КУВЕЙТ (ГОСУДАРСТВО КУВЕЙТ) - II

0 комментариев

Часть 2 - Кувейт с серед. ХХ в.

Вторая мировая война приостановила все буровые работы, а британские гарнизоны усиливались на случай возможного нападения из Ирака, где создалась угроза прогерманского путча: хотя в июне 1941 Великобритания разместила в обеих странах крупный воинский контингент, к февралю 1942 вермахт разрабатывал специальную директиву, предусматривавшую оккупацию нефтеносных районов Ближнего Востока. В том же году две нейтральные зоны — между К. и Королевством Саудовская Аравия (КСА) и между КСА и Ираком — были административно объединены. Тогда же К. учредил свой первый банк, но сокращение транзитной торговли под влиянием мировой войны усугубило экономические трудности эмирата, где начался голод. На этом фоне продолжались преследования младокувейтских кружков.

1946—1982 стали для К. «золотым веком». Начало и стремительный рост добычи нефти сразу по завершении мировой войны (1946 — 800 тыс. т, 1964 — 115 млн т) принес с собой быстрое экономическое развитие и формирование пролетариата, наиболее организованная часть которого — нефтяники (60 % самодеятельного населения) провела первую всеобщую забастовку рабочих КОК уже в 1948. После смерти Ахмада Ааль Сабаха в январе 1950 его кузен (сын шайха Салима) и наследник Абдаллах перед лицом активизировавшейся оппозиции принял масштабную программу общественных работ для внедрения современных жизненных стандартов, разработанную британскими советниками (строительство современной сети автодорог, аэропорта, электростанций и опреснительных предприятий).

Стачечная волна 1950—1952 в нефтяной промышленности вынудила власти обещать, помимо социальных реформ и повышения жизненного уровня, предпринять меры по ликвидации протектората. В 1951 шайхство обзавелось собственной службой радиовещания. По соглашению с КОК с начала 1952 увеличились (до 50 % доходов компании) концессионные платежи К., который превратился в крупнейшего экспортера нефти в Заливе. Все это происходило на фоне Июльской революции 1952 в Египте и политико-экономического кризиса в Иране1951—1953, когда национализация промыслов Англо-Иранской (бывшей Англо-Персидской) нефтяной компании кабинетом М. Мосаддека косвенно способствовала тому, что западные потребители обратились за «черным золотом» к лояльному К. Сюда устремился поток неквалифицированной и низкоквалифицированной рабочей силы не только из Ирана, но и из Индии, Пакистана и Египта, а позднее — с оккупированных Израилем палестинских территорий, что на десятилетия вперед втянуло эмират в фарватер арабо-израильского противостояния.

В ноябре 1956 демонстрациями и митингами против англо-франко-израильской агрессии в Египте кувейтцы обозначили свои симпатии к режиму Г. А. Насера. Они неуклонно росли здесь и в дальнейшем, когда сложились преимущественно подпольные организации арабских националистов, поддерживавших тесные связи с палестинцами. В 1960 княжество, еще даже не являвшееся формально независимым, стало, наряду с Ираном, Ираком, КСА и Венесуэлой, одним из членов-основателей ОПЕК, окончательно уладив все противоречия с Эр-Риядом, с которым оно договорилось о половинном разделе доходов от нефтедобычи на территории нейтральной зоны — как на суше, так и в прибрежных водах.

Независимый К. (1960—2010-е). В июне 1961 британское и кувейтское правительства, обменявшись дипломатическими нотами, объявили об аннулировании договора 1899 и о независимости К. Главой кабинета министров был назначен Джабир аль-Ахмад Ааль Сабах. В качестве денежной единицы рупию Персидского залива, эмитировавшуюся Центральным банком Индии, сменил динар.

А.-К. Касем сразу же объявил о суверенитете Ирака над Кувейтом, исходя из того, что до установления протектората тот считался казой в составе Басрского вилайета, большая часть которого вошла в состав независимого Ирака. Угроза Касема, которого первоначально поддержал СССР, ввести в К. войска побудила новорожденный эмират обратиться за помощью к Великобритании и КСА. В июле, одновременно с вступлением в Лигу арабских государств (ЛАГ), под предлогом переброски иракских войск на кувейтскую границу, здесь высадилось 6 тыс. британских и саудовских солдат, которых в сентябре сменили подразделения сирийской и тунисской армий, а в августе следующего года, по требованию ЛАГ и Совета Безопасности ООН, — суданский, иорданский и египетский контингенты.

Законодательную базу кувейтской государственности, в том числе Конституцию ноября 1962, разработали приглашенные египетские юристы. Личность эмира, облеченного широкими полномочиями в законодательной и исполнительной сфере, провозглашалась неприкосновенной. Тем не менее, в январе 1963 произошел беспрецедентный для Залива парламентский эксперимент: состоялись первые выборы в Национальное собрание К. (50 мест). В феврале свержение Касема положило начало нормализации иракско-кувейтских отношений, что позволило вскоре эвакуировать «силы безопасности» ЛАГ. В марте К. установил дипломатические контакты с СССР, который ранее препятствовал его вступлению в ООН, и в августе даже подписал Московский договор о частичном запрещении испытаний ядерного оружия. В октябре Багдад признал Эль-Кувейт равноправным партнером с нерушимыми границами. Сохранялись устойчивые связи между К. и Великобританией: уже в начале 1960-х кувейтская знать вложила свыше 300 млн фунтов стерлингов в британские банки (для сравнения: на 1963, когда новый премьер, Сабах ас-Салим Ааль Сабах, учредил консультативный комитет для выработки рекомендаций правительству по размещению капиталовложений в Азии и Африке, общая сумма займов и кредитов К. арабским странам — Ираку, Иордании, Ливану, Алжиру и другим — составила порядка 110 млн фунтов стерлингов).

Деятельность партий находилась под запретом, но существовало достаточно активное женское движение, а среди исламских организаций особо выделялось Общество социальных реформ, созданное местными приверженцами «Братьев-мусульман». К середине 1960-х в Национальном собрании усилились позиции оппозиционного Движения арабских националистов (ДАН) во главе с Ахмадом аль-Хатибом. Впоследствии зазвучали и голоса с призывами национализировать нефтяные месторождения.

В 1965 шайх Сабах ас-Салим Ааль Сабах взошел на престол и вновь назначил премьером шайха Джабира аль-Ахмада. Последний в июле заключил с КСА новый пограничный договор о разделе нейтральной зоны к югу от К. Уже через год, под давлением оппозиции, Джабир аль-Ахмад провел ряд реформ (сокращена сумма, предусмотренная государственным бюджетом на личные расходы эмира и на содержание его двора, разработан план экономического развития, введено бесплатное обучение в школах и др.).

Стремительный рост доходов от нефтедобычи с 1960-х (в 1970, после частичной национализации КОК и прекращения диктата со стороны «Галф ойл» и «Бритиш петролеум», преемницы Англо-Иранской нефтяной компании, свыше 800 млн долл. США, в 1971 — свыше 1 млрд долл.; в 1972 — свыше 1,5 млрд долл.) способствовал превращению некогда пустынного княжества в важнейший центр научно-технической революции на Среднем Востоке. В 1965—1980 К. выступил пионером в регионе по диверсификации применения средств, полученных от нефтеэкспорта. Громадные суммы направлялись на развитие хозяйства и социальной сферы внутри страны и инвестиции в западные экономики. В феврале 1965 К. подписал соглашение об экономическом и техническом, а в марте 1967 — о культурном сотрудничестве с СССР. В 1967 образовалась Федерация профсоюзов К. (входит в ВФП).

Пресса К. считалась самой свободной на арабском Востоке, со всех уголков которого (прежде всего из Ирака) сюда эмигрировали представители творческой интеллигенции и свободных профессий. С точки зрения гуманитарных дисциплин, либеральная атмосфера в эмирате обусловила подъем интеллектуальной публицистики и литературной критики (журнал «Аль-Араби», с 1958). Уже в 1961 начало вещание национальное телевидение.

С начала 1960-х в К. действовали радикальные панарабские группировки, чья активность усиливалась по мере иммиграции палестинцев. Хотя впоследствии многие из них попали под запрет, К. предоставлял через Фонд экономического развития арабских стран (с 1964) и другие организации займы и кредитные ассигнования в сотни миллионов долларов. Он не только поддержал Египет, Сирию и Иорданию в Шестидневной войне, но и, на основе решения Хартумской конференции глав арабских государств (август — сентябрь 1967), взялся ежегодно перечислять Каиру и Амману по нескольку десятков миллионов долларов на реконструкцию. С самого начала войны шайх Сабах ас-Салим объявил о прекращении нефтяных поставок в Великобританию и США, но отношений с ними не разорвал. Как в июне 1967, так и в октябре 1973 княжество как член ОПЕК приняло участие в нефтяных эмбарго против государств, оказывавших поддержку Израилю, и активно способствовало ликвидации военно-политических и экономических последствий арабо-израильских войн. Эмирата достигли и отголоски создания Организации освобождения Палестины (ООП) в 1968.

Несмотря на заявленную Эль-Кувейтом линию на активное сотрудничество со всеми членами ЛАГ, пограничные столкновения с иракскими вооруженными силами (ВС), периодически захватывавшими те или иные участки эмирата, возобновлялись в 1966 и 1969. Поэтому главную ставку он сделал на сближение с Ливией и КСА, вместе с которыми в 1968 объявил о создании Организации арабских стран-экспортеров нефти (ОАПЕК), а после «Черного сентября» 1970 прекратил помощь иорданцам. По истечении в 1971 срока действия оборонительного англо-кувейтского пакта эмират следовал политике позитивного нейтралитета, официально поддержав требование о выводе британских ВС из зоны Залива и деятельно участвуя в переговорах по созданию Объединенных Арабских Эмиратов и отмене протектората над Катаром и Бахрейном.

В Национальном собрании 1971 15 (из 50) мест получило ДАН, выступавшее за социальные преобразования, ограничение деятельности иностранных компаний, сближение с другими арабскими странами. В ноябре 1972 в Эль-Кувейте прошла конференция министров иностранных дел и обороны арабских государств. В 1973 иракская угроза (Багдад явочным порядком «вернул себе» районы, переданные К. Великобританией в годы Первой мировой войны) побудила эмират ввести всеобщую воинскую повинность.

В декабре 1972 К. вместе с соседями по Персидскому заливу подписал Генеральное соглашение с 10 западными компаниями, по которому он к 1975 выкупил 25 % (а к 1982 — 51 %) стоимости всех нефтяных предприятий, сооружений и нефтепроводов, расположенных на его территории, что значительно увеличило его доходы. После отмены 2-го нефтяного эмбарго, совпавшего по времени с очередным мировым экономическим кризисом, на Вашингтонском саммите в марте 1974, К. только увеличил объемы добычи. К этому времени 60 % нефтяной промышленности было национализировано в рамках государственной «Кувейт Петролеум Корпорейшн» (Q8) (оставшиеся 40 % распределялись поровну между «Бритиш петролеум» и «Галф ойл»), а добыча нефти ограничена с целью сохранения ее запасов.

Начиная с 1970-х К. вышел в лидеры арабского мира по показателям индекса человеческого развития, а его инвестиционное управление стало первым в мире суверенным финансовым фондом. Хотя он смог обеспечить своим подданным высокий уровень жизни, вся власть и ресурсы контролировались членами правящего семейства и их союзниками, а некоторые социальные программы распространялись только на коренных кувейтцев. Экономические успехи эмирата благоприятствовали массовой иммиграции, и уже в это десятилетие большинство населения составляли выходцы из других стран — арабских (Египта, Иордании, Палестины) и мусульманских (Ирана, Пакистана, Бангладеш), которым подданство доставалось с большим трудом.

В связи с напряженностью, вызванной Гражданской войной в Ливане 1975—1990, эмир в августе 1976 специальным указом распустил Национальное собрание и приостановил действие некоторых статей конституции, что вызвало массовые протесты и радикализацию исламской оппозиции. В том же году заработало Кувейтское информационное агентство. В 1977 действие Основного закона было полностью приостановлено, а очередное столкновение с Ираком повлекло перезаключение пограничного соглашения. В декабре этого года эмиром стал шайх Джабир аль-Ахмад Ааль Сабах, а правительство возглавил наследный принц Сад аль-Абдаллах. После Исламской революции 1978—1979 в Ираневласти, обеспокоенные размахом антиправительственной агитации, приняли решение восстановить функционирование Национального собрания.

Выборы в феврале 1981, на которых одержали победу лоялистски настроенные консерваторы, почти совпали со вступлением страны в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). В обстановке растущей напряженности К. отказался от нейтралитета, которого первоначально придерживался в Ирано-иракской войне 1980—1988, после того как в октябре иранская военная авиация начала налеты на его территорию и периодические обстрелы его танкеров. Это, вместе с крахом фондовой биржи «Сук аль-Манах» в 1982 и последовавшим падением цен на нефть, положило конец научно-технологическому прорыву К. Невзирая на то, что к 1982—1983 бюджетный дефицит достиг 100 млн долларов и был ликвидирован только за счет иностранных инвестиций, он, как и другие эмираты Залива, опасавшиеся «экспорта исламской революции», оказывал материальную, а затем и военную помощь Ираку.

Реакция не заставила себя долго ждать. В 1983 прогремела череда из 6 взрывов у кувейтских ведомств (5 человек погибло), ответственность за которые взяла на себя шиитская (иракская, но проиранская) партия «Дава», якобы в отместку за поддержку княжеством багдадского режима. За этим последовал угон нескольких бортов «Кувейтских авиалиний», а в 1985 — покушение иранских агентов на шайха Джабира аль-Ахмада. После роспуска в 1986 Национального собрания начались массовые высылки иностранцев. Боевые действия препятствовали бесперебойной доставке «черного золота», что привело к тому, что с 1987 нефтеналивные суда К. стали ходить под флагами США. В сентябре этого года иранцы обстреляли кувейтскую территорию китайскими ракетами «Шелкопряд» класса «земля — море».

В апреле 1988 ливанские террористы, с огнестрельным оружием и взрывчаткой, угнали Боинг-747 «Кувейтских авиалиний» (№ 422), совершавший рейс Бангкок — Эль-Кувейт со 112 пассажирами на борту, в том числе тремя представителями семьи Ааль Сабах. Они заставили его совершить посадку в Мешхеде, где, потребовав освобождения задержанных в К. 17 шиитских партизан, убили первого из пассажиров — иорданца; при дальнейших приземлениях — в Ларнаке и Алжире — также уничтожали по заложнику (в обоих случаях — кувейтцы). После того как К. отверг выдвинутые террористами требования, угонщики выговорили себе право беспрепятственно покинуть алжирский аэропорт, и двухнедельному инциденту был положен конец.

Перебои в нефтяных поставках из двух воюющих стран-соседей и увеличение темпов добычи позволили эмирату выровнять свои экономические показатели после кризиса начала 1980-х, но вскоре возобновились иракско-кувейтские противоречия. Они наметились еще в 1987, а вскоре после окончания боевых действий между Ираном и Ираком С. Хусейн потребовал у К. списать его стране долг в 65 млрд долларов (по оценке кувейтской стороны — 80 млрд), но получил отказ. Более того, в развернувшейся гонке между двумя нефтедобывающими гигантами кувейтский нефтеэкспорт вырос на 40 %, и Багдад обвинил Эль-Кувейт в том, что тот, под давлением Великобритании, удерживает нефтяные цены на демпинговом уровне, мешая восстановлению Ирака после войны.

Последствия Кувейтского кризиса 1990—1991, несмотря на огромные гуманитарные и технические потери и настоящий демографический переворот в стране (после высылки проявивших «нелояльность» мигрантов), были сравнительно быстро ликвидированы. Расширение американского присутствия на территории К., размещение снаряжения армейской бригады и базирование ВВС США и других союзников демонстрировало, что К. превратился в самого активного сторонника политики сдерживания Ирака. Процесс реконструкции разрушенного хозяйства тормозило падение мировых цен на нефть, экспорт которой возобновился в июле 1991: доходы от него в 1993 превысили довоенный уровень, а к 1994 нефтеперерабатывающая отрасль практически полностью восстановилась. В том же году Ирак вновь, на сей раз окончательно, признал независимость К. Однако конец эпохи «большой нефти» и резкий рост расходов на оборону поставили многие перспективы развития К. под вопрос. Вместе с тем, в политической жизни Национальное собрание, при всей ограниченности своей роли и полномочий, все же стало силой, способной заставить правящее семейство с собой считаться.

Первые послевоенные выборы в Национальное собрание, к которым было допущено 13 % подданных, состоялись в 1992. Кампания 1996 подтвердила преобладание в парламенте «Блока народного действия» во главе с Ахмадом Абд аль-Азизом ас-Садуном, занимавшим пост спикера на протяжении 7 предыдущих созывов (с 1985). Однако выборы 1999 положили конец его бессменному руководству, и кресло председателя Собрания занял Джасим аль-Харафи.

Большое внимание в начале 1990-х уделялось борьбе с финансовыми злоупотреблениями. В январе 1993 закон обязал все государственные компании и инвестиционные организации проводить свои счета через единую аудиторскую компанию, подотчетную парламентской комиссии. Национальное собрание добилось также права контроля над оборонными контрактами и использованием средств из общественных фондов. В 1998 новое падение цен на нефть поставило правительство перед необходимостью экономических преобразований, в том числе приватизации предприятий нефтяной промышленности. На рубеже тысячелетий в страну активно привлекались дополнительные инвестиции из-за рубежа.

Военный бюджет К. на 2000/2001 составил 8,7 % ВВП. В марте 2003 эмират послужил плацдармом для американского вторжения в Ирак, предоставив свою территорию для развертывания сил коалиции, а в декабре 2004 присоединился к Стамбульской инициативе сотрудничества, предусматривавшей усиление присутствия НАТО в Заливе. Тем не менее, политическая нестабильность (череда правительственных кризисов 2006—2013) и инфляция (достигшая пика в 2007) препятствовали успешной диверсификации экономики К.: доля нефтяных доходов в бюджетных поступлениях выросла за 2001—2013 с 85 до 95 %.

С начала III тысячелетия К., на фоне продолжающегося (правда, более скромного, чем в 1960-е — 1970-е) нефтяного процветания, переживает внутренний кризис, характер которого не имеет аналогов среди его соседей по Заливу. Довольно оживленная и конфликтная парламентская жизнь отражает непростые отношения местной элиты с царствующим домом, члены которого исторически воспринимались ей как «первые среди равных».

В январе 2006 77-летний эмир Джабир скончался. 75-летний наследный принц и премьер Сад аль-Абдаллах уже имел опыт управления государством в качестве регента (2001—2002), но Национальное собрание приняло подтвержденное заключением медицинской комиссии решение об отказе ему в праве на престол ввиду плохого состояния здоровья, и эмирский сан достался его ровеснику, Сабаху аль-Ахмаду, который уже с 2003 возглавлял правительство. Тот сразу же назначил премьер-министром своего племянника, Насира аль-Мухаммада, который тогда же, в 2006, обнародовал план приватизации. В мае кризис обострился, после того как Национальное собрание потребовало от премьера отчета о работе его кабинета (процедура, оговоренная конституцией, но ранее не практиковавшаяся), после чего было в очередной раз распущено, а в июне прошли новые выборы. В октябре 2007 премьер Насир аль-Мухаммад реорганизовал правительство, разделив министерства обороны и внутренних дел.

В марте 2008 Сабах аль-Ахмад опять распустил Национальное собрание и принял отставку правительства, сохранив пост только за шайхом Насиром. После внеочередных выборов в мае спикером вновь стал (как и в 2003 и 2006) Дж. аль-Харафи, хотя состав парламента, по сравнению с 2006, существенно изменился. Исламисты-сунниты (21/50) обошли по количеству мест даже традиционно доминирующих независимых (17/50), потеснив либералов (7/50), но позиции коалиции шиитов с крупнейшей центристской партией «Блок народного действия» остались прежними (9/50). К. предоставил право голоса женской половине своих подданных, которые приняли участие в парламентских выборах в мае, хотя по их итогам состав Национального собрания оказался исключительно мужским. В ноябре очередной кабинет Насира аль-Мухаммада пал, но в декабре эмир переназначил его премьером.

В феврале 2008 в рамках Российско-арабского делового совета был образован Российско-кувейтский деловой совет, нацеленный на расширение сотрудничества в торгово-экономической и инвестиционной сферах; были налажены и контакты по парламентской линии. В мае — ноябре, при посредничестве Великобритании, прошло разграничение территориальных вод К. с Ираком, зафиксированное в Хор-Абдаллахских протоколах, причем в июле К. (впервые после 1990) направил своего посла в Багдад (иракского постоянного представителя он принял только в марте 2010). В декабре 2008 — январе 2009 очередной виток напряженности в секторе Газа ознаменовался антиизраильскими демонстрациями под руководством депутатов Национального собрания экс-спикера А. А.-А. ас-Садуна, Марзука А. аль-Ганима и других.

В марте 2009, после того как депутаты от партии ХАДАС (Исламское конституционное движение — кувейтский филиал «Братьев-мусульман») потребовали вызова главы правительства в парламент, кабинет вновь ушел в отставку, но в мае Сабах аль-Ахмад в 6-й раз подряд предложил Насиру возглавить исполнительную власть. Тогда же (при явке 60 %) было сформировано новое Национальное собрание, где, при преобладании независимых (20/50), видное место, за счет суннитов-исламистов (11/50), заняли шиитские (9/50) и либерально-националистические (8/50) партии, оттеснившие на задний план «Блок народного действия». Были избраны и 4 женщины-депутата (8 % общего состава). В декабре парламентская оппозиция объявила об отказе от сотрудничества с действующим премьером из-за повторных обвинений в коррупции в его адрес (присвоение казенных средств для участия в выборах 2008).

В январе 2011 вотум недоверия, вынесенный Насиру, провалился. В марте Национальное собрание вновь обвинило его в нарушении конституции и растратах и было распущено, а в апреле ситуация зашла в тупик, и кабинет министров подал в отставку. В ноябре прошли беспрецедентные по масштабу протесты в столице. Парламентская оппозиция бойкотировала заседание Национального собрания, а демонстранты, требовавшие отставки премьера, ворвались в его здание, но были разогнаны полицией, которая арестовала 45 человек. Многотысячные демонстрации c требованиями освободить арестованных и привлечь к уголовной ответственности коррупционеров из правительства привели к тому, что свои посты покинули все члены кабинета министров, за исключением самого председателя — Насира аль-Мухаммада. В декабре эмир, распустив Национальное собрание, все же назначил нового премьера — Джабира аль-Мубарака.

На волне уличных протестов в преддверии очередных выборов оппозиция обвиняла правительство во вмешательстве в избирательный процесс с целью обеспечить себе лояльный парламент после отказа аль-Харафи от участия в избирательной кампании. На досрочных парламентских выборах в январе 2012 (явка 59 %), при относительном большинстве (19/50) независимых (в том числе 10/50 — от племен, блокировавшихся с исламистами), расширили свое представительство исламисты-сунниты (13/50), «Блок народного действия» (11/50) и либералы (9/50). На пост спикера, после многолетнего перерыва, вернулся А. ас-Садун.

В октябре, когда, после многомесячной политической стагнации, Сабах аль-Ахмад распустил и этот созыв Национального собрания, исламисты вывели своих сторонников на демонстрации против нового закона о выборах как антиконституционного. Другие оппозиционеры также в массовом порядке бойкотировали назначенные на декабрь следующие досрочные выборы. Рекордно низкая явка (43 %) подорвала легитимность нового Национального собрания, в котором представители шиитских партий — «Национальное исламское объединение» и «Объединение за справедливость и мир» — впервые завоевали около 1/3 мест (17/50), увеличив свое представительство более чем вдвое. В Национальное собрание вошли также три женщины.

В июне 2013 Конституционный суд в очередной раз распустил Национальное собрание и издал декрет о новых выборах, которые состоялись в июле. Несмотря на призывы к бойкоту со стороны оппозиции, явка составила 53 %, и, при абсолютном большинстве (36/50) независимых депутатов (от суннитской и шиитской общин), в ущерб «Блоку народного действия», большинство получили светски ориентированные либералы во главе с «Национально-демократическим объединением» (9/50) и исламисты-сунниты (3/50); 2 места заняли женщины. На посту спикера ас-Садуна сменил аль-Ганим. В июне 2015 крупнейший в истории страны взрыв, устроенный террористом-самоубийцей в шиитской мечети Эль-Кувейта, привел к гибели почти 30 человек и оставил более 220 пострадавших.

Все 2010-е прошли для К. под знаком бурных волнений, вынуждавших семейство Ааль Сабах считаться с формально беспартийной законодательной властью, куда, что весьма показательно, допущены представители шиитских организаций, которые во всех других странах Залива пребывают под запретом как «агентура Ирана». Это говорит о сравнительно большей зрелости космополитической, но имеющей собственные традиции кувейтской элиты и ее готовности кооптировать в свои ряды самые разные влиятельные группы.

Лит.: Бодянский В. Л.Современный Кувейт. Справочник. М., 1971; Государство Кувейт: Справочник. М., 1990; Исаев В. А., Филоник А. О., Шагаль В. Э. Кувейт и кувейтцы в современном мире. М., 2003; Кувейт. СПб., 2000; Кувейт: социальное развитие. Руководство, планирование, участие народа и гуманистические ориентиры. М., 1997; Мелкумян Е. С. Кувейт в 60—80-е гг. Социально-экономические процессы и внешняя политика. М., 1989; Его же. Новейшая история Кувейта. М., 2011; Михин В. Л. Кувейт. М., 1984; Al-Ebraheem H. A. Kuwait: A Political Study. Kuwait, 1975; Al-Hijji Y. Y. Kuwait and the Sea: A Brief Social and Economic History. London, 2010; Casey M. S. The History of Kuwait. Westport, 2007; History of Eastern Arabia, 1750—1800: The Rise and Development of Bahrain and Kuwait / Ed. by A. M. Abu-Hakima. Bahrain, 1965; Lauterpacht E., Greenwood C. J., Weller M. The Kuwait Crisis: Basic Documents. Cambridge, 1991; Mansfield P.Kuwait: Vanguard of the Gulf. London, 1990; Panaspornprasit Ch. US-Kuwaiti Relations, 1961—1992: An Uneasy Relationship. Abingdon, 2005; Sagher M. A. The Impact of Economic Activities on the Social and Political Structures of Kuwait (1896—1946). Durham, 2004 (Ph.D. Diss.); Selvik K. Elite Rivalry in a Semi-Democracy: The Kuwaiti Press Scene // Middle Eastern Studies. XLVII (2011). № 3. P. 477—496; Stories of Democracy: Politics and Society in Contemporary Kuwait / Ed. by M. A. Tétreault. New York, 2000; Tétreault M. A. The Kuwait Petroleum Corporation and the Economics of the New World Order. Westport–London, 1995; The Modern History of Kuwait: 1750—1965 / Ed. by A. M. Abu-Hakima. London, 1983.

238-1.jpg
Логотип «Кувейт ойл компани»
238-2.jpg
Учебные стрельбы на военной базе США в Кувейте. 2007
238-3.jpg
Эмир Сабах аль-Ахмад. 2009
238-4.jpg
Здание Национального собрания Кувейта
Смежные статьи

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты