КЫРГЫЗСТАН

0 комментариев

Кыргызста`н (Кыргызская Республика, Киргизия) — государство в Центральной Азии. Площадь — 199,9 тыс. кв. км. Численность населения — 6,01 млн человек (2016); 73 % — кыргызы (киргизы), 15 % —узбеки, 6 % — русские, остальные: дунгане, уйгуры, таджики, турки-месхетинцы, казахи. Государственные языки — кыргызский (киргизский) и русский. Религия большинства — ислам (представленный исповедниками суннизма ханафитского мазхаба); среди русскоязычного населения преобладает христианство (православие). Столица — Бишкек. Крупнейшие города: Ош, Джалал-Абад, Токмак, Каракол, Нарын. Административное деление — 7 областей, 2 города республиканского значения и 40 муниципальных районов.

К. в древности (до I тысячелетия н. э.). Территория К. с физико-гео­графической точки зрения разделяется на три основных зоны, исторические судьбы которых до возникновения кыргызского этноса складывались по-разному, хотя и сходились периодически в общих рамках различных оседлых и кочевых обществ: 1) Притяньшанье и Прииссыккулье (ныне Нарынская и Иссык-Кульская области); 2) Чуйская и Таласская долины (ныне Чуйская и Таласская области); 3) Памиро-Алай и Приферганье (ныне Баткенская, Ошская и Джалал-Абадская области).

Во всех трех зонах найдены орудия нижнего палеолита (долина р. Он-Арча в Центральном Тянь-Шане, Боз-Бармак на оз. Иссык-Куль, ущелье р. Ходжа-Бакиргансай в Ферганской долине). Мустьерская культура среднего палеолита засвидетельствована стоянками, каменоломнями и каменными орудиями (Ходжа-Гор, Капчигай на юге, Тосор, Георгиевский Бугор на севере и др.), а верхний палеолит — небольшим числом находок (Капчигай и др.). Неолит представляют стоянки у Бишкека, Токмака и Чолпон-Ата (на Иссык-Куле), в Чаке и Кара-Шиве (Алайская долина). В пещерах Теке-Серик у Нарына и Ак-Чункур на р. Сары-Джаз сохранились следы обитания человека (в последней — петроглифы, изображающие животных и исполненные красной краской).

В V—III тысячелетиях до н. э. оформились основные хозяйственно-культурные уклады местного населения — скотоводство и земледелие. Совершенствовалась обработка камня (отжимная техника, шлифовка, сверление), началось изготовление глиняной посуды, луков и стрел, а с конца III тысячелетия до н. э. — медных орудий. В бронзовом веке (с середины II тысячелетия до н. э.) сосуществуют культуры земледельцев в Приферганье (поселения Боз-Тепе, Чимбай и Кара-Кочкор) и скотоводов в Прииссыккулье и Притяньшанье (могильники и поселения андроновской культуры на реках Чу, Талас, Нарын, на Иссык-Куле, в Центральном Тянь-Шане). Их иллюстрируют лепная керамика с наколотым или штампованным геометрическим орнаментом (в Приферганье, в Чуйской, Таласской и Кетмень-Тюбинской долинах) и наскальные изображения животных, сцен пахоты и охоты (урочище Саймалы-Таш у Ферганского хребта).

С VII—VI вв. до н. э. торжеству раннего железного века на территории К. сопутствует доминирование кочевого скотоводства, с одной стороны, и ускорение процессов государствообразования в оседлой среде — с другой. Если в Чуйско-Таласской и Иссык-Кульской зонах господствуют племенные союзы саков и массагетов (VII—III вв. до н. э.) и усуней (II в. до н. э. — V в. н. э.), то Приферганье входит во II—I вв. до н. э. в государство Паркан (Фергана), а в I—IV вв. н. э. — в царство Кушан. Как на юге (Шурабашат), так и на северо-западе (долина Чаткала) поселения конца I тысячелетия до н. э. из глинобитных и сырцовых построек укреплялись валами и башнями. Для Приферганья типична крашеная и расписная керамика, золотые и бронзовые украшения, выразительные наскальные росписи (силуэты лошадей в Араване, культовые пляски в Саймалы-Таше), для Прииссыккулья и Притяньшанья — бронзовые литые фигурки яков, козлов, львов, барсов, украшавшие жертвенные столы, светильники, котлы (находки на берегу Иссык-Куля), металлические детали конского убора.

В IV—V вв. земледельцы Приферганья широко применяли водоподъемную технику, углубляя и расширяя ирригационные каналы, и ставили водяные мельницы, высевая новые сельскохозяйственные культуры (хлопчатник и пр.). На Чу, Таласе и Иссык-Куле с V в. под натиском гуннов ускорилось оседание кочевников-скотоводов (динлинов китайских династийных историй) с переходом их к земледелию.

В VI—VII вв. Чуйской, Таласской и Ферганской долинами правили из Суяба (близ нынешнего Токмака) государи западной половины Тюркского каганата (гёктюрков). Оседлый элемент по берегам Чу и Таласа в значительной мере формировали переселенцы из соседних Ферганы и Согда. Первое упоминание о кыргызах связано с миссией посла Византии Земарха к кагану гёктюрков, который подарил ему раба — «хергиса» (569). Однако с наибольшей долей вероятности оно относится к кыргызам енисейским, которые в начале VIII в. были союзниками гектюрков в их походах против уйгуров, а в начале IX в. создали в Приир­тышье Кыргызский каганат.

До VIII в. тюркоязычные номады пользовались орхоно-енисейским руническим письмом, ираноязычные поселяне и горожане — согдийским алфавитом; у первых преобладало поклонение силам природы (небу и земле, водным духам), у вторых — маздеизм (в том числе зороастризм), но среди обеих групп быстрые успехи делали буддизм и христианство. В середине VIII в. гёктюрков сменили тюргеши, которых в конце века победили карлуки, переселившиеся на Тянь-Шань с Алтая и господствовавшие здесь до середины X в. К тому же X в. относятся первые свидетельства о проживании кыргызов между Саяно-Алтаем и Туркестаном Восточным. В долинах Чу и Таласа и по берегам Иссык-Куля тогда же расширяется сеть оседлых поселений, для которых в целом типично сочетание обнесенной стенами цитадели (шахристан) и укрепленного пригорода (на юге — Узген, Ош и др.; в долине Чаткала — Кюльбесхан и др.). Постройки возводились из «пахсы» (битой глины) и сырцового кирпича, со сводчатыми сырцовыми или плоскими деревянными перекрытиями. Местные ремесленники и торговцы, преимущественно ферганского и согдийского происхождения, снабжали кочевых тюрков хлопчатобумажными тканями, изделиями из кожи, дерева, керамики, металлов, зерном, сухофруктами в обмен на продукты скотоводства. Через ядро Карлукского каганата — Чуйскую долину — пролегало одно из важнейших ответвлений караванного пути, шедшего по Центральной Евразии.

Яркой иллюстрацией архитектуры, скульптуры, живописи и декоративно-прикладного искусства этого периода является городище Ак-Бешим, где, в частности, обнаружены ажурные бронзовые золоченые бляхи с изображениями Будды и буддийских божеств. Огромная (свыше 12 м) статуя Будды из литой глины, с тщательно проработанной драпировкой и многоцветной раскраской, найдена и на городище Красная Речка (согдийский замок IV—V вв.). На Тянь-Шане обнаружены остатки каганских ставок — обнесенные пахсовыми стенами с башнями, прямоугольные в плане площадки (почти без застройки), которые служили укрытием во время войны (Кошой-Курган и др.). Сооружались укрепленные караван-сараи с «гофрированными» стенами (Чалдывар на р. Манакельды). Многочисленны также намогильные каменные изваяния с грубо моделированными фигурами и лицами. Культура оседлого населения маркирована керамической посудой с ангобом, скупо украшенной крупным узором (жгуты, треугольники, зигзаги), глиняными схематическими фигурками животных и людей (находки из Сокулука), оссуариями с резным орнаментом (иногда антропоморфным), иногда — тонко моделированными скульптурными изображениями (форма-штамп с изображением головы «царя» из Сокулука); культура кочевников — металлическими пряжками, накладками на конскую сбрую, подвесками-медальонами с геометрическим или растительным орнаментом, тонко переплетенным, включающим изображения оленей, барсов, козлов (находки из Ак-Бешима, Кочкорской долины и др.).

Мусульманская эра в истории К. (конец I — конец II тысячелетия). В середине X — середине XII в. в Чуйской и Ферганской долинах размещались главные уделы Караханидов с их столицами Баласагун (ныне — городище Куз-Ордо) и Узген. Социально-экономическое развитие их владений выразилось в распространении условного (икта) и частного (мульк) землевладения по образцу Халифата и держав — его преемниц (особенно с XI в.). Заметное разнообразие наблюдается и в формах фискального обложения и иных практик эксплуатации природных и человеческих ресурсов края: так, в Баласагуне, Узгене и иных городах развивались ремесло и торговля, а Таласская долина являлась крупным центром добычи серебра и других металлов. Для керамики караханидского периода типичны неглазурованные сосуды со штампованным, резным или лепным орнаментом, поливные — с подглазурной росписью темно-коричневым или оливково-зеленым по белому фону и гравировкой (ленточные плетенки, розетки, надписи; иногда фигурки фазана, медведя, лягушки и пр.). О мастерстве городских умельцев и культурно-интеллектуальном уровне элиты свидетельствуют сохранившиеся архитектурные и литературные памятники, которые отразили эстетику и этику новой официальной религии — суннитского ислама. Среди первых — монументальные культовые здания: мечети (Бурана — минарет XI в. на городище Куз-Ордо) и портально-купольные мавзолеи Баласагуна и Узгена, покрытые узорной кладкой кирпича и резьбой по ганчу и терракоте (надписи, геометрические и растительные узоры). Среди вторых — дидактическая поэма «Кутадгу билиг» Юсуфа Баласагуни (на языке тюрки).

Монгольские завоевания прервали этнолингвистическую консолидацию тюркоязычного карлукского населения в Чуйско-Таласской и Приферганской зонах и впервые прочно связали земли современного К. с территорией Кыргызского каганата, чем способствовали слиянию потомков енисейских и тяньшаньских кыргызов с другими тюрко­язычными этносами, прежде всего кипчаками, язык которых, кипчакско-кыргызский (в противоположность енисейско-кыргызскому, принадлежавшему к уйгуро-огузской подгруппе), возобладал впоследствии среди кыргызов Центральной Азии. К началу XIV в. оседло-земледельческое хозяйство Приферганья пришло в упадок, многие города и крупные поселения запустели и исчезли, а на Чу, Таласе и Иссык-Куле полукочевое скотоводство утвердилось как господствующая отрасль экономики. Сюда хлынули многочисленные тюрко-монгольские племена, подчинявшиеся Джагатайскому улусу, после распада которого в конце XIV в. они вошли в особый улус Моголистан, простиравшийся от Семиречья до Кашгара и включавший несколько самостоятельных владений. Эта эпоха в монументальном зодчестве К. отмечена, главным образом, мавзолеями (Манаса, XIV в.) и караван-сараями (Таш-Рабат на р. Каракоюм, XV в.).

С распадом Моголистана во 2-й половине XV в. кипчакско-кыргызские племена верховий Чу и Таласа впервые объединились в самостоятельное ханство, а в дальнейшем освоили Центральный и Западный Тянь-Шань и продвинулись на юг до Памира, по пути ассимилируя в Семиречье и Мавераннахре носителей кипчакско-карлукских и огузо-карлукских (уйгуры и др.), а отчасти и монгольских диалектов. Всю 1-ю половину XVI в., несмотря на поверхностную исламизацию кипчако-кыргызов, они консолидировались под знаменем суннизма, упорно сопротивляясь нашествиям ойратов, в противовес которым нередко признавали верховную власть Казахского ханства: на данном этапе в их состав вошли и многочисленные кипчакско-ногайские роды. В XVII — начале XVIII в. кыргызы часто вмешивались в усобицы оазисных городов Вост. Туркестана.

К XVIII в. кыргызский этнос приобрел ту структуру, которую без особых изменений пронес до XX в. Этнографические данные конца XIX в. зафиксировали его деление на 40 племен. В их составе, помимо тех групп, которым приписывалось некыргызское или смешанное происхождение (сарт-калмак, калмак-кыргыз, калмак, чала-казак, келдике и др.), выделялось два объединения — ичкилик, включавшее кипчаков, найманов, тейитов, кесеков, жоо-кесеков и др., и отуз уул, включавшее два «крыла». В «левое» (сол) входили племена кутчу, саруу, мундуз, жетиген, кытай и др., в «правое» (онг) — племенные союзы тагай (к ним принадлежали крупнейшие племена: бугу, солто, сары-багыш, чекир-саяк, черик), адигине и мунгуш. Племена возглавляли вожди — бии, за наиболее могущественными из которых с начала XIX в. закреплялось определение манап. Старейшины родов (аксакалы) входили в племенной совет, в котором также присутствовали муллы, разрешавшие споры по шариату, хотя жизнь слабо исламизированных кыргызов регулировало почти исключительно обычное право, а влияние религии проявлялось главным образом в брачной и похоронной обрядности.

Хозяйство основывалось на экстенсивном кочевом и полукочевом скотоводстве. Земледелие, а также домашние промыслы и ремесла имели подсобное значение. Торговля носила меновой характер. Хотя основой социально-экономического строя была патриархально-родовая собственность на кочевья, в Приферганье развивалось землевладение мульк, появился институт вакф, сохранялось и общинное землевладение сартов и таджиков (джамаат).

Вершиной устной традиции кыргызов, наиболее архаическими формами которой являются космогонические мифы, пастушеские песни, плачи и т. п., считается эпос. Носителями и передатчиками бóльшей части словаря и фразеологии эпической поэзии выступили манасчи — знатоки героического цикла «Манас», первые письменные свидетельства о котором датируются XVI в. Наряду с ним циркулировали и «малые эпосы» («Кедейхан», «Коджоджаш», «Джаныл Мырза», «Эр-Тештюк» и др.), исполнявшиеся сказителями — акынами, речитативом или нараспев и под аккомпанемент музыкантов. Основу инструментальной музыки составляли большие «наигрыши» — кюу (ботой, камбаркан, кошкайрык и пр.), мастера которых (кюйши) исполняли их на трехструнном щипковом комузе (комузчи) и двухструнном смычковом кыл-кыяке (кыякчи), нередко сопровождаемые комузами-варганами — деревянным (жыгач ооз) и железным (темир). Набор музыкальных инструментов дополняли духовые (пастушеская свирель-чоор и трубы — деревянная сурнай и медная керней) и ударные (барабан-добулбас и бубен-доол).

Дидактическое наследие полулегендарных певцов Толубая Сынчы, Асана Кайгы и Санчы Сынчы относится к XVI—XVIII вв. Основной корпус пословиц и поговорок передавали, наряду с акынами, сказочники-джомокчу и скоморохи-куудул. Песня (ыр), почти исключительно одноголосная, отличалась разнообразием метрики и частым чередованием сложных тактов: величальные (мактоо), назидательные (санат / насыят), обличительные (кордоо), обрядовые (причитания-кошок и колядки-жарамазан), трудовые (бекбекей, шырылдан, майда), любовные (кюйген, секетбай, секет, арман), колыбельные (бешик ыры), игровые (селькинчек), шуточные (кайым-айтышуу). Песенные состязания-айтышуу строились на импровизации и виртуозном владении поэтической формой. Хотя «Манас» упоминает о плясках (бий), танцевальное искусство не поощрялось кыргызской традицией как недостойное.

В кыргызском декоративно-прикладном искусстве сдержанность орнамента и четкая ритмичность сочетается с яркой красочностью: в цветовой гамме преобладают красный, синий, оранжевый, коричневый и белый, в узорах — крупные округлые формы (включая мотив «рога барана»). Большое место занимало ковроделие (войлочные ковры-«ширдаки» с мозаичным, аппликационным и вкатанным узором, ворсовые ковры, ковровые подвесные полки для юрт). Вышивкой украшались настенные панно из бархата или сукна (туш кийиз), сумки для посуды, предметы одежды, попоны. Плелись узорные циновки из травы чий. Серебряные украшения (накладки на седла и сбрую, браслеты, кольца, серьги, фибулы, накосники и пр.) покрывались гравированным узором, насечкой, штамповкой, чернением.

К. под властью Российской империи (XIX — начало XX в.). В середине XVIII в. военное давление со стороны Джунгарии заставляло кыргызскую знать искать союзника как в регионе, так и за его пределами, и в конце века посольство чуйских кыргызов завязало контакты с Российской империей, посетив Санкт-Петербург. В 1814 и 1824 делегации манапов бугу направлялись к русским властям в Зап. Сибири. В те же десятилетия Кокандское ханство, развернув свою экспансию на восток и возводя крепости Пишпек, Токмак, Куртка, Дараут-Курган и др., прервало русско-кыргызские связи. Стихийным восстаниям против Мингов в Иссык-Кульской котловине (1842—1843), в окрестностях Оша (1845), в долинах Таласа и Чу (1856—1858) сопутствовало усиление пророссийских настроений. В середине 1850-х в подданство Александру II перешли бугу и сарыбагыш, за которыми добровольно последовали чуйские, таласские и тянь-шаньские племена. К 1863 России покорилось большинство северных кыргызов. Учрежденную в 1865 Туркестанскую область в 1867 сменило генерал-губернаторство, которое включало Семиреченскую и Сырдарьинскую области. Вооруженные выступления кыргызов Алая в 1871 и Приферганья в 1873—1876, беспрецедентные по размаху, подготовили падение Коканда и, соответственно, присо­единение этих районов к новоучрежденной Ферганской области того же генерал-губернаторства. В 1882 Семиречье перешло в состав Степного генерал-губернаторства и снова вернулось в пределы Туркестана только в 1898, после того как в 1886 там была выделена Самаркандская область. Таким образом кыргызский этнический ареал в общих чертах совпал с четырьмя административно-территориальными единицами имперского деления (Ошский и Маргеланский уезды Ферганской области, Пишпекский и Пржевальский уезды Семиреченской области, Аулие-Атинский уезд Сырдарьинской области, Ходжентский уезд Самаркандской области).

С 1860—1870-х началась урбанизация ранее почти исключительно аграрного края (проекты планировки Пишпека, Каракола, Токмака с прямоугольной разбивкой на мелкие кварталы, застроенные одноэтажными глинобитными или сырцовыми усадьбами). Разложение натурального хозяйства сопровождалось крайне медленным зарождением капиталистических отношений. Ввозившиеся из Центральной России промышленные товары первое время обменивались на скот, зерно и прочую сельскохозяйственную продукцию; меновая торговля уступила место денежной лишь постепенно (подати со 2-й половины XIX в. взимались деньгами). Лучшие и наиболее плодородные земли на Чу и Таласе, изъятые у кыргызских родов, которые использовали их под пастбища, заселялись, под защитой российской армии, уральскими казаками и крестьянами из средне- и южнорусских губерний. Помимо славян, новым элементом стали китайские мусульмане — дунгане, которые появились на Иссык-Куле с 1877 после разгрома их выступлений Цин. Очень пестрым был этнический состав наемных рабочих, насчитывавших в общей сложности несколько тысяч человек. Запрещение рабства и межплеменных распрей косвенно стимулировали оседание кыргызов, в чьи становья (аил) проникала усовершенствованная агротехника и колесный транспорт. После подавления Андижанского восстания важным фактором социальной трансформации стало насаждение «туземной администрации» из лояльной части манапов, биев и баев, экономической — рост и упорядочение налогообложения.

С усилением товарно-денежных отношений и связей с рынками в крае шла экономическая специализация отдельных зон (овощеводство, сенокошение и т. п.). Зажиточные переселенцы германо-балто-славянского происхождения вели товарное земледелие, реализуя свою продукцию в хлопкосеющих районах. Основные отрасли фабрично-заводской промышленности были связаны с переработкой аграрного сырья (хлопкоочистительные, маслобойные, кожевенные, маслосыроварные и пивоваренные заводы, вальцовые мельницы, крупорушки и прочие мелкие кустарные предприятия). В конце XIX в. в Ходжентском и Ошском уездах зародилось горное дело, в частности добыча угля (в Кызыл-Кие и Сулюкте) и нефти (в Майли-Сае). Создавались кредитные учреждения, акционерные товарищества и ссудно-сберегательные кассы. Изменения наметились в области образования и здравоохранения с появлением первых светских школ и лечебниц, которые, однако, были пока еще недоступны подавляющему большинству «туземцев».

Весной 1905 вспыхнули волнения на копях Кызыл-Кии и Сулюкты с экономическими и политическими требованиями (8-часовой рабочий день, увеличение зарплаты, отмена штрафов, сокращение сверхурочных работ, свобода собраний, союзов и др.). В августе и октябре — ноябре социал-демократы Пишпека организовали митинги, последний из которых совпал с Октябрьской всеобщей политической стачкой 1905, поддержанной почтово-телеграфными служащими не только в Пишпеке, но и в Токмаке и Пржевальске (бывшем Караколе). Хотя значительную роль в развитии аграрного движения сыграли русские переселенцы, в Багишской, Чаткальской, Сусамырской, Базар-Курганской и других волостях дехканы также выступили против волостных управителей и аильных старшин, в массовом порядке отказываясь от уплаты налогов, выполнения трудовой повинности и т. д. В конце года три уезда Семиреченской области были объявлены на положении усиленной охраны, которое в сентябре 1906 распространили на весь Туркестанский край, где его отменили только в 1909.

Столыпинская реформа изъятием земель у кыргызов усилила их разорение. За 1903—1913 их численность уменьшилась примерно на 7—10 %, а поголовье стад — на 27 %. Только в 1913 более 4,5 млн га земли перешли к русским колонистам. В 1915 в Пишпекском уезде из 4,8 тыс. оседлых дехканских хозяйств 4,2 тыс. были бедняцкими. Однако многие баи и манапы, владея большим количеством скота, сельскохозяйственным инвентарем, обширными посевами, смогли подкрепить свои права собственности, что превратило их в подобие землевладельческой знати.

Литературным языком грамотных кыргызов, как и других тюрко­язычных мусульман-суннитов Центральной Азии, служил чагатайский, и только в 1900—1910-е усилиями Клыча Мамырканова, Ишеналы Арабаева и Османалы Садыкова зародилась кыргызская письменность (на арабской графической основе). Под влиянием джадидов отдельные литераторы (Калмурза, Садык Карачев, Касым Тыныстанов) публиковали в туркестанской и поволжской прессе свои тексты (преимущественно стихотворные) со смутными национально-идеологическими мотивами. Социально-политические темы проникли и в устное творчество: среди акынов наметилось две тенденции — религиозно-дидактическая, с мистико-эсхатологической тематикой (Калыгул, Арстанбек, Молдо Кылыч), и обличительно-критическая, с уравнительной и просветительской патетикой (Токтогул, Барпа, Тоголок Молдо).

Первая мировая война принесла сокращение посевов и поголовья скота и рост налогов и сборов. С 1914 из Семиреченской области интенсивно вывозили скот и продукты животноводства. В 1916 цены на хлеб в 6 раз превысили уровень 1906. На этом фоне многие районы, заселенные кыргызами, охватило Среднеазиатское восстание 1916, сопровождавшееся массовыми жестокостями со стороны как участников, так и карателей, подавивших его с большим трудом. В итоге кыргызское население сократилось примерно на 30—40 % (часть погибла, часть бежала в Вост. Туркестан или Афганистан), а поголовье скота — на 60—70%.

После Февральской революции 1917 в Семиреченской и Ферганской областях установилось двоевластие: в марте в Кызыл-Кие, Пишпеке, Оше и других городах собрались Советы рабочих и солдатских депутатов, эмиссары которых агитировали как «европейское», так и «туземное» население шахтерских городков, а в апреле из Ташкента Туркестанский комитет Временного правительства назначил своих комиссаров в уезды. Было провозглашено равноправие полов. Среди кыргызов наибольшим влиянием пользовались группа «Шура-и-ислам» и партия «Алаш-Орда», позиции которых сближались в противостоянии «русским» Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП) и белому движению. Главной ареной революционных событий в Семиречье служил Пишпек, где сконцентрировались сотни рабочих, занятых на орошении Чуйской долины, а в Фергане — шахты Кызыл-Кии, Сулюкты и Кок-Янгака.

Влияние Октябрьской революции 1917 на события в Ташкенте в ноябре 1917 сразу же отозвалось в Сулюкте и Кызыл-Кие, где власть захватили шахтеры, но в других местах, за отсутствием промышленного пролетариата и симпатий к большевизму, борьба затянулась. В Таласской долине советская власть установилась в декабре 1917, в Ошском уезде — в январе, в Пишпекском — в феврале, в Нарыне — в апреле, в Пржевальском уезде — в мае — июне 1918.

К июлю 1918 Советы победили на всей территории К., главным образом, привлекая на свою сторону дехкан. В начале года был создан первый Союз рабочей молодежи, а в феврале — мае упразднены переселенческие управления. Волостные и аильные земельно-водные комитеты экспроприировали «кулаков». Декреты Совета народных комиссаров (СНК) Туркестана в марте национализировали Кызыл-Киинские и Сулюктинские шахты, Ферганскую железную дорогу, нефтепромыслы, хлопковые предприятия, ряд заводов. В апреле территория К. вошла в Туркестанскую Советскую Республику Российской Советской Федерации. В Приферганье Советам бросили вызов баи, манапы и улама, которые, негласно сотрудничая с белыми и интервентами, навербовали весной — летом ополчения, взаимодействовавшие с «Крестьянской армией» К. И. Монстрова. На Чу, Таласе и Иссык-Куле сельские, уездные и городские ревкомы столкнулись со смычкой русских контрреволюционеров и традиционной верхушки кыргызов. Общее командование под­разделениями Рабоче-Крестьянской Красной армии здесь осуществляли М. В. Фрунзе и В. В. Куйбышев. В августе красноармейский отряд из Чимкента помог ликвидировать антибольшевистский мятеж в селе Дмитриевском (ныне Талас). Декабрьское восстание в Беловодском (Чуйская долина), грозившее перекинуться на Пишпек, совместно подавили добровольцы из кызыл-кийских и сулюктинских шахтеров и дехкан-бедняков и 1-й Пишпекский советский полк (командир — Я. Н. Логвиненко), переброшенный с Семиреченского фронта.

В 1918—1920 в Пржевальский уезд неоднократно вторгались из Вост. Туркестана белоказаки, которых в июле 1919 поддержали переселенцы в Тюпе, и добровольцы Пржевальска (ныне Каракол) разгромили «контрреволюцию» лишь благодаря подошедшему с фронта Токмакскому отряду. В сентябре 1919 бойцы Мадаминбека и Монстрова захватили Ош и Джалал-Абад, но были отбиты красноармейцами, которые в ноябре 1920 покончили и с выступлением социалистов-революционеров в Нарыне. В Приферганье басмачество действовало до 1923.

Советская Киргизия (1920—1980-е). К концу Гражданской войны тяжелейшая разруха в крае (в 1922 выпуск промышленной продукции составил примерно 2/3 по сравнению с 1913, посевные площади сократились на 45 %, поголовье скота — на 29 % по сравнению с 1916) накладывалась на общую отсталость сельского хозяйства и промышленности. Отсутствовали не только крупная индустрия, но и разветвленная сеть железных и шоссейных дорог, а опытные административные и технические кадры составляли большую редкость. Среди кыргызов почти безраздельно господствовала неграмотность (среди женщин — поголовная).

Социалистические преобразования с 1921 ознаменовались фундаментальной ломкой многовекового хозяйственного уклада кочевников и связанного с ним родового строя: оседание (добровольное и принудительное) сопровождалось устранением патриархальных ограничений (запреты на многоженство и калым). К 1922 власть, за исключением отдельных районов, перешла от ревкомов к выборным исполкомам. В ходе земельно-водной реформы 1921—1922 в Чуйско-Таласской зоне и в округе Джалал-Абада ок. 6 тыс. безземельных и малоземельных хозяйств получили 199 тыс. десятин поливных и пастбищных земель, ранее в большинстве своем принадлежавших поселенцам или находившихся в имперской собственности.

В результате Национально-государственного размежевания советских республик Средней Азии 1924— 1925 К. впервые обрел административно-политические границы, превратившись из аморфного этнического ареала в определенное территориальное образование. В октябре 1924 2-й сессия Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета (ВЦИК) постановила выделить из Туркестанской Советской Республики Кара-Киргизскую автономную область (АО) в составе РСФСР (в мае 1925 переименована постановлением ВЦИК в Киргизскую АО). В феврале 1926 она получила статус Киргизской Автономной Советской Социалистической Республики (АССР). Организовывалась система школьного образования, учреждались высшие учебные заведения, научные и культурно-просветительные центры. В начале 1920-х Советское правительство, сочтя арабский алфавит препятствием распространению грамотности, приняло решение о поэтапном переходе на латиницу, который завершился в 1926.

Перенос земельно-водной реформы на юг в 1927—1928, наделив изъятой у «нетрудовых элементов» землей свыше 17 тыс. бедняцко-батрацких семейств, расколол кыргызский аил, противопоставив «середняка» «байству» и «манапству»; ударной силой выступили «бедняцкие» союзы «Кошчи» («Пахарь»). В 1928 было объявлено о том, что народное хозяйство К. достигло довоенного уровня, а посевные площади (674 тыс. га) и общее поголовье скота даже превысили его. С 1929 развернулась коллективизация, затронувшая 99 % хозяйств к началу 1941. На ее противников обрушились беспощадные репрессии (от экспроприации до физического уничтожения). Традиционное хозяйство кыргызов отошло в прошлое. Под беспрецедентным государственным давлением десятки тысяч домохозяйств откочевали за пределы СССР, погибли или перешли к централизованно распланированному земледелию и отгонно-пастбищному животноводству. Площадь обрабатываемых земель увеличилась по сравнению с довоенным периодом почти в 1,7 раза, орошаемых земель — в 2 раза, посевов хлопка — в 3 раза. Возделывались новые технические культуры: сахарная свекла, кенаф, южная конопля, табак, подсолнечник.

Аграрному перевороту сопутствовал переворот индустриальный. За период с 1925 до начала 1941 многомиллионными капиталовложениями в промышленный сектор К. Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков) (ВКПб) и СНК СССР стремились, как и в других ранее экономически отсталых республиках, обеспечить опережающие (по сравнению с общесоюзными) темпы роста (лишь за 1928—1932 доля союзного бюджета и бюджета РСФСР в строительстве промышленных предприятий К. составила более 90 %). Это было невозможно без мощного притока квалифицированных кадров и поставок машин и оборудования из таких центров, как Москва, Ленинград, Киев и др., ввоза удобрений, лесопромышленных материалов и т. д. из соседних республик, а также подготовки там кадров для народного хозяйства (с 1932 над кыргызским пролетариатом взяли шефство трудящиеся Ленинграда).

В 1928—1940 вошло в эксплуатацию 140 различных предприятий: Кадамджайский сурьмяный комбинат, Фрунзенский и Кара-Суйский ремонтно-механические и сахарные заводы, нефтепромысел Чангыр-Таш, мясокомбинаты, табачные фабрики, рудники Таш-Кумыра, новые шахты в Кок-Янгаке, Кызыл-Кие и Сулюкте, Аламединская ГЭС и др. За тот же период производство электроэнергии выросло в 6,5 раз. Были созданы металлообрабатывающая и нефтяная индустрии, цветная металлургия, текстильная, сахарная, мясоконсервная отрасли и др. Валовая продукция промышленности в 1940 почти десятикратно превысила уровень 1913 (крупной промышленности — в 153 раза). В 1940 К. давал 88 % угля, добываемого в Средней Азии, а по производству сахара-­песка вышел на 4-е место в СССР. Десятки тысяч кыргызов в качестве пролетариев и инженерно-технического персонала нашли себе место в горной, металлургической, угольной, машиностроительной, текстильной индустриях, но еще по переписи 1939 они составляли лишь 18 % общей численности рабочих республики (русские — 43 %, украинцы — 15 %).

Возникли сотни новых поселков. Первые образцы планового градостроительства современного типа (с благоустройством, озеленением, жилищным и общественным строительством) в К. относятся ко 2-й половине 1920-х — началу 1930-х и носят отпечаток конструктивизма. С середины 1930-х в архитектуре возобладал классицизм (колоннады, портики, большие арочные проемы и др.), а в декоре с конца 1930-х широко (и часто эклектично) применялся национальный орнамент.

В декабре 1936 Конституция СССР, признав кыргызов социалистической нацией, преобразовала Киргизскую АССР в союзную республику. В марте 1937 Чрезвычайный V съезд Советов Киргизской Советской Социалистической Республики принял Конституцию, законодательно закрепившую победу социализма. В ноябре 1939 административно-территориальное деление республики включило 5 областей: Ошскую, Иссык-Кульскую, Тянь-Шаньскую (Нарынскую), Джалал-Абадскую и Фрунзенскую.

Репрессии, пик которых пришелся на 1936—1938, окончательно утвердили диктатуру коммунистической идеологии, воинствующего атеизма и социалистического реализма. Национальная интеллигенция, не признавшая советских идеалов безоговорочно или оказавшаяся заложницей внутрипартийной борьбы, стала, вместе с улама, жертвой гонений (от тюремного заключения до физической ликвидации). Идеологической чистке как реакционная и отражающая феодальные ценности подверглись значительная часть эпической традиции и все литературное наследие, так или иначе связанное с исламом. В 1940 латиница была в административном порядке заменена для кыргызского языка (как и для всех тюркских в СССР) кириллицей.

Великая Отечественная война способствовала большей интеграции К. в общесоветское пространство. Здесь формировались 316-я (8-я гвардейская) и 385-я стрелковая дивизии; 43 тыс. уроженцев и жителей КССР были награждены орденами и медалями СССР, 70 — званием Героя Советского Союза. Киргизская горнорудная промышленность играла крупную роль в снабжении оборонной индустрии вольфрамовым концентратом, ртутью и сурьмой, а предприятий по всей Средней Азии — углем. На нужды фронта работали легкая и пищевая промышленность, сельское хозяйство; собирались многие сотни миллионов рублей в фонд обороны. В кратчайший срок были введены в эксплуатацию более 30 крупных заводов и фабрик, перебазированных из европейской части СССР.

Только за лето — осень 1941 из прифронтовых районов, Москвы и Ленинграда в К. эвакуировалось 139 тыс. рабочих, колхозников и служащих. В 1940-е к полиэтническому составу населения КССР прибавились депортированные немцы Поволжья, которые вскоре получили здесь право на образование (школы) и информацию (газеты) на родном языке, и уйгуры, тысячами мигрировавшие сюда после образования КНР. В созданной после 1944 системе духовных управлений мусульман (ДУМ) кыргызские верующие передавались в ведение Среднеазиатского ДУМ, которое размещалось в Ташкенте. В Оше пребывал, подчиняясь ему, формальный глава мусульман КССР — кази (кади).

В 1950—1960-е индустриализация продолжалась параллельно с развитием сельского хозяйства, основанного на искусственной ирригации (Ортотокойское водохранилище с плотиной, 1963). С конца 1940-х были разработаны генеральные планы многих городов, совхозов и колхозных поселков К. (план Фрунзе 1948—1958, с учетом рельефа местности, условий водоснабжения и розы ветров, предусматривавший четкое зонирование жилых и производственных районов), которые впоследствии совершенствовались (с начала 1960-х — первые микрорайоны во Фрунзе, позднее в Оше и др.). С конца 1950-х в монументальной архитектуре применялись сборный железобетон и стекло (во Фрунзе здания основанной в 1954 Академии наук КССР, 1960-е, и Театра русской драмы им. Н. К. Крупской, 1971), велось масштабное курортное строительство (в частности, на Иссык-Куле).

В начале 1980-х заявила о себе тенденция к установлению контактов с кыргызами других советских республик, Китая и Афганистана. В середине десятилетия экономические трудности, порожденные либерализацией режима, обострили межнациональные конфликты (в частности, в Ошской области); в соседнем Таджикистане от подобных же инцидентов страдали местные кыргызы. В Киргизии раньше, чем в других республиках Средней Азии, появились демократические институты и возникла системная оппозиция. С 1988 зародились массовые политические организации, оформленные как партии или народные движения.

В 1989 беспрецедентные по масштабу столкновения и самозахваты земли в окрестностях Фрунзе, вместе с ростом антисоветских настроений и правительственными решениями, ставившими кыргызский язык в привилегированное положение по отношению к русскому, послужили тревожным сигналом для русско­язычного населения. В январе — феврале 1990 по республике прокатились митинги протеста против присутствия в стране армянских беженцев, а летом вновь обострилась обстановка в Оше. Соперничество между 1-м секретарем Центрального Комитета Коммунистической партии КССР (КП КССР) Абсаматом А. Масалиевым и председателем Совета министров Апасом Дж. Джумагуловым не позволило Верховному Совету (ВС) избрать президента республики. Оппозиционные КП КССР преимущественно социал-демократические и левоцентристские Партия национального возрождения «Асаба» («Голубой стяг»), движение «Ашар», Демократическая партия свободной Киргизии («Эркин Кыргызстан»), «Народное единство» и Аграрная партия, а также Союз гражданского согласия (коалиция национально-культурных движений меньшинств: русских, корейцев, уйгуров, татар, башкир, узбеков и евреев) объединились в Киргизское демократическое движение (КДД), которое в сентябре распространило «Декларацию о суверенитете», получившую широкий отклик, а некоторые члены КДД устроили голодовку, требуя смещения Абсамата Масалиева.

Как компромиссная фигура стал восприниматься президент АН КССР А. А. Акаев после его речи на партийном съезде с предложением мер по мирному урегулированию ошского конфликта, рыночных реформ и обновления СССР. Вызванный депутатами из Москвы, он в октябре был избран ВС при поддержке КДД на пост президента и занялся урегулированием ситуации в Оше, вступив в диалог с И. А. Каримовым. Чтобы уменьшить влияние ЦК КП КССР, Акаев создал из демократически ориентированных представителей кыргызской интеллигенции и специалистов Президентский совет.

В 1991 М. С. Горбачев предлагал Акаеву занять пост вице-президента СССР, но он отказался. В начале года некоторые оппозиционные партии (громче остальных «Эркин Кыргызстан») требовали снятия коммунистов с руководящих постов. После многочисленных дискуссий с Акаевым в апреле А. А. Масалиев вышел в отставку. Тем не менее, КП удерживала контроль над большинством правительственных органов (как на республиканском уровне, так и на местах) до августа, когда Акаев — единственный среднеазиатский лидер, отказавшийся выполнять приказы Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) — получил единодушную поддержку демократов. Это позволило ему в сентябре без какого-либо сопротивления провозгласить независимость Киргизской Республики, запретить деятельность КП и конфисковать ее имущество, а в октябре, на прямых выборах, переизбраться президентом на безальтернативной основе.

Независимый К. (с 1991). В 1992 К., заключивший двусторонние соглашения со всеми членами Содружества независимых государств (СНГ) и признанный большинством стран мира, вступил в ООН и объявил о возврате к латинскому алфавиту, но этот процесс застопорился из-за финансовых трудностей. В том же году от «Эркин Кыргызстан» отделилась «центристская либеральная» партия «Ата-Мекен» («Отечество»), а в марте 1993 возобновила свою деятельность реорганизованная А. Масалиевым КП (как Партия коммунистов К.). В мае была принята новая конституция и введена денежная единица — сом.

В январе 1994 Акаев подтвердил свои полномочия на референдуме, но вскоре вступил в конфликт с ВС (советского созыва), где оппозиционное большинство бойкотировало заседания. Воспользовавшись этим, Акаев в июле провозгласил ВС «самораспустившимся» и провел в октябре референдум об изменениях в конституции, которые позволили создать лояльный ему парламент — двухпалатный Жогорку Кенеш, состоящий из 35 членов Законодательного собрания и 70 членов Собрания народных представителей (депутатов). Выборы, назначенные на февраль 1995, прошли только в мае и увенчались победой сторонников Акаева, который запросил продления своих президентских полномочий до 2001, но Жогорку Кенеш настоял на выборах, которые состоялись в декабре. Несмотря на серь­езную конкуренцию, действующий президент одержал победу, получив более 71 % голосов.

В 1995 в К. было официально зарегистрировано 19 партий и около 600 общественных объединений, наиболее значительными из которых, наряду с «Эркин Кыргызстан», «Ата-Мекен», Партией коммунистов и «Асаба», были «Демократическое движение К.», Социал-демократическая партия К. (СДПК), Аграрная, Аграрно-трудовая, Народная, Республиканская партии, Партия единства К., Демократическая партия экономического единства К., Партия духовного возрождения «Манас эл» («Народ Манаса») и Демократическая партия женщин К.

Во внешней политике Акаев выступил за межгосударственное и межрегиональное партнерство, восстановление Великого Шелкового пути и создание в Центральной Азии зоны, свободной от ядерного оружия. Во внутренней он провозгласил намерение развивать в К. «демократию европейского типа», допустил создание и деятельность оппозиционных партий и печати. Литература советского периода подверглась критической переоценке, и многие ранее запрещенные произведения были изданы впервые или переизданы.

После провозглашения независимости экономика К., которая ранее в основном служила источником сырья, перерабатывавшегося в других регионах СССР, почти во всех секторах промышленного и сельскохозяйственного производства пережила значительные структурные преобразования. Развитие связей с Западом, особенно с США, ориентировалось на получение помощи от международных финансовых организаций. Предусматривались активное участие К. в Союзе четырех (вместе с РФ, Беларусью и Казахстаном), членство в Центральноазиатском экономическом союзе и добрососедские отношения с КНР, подтвержденные соглашениями о границах и взаимной безопасности.

Жогорку Кенеш быстро принял законы о приватизации государственного имущества, и к 1995 около 60 % из более чем 53 тыс. предприятий страны перешло в частные руки. Оппозиция резко критиковала бескомпромиссный рыночный курс Акаева, видя в нем залог обогащения президентского клана и обострения социальных проблем. За середину 1990-х резко (на 1/5) сократились трудовые ресурсы. В острейшую проблему превратилась безработица, достигавшая 5—6 % по официальным данным и 25—30 % — по экспертным оценкам. Вследствие дефицита ресурсов, инфляции и плохой организации труда национальный доход снизился в 1992 на 26 % по сравнению с 1991, промышленное производство упало на 27 %, а сельскохозяйственное — на 14 %. В 1993 и 1994 спад лишь нарастал. В 1994 объем промышленного производства снизился на 21 % по сравнению с 1993, а падение производства продовольствия составило 17 %.

В середине 1990-х правительство завязало активные переговоры о создании совместных с иностранными компаний в пищевой промышленности, станкостроении, разведке и эксплуатации энергоресурсов. Ему удалось снизить уровень инфляции с 466 % в 1993 до 87,2 % в 1994. Благодаря законам 1994 и 1997, бóльшая часть сельскохозяйственных угодий и техники перешла к частникам, объединенным в фермерские хозяйства и кооперативы, которые в 1998 произвели свыше 75 % всего объема сельскохозяйственной продукции; ими же к концу 1990-х производилось свыше 90 % промышленной продукции. В 1997 уровень производства вырос на 47 % по отношению к 1996, в основном за счет добычи золота в районе Кумтор (массив Ак-Шийрак), а годовой уровень инфляции составил менее 30 %. В 1998 К. первым в СНГ вступил во Всемирную торговую организацию (ВТО).

Пытаясь предотвратить отток русскоязычного населения, Акаев, наряду с Киргизско-американским, где преподавание ведется по-английски, открыл Киргизско-российский славянский университет, с преподаванием на русском языке, и создал в 1994 Ассамблею народов К., которая провозгласила единство интересов этнических групп страны. Однако если за 1989—1998 доля кыргызов в населении выросла с 52,3 % до 61,2 % (в том числе за счет притока репатриантов из КНР и беженцев из Таджикистана), а узбеков — с 12,9 % до 14,4 %, то численность русских упала с 21,5 % до 14,9 %, украинцев — с 2,5 % до 1,5 %, а немцев — с 2,3 % до 0,3 %.

В 1998 Жогорку Кенеш предоставил Акаеву право баллотироваться на 3-й президентский срок в 2000. Переизбранный в октябре 2000, он назначил премьер-министром уроженца Джалал-Абадской области, выпускника Куйбышевского политехнического института Курманбека С. Бакиева (род. 1949), ранее губернатора (акима) Чуйской области. Стремясь поддерживать дружеские связи с РФ (в 2001 поправки к конституции гарантировали русскому языку официальный статус), Акаев одновременно, в рамках всемирной «борьбы с терроризмом», разрешил США разместить на территории К. военно-воздушные базы (ВВБ). Однако его все чаще обвиняли в коррупции, осуждая и за нарастание авторитарных тенденций. В 2002 Курманбек Бакиев ушел в отставку. В марте был отдан под суд один из критиков президента Азимбек Бекназаров, а демонстрация протеста его сторонников в Джалал-Абаде расстреляна. В мае участники волнений в Бишкеке уже требовали отставки Акаева.

В 2004 К. С. Бакиев возглавил оппозиционное «Народное движение Кыргызстана», а в 2005, в результате революции тюльпанов, взял на себя обязанности главы государства, а затем и одержал победу на президентских выборах в июле (89 % голосов при явке 74 %). Несмотря на данные Кремлю обещания и на российский кредит (1,7 млрд долларов США), он оставил на территории страны ВВБ США. В соответствии с результатами референдума в октябре 2007 конституция подверглась изменениям, главным из которых стало упразднение верхней палаты Жогорку Кенеша, куда отныне избиралось 90 депутатов. На президентских выборах 2009 главным противником К. Бакиева стал лидер СДПК, экс-премьер Алмазбек Атамбаев, кандидат объединенной оппозиции, выступавшей под лозунгом «Кыргызстан без Бакиева». Нежелание местных властей предоставлять оппозиционерам возможности для проведения своих акций привлекло внимание мировых СМИ. В июле голосование вновь принесло победу Бакиеву (около 86 % голосов); 2-е место получил А. Атамбаев, а 3-е — отколовшийся от оппозиции лидер партии «Ак Шумкар» Темир Сариев.

В 2010 Нарынская область стала очагом массовых митингов и демонстраций протеста против низкого уровня жизни и практического бездействия властей в социальной сфере, внутриэлитной борьбы и кумовства, которое проявлял Бакиев. В марте объединенная оппозиция выбрала на съезде своим лидером бывшего министра иностранных дел Розу Отунбаеву. В апреле оппозиционеры выбили национальную гвардию и милицию из здания Жогорку Кенеша, которое разгромили, и пошли на штурм Дома правительства. Толпа подожгла Генеральную прокуратуру и захватила телецентр. Правительство подало в отставку, а президент бежал в Ош. Р. Отунбаева возглавила (формально на полгода) временное «правительство народного доверия», которое назначило своих представителей акимами в большинство областей. Помимо подготовки к выборам и принятия новой конституции, в ближайшие планы «правительства народного доверия» входила национализация ранее незаконно приватизированных стратегических объектов и снижение повышенных при Бакиеве тарифов на ЖКХ и электроэнергию. Когда, на фоне расширяющегося мародерства в столице, министерство обороны опровергло информацию об отставке президента, в Бишкеке прошли акции с требованием окончательного ухода Бакиева, а милиция перешла на сторону временного правительства. После того как Бакиев также заявил, что в состоянии контролировать ситуацию, президент РФ Д. А. Медведев приказал направить в К. две роты для защиты ВВБ Кант, а также российских военнослужащих и их семей. Бакиев, уехав в Казахстан, официально отказался от своего поста, но, перебравшись в Минск, сделал новое заявление, что не признает своей отставки. Тем временем в Джалал-Абаде оппозиционеры столкнулись с местными жителями. Обострилась криминогенная обстановка и начался передел собственности: нападения на дома русских и месхетинцев в селе Маевка под Бишкеком и самозахват их земельных участков кыргызами (как столичной беднотой, так и селянами, взбудораженными оппозицией) остановил лишь приход специального отряда быстрого реагирования (СОБРа), что сопровождалось человеческими жертвами.

В мае сторонники Бакиева поставили собственных акимов в Оше, Джалал-Абаде и Баткене и бросили около 25 тыс. человек на Бишкек. Однако крупные столкновения между ними и оппозиционерами, которые возобновились в захваченных городах (особенно в Джалал-Абаде), завершились победой последних. Отунбаеву и ее приверженцев РФ в целом поддержала, выделив К. грант в 20 млн долларов США и льготный кредит в 30 млн долларов США.

В июне на референдуме более 90% проголосовавших высказалось за доверие временному правительству и принятие новой конституции, согласно которой К. из президентской стал парламентской республикой, а Жогорку Кенеш доверялась ключевая роль при формировании правительства. В июле Отунбаеву утвердили в качестве главы государства, а новая конституция вступила в силу.

В октябре в досрочных парламентских выборах участвовали 29 партий, из которых в Жогорку Кенеш прошли 5: лидировали националистическая «Ата-Журт» («Отчизна») (28), СДПК (26) и «Ар-Намыс» Феликса Кулова (25). Ни одна из них не набрала количества голосов, достаточного для формирования кабинета, и Отунбаева поручила Атамбаеву сформировать коалицию большинства не менее, чем из 3 фракций: в ноябре таковыми, наряду с СДПК, стали партии «Республика» и «Ата-Мекен». В декабре коалиция распалась, когда депутаты проголосовали против единственной выдвинутой ею кандидатуры на пост спикера (Омурбека Текебаева, лидера «Ата-Мекен»). Президентские выборы планировалось провести одновременно с парламентскими, но их перенесли на октябрь 2011. Отунбаева поручила сформировать очередную коалицию под руководством «Республики» и ее лидера О. Бабанова, куда также вошли «Ата-Журт» и СДПК. Парламент утвердил новое правительство Атамбаева, который победил на президентских выборах октября 2011 (63,2 % голосов).

В ноябре 2017 президентом К. избран Сооронбай Жээнбеков.

Ист.: Валиханов Ч. Ч. Записки о киргизах и Родоподразделение киргизских племен // Валиханов Ч. Ч. Собр. соч. В 5 т. Т. II. Алма-Ата, 1985. С. 7—89; Великая Октябрьская социалистическая революция и Гражданская война в Киргизии. Документы и материалы. Фрунзе, 1957; Восточные авторы о кыргызах / Под ред. О. Караева. Бишкек, 1994; Источники по средневековой истории Кыргызстана и сопредельных областей Средней и Центральной Азии. Бишкек, 1991; Киргизия в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Сб. документов и материалов. Фрунзе, 1965; Культурное строительство в Киргизии. Сб. документов и материалов. Т. 1—2 (Ч. 1—2). Фрунзе, 1957—1972; Кыргызстан — Россия: история взаимоотношений (XVIII—XIX вв.): сборник документов и материалов. Бишкек, 1998; Образование Киргизской автономной ССР. Материалы и документы. Фрунзе, 1927; Семенов-Тян-Шанский П. П. Путешествие в Тянь-Шань в 1856—1857 гг. М., 1956.

Лит.: Абрамзон С. М. Киргизы и их этногенетические и историко-культурные связи. Л., 1971; Айтмамбетов Д. О. Дореволюционные школы в Киргизии. Фрунзе, 1961; Его же. Культура киргизского народа во второй половине XIX — начале XX в. Фрунзе, 1967; Алтмышбаев А. А. Очерк истории развития общественно-политической и философской мысли в дореволюционной Киргизии. Фрунзе, 1985; Астафьева А. Л. История Киргизии в зарубежной печати: Период с древнейших времен до 1917 г.: библиографический указатель. Фрунзе, 1985; Бартольд В. В. Киргизы. Исторический очерк // Бартольд В. В. Соч. Т. 2. Ч. 1. М., 1963; Бернштам А. Н. Избранные труды по археологии и истории кыргызов и Кыргызстана. Т. 1—2. Бишкек, 1997—1998; Библиография Киргизии. Т. 1—4. Фрунзе, 1963—1972; Взаимосвязи киргизского народа с народами России, Средней Азии и Казахстана (конец XVIII — начало XIX в.) / Под ред. Б. В. Лунина. Фрунзе, 1985; Виноградов В. С. Киргизская народная музыка. Фрунзе, 1958; Воропаева В. А., Джунушалиев Д., Плоских В. М. Из истории кыргызско-российских отношений (XVIII—XX вв.): краткий курс лекций и методическое пособие. Бишкек, 2001; Данияров С. С. Становление киргизской советской культуры, 1917—1924 гг. Фрунзе, 1983; Джамгерчинов Б. Д. Добровольное вхождение Киргизии в состав России. Фрунзе, 1963; Дюшалиев К. Песенная культура кыргызского народа: жанрово-исторический аспект. Бишкек, 1993; Жантуаров С. Б. Гражданская война в Киргизии, 1918—1920 гг. Фрунзе, 1963; Жумабаев Б. М. Южный Кыргызстан глазами российских путешественников: 2-я половина XIX — начало XX в. Бишкек, 1999; Иванов С. В., Махова Е. И. Декоративно-прикладное искусство киргизского народа. М., 1960; Из истории дореволюционного Киргизстана. Фрунзе, 1985; Ильясов С. И. Земельные отношения в Киргизии в конце XIX — начале XX вв. Фрунзе, 1963; История индустриализации Киргизской ССР (1926—1941). Фрунзе, 1972; История киргизского искусства. Краткий очерк. Фрунзе, 1971; История Киргизской ССР. Т. I—IV. Фрунзе, 1984—1990; История Кыргызстана — XX в. / Под ред. У. Чотонова. Бишкек, 1998; История советского крестьянства Киргизстана. Фрунзе, 1972; История советского рабочего класса Киргизстана. Фрунзе, 1966; Источниковедение Кыргызстана: с древности до XIX в. / Под ред. В. М. Плоских. Бишкек, 1996; Керимбаев С. Советский Киргизстан в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. Фрунзе, 1985; Киргизия в трех российских революциях / Под ред. К. К. Каракеева. Фрунзе, 1987; Киргизская Советская Социалистическая Республика. Энциклопедия. Фрунзе, 1982; Киргизы // Народы Средней Азии и Казахстана. Т. 2. М., 1963. С. 154—320; Кожемяко П. Н. Раннесредневековые города и поселения Чуйской долины. Фрунзе, 1959; Колхозно-кооперативное строительство в Киргизии (1918—1929 гг.). Фрунзе, 1969; Косьмарская Н. П., Панарин С. А. Этносоциальные процессы в Кыргызстане: по материалам полевых исследований 1992—1993 гг. М., 1994; Кронгардт Г. К. Немцы в Кыргызстане: 1880—1990 гг. Бишкек, 1997; Кушнер П. И. Горная Киргизия (Социологическая разведка). М., 1929; Кыргызстан: энциклопедия. Бишкек, 2001; Массон В. М. Изучение древнего и средневекового Кыргызстана. Бишкек, 1998; Мокрынин В. П., Плоских В. М. Иссык-Куль: затонувшие города. Фрунзе, 1988; Нусов В. Е. Архитектура Киргизии с древнейших времен до наших дней. Фрунзе, 1971; Петров К. И. Очерк происхождения киргизского народа. Фрунзе, 1963; Писатели Советского Киргизстана: справочник / Под ред. К. Ботоярова, Р. Момунбаевой, Б. Рыспаева и др. Фрунзе, 1989; Плоских В. М. Первые киргизско-русские посольские связи (1784—1827 гг.). Фрунзе, 1970; Погорельский П., Батраков В. Экономика кочевого аула Киргизстана. М., 1930; Сахаров М. Г. Оседание кочевых и полукочевых хозяйств Киргизии. М., 1936; Сборник материалов празднования добровольного вхождения Киргизии в состав России. Фрунзе, 1964; Труды Киргизской археолого-этнографической экспедиции. Т. 1—5. М.–Фрунзе, 1956—1968; Усенбаев К. У. Восстание 1916 в Киргизии. Фрунзе, 1967; Его же. Присоединение южной Киргизии к России. Фрунзе, 1961; Фиельструп Ф. Из обрядовой жизни киргизов начала XX в. М., 2002; Шерстобитов В. П. Новая экономическая политика в Киргизии (1921—1925). Фрунзе, 1964; Abazov R. Historical Dictionary of Kyrgyzstan. Lanham (Ml)–Oxford, 2004; Kyrgyzstan: Social Protection in a Reforming Economy. Washington, 1993; Reinecke G. Politische Entwicklung im nachsowjetischen Mittelasien: Demokratisierung in Kirgistan. Köln, 1995; Saray M. Kirgiz Turkleri tarihi. Istanbul, 1993; Shahrani N. The Kirgiz and Wakhi of Afghanistan: Adaptation to Closed Frotiers. Seattle, 1979; Tchoroev T. Historiography of post-Soviet Kyrgyzstan // International Journal of Middle East Studies. XXXIV/2 (May 2002). P. 351—375.

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты