КУВЕЙТ (ГОСУДАРСТВО КУВЕЙТ) - I

0 комментариев

Часть 1 - Кувейт до Второй мировой войны. Список литературы - см. во второй части.

Кувейт (Государство Кувейт) — государство в Юго-Зап. Азии.

Площадь — 17,8 тыс. кв. км. Численность населения — 4,2 млн человек (2016); 30 % — кувейтские арабы (потомки тех, кто поселился на территории К. до 1920); 13 % — выходцы в 1-м или 2-м поколении из других арабских стран (прежде всего из Египта, Ливана, Ирака, Палестины, Йемена); остальные — эмигранты из Ирана, Пакистана и Индии, а также Филиппини прочих государств Юго-Вост. Азии (этнические курды, персы, армяне, малаяли, панджабцы и другие). Государственный язык — арабский; разговорный — сиро-месопотамские диалекты, широко распространен английский. Официальная религия — ислам, который исповедует 85 % населения (60—65 % — приверженцы суннизма мазхабов маликитов и ханбалитов, 35—40 % — приверженцы шиизма течения имамитов); среди остальных 12 % приходится на долю христианства(прежде всего католицизма), 3 % — на долю индуизма, буддизма, сикхизма, бахаизма и зороастризма. Столица — Эль-Кувейт; крупнейшие города — Мина-эль-Ахмади, Хавалли, Джалиб-эш-Шуюх, Эс-Салимийя, Эль-Фухайхиль. Административное деление — 6 провинций-мухафаз.

К. до конца XVIII в. Небольшой участок малопригодной для обработки земли на изменчивых берегах Персидского залива и в низовьях Тигра и Евфрата весьма выгодно расположен на сухопутных и морских путях, связывавших Аравию с Ираном, Месопотамией и Индией, и относительно равноудален от основных военно-политических центров Ближнего Востока. Его крупнейший остров, Файлака, в III—I тысячелетиях до н. э. служил торговым перекрестком Шумера и Индской цивилизации и видел на своих берегах фактории купцов Аккада. Греческая колония существовала на Файлаке, по-видимому, еще при Ахеменидах в VI—V вв. до н. э., но в античной литературе ее впервые упоминает Арриан в «Анабасисе Александра» как «остров Икара». С конца IV в. до н. э. укрепленное поселение-клерухия вокруг храма Артемиды и порт на острове служили оплотом владычества Селевкидов, чью администрацию в III—II вв. до н. э. вытеснили арабские племена. Созданное ими княжество Харакена, со столицей в Спасину-Хараксе, простиралось на весь северо-восток Аравийского п-ова и с рубежа II—I вв. до н. э. признавало верховенство Парфии.

В начале III — начале VII в. нижнее Двуречье подчинялось Сасанидам: сюда упиралась цепь оборонительных сооружений, протянувшаяся в IV—V вв. от среднего Приевфратья, для защиты от набегов арабов, которые, тем не менее, к VI в. почти полностью освоили область, получившую от них название Хаджар. В 630-е Хаджар, или, как ее отныне именовали, Казима, подчинилась Халифату: при Омейядах и Аббасидах ее гавань была удобнее и доступнее из открытого моря, нежели Басра. В XIII—XV вв. шайхи приморских округов Месопотамии, известных тогда как Курайн, формально признавали власть Чингисидов, но с XIV в. сюда двинулись из Неджда мударитские (кайситы) племена бану-хаджар, бану-мутайр и бану-каб.

Наивысшего могущества к концу XV в. достигли бану-халид из конфедерации анайза, чьи эмиры в следующем столетии успешно лавировали между Османской империей и Португалией. Род Ааль Хамид, правивший из Курайна всей Эль-Хасой, формально признал османское верховенство, что помогало ему отстаивать свои прерогативы перед лицом как Сефевидов, так и Англии и Нидерландов, которые в начале XVII в. вытеснили португальцев. Восстановление прямого управления из Стамбула в середине XVII в. оказалось недолговременным: халид вновь возобладали здесь при шайхах из Ааль Хамид — Барраке ибн Гурайре (1669—1682) и Садуне ибн Мухаммаде (1691—1722) — и фактически обособились от Порты около 1672.

Тем временем, племенной состав населения на побережье между р. Шатт-эль-Араб и Катаром постепенно менялся, по мере того как сюда, после засух и эпизоотий XVI в., продвигались со своей недждийской прародины новые конфедерации. Так, племя бану-утба, из той же конфедерации анайза, перекочевало в Эль-Хасу, а оттуда перебралось к Эль-Фурайхе, на Катарском п-ове, где встало под покровительство халидийских эмиров из дома Ааль Мусаллам и встроилось в местный хозяйственный уклад, занявшись ловлей рыбы и жемчуга и морскими перевозками. Однако вскоре оно вступило в соперничество со старожилами и со своими покровителями и под их давлением в 1670-е переправилось морем на северо-запад.

Около 1701 бану-утба, с соизволения османского вали, осели возле Басры, а затем спустились к Курайну, где разделились на несколько ветвей, одна из которых, под предводительством родов Ааль Сабах, Ааль Халифа и Ааль Джалахима, обосновалась в окрестностях Умм-Касра. Их пиратские вылазки и разбойничьи набеги привели к тому, что в начале XVIII в. османцы выдавили их на юг, к Эс-Сабийе, откуда они и переместились в К., в конце правления Садуна Ааль Хамида. Ок. 1716 Ааль Сабах получили от него Курайн в качестве пожалования, а Ааль Халифа и, через несколько лет, Ааль Джалахима двинулись на юго-восток и только в 1766 остановились уже в катарской Эз-Зубаре.

Около 1752, пользуясь ослаблением халид в противостоянии с приверженцами ваххабизма, Ааль Сабах завладели Эль-Кувейтом и в 1756 избрали вождем Абу Абдаллаха Сабаха ибн Джабира, который и считается основоположником кувейтской государственности. Его сын Абдаллах (1758—1814) к 1760—1762 объединил все племена Курайна (Grane, как именовали эти края европейцы). Ааль Сабах успешно подвизались и в качестве купцов. Их отличие от других владетельских домов Залива, в основном промышлявших пиратством или грабительским поборами, заключалось в предпочтении «мягкой силе» и общей дружественности Великобритании(впервые отмеченной уже около 1770). В конце XVIII в. кувейтцы славились как одни из самых искусных корабелов в Заливе и даже значительной части Аравийского моря. Их суда бороздили всю западную половину Индийского океана — от Южн. Азии до Вост. Африки.

К. в колониальную эпоху (XIX — середина XX в.). С ослаблением Порты в 1760-х на аравийское побережье Залива проникла английская Ост-Индская компания (ОИК), которая в 1777 заручилась благосклонностью шайха Абдаллаха, а в 1793, из-за конфликта с Портой, перенесла свою басрийскую факторию в Эль-Кувейт, чтобы монополизировать торговлю в этом уголке Персидского залива, но уже через два года вернула ее на прежнее место, во многом потому, что К. стали угрожать ополчения Саудидов. Однако им нанесла решительный удар армия Мухаммада Али, в 1817—1819 завоевавшая Неджд и Эль-Хасу.

Некоторое время наследник Абдаллаха ибн Сабаха, Джабир (1814—1859), правил, очевидно, под эгидой египетской военной администрации. В 1826 его флотилия пришла на помощь Басре, осажденной окрестными племенами. В 1831 население шайхства оценивалось в 4 тыс. человек, а в 1836 здесь отмечалось присутствие чиновников-египтян. Ввиду того, что эль-кувейтский порт, очевидно, использовался войсками Мухаммада Али, британцы в 1839 провели рекогносцировку на Файлаке, с замыслом обустроить там базу своего флота, но после эвакуации египетских сил в следующем году оставили эти планы.

Примечательно, что договоры о прекращении пиратства и борьбе против работорговли, навязанные Лондоном другим владетелям Залива, не касались Джабира ибн Абдаллаха: корсаров он не привечал, а в том, что касается торга невольниками, на княжество формально распространялось османское законодательство, запретившее его уже в 1830-е. С шайхом Джабиром в 1841 было заключено особое соглашение о безопасности на море.

С середины XIX в. западные промышленники и финансисты выдвигали идею о проведении железнодорожной линии от Средиземного моря до Персидского залива, но прокладка Суэцкого канала, завершившаяся к 1869, заставила отложить эти проекты в долгий ящик. При сыне Джабира, Сабахе (1859—1866), К. процветал, обслуживая, в том числе, внешнюю торговлю эмирата Джебель-Шаммар в Сев. Аравии, откуда, для дальнейшего сбыта в Индию, пригонялись табуны породистых скакунов. В 1870-е влияние Стамбула в Аравии временно укрепилось: в 1871 вторжение султанских войск в К. провалилось благодаря вмешательству Лондона, но в 1875 сын шайха Сабаха, Абдаллах (1866—1892), все же формально получил пост управителя-каиммакама казы (уезда) Басрского вилайета. На транспортах кувейтцев османские регулярные подразделения перебрасывались в Эль-Хасу и на Катар.

При брате шайха Абдаллаха Мухаммаде (1892—1896) англо-индийское правительство и его клиенты из туземного купечества все чаще присылали своих агентов. Под контроль негоциантов-индийцев перешла и ловля жемчуга. Личные капиталы шайха помещались в банки Бомбея, а его зять и фактический правитель княжества Юсуф Ибрахим считался ставленником Стамбула.

Попытки шайха Мухаммада лавировать между двумя державами стоили ему жизни. После его гибели в мае 1896 ему наследовал сводный брат (и, предположительно, организатор убийства) — Мубарак Старший (аль-Кабир, нередко переводится как «Великий»). Чтобы укрепить свой авторитет среди Ааль Сабах и примирить британские и османские интересы, он в 1897, подняв султанское знамя над своей резиденцией, признал верховную власть Порты как каиммакам. Поначалу шайх Мубарак выступил как противник британцев, а те сделали ставку на бежавшего в Индию Юсуфа Ибрахима, но скоро уяснили, что с легкостью устранить нового кувейтского правителя не удастся.

Обстановку резко обострил конфликт интересов Германской и Британской империй. Первая добилась от султана Абдул-Хамида II предоставления Дойче Банку предварительной концессии на завершение Багдадской железной дороги, конечным пунктом которой планировалось кувейтское побережье. Вторая жаждала обустроить в Кувейтской бухте военно-морскую базу. В 1898 специальная миссия генерального консула Германии в Стамбуле Штемриха добивалась уступки части кувейтской территории под железнодорожные объекты. С собственным концессионным проектом строительства железной дороги из К. к Средиземноморью выступил и российский негоциант граф Капнист.

Чтобы бесповоротно вовлечь шайха Мубарака в «особые отношения», бомбейская администрация, через посредство Юсуфа и катарского шайха Касима Ааль Тани, спровоцировала нападение на К. эмира Джебель-Шаммара Абд аль-Азиза Ааль Рашида. Османская интервенция, организованная под предлогом спасения казы от шаммаров, вынудила Мубарака ибн Сабаха, по секретному соглашению от января 1899, предоставить англо-индийским властям исключительные полномочия, в том числе руководство внешними сношениями и безопасностью К. В обмен на субсидии Ааль Сабах отказывались от продажи, уступки, сдачи в аренду или наем и какого-либо иного вида передачи своих земель иностранным гражданам или правительствам без одобрения из Бомбея. Поэтому немецкие инженеры, с ноября 1899 обследовавшие устья Шатт-эль-Араба и прилежащее побережье северо-восточной Аравии на предмет вывода сюда железнодорожной магистрали, натолкнулись на препоны, выставленные шайхом Мубараком, который заподозрил в них султанских агентов.

Осенью 1900 британцы втянули Мубарака ибн Сабаха в противостояние шаммарского и недждийского эмиров Абд аль-Азиза Ааль Рашида и Абд ар-Рахмана Ааль Сауда. Последний, вместе со своим сыном Абд аль-Азизом, нашел прибежище в К. и, получив помощь, в январе 1901 отбил у шаммаров Эр-Рияд, а затем почти весь центр Аравийского п-ова, но в марте потерпел поражение под Хаилем. В апреле османские войска, под предлогом разблокирования Эль-Кувейта, осажденного Ааль Рашид, попытались занять его. Но в его порту бросили якорь британские военные корабли, и шайх Мубарак тайно обратился с просьбой о покровительстве кРоссии, которая в мае отклонила ее, не желая обострять отношений с Великобританией. Летом Стамбул, при прямом подстрекательстве Берлина, вновь попробовал ввести сюда свои силы, но когда в августе османский корвет появился в Кувейтской бухте, там уже стоял британский крейсер, который угрозой применения оружия заставил его удалиться. Назревавший международный кризис временно разрешил в сентябре обмен нотами между Лондоном и Стамбулом: шайхство оставалось самоуправляющейся казой Басрского вилайета, при сохранении британских позиций и османского сюзеренитета.

В 1902 османское правительство при поддержке II Рейха вновь потребовало от Мубарака ибн Сабаха признания своей верховной власти и согласия на размещение в его владениях гарнизона. В 1903 Великобритания предприняла ответный шаг — поставила свои суда на рейд Эль-Кувейта, а ее министр иностранных дел лорд Г. Ч. Лэнсдаун впервые официально огласил содержание договора 1899. Для его соблюдения в 1904 сюда был назначен политический агент, а Лондон получил право на обслуживание почтовой связи в княжестве. Завершающий участок Багдадской дороги так и не был достроен.

При шайхе Мубараке в К. открылись почтовое и телеграфное отделения, госпиталь и светская школа (Мубаракийя, с 1911); для обучения воинов приглашались османские армейские инструкторы, а в экономике доминировал британский капитал, которому принадлежала 1/7 обрабатываемых земель. Княжество уже вступало в длительную полосу кризиса, связанного с тем, что источники его былого процветания уходили в прошлое, а относительно свободная ранее торговля сковывалась ограничениями и блокадами нового времени. В 1911 резкое повышение налогов на транзитный вывоз жемчуга из Бахрейна сильно ударило по торговым связям К.

Обязательство Лондона и Стамбула соблюдать статус-кво в К. подтвердила и конвенция о Персидском заливе июля 1913, которая определяла сухопутные границы автономной казы, но осталась не ратифицированной. В октябре шайх Мубарак предоставил Великобритании исключительные права на разработку, добычу и транспортировку нефти, открытой в его владениях в 1910. К этому времени Абдель Азиз Ааль Сауд вытеснил османские отряды из Эль-Хасы, и владения Ааль Сабах оказались с юга и запада окружены территориями, подконтрольными ваххабитам.

В июне 1914 Германия уступила Великобритании право на строительство участка Багдадской дороги между Басрой и Эль-Кувейтом, а в ноябре, после вступления Османской империи в Первую мировую войну на стороне Центральных держав, «правительство его величества» признало К. «независимым шайхством под британским протекторатом», а затем присоединило к нему некоторые приграничные местности Басрского вилайета. После нападения британцев на кувейтское судно под османским флагом Мубарак Великий ввел в употребление и собственное знамя. Тогда же, в 1914, появление первых опреснительных установок дало старт технологической модернизации княжества.

В ноябре 1915 Эль-Укайрские соглашения между Великобританией и Недждом гарантировали неприкосновенность пределам К. Последовавшая вскоре смерть шайха Мубарака вызвала междоусобицы его отпрысков: сначала наследником провозгласил себя старший сын — Джабир аль-Мубарак, но после его кончины в феврале 1917 ему наследовал младший — Салим аль-Мубарак. Он предоставил османскому командованию возможность использовать эль-кувейтскую гавань для перевозок провианта и фуража, что заставило британцев с февраля по ноябрь 1918 блокировать Эль-Кувейт с моря.

После окончания мировой войны Великобритания использовала Салима для нажима на Абдель Азиза Ааль Сауда: небольшую войну 1919—1920 спровоцировал напор вооруженных поселенцев-ваххабитов — «братьев» (ихван), которые создавали в приграничных районах укрепленные деревни-«исходы» (хиджра), где жили и вели хозяйство. Одну из них, Эль-Карья-эль-Ула, заселенную выходцами из бану-мутайр, Ааль Сабах относили к своим владениям, при том, что Абдель Азиз оспаривал их южные рубежи. Весной 1920 шайх Салим аль-Мубарак двинулся на Эль-Карья-эль-Ула, но на подступах к ней, при Хамде, в апреле потерпел поражение от «братьев» под началом Файсала ибн Султана ад-Давиша, который в октябре того же года напал на оазис Эль-Джахра, находившийся в руках Салима, но был отбит.

Хотя на правах протектора Великобритания прислала в зону столкновения 2 воздушных и 2 морских судна, ихван продвинулись до Эз-Зубайра в Ираке, т. е. захватили большую часть шайхства, спровоцировав полномасштабную интервенцию британцев. Завязались переговоры, в которых К. представлял дружественно настроенный к Ааль Сауд сын покойного шайха Джабира Ахмад, наследовавший в феврале 1921 своему дяде Салиму. Ему пришлось решать и пограничный конфликт с Ираком, назревший еще в 1918 — до возникновения этой мандатной территории. В то же время он должен был стремительно создавать базовые институты для своего княжества: в апреле был учрежден первый Консультативный совет при эмире, заседавший в Эль-Кувейте.

В декабре 1922 — январе 1923 послы Саудидов и Хашимитов (в отсутствие послов К.), при посредничестве сэра Перси Кокса, провели в Эль-Укайре переговоры, которые увенчались соглашением о передаче части Неджда К. и Ираку и созданием между ними свободных пограничных зон для кочевников. Площадь кувейтско-недждийской зоны составила 5200 кв. км, а общая площадь княжества сократилась по сравнению с границами 1913. Набеги ихван на кувейтские рубежи продолжались и без санкции Саудовского дома, который, правда, изменил к ним свое отношение, а в 1930 и вовсе подавил движение как мятежное. Однако сами Саудиды до 1937 держали К. в торговой блокаде, тревожа его пределы периодическими налетами, с расчетом ослабить его и отторгнуть в свою пользу спорные земли, составлявшие от половины до двух третей его площади.

В этих условиях шайх Ахмад аль-Джабир, сочтя британский протекторат недостаточно эффективным, отказал в предоставлении единой концессии Англо-Персидской нефтяной компании (АПНК) и настоял на ее паритетном разделе с одной из американских корпораций. Чтобы задобрить шайха, британцы, в ущерб подмандатной территории Ирак, в апреле 1923 включили в состав его владений Варбу, Бубиян и еще 6 островов в устье Шатт-эль-Араба. Так, обретя свои современные границы (кроме южных), княжество с 1927 фактически превратилось в британскую колонию. В 1928 публицист Абд аль-Азиз ар-Рашид, автор первой «Истории Кувейта» (1926), приступил к выпуску первого периодического издания в стране — англоязычного «Кувейт мэгэзин», за которым вскоре последовал арабоязычный литературный журнал «Ал-Кувайт».

В 1910—1920-е закладывался фундамент будущего К., где сравнительно рано (не без прямого содействия британцев) задумались о развитии современной инфраструктуры. На исходе 1920-х он, как и его соседи по Заливу, балансировал на грани катастрофы, вызванной, с одной стороны, эффектом мирового экономического кризиса 1929—1933, а с другой — изобретением технологии искусственного производства жемчуга, которое положило конец его добыче в береговых водах княжества. Спрос на натуральные перлы, которые ранее сотнями судов доставлялись в Европу и Америку, резко упал, вместе с ценами на все прочие ювелирные изделия. Оживленные пути сухопутного и морского транзита, на которых выросло шайхство, окончательно стали достоянием прошлого. Единственный источник обогащения для кувейтских моряков — контрабанда золота в Британскую Индию — никак не мог восполнить потери важнейших статей дохода. К этому времени множество состоятельных торговцев покинули княжество, не в силах противостоять обнищанию и деградации своего многовекового промысла.

С открытием в конце 1920-х — начале 1930-х колоссальных нефтяных месторождений Персидского залива началось противоборство британских и американских монополий. В 1927, несмотря на свою в целом пробританскую ориентацию, Ахмад аль-Джабир передал концессию на добычу «черного золота» американской компании «Истерн Галф Ойл». Великобритания, под давлением США, пошла на учреждение на паритетных началах («Галф ойл» и АПНК) акционерной «Кувейт ойл компани» (КОК), которая в 1934 получила монополию на нефтеразведку и нефтедобычу на землях шайхства. В 1937 она открыла громадные запасы нефти в Бургане, к освоению которых приступила через год, но доходы от продаж сначала не покрывали даже расходную часть бюджета.

Иностранная гегемония и отголоски мирового экономического кризиса стимулировали антизападные настроения, которые сформулировали здесь «младокувейтцы», из местных интеллектуалов, обучавшихся за границей. В 1938 произошла первая в истории страны забастовка. Шайх Ахмад в июне этого года даровал конституцию — первую во всей истории Аравии, которая существенно урезала его всевластие в пользу формальных органов — Законодательного и Консультативного совета. Однако в начале 1939, при активной поддержке Великобритании, протекторат которой он теперь признал официально, шайх пересмотрел основной закон, вернув себе право роспуска Законодательного совета и вето на все его решения, после чего обрушил на младокувейтцев кровавые репрессии. В том же году шайх Ахмад принял титул эмира, а в следующем Саудовская Аравия признала К. формально независимым государством под британским протекторатом.

237-1.jpg
Карта Кувейта
237-2.jpg
Макет кувейтского дау (дхоу) XVIII в.
237-3.jpg
Шайх Мубарак (слева) и шайх Хазал аль-Джабир
237-4.jpg
Эмир Ахмад аль-Джабир
237-5.jpg
Карта, составленная британским командованием по итогам переговоров Эль-Укайре, где определялись границы современного Кувейта. 1925
Смежные статьи

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты