИНОВИЧ

0 комментариев

МАМАРДАШВИЛИ МЕРАБ КОНСТАНТИНОВИЧ - российский и грузинский фи­ло­соф.

Ро­дил­ся в се­мье во­ен­но­го.

В 1949-1954 годы учил­ся на фи­лософском факультете МГУ (ас­пи­ран­ту­ра в 1954-1957 годы). Вме­сте с А.А. Зи­новь­е­вым, Г.П. Щед­ро­виц­ким и Б.А. Гру­ши­ным уча­ст­во­вал в ра­бо­те соз­дан­но­го ими Московского ло­гического круж­ка (1952-1957 годы).

В 1957-1960 и 1968-1974 годы ра­бо­тал в журнале «Во­про­сы фи­ло­со­фии», в 1961-1966 годы в Пра­ге в журнале «Про­бле­мы ми­ра и со­циа­лиз­ма», с 1966 года в на­учных институтах Мо­ск­вы, чи­тал лек­ции на пси­хо­ло­гическом факультете МГУ, в Институте ки­не­ма­то­гра­фии, на Выс­ших кур­сах сце­на­ри­стов и ре­жис­сё­ров, в Институте об­щей и пе­да­го­гической пси­хо­ло­гии АПН СССР, а так­же в других го­ро­дах (Ри­га, Виль­нюс, Рос­тов-на- До­ну, Тби­ли­си). Эти лек­ции, по­свя­щён­ные Р. Де­кар­ту, И. Кан­ту, М. Пру­сту, по ис­то­рии ан­тич­ной и современной фи­ло­со­фии и другом, обыч­но за­пи­сы­вав­шие­ся на маг­ни­то­фон, со­став­ля­ют ос­но­ву его творческого на­сле­дия. С 1980 года ра­бо­тал в Институте фи­ло­со­фии АН Гру­зии.

В го­ды пе­ре­строй­ки 1987-1990 годов, от­ме­чая сла­бое раз­ви­тие в российской ис­то­рии «лич­но­ст­ных на­чал», от­стаи­вал не­об­хо­ди­мость воз­вра­ще­ния Рос­сии в ло­но ев­ропейской ци­ви­ли­за­ции и рез­ко кри­ти­ко­вал скла­ды­вав­ший­ся в Гру­зии на­цио­на­ли­стический ре­жим З. Гам­са­хур­диа («Ес­ли мой на­род из­бе­рёт Гам­са­хур­диа, мне при­дёт­ся пой­ти про­тив мое­го на­ро­да»).

Основные те­мы ра­бот Мамардашвили - фи­ло­со­фия со­зна­ния, клас­сическая и не­клас­сическая иде­ал ра­цио­наль­но­сти, фи­ло­со­фия и ме­то­до­ло­гия нау­ки. В пер­вый пе­ри­од сво­его твор­че­ст­ва (1960-е - 1-я половина 1970-х годов) Мамардашвили ана­ли­зи­ро­вал кон­цеп­цию соз­на­ния в «Ка­пи­та­ле» К. Мар­кса как не­об­хо­димо­го эле­мен­та функ­цио­ни­ро­ва­ния со­ци­аль­ной сис­те­мы и в этом пла­не су­ще­ст­вую­ще­го в еди­ном по­ле кон­ти­нуу­ма «бы­тие-соз­на­ние». Клю­че­вым ста­но­вит­ся у Мамардашвили по­ня­тие «пре­вра­щён­ной фор­мы» - той объ­ек­тив­ной ви­ди­мо­сти, ко­то­рая по­ро­ж­да­ет­ся всей сис­те­мой внутренних от­но­ше­ний слож­но­го це­ло­го, скры­вая её фак­тический ха­рак­тер, и пред­став­ля­ет­ся на­хо­дя­ще­му­ся внут­ри этой сис­те­мы на­блю­да­те­лю в ви­де осо­бо­го «ква­зи­суб­стан­ци­аль­но­го» об­ра­зо­ва­ния (функ­цио­ни­ро­ва­ние де­нег в то­вар­но-ка­пи­та­ли­стическом об­ще­ст­ве, дви­же­ние Солн­ца на не­бе как ис­точ­ник ори­ен­та­ции че­ло­ве­ка в про­стран­ст­ве и вре­ме­ни и тому подобное).

Во 2-й половине 1970-1980-х годов в твор­че­ст­ве Мамардашвили пре­об­ла­да­ют фе­но­ме­но­ло­гические и эк­зи­стен­ци­аль­ные мо­ти­вы. Пред­ме­том рас­смот­ре­ния ста­но­вит­ся са­мо бы­тие мыс­ли, вы­яс­не­ние тех ус­ло­вий, от ко­то­рых за­ви­сит сам факт на­ли­чия (или от­сут­ст­вия) то­го или ино­го со­дер­жа­ния мыш­ле­ния. В сво­их мно­го­численных кур­сах лек­ций Мамардашвили от­ме­чал два главных ус­ло­вия мыс­ли как со­бы­тия в ми­ре. Во-пер­вых, это «но­оген­ные ма­ши­ны», сим­во­лы или вне­мен­таль­ные пред­мет­но­сти соз­на­ния, по­ро­ж­даю­щие мысль, вво­дя­щие соз­на­ние субъ­ек­та в оп­ре­де­лён­ные со­стоя­ния (ре­лигиозные сим­во­лы, про­из­ве­де­ния литературы и искусства и тому подобное). Вто­рое важ­ней­шее ус­ло­вие - это уси­лие са­мо­го мыс­ля­ще­го субъ­ек­та, его по­сто­ян­ный «внут­рен­ний труд ду­ши».

За жи­вую ма­не­ру и уст­ный ха­рак­тер фи­ло­соф­ст­во­ва­ния, по­сто­ян­ную апел­ля­цию в про­цес­се лек­ций к жиз­нен­но­му опы­ту сво­их слу­ша­те­лей Мамардашвили про­зва­ли «гру­зин­ским Со­кра­том».

В этом кон­тек­сте Мамардашвили ут­вер­ждал на­ли­чие на­ря­ду с про­фес­сио­наль­ной пре­ж­де все­го «ре­аль­ной фи­ло­со­фии», к ко­то­рой в той или иной сте­пе­ни при­ча­ст­ны все лю­ди и ко­то­рая пред­став­ля­ет со­бой со­во­куп­ность из­на­чаль­ных ак­тов, судь­бо­нос­ных для ка­ж­до­го ин­ди­ви­да. Про­фес­сио­наль­ная же «фи­ло­со­фия уче­ний и сис­тем» яв­ля­ет­ся лишь осо­бой тех­ни­кой экс­пли­ка­ции пер­вич­ных ак­тов, со­став­ляю­щих «ре­аль­ную фи­ло­со­фию».

Сочинения:

Фор­мы и со­дер­жа­ние мыш­ле­ния. (К кри­ти­ке ге­ге­лев­ско­го уче­ния о фор­мах по­зна­ния). М., 1968;

Сим­вол и соз­на­ние: Ме­та­физи­че­ские рас­су­ж­де­ния о соз­на­нии, сим­во­ли­ке и язы­ке. Ие­ру­са­лим, 1982. М., 1997 (совм. с А.М. Пя­ти­гор­ским);

Как я по­ни­маю фи­ло­со­фию. 2-е изд. М., 1992;

Кар­те­зи­ан­ские раз­мыш­ле­ния. М., 1993;

Лек­ции о Пру­сте. М., 1995;

Не­об­хо­ди­мость се­бя. М., 1996;

Стре­ла по­зна­ния: На­бро­сок ес­те­ст­вен­нои­сто­ри­че­ской гно­сео­ло­гии. М., 1996;

Кан­ти­ан­ские ва­риа­ции. М., 1997;

Лек­ции по ан­тич­ной фи­ло­со­фии. М., 1997;

Пси­хо­ло­ги­че­ская то­по­ло­гия пу­ти. СПб., 1997;

Эс­те­ти­ка мыш­ле­ния. М., 2000;

Мой опыт не­ти­пи­чен. СПб., 2000;

Клас­си­че­ский и не­клас­си­че­ский идеа­лы ра­цио­наль­но­сти. 2-е изд. М., 2004;

Опыт фи­зи­че­ской ме­та­фи­зи­ки. М., 2009.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература
  • Встре­ча с Де­кар­том. М., 1996
  • Про­из­ве­ден­ное и на­зван­ное. М., 1997
  • Би­би­хин В.В. Под­лин­ная жизнь где-то ря­дом // Пуш­кин. 1998. № 4
  • Кон­ге­ни­аль­ность мыс­ли. О фи­ло­со­фе М. Ма­мар­да­шви­ли. 2-е изд. М., 1999
  • Се­но­ко­сов Ю.П. М. Ма­мар­да­шви­ли: Ве­хи твор­че­ст­ва // Во­про­сы фи­ло­со­фии. 2000. № 12
  • Со­ловь­ев Э.Ю. Эк­зи­стен­ци­аль­ная со­те­рио­ло­гия М. Ма­мар­да­шви­ли // Ис­то­ри­ко-фи­ло­соф­ский ежегодник’98. М., 2000
  • Пу­ща­ев Ю.В. Диа­лек­ти­че­ская ло­ги­ка и фи­ло­со­фия М. Ма­мар­да­шви­ли // Во­про­сы фи­ло­со­фии. 2005. № 12
  • М. Ма­мар­да­шви­ли и клас­си­че­ское ев­ро­пей­ское фи­ло­соф­ское на­сле­дие. Тра­ди­ции и но­ва­ции. Пермь, 2007
  • Мот­ро­ши­лова Н.В. М. Ма­мар­да­шви­ли: фи­ло­соф­ские раз­мыш­ле­ния и лич­но­ст­ный опыт. М., 2007

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты