КОРПУС ОФИЦЕРОВ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (РОССИЯ)

0 комментариев

замкнутая привилегированная корпорация внутри русского офицерского корпуса. К.о.ГШ окончательно оформился в 90-е годы XIX века. Офицерами ГШ были выпускники Николаевской академии ГШ (Императорской Николаевской военной академии), причисленные к ГШ и переведенные в него. Окончание академии ГШ открывало широкие карьерные возможности. Генштабисты получали чин капитана на 10-12 году службы, тогда как офицеры армейской пехоты – на 12-18-м. В подполковники генштабист мог выйти на 13-м году службы, а пехотный офицер – на 20-м. Полковниками генштабисты становились на 18-20 году службы, тогда как большинство армейцев так и не достигало этого чина. В результате именно генштабисты занимали значительную часть всех высших командных постов. Несмотря на несовершенство подготовки кадров ГШ, по данным на 1912 г., генштабисты, составлявшие порядка 2% русского офицерского корпуса, занимали 62% должностей корпусных командиров, 68% должностей командиров пехотных дивизий, 77% должностей командиров кавалерийских дивизий. По подсчетам американского историка Д. Стейнберга, накануне Первой мировой войны офицеры Генерального штаба составляли 34% всего русского генералитета. В мирное время офицер ГШ получал в командование полк через 15-17 лет службы (по другим подсчетам – через 20–25 лет службы), тогда как офицеры без академического образования – только через 25. Сопоставление на основе «Списка Генерального штаба на 1914 год» сроков назначения полковыми командирами генштабистов начала ХХ в. и второй половины XIX в. свидетельствует об увеличении выслуги лет для получения полков. В начале ХХ в. нередко генштабисты получали полки после 27-28 лет службы и, как правило, не ранее 23 лет выслуги, тогда как во второй половине XIX в. это было возможно, порой, даже после 13-14 лет службы. По данным на 1903 г., генштабисты занимали 21% должностей командиров полков. Служба в органах центрального военного управления позволяла на 4-6 лет раньше достигать генеральских чинов. Если гвардейские офицеры в среднем достигали должностей корпусных командиров на 42-м году службы, то генштабисты – на 36-м, если командующими округами гвардейцы становились на 45-м году службы, то генштабисты – на 37-м.

            По некоторым подсчетам, на 1913 г. вне службы Генерального штаба служили 63% офицеров-генштабистов. Вопрос о численности корпуса офицеров ГШ накануне Первой мировой войны неоднозначен. Штат ГШ к началу Первой мировой войны предусматривал 852 должности. В «Списке Генерального штаба» с исправлениями по 18 июля 1914 г. указаны 1429 офицеров, включая причисленных к ГШ (202 офицера) и выбывших со службы. В том же издании приводится краткий список генштабистов по старшинству, где перечислены 1135 человек (82 генерала, 115 генерал-лейтенантов, 228 генерал-майоров, 354 полковника, 118 подполковников и 238 капитанов). Однако там же имеется расписание офицеров ГШ по должностям с указанием 839 штатных должностей, которые занимали только 817 офицеров и 152 офицера сверх того сохраняли мундир ГШ. Всего, таким образом, указано 969 генштабистов. К этой цифре близки сведения официального годового отчета о состоянии корпуса офицеров ГШ за 1914 г., согласно которым на 19 июля 1914 г. в ГШ состояли 963 офицера: 165 из них служили в центральных учреждениях, 561 – в окружных и строевых штабах и учреждениях; не занимали штатных должностей, но сохраняли мундир ГШ 120 офицеров на строевых и 117 – на административных должностях. Накануне Первой мировой войны 45,3% генералов-генштабистов были выходцами из гвардии. В годы Первой мировой войны генштабисты занимали 20 из 22 должностей главнокомандующих фронтами (кроме А.А. Брусилова и Н.И. Иванова). По мнению современных исследователей, только корпус офицеров Генерального штаба мог стать ядром профессиональной военной элиты России начала ХХ века. Исключительность положения усиливала кастовость Генерального штаба, влекла за собой протекционизм.

В течение первого года войны получили генеральские назначения 64 офицера ГШ, командирами полков стали 145 полковников ГШ, потери составили 40 офицеров. Офицеры ГШ служили в органах центрального военного управления и в войсках. В Ставке по штатам управления генерал-квартирмейстера было 14 штаб-офицерских должностей ГШ, по штатам управления дежурного генерала – 3, в остальных управлениях Ставки – еще 3. В штабе фронта по штату было 12 должностей ГШ (начальник штаба, генерал-квартирмейстер, помощник генерал-квартирмейстера, 4 начальника отделений, 4 помощника начальников отделений (в штабах Западного и Юго-Западного фронтов – по 6 начальников отделений и их помощников), штаб-офицер для поручений по авиации). В штабе армии по штату было 10 должностей ГШ (начальник штаба армии, генерал-квартирмейстер, начальник этапно-хозяйственного отдела, 3 старших адъютанта, 3 помощника старших адъютантов, штаб-офицер для поручений по авиации). На корпусном уровне генштабисты занимали 3 должности (начальник штаба, старший адъютант и офицер для поручений). На дивизионном уровне – 2 должности (начальник штаба и старший адъютант). На бригадном уровне – должность штаб-офицера Генштаба. 11 офицеров ГШ находились в тыловых округах и 8 – в Николаевской академии.

За время войны погибли в боях, умерли от ран, были убиты солдатами или покончили с собой свыше 90 офицеров ГШ (или 6,3% корпуса офицеров ГШ на 1914 г.), всего же умерли в 1914-1918 гг., исключая жертв Гражданской войны, более 200 генштабистов. Сравнительно с общими колоссальными потерями кадрового офицерского состава процент потерь среди генштабистов был ничтожным. Обусловлено это, прежде всего, спецификой службы Генерального штаба, далеко не всегда требовавшей присутствия офицеров на переднем крае. Условием получения генштабистами чина генерал-майора являлось цензовое командование полком. Кратковременные командировки посторонних лиц в полки оценивались офицерами неоднозначно.

Как неспособные военачальники получили известность такие генералы-генштабисты как Я.Г. Жилинский, А.Н. Куропаткин, П.К. Ренненкампф, Н.В. Рузский, А.В. Самсонов, Н.Н. Янушкевич. В качестве талантливых военачальников и военных администраторов выделились такие выпускники академии, как генералы М.В. Алексеев, П.Н. Врангель, А.И. Деникин, А.М. Каледин, В.И. Селивачев, В.Е. Флуг, Н.Н. Юденич. Проблемой поздней Российской империи было то, что практический опыт не становился основой для отсева негодных элементов военной элиты.

В связи с прекращением в 1914 г. подготовки кадров ГШ в Императорской Николаевской военной академии, развертыванием армии, чинопроизводством и назначениями генштабистов командирами полков, а также потерями возник серьезный некомплект кадров ГШ. В мае 1916 г. уже около 50% должностей старших адъютантов дивизионных штабов замещали не генштабисты, начальниками штабов дивизий становились капитаны, не пробывшие в обер-офицерских чинах достаточно времени. Постепенно генштабистов не оставалось и на обер-офицерских должностях в корпусном звене. Некомплект офицеров ГШ составлял не менее 210 человек.

Некомплект генштабистов на младших должностях повлек различные попытки его преодоления как посредством изменений правил прохождения службы ГШ, так и путем подготовки новых кадров ГШ. В 1915 г. были досрочно переведены в ГШ ранее причисленные к ГШ офицеры выпусков 1912-1914 гг., причислены и переведены в ГШ обер-офицеры, окончившие академию по 2-му разряду в 1912-1914 гг., причислены к ГШ офицеры, переведенные на дополнительный курс академии в 1914 г. (они считались выпуском 1915 г.). Обязательное для штаб-офицеров ГШ двухгодичное командование полком сокращено до годичного.

Еще одним способом устранения некомплекта кадров стало открытие в конце 1916 г. ускоренных курсов Императорской Николаевской военной академии, на которых по сокращенной программе готовили офицеров для младших должностей ГШ. Слушатели и выпускники курсов именовались курсовиками. Появление фактически генштабистов военного времени существенно изменило облик корпорации ГШ, внеся в нее демократическую струю и сделав состав кадров ГШ более пестрым и разнообразным.

К началу 1917 г. армия нуждалась в 1329 офицерах ГШ, тогда как генштабистов и причисленных насчитывалось только 765. Некомплект составлял 564 офицера или 42,4%. Впрочем, по данным таблицы непосредственно офицеров ГШ требовалось больше – 704 офицера.

По данным на 23 апреля 1917 г. в армии имелось 297 штабов дивизий и бригад (243 штаба пехотных дивизий и бригад, 54 штаба кавалерийских дивизий и бригад), 76 корпусных штабов.

Вне действующей армии находились 17 военных агентов, 3 офицера канцелярии военного министерства, 30 офицеров ГУГШ, 11 офицеров в Николаевской военной академии, офицер в управлении воздушного флота, 9 офицеров в Московском, Казанском, Иркутском и Приамурском военных округах. Вакантны были 140 должностей ГШ и 77 должностей, могущих быть замещенными офицерами ГШ. В распоряжении начальника ГШ по болезни или за ранами находились 27 офицеров, включая 16 офицеров на должностях. Ожидали назначения в действующую армию 5 офицеров и в резерве внутренних округов числились 8. Кроме того, офицеры ГШ и служившие в ГШ занимали 12 должностей начальников училищ, 2 должности инспекторов классов, 4 должности директоров кадетских корпусов, 7 должностей геодезистов, 8 офицеров состояли в распоряжении военного министра, 1 – в распоряжении Временного правительства, 4 в составе органов правительства. В общей сложности имелась 1071 должность для занятия офицерами ГШ в действующей армии и 159 должностей, на которых они могли бы быть. При этом в армии находилось 807 офицеров ГШ и 460 курсовиков. Вне действующей армии насчитывалось 126 офицеров ГШ, а должностей для замещения ими – 211.

В 1917 г. были причислены к ГШ 84 выпускника старшего класса 1-й очереди ускоренных курсов академии, 81 из них был затем переведен в ГШ. По подсчетам А.Г. Кавтарадзе, к 25 октября 1917 г. в К.о.ГШ должны были состоять 1494 офицера.

Литература
  • Источники: РГВИА. Ф. 2003. Лит.: Ганин А.В. Корпус офицеров Генерального штаба в годы Гражданской войны 1917-1922 гг.: Справочные материалы. М., 2009; Кавтарадзе А.Г. Военные специалисты на службе Республики Советов 1917-1920 гг. М., 1988; Mayzel M. Generals and Revolutionaries. The Russian General Staff During the Revolution: A Study in the Transformation of Military Elite. Osnabrück, 1979; Steinberg J.W. All the Tsar’s Men: Russia’s General Staff and the Fate of the Empire, 1898–1914. Washington; Baltimore, 2010.

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты