ЛОНДОНСКАЯ КОНВЕНЦИЯ О ПРОЛИВАХ 1841

0 комментариев

 

Ло́ндонская конве́нция о Проли́вах 1841 — многостороннее соглашение между Россией, Австрией, Францией, Великобританией, Пруссией и Османской империей, подписанное 1[13] июля 1841. Устанавливала международный режим проливов Босфор и Дарданеллы. В соответствии с ней подтверждалось так называемое древнее правило Османской империи, согласно которому в мирное время Проливы объявлялись закрытыми для военных судов всех держав. Султан сохранил за собой право предоставлять разрешение на проход легких военных судов, состоящих в распоряжении посольств дружественных государств. Конвенция не оговаривала режим Проливов в военное время. Подписанная после истечения 8-летнего срока действия Ункяр-Искелесийского договора 1833, конвенция лишала Россию полученного по этому договору права блокировать Дарданеллы для военных судов других государств и ряда других возможностей. Заключению Лондонской конвенции 1841 непосредственно предшествовал египетский кризис 1839—1841, в ходе которого Россия, Великобритания, Австрия и Пруссия выступили в поддержку султана против египетского паши Мухаммеда Али, что было оформлено Лондонской конвенцией 1840. Среди прочих условий, конвенция содержала и оговорки о режиме Проливов, в итоге вошедшие в Л. к. о П. 1841, в подписании которой участвовала и Франция, в конечном счете отказавшаяся от поддержки Египта. В результате этих соглашений Россия потеряла стратегическое преимущество, полученное ею по Ункяр-Искелесийскому договору. Л. к. о П. 1841 (равно как и предшествовавшую ей Лондонскую конвенцию 1840) можно считать успехом британской дипломатии лорда Пальмерстона, стремившегося лишить Россию возможностей, предоставленных ей Ункяр-Искелесийским договором через заключение вместо двустороннего русско-турецкого соглашения многостороннего договора, позволявшего другим великим державам участвовать в решении вопросов, касавшихся Проливов. Впрочем, император Николай I, рассматривавший подписание конвенций 1840 и 1841 в контексте стремления ослабить влияние Франции на Ближнем Востоке, усилить англо-французские противоречия и укрепить существовавшее (как ему виделось) глубокое взаимопонимание с Британией, был склонен рассматривать новые соглашения как дипломатический успех России. Ряд современных исследователей также полагает, что Лондонские конвенции 1840 и 1841 обеспечивали России более надежную гарантию безопасности причерноморских губерний, нежели двустороннее соглашение России и Османской империи. События последующих лет показали, что в результате изменения режима Проливов черноморское побережье России оказалось незащищенным перед лицом угрозы со стороны морских держав, что проявилось в ходе Восточной (Крымской) войны 1853—1856, когда Османская империя пропустила англо-французский флот через Проливы.

Ист.: Мартенс Ф. Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россиею с иностранными державами. Т. 12. Трактаты с Англиею. 1832—1895. СПб., 1898. № 446. С. 144—159; Юзефович Т. Договоры России с Востоком: политические и торговые. СПб., 1869. С. 101—103.

Лит.: Восточный вопрос во внешней политике России, конец XVIII — начало ХХ в. М., 1978; История внешней политики России. Первая половина XIX в. М., 1999; Киняпина Н. С. Внешняя политика Николая I // Новая и новейшая история. 2001. № 1; Дебидур А. Дипломатическая история Европы. В 2 т. М., 1947. Т. 1; Webster Ch. K. The Foreign Policy of Palmerston, 1830—1841: Britain, the Liberal Movement, and the Eas­tern Question. 2 vols. London, 1951. Anderson М. Russia and the Eastern Question. Europe’s Balance of Power 1815—1848. London, 1979; Daly J. Russian Seapower and «The Eastern Question», 1827—41. Basingstoke, 1991.

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты