КОСОВО И МЕТОХИЯ

0 комментариев

/ Ориг.: серб. Косово и Метохија, Космéт; алб. Косово — Kosovë, Метохия — Rrafshi i Dukagjinit

Косово и Метохия (серб. Косово и Метохија, Космéт; алб. Косово — Kosovë, Метохия — Rrafshi i Dukagjinit) — историческая область на Балканах, на территории которой располагается современная частично признанная Республика Косово со столицей в г. Приштина.

В неолитический период на территории К. и М. была распространена сначала старчево-кришская археологическая культура (VII—V тысячелетия до н. э.), а затем — культура Винча (VI—IV тысячелетия до н. э.), в бронзовый и железный века — Гласинацкая культура (1800—250 до н. э.). Ее также иногда называют протоиллирийской, поскольку считается, что примерно со 2-й половины I тысячелетия до н. э. территория К. и М. была заселена иллирийцами, прежде всего дарданцами, основавшими царство Дардания, завоеванное Римом Древним при Октавиане Августе.

В VI в. н. э. на территорию Балкан начинают проникать славяне, которые окончательно заселяют этот регион в VII в., о чем свидетельствует византийский император Константин VII Багрянородный. ВXIII—XIVвв. большая часть Косова составляла ядро сербского государства Неманичей, основателем которого считается Стефан Неманя, великий жупан Рашки, а в самом центре Метохии находился г. Печ, где располагалась с XIIIв. резиденция главы Сербской православной церкви: сначала архиепископа, а с 1346 — патриарха. Расцвет как державы Неманичей, так и К. и М., в качестве составной его части, приходится на время правления короля Стефана Душана (УрошаIV, 1331—1355, с 1346 — «царя сербов и греков»). Активное развитие переживали горное дело в Косово, чьи оловянные и серебряные рудники были хорошо известны еще с античных времен, а также торговля в К. и М., поскольку эта область находилась на перекрестке торговых путей, которые связывали по суше и по рекам Черное, Адриатическое и Эгейское моря и вели, в том числе, на Ближний Восток.

После распада державы Неманичей в начале 1370-х большая часть территории К. и М. входит в состав Вуковой земли (Страна или Область Бранковича) — владений Вука Бранковича (ок. 1345 — 1397), сына одного из вассалов Стефана Душана — Бранко Младеновича. Восток же Косова становится частью владений князя Лазаря Хребеляновича, объединившего под своей властью в 1-й половине 1370-х северные и центральные сербские земли. В 1389 он погиб в битве на Косовом поле, после которой (несмотря на ее неочевидный исход и гибель султана Мурада I) сын Лазаря Стефан Лазаревич был вынужден до 1402, когда он принял от византийского императора титул деспота (до 1427), признать свою зависимость от Османов. В состав земель Стефана Лазаревича входил восток Косова, в то время как остальная его территория, так же как и Метохия, с 1397 принадлежали сыну Вука Бранковича — Джюраджу (Юрию или Георгию) Бранковичу, которого его дядя, бездетный Стефан Лазаревич, после ряда междоусобиц назначил своим наследником. После смерти дяди Джюрадж Бранкович получает титул деспота (1427—1456) и саму Сербскую деспотовину, в состав которой входит территория Метохии и практически всего Косова.

В середине XV в., после смерти Джюраджа Бранковича сербские земли, включая К. и М., оказались окончательно захвачены Мехмедом II. Вхождение в состав Османской империи стало главной предпосылкой для развития на территории К. и М. в течение последующих четырех с половиной столетий трех ключевых процессов, предопределивших дальнейшую историю этой области и являющихся предметом непрекращающихся споров в историографии: албанизации, исламизации и исхода сербского населения. Подавляющая часть русских и сербских историков (П. Е. Лукин, Д. Т. Батакович и др.) полагают, что вследствие еще мало изученных причин албанцы, основным занятием которых было скотоводство, примерно с конца XIII в. начинают спускаться из горных районов северной Албании на плодородные равнины, заселяя Южн. Албанию, Зап. Македонию, Эпир и К. и М. Албанская же историография, равно как и значительная часть западных специалистов считают, что албанцы являются автохтонным населением К. и М., потомками дарданцев (S. Pulaha, M. Vickers и др.). Это, однако, на данный момент научно недоказуемо вследствие практически полного отсутствия письменных источников на иллирийском языке. Данный научный спор лежит в основе разногласий по двум другим проблемам: исламизации албанцев К. и М. и многочисленных волн (наиболее изученные относятся к периоду XVII—XIX вв.) исхода оттуда сербов. Если сам факт массового перехода в ислам, начиная примерно с XVI в., не оспаривается историками, равно как и переселение сербов с территории К. и М. в соседние государства, то влияние этого на албанизацию К. и М. оценивается подавляющей частью русских и сербских ученых как во многом определившее и обусловившее дальнейшее (начиная по крайней мере со 2-й половины XIX в.) преобладание албанского элемента над сербским, а албанскими специалистами — как незначительное, ввиду автохтонности албанцев.

В XIX в. получили развитие два важнейших для всей последующей истории К. и М. процесса. Борьба сербского народа за независимость от Османской империи, вылившаяся в два сербских восстания начала XIX в., увенчалась в 1878 обретением, в соответствии с Сан-Стефанским договором и Берлинским трактатом, независимости сербским государством, в состав которого не вошла область К. и М., оставшаяся частью империи. Эволюция албанского национализма привела в свою очередь к образованию в 1878 в метохийском городе Призрен первой албанской политической организации — Призренской лиги, выступившей категорически против любого разъединения земель, населенных албанцами. Так, в 1878 получил первые институциональные очертания главный антагонизм всего дальнейшего развития этой области, неразрешенный по настоящее время — албано-сербский. Именно он на рубеже XIX—XX вв. стал ключевой причиной того, что территория К. и М. превратилась в арену столкновения интересов самопровозглашенного в феврале 1882 молодого Королевства Сербия, активизировавшего политику, направленную на присоединение К. и М., и албанского национального движения. Последнее выступало сначала за автономию Албании, состоящей из всех земель, населенных албанцами, а затем и за ее независимость от турецкого владычества, которая после ряда албанских восстаний 1909—1912, охвативших всю территорию К. и М., была провозглашена в ноябре 1912. Тогда же в результате Первой Балканской войны Королевство Сербия сумело установить контроль над территорией Косова, а Княжество Черногория, получившее независимость от Османской империи по Сен-Стефанскому договору и Берлинскому трактату, — над Метохией. В 1913 Сербия и Черногория провели общую границу по территории К. и М., так что фактически вся эта область, за исключением отошедшей к Черногории Зап. Метохии с городами Печ и Джаковица, была присоединена к Сербии.

По итогам Первой мировой войны К. и М. вошла в состав провозглашенного 1 декабря 1918 Королевства сербов, хорватов и словенцев (КСХС), которое, таким образом, включило в себя территории компактного проживания албанцев, в начале 1920-х демографически преобладавших в К. и М. над христианским населением (в значительной мере сербским) приблизительно в 2—2,5 раза. Поэтому одним из направлений внутренней политики становится изменение демографической структуры К. и М. в пользу славянского населения. В этих целях правительство КСХС (с 1929 — Королевство Югославия) в 1920-е вело борьбу с движением качаков — вооруженными отрядами албанцев, промышлявшими грабежом и разбоем и выступавшими против присоединения К. и М. к КСХС. Также проводилась аграрная реформа, в рамках которой осуществлялась колонизация этой области славянским, преимущественно сербским, населением, что, однако, не привело к существенным демографическим изменениям. В 1930-е правительство Королевства Югославия инициировало переговоры с Турцией о переселении в нее мусульманского населения из К. и М.

Захват в апреле 1941 территории Королевства Югославия гитлеровской Германией привел к аннексии К. и М. Италией, за исключением севера Косова, крупнейшей рудник которого — Трепча был занят Германией, и юго-востока, оккупированного Болгарией. После поражения Италии в 1943 фашистская Германия захватила итальянскую зону оккупации в К. и М. Через год, в 1944 эта область была освобождена югославскими войсками при участии 3-й и 5-й албанских бригад.

В социалистической Югославии (в 1946—1962 — Федеральной Народной Республике Югославия, ФНРЮ, в 1963—1992 — Социалистической Федеративной Республике Югославия, СФРЮ) К. и М. сначала в качестве автономной области была включена в состав Народной республики Сербия с названием Автономная Косово-метохийская область (1946—1962), а с 1963 — в состав Социалистической республики Сербия (СРС) как Автономная провинция (pokrajina) Косово и Метохия (АПКМ). Последнее означало повышение статуса К. и М. до уровня Воеводины, другой (северной) автономной провинции СРС. С точки зрения экономической, несмотря на богатые природные ресурсы (в частности, К. и М. располагала залежами урана, олова и цинка, а также добывала 100 % сербского никеля), эта область оставалась дотационной. Она занимала во 2-й половине 1960-х третье место по дотациям (19,8 %), выделяемым из образованного в 1965 Федерального фонда развития слаборазвитых регионов, после Боснии и Герцеговины (26 %) и Македонии (23,6 %).

Близость Албании, находившейся начиная с июня 1948 в связи с советско-югославским конфликтом в напряженных отношениях с Югославией, и постоянное увеличение демографического превосходства албанцев над сербами способствовали развитию албанского национализма в К. и М. Это приводило к межэтническим конфликтам и на бытовой почве (в школах, на партийных собраниях, при приеме на работу).

Ситуация осложнилась, когда после Брионского пленума ЦК Союза коммунистов Югославии (июль 1966) федеральные власти СФРЮ во главе с Й. Б. Тито стали напрямую, с минимальным участием руководства СРС, контактировать с представителями высшей албанской номенклатуры К. и М. Это, наряду с нараставшими межреспубликанскими противоречиями, привело к принятию в период с 1967 по 1974 конституционных изменений, согласно которым Социалистическая автономная провинция (pokrajina) Косово (САПК — название АПКМ с 1974) получила значительную автономию. Лояльность федерального руководства и указанные изменения привели к нарастанию албанского национализма, что выразилось, в частности, в выдвижении в ходе массовых албанских протестов, прокатившихся по САПК в 1968 и 1981, требования о превращении этой провинции в республику, т. е. о получении К. и М. в рамках СФРЮ статуса, равного Сербии. При этом в 1981, согласно официальным данным, в САПК, в 1970—1980-е получавшей наибольшее количество дотаций из бюджета СФРЮ, албанское население, около 50 % которого составляли лица в возрасте от 10 до 29 лет, превышало число сербов почти в 6 раз. С середины 1980-х ответом на рост албанского национализма в К. и М. стали многочисленные обращения косовских сербов (косовцев) в республиканские и федеральные органы с требованием остановить насилие против них со стороны косовских албанцев (косоваров).

В 1986—1992 косовцы, в прежние десятилетия зачастую обвинявшиеся в «великосербском шовинизме и национализме», получили поддержку со стороны сербских властей во главе со С. Милошевичем (с 1986 — лидер Лиги коммунистов Сербии). Апогеем его политики, направленной на консолидацию Сербии и сербов, стало принятие новой сербской конституции в 1990, согласно которой САПК возвращалась к названию АПКМ и ее полномочиям на 1963. Политика С. Милошевича вызвала в К. и М. массовые протесты косоваров, которые привели к возникновению у них параллельных общественных структур главным образом в системе образования и здравоохранения. В 1990 парламентом К. и М. были приняты декларация независимости и конституция К. и М., а в 1991 на референдуме одобрена независимость самопровозглашенной Республики Косово (РК), которую признала только Албания. В 1992 президентом РК был избран И. Ругова, глава самой большой партии косоваров — Демократической лиги Косово, сформированной в 1989 и получившей в 1992 на выборах в парламент 96 мандатов из 130. Все эти события бойкотировались косовцами и не были признаны руководством и народом Сербии, а также международным сообществом.

С середины 1990-х ситуация в К. и М. характеризуется постоянным нарастанием напряженности, связанной с противостоянием сербской полиции и Армии освобождения Косова (АОК) — возникшего на рубеже 1980—1990-х военизированного крыла сепаратистского движения косоваров. Активные боевые действия между противоборствующими силами под лозунгом антитеррористической борьбы со стороны сербских властей и с требованием независимости Косова со стороны АОК начались с весны 1998, приведя к интернационализации конфликта и превратившись летом в полномасштабную войну. Однако вмешательство членов Контактной группы (КГ) в составе РФ, США, Великобритании, Франции, Германии и Италии, сопровождавшееся инструментализацией конфликта уже на международном уровне, не привело к урегулированию ситуации в К. и М. Все ее члены, за исключением России, оказывали давление, выстраивая режим санкций, лишь на одну сторону — власти Сербии.

Поворотным моментом косовского конфликта стали события в деревне Рачак в январе 1999. По сербской версии, в результате антитеррористической операции там были ликвидированы боевики АОК, переодетые в гражданскую одежду, с целью скомпрометировать руководство Сербии, отходившими со своих позиций силами АОК. По версии же Запада и албанцев, сербские полицейские убили мирных жителей деревни. Важнейшим дипломатическим последствием событий в Рачаке стала организация КГ в Рамбуйе переговоров между сторонами конфликта по будущему статусу К. и М. (февраль — начало марта 1999), два раунда которых не привели к его разрешению. Под предлогом неподписания сербской делегацией составленного КГ проекта урегулирования, в соответствии с которым Сербия фактически полностью теряла контроль над К. и М., НАТО начала бомбардировки сербской территории (24 марта — 10 июня 1999). Они привели к жертвам среди мирного населения и значительному материальному ущербу, закончившись с подписанием соглашения о вводе в К. и М. миротворческого контингента под эгидой ООН — КФОР (англ. KFOR — Kosovo Force), в соответствии с резолюцией Совета Безопасности (СБ) ООН 1244.

На настоящий момент контингент КФОР остается в К. и М., несмотря на споры и неэффективность его действий в периоды обострения межэтнического противостояния в К. и М. Примером служат события марта 2004, когда учиненные албанцами массовые погромы привели к жертвам среди мирного сербского населения и его исходу, а также уничтожению сербских православных святынь (около 40 монастырей и церквей). В феврале 2008 парламент Косова, избранный в 2004, в одностороннем порядке провозгласил независимость Республики Косово, которую на конец 2018 признало 103 государства-члена ООН. Начиная с 2017 14 стран отозвали или заморозили признание, что стало результатом внешнеполитической кампании, проводимой министром иностранных дел Сербии И. Дачичем. В числе государств, не признающих РК, — Сербия, РФ, Китай и Испания.

С октября 2012 по апрель 2013 в Брюсселе при посредничестве Европейского союза проходили сербско-албанские переговоры. Основным их итогом стало подписание Брюссельского соглашения о нормализации отношений между Белградом и Приштиной, предполагавшего создание единого сообщества/ассоциации сербских общин Косово, обладающих полномочиями контролировать экономику, образование, здравоохранение, подчиняясь вместе с тем законам РК. Однако статьи этого соглашения, так же как и соглашений 2015 (в частности, о наделении сообщества сербских муниципалитетов правом иметь своих президента, парламент, герб и флаг) не исполнялись властями самопровозглашенной Республики, а сообщество сербских муниципалитетов не было создано. Несмотря на то, что соглашения вызвали негативную реакцию подавляющей части как косовцев и населения Сербии, которыми они были восприняты как предательство сербских национальных интересов, так и косоваров, в 2018 при посредничестве ЕС были организованы новые сербско-албанские переговоры, на этот раз посвященные пересмотру границ и обмену территориями между Сербией и РК. Их провал привел к очередному витку обострения в К. и М., в результате которого власти Приштины сначала, в ноябре 2018, ввели 100-процентные пошлины на товары из Сербии и Боснии и Герцеговины, положив тем самым начало экономической блокады сербов, проживающих в К. и М., а в декабре, в нарушение резолюции СБ ООН 1244, приняли решение о создании армии РК. В ответ косовцы проводят массовые протестные акции, в частности митинги и одновременное закрытие всех магазинов, кафе и аптек в местах проживания сербов в К. и М. Попытки Сербии оказать им помощь приводят к ужесточению политики, проводимой Приштиной, и дальнейшей интеграции РК с Албанией.

Ист.: Албанский фактор в развитии кризиса на территории бывшей Югославии. Документы. Т. 1—4. М., 2006—2011; The Kosovo Conflict and International Law: An Analytical Documentation, 1974—1999 / Ed. H. Krieger. Cambridge, 2011; International Documents & Analysis. Vol. 1. The Crisis in Kosovo 1989—1999 / Ed. M. Weller. Cambridge, 1999.

Лит.: Гуськова Е. Ю.Агрессия НАТО против Югославии в 1999 году и процесс мирного урегулирования. М., 2013; Косово: прошлое, настоящее, будущее / Ред. С. А. Романенко, Б. А. Шмелев. СПб.,2012; Трезич С. Старая Сербия (XIX—XX вв.). Драма одной европейской цивилизации. М., 2015; Bataković D.T. Kosovo. Un conflit sans fin? Paris, 2008; Bogdanović D. Knjiga o Kosovu. Belgrade, 1985; Clark H. Civil Resistance in Kosovo. London, 2000; Frashëri K. Lidhia Shqipëtare e Prizrenit (1878—1881). Tirana, 1997; Kosovo i Metohija u srpskoj istoriji. Belgrade, 1989; Kosovo i Metohija u velikoalbanskim planovima: 1878—2000 / Ed. N. B. Popović. Belgrade, 2001; Rizaj S. Shqipёtarёt dhe serbёt nё Kosovё. Prishtina 1991; Roux M. Les Albanais en Yougoslavie. Minorité nationale territoire et développement. Paris, 1992; The Truth on Kosova. Tirana, 1993.

153-1.jpg
Здание, в котором проходили заседания Призренской лиги в 1878, г. Призрен
153-2.jpg
Храм Св. Троицы в селе Петрич (рядом с г. Печ), разрушенный албанцами летом 1999
153-3.jpg
Ибрагим Ругова. 1998

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты