КОРТЕНБЕРГСКАЯ ХАРТИЯ

0 комментариев

Кортенбергская хaртия — документ, подписанный в аббатстве Кортенберг 27 сентября 1312, в конце правления герцога Брабанта Яна II (1294—1312), наиболее могущественными из брабантских баронов и рыцарей (40 человек), а также представителями шести городов герцогства (Лёвена, Антверпена, Брюсселя, Хертегенбоса, Тинена и Зутлеува).

Хартия должна была обеспечить подчинение подданных тяжелобольного к тому моменту правителя его 12-летнему наследнику — будущему герцогу Яну III (1312—1355) — в условиях достаточно тяжелого финансового положения княжества. В ней четко ограничивались права (в первую очередь — фискальные) герцога как сеньора. В будущем повышение налогов могло быть связано лишь с посвящением в рыцари сына герцога, свадьбой его дочери или необходимостью выкупить из плена его самого или его детей. Правитель должен был обеспечить справедливый суд для своих подданных в соответствии с их правом и признавать привилегии свободных городов Брабанта. Герцог обещал управлять, прислушиваясь к решениям создаваемого совета из 4-х представителей крупной знати и 10 представителей от подписавших хартию пяти городов (по 3 от Лёвена и Брюсселя и по одному от остальных). Они должны были собираться раз в три недели для контроля соблюдения условий хартии и могли принимать решения в отношении управления герцогством, которые должны были соблюдаться. 12 июля 1314 К. х. была дополнена двумя «Валлонскими хартиями», расширявшими контроль городов, которые часто предоставляли гарантии кредиторам своих правителей, над финансовой политикой Брабанта. Созданный совет с разной периодичностью собирался до 1370-х, исполняя функции суда и издавая ордонансы по управлению княжеством.

К. х. рассматривается историками в ряду более ранних (середина XIII в.) и более поздних документов (так называемых хартий Joyeuse Éntrée — «Радостного вступления на престол»), закреплявших и постепенно расширявших свободы и политическое влияние наиболее могущественных подданных герцогов Брабанта: знати и узкого слоя олигархии (патрициата) нескольких городов, что вело их к большему соучастию в управлении княжеством, а затем к формированию в конце XIV в. сословного представительства (Штатов Брабанта). Поэтому в бельгийской историографии К. х. чаще всего оценивается как один из «конституционных документов», закреплявших «демократические свободы».

Ист.: Inventaire des anciens chartes et privilèges et autres documents conservés aux archives de la ville d’Anvers, 1193—1856 / Éd. F. Verachter. Anvers, 1860. P. 27—28 (перевод на совр. фр.).

Лит.: Пиренн А. Средневековые города Бельгии / Пер. с фр. под ред. проф. Е.А.Косминского. СПб., 2001 (2-е изд.). С. 448, 463—464; BlockmansW., Van Uytven R. Constitutions and their Application in the Netherlands during the Middle Ages // Revue belge de philologie et d’histoire. № 47 (2). 1969. P. 399—424; Van der Straeten J. Het charter en de raad van Kortenberg. Leuven—Brussels, 1952. Dl. 1—2; Idem. Une charte de pays: la charte de Cortenberg en Brabant // Études suisses d’histoire générale. № 12. 1954. P. 149—161.

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты