КОРЕЯ (ИСТОРИЧЕСКАЯ ОБЛАСТЬ) - I

0 комментариев

Часть 1 - К. с древности до к. XIV в. Список литературы - см. во второй части.

Корея (историческая область) — историческая область, охватывающая территорию Корейского п-ова, большую часть истории объединенного под властью нескольких единых государств.

Об истории К. после 1948 см. в статьях Корея, Республика Корея (РК) и Корея, Корейская Народно-Демократическая Республика (КНДР).

Древняя К. Самые древние следы обитания человека в палеолите на территории Корейского п-ова обнаружены в пещерной стоянке Комынмору (близ совр. Пхеньяна), датированной более 200 тыс. лет назад. К другим типичным памятникам палеолита относятся Сокчанни (средний палеолит), Кульпхори и Сыннисан (поздний палеолит). На палеолитических стоянках Сыннисан, Сансири и Мандалли зафиксированы останки человека, также в пещерах обнаружены ископаемые останки вымерших животных: шерстистого носорога, пещерного медведя, бурого медведя и пр. Для позднего палеолита выделяются три этапа, в целом соответствующие технологическим традициям галечных орудий, отщеповых орудий и микропластин.

Неолит начинается здесь около 10 тыс. лет назад. Самые ранние памятники с керамикой с налепными валиками (тип юнгимун) и с микропластинчатой индустрией обнаружены на о. Чеджудо (Косанри) и в г. Ульсан (Убонни). Керамика раннего неолита с гребенчатым орнаментом (чульмун) впервые появляется после VII тысячелетия до н. э., а ее массовое распространение приходится примерно на V тысячелетие до н. э. Выделяют две зоны: с преобладанием круглодонной керамики (в южных и центральных частях полуострова) и с доминированием плоскодонной керамики (в северо-западных районах). Они подразделяются на локальные группы: юго-восток (Тонсамдон); юго-западное побережье (Тэхуксандо); запад полуострова (Амсадон, Мисари); восток полуострова (Осанни); северо-восток (Помый-Кусок, Сопхохан). В позднем неолите расширяется список орнаментов, что говорит о проникновении иных групп населения. Петроглифы в Пангудэ (вблизи г. Ульсана), датированные VII—III тысячелетиями до н. э., показывают основные занятия древнего населения: охоту, рыболовство, собирательство. Кроме того, в этот период на Корейский п-ов из других районов Вост. Азии проникает культивация проса и риса. В III—I тысячелетиях до н. э. сформировался маньчжурско-корейский вариант дальневосточной расы на основе местного субстрата с проникновением населения из Маньчжурии и с Шаньдунского п-ова.

Начало бронзового века на территории К. датируют примерно 1500 до н. э. Он характеризуется повсеместным распространением гладкостенной (мумун) керамики, что было связано с миграцией тунгусо-маньчжурских народов. Здесь достаточно рано появляется интенсивное земледелие на сухих и заливных полях. В хозяйстве активно используются хорошо обработанные каменные орудия. Бронзовая металлургия возникает на территории Корейского п-ова начиная с VII в. до н. э., но ее распространение коснулось в первую очередь церемониального и погребального инвентаря. Орудия (бронзовые кинжалы) и украшения (бронзовые зеркала со сложным геометрическим орнаментом) изготовлены по китайским образцам эпохи Чжоу (I тысячелетие до н. э.) и под влиянием культур скифо-сибирского мира. Рост производящего хозяйства способствовал развитию крупных огороженных поселений (Сонгунни, Тэпхенни). В это время усиливаются локальные особенности культур Мисонни, Синамни, Конгвири на севере и Ексамдон, Карактон и Сонгулли на юге. Усложнение социальной жизни общества отражает широкое распространение на территории К. погребений в дольменах, насчитывающих несколько десятков тысяч (наиболее известные — Кочхан, Канхва) и встречающихся здесь чаще, чем в других странах Вост. Азии. Выделяют дольмены двух типов: «северные» («столообразные») и «южные» («модифицированные»).

Возникновение первых памятников раннего железного века на Корейском п-ове связано с массовым распространением в IV—III вв. до н. э. железа и ножевидных монет в северных районах под воздействием северокитайского государства Янь. Внедрение железа увеличило эффективность хозяйства, земледелия, что способствовало развитию частной собственности и имущественного неравенства. В этот период выделяются могущественные роды и племена, формируются союзы племен, укрепляется власть вождей, сосредоточивших в своих руках военные и ритуальные функции, учащаются военные столкновения.

Приблизительно в это время складываются и конфедерации племенных союзов. На севере формируется протогосударство Древний Чосон (кор. Кочосон), располагавшееся на территории Южн. Маньчжурии и северной части Корейского п-ова, чья столица находилась в районе совр. Пхеньяна. Для изучения его истории корейские исследователи используют не только данные археологии, но и сведения, зачастую легендарного характера, содержащиеся в письменных источниках, созданных в гораздо более позднее время. Например, согласно летописи «Самгук юса» (XIII в.), основатель Древнего Чосона Тангун родился в 2333 до н. э. Ввиду отсутствия каких-либо иных доказательств в пользу столь ранней датировки основания корейского государства она подвергается сомнению большинством современных ученых. Тем не менее, миф о Тангуне широко распространен в обеих Кореях, в Южной Корее день рождения Тангуна даже является выходным днем. В начале 1990-х северокорейские власти объявили об открытии захоронения Тангуна. Однако подлинность находки вызвала сомнения у исследователей за пределами КНДР. Несмотря на то, что большую часть истории Древнего Чосона можно отнести к «легендарному периоду», корейскими исследователями была разработана ее периодизация, в которой выделяются Чосон Тангуна (XXIV—XII вв. до н. э.), Чосон Киджа (1121—194 до н. э.) и Чосон Вимана (194—108 до н. э.).

В 108 до н. э. Древний Чосон был захвачен китайским императором У-ди. На его месте основаны 4 новых округа империи Хань: Лолан, Сюаньту, Чжэньфань и Линтунь. Заметную роль среди них играл Лолан, центр которого располагался на территории совр. Пхеньяна. Он являлся форпостом китайской власти, откуда шло распространение развитой китайской культуры и знаний в остальные части Корейского п-ова.

К. в I в. до н. э. — начале X в. н. э. Ранние письменные свидетельства о населении Корейского п-ова содержатся в династийных летописях Китая («Ханьшу» (I в. н. э.), «Саньго чжи» (III в. н. э.) и др.), Японии («Нихон секи», VIII в.) и Кореи («Самгук саги» и «Самгук юса», XII и XIII вв.). Из них известно о формировании к началу новой эры корейских племенных протогосударств Пуе, Когуре, Емэк, Окчо на севере Корейского п-ова и в Маньчжурии, и племенных союзов Самхан или Трех Хан (махан, чинхан, пёнхан) на юге. Период истории до III в. н. э. на юге часто считают протоисторическим (до «Трех государств»).

На рубеже и в первые века нашей эры в наиболее развитых политических образованиях на Корейском п-ове шло формирование государственности. На юге на базе Трех Хан появились несколько политий. В юго-восточной части Корейского п-ова образовался союз корейских племен Кая, выросший из конфедерации пенхан. Сначала гегемоном в нем было Кымгван Кая, после лидерство перешло к Тэкая. Главную роль в махан стало играть подчинившее эти племена Пэкче, а в чинхан — Силла. Становление ранних корейских государств происходило в постоянной борьбе с соседними политическими образованиями, а также с властями китайских округов. Титулом правителей Кореи становится «ван» (примерный эквивалент «короля»), что отражало их формальную зависимость от императора Китая.

По традиционной версии, основание Силла относится к 57 до н. э., Когурё — к 37 до н. э. и Пэкче — к 18 до н. э. Но, вероятно, формирование в них государственных структур на основе существовавших ранее протогосударств произошло на несколько столетий позже. Власть Когурё простиралась на север Корейского п-ова и Маньчжурии, Пэкче — на юго-запад Корейского п-ова, а Силла — на юго-восток.

Все ранние корейские государства сложились на основе объединения родственных общин -бу. Постепенно в них выделялась аристократическая верхушка, зарождалась такая форма крупного землевладения, как кормовые округа (сигып), раздаваемые правителем с правом сбора поземельного налога-ренты. На основе центральной общины сформировались государственные структуры, появилась центральная администрация и представления о верховной собственности вана (государства) на землю. Материальной предпосылкой к становлению государств стало распространение более эффективных форм земледелия, усовершенствование техники изготовления металла.

Когурё сформировалось в бассейне р. Ялуцзян, где позже была основана его столица Куннэ. Постоянно воюя с китайскими государствами периода раздробленности (III—VI вв.) и соседними племенами, Когурё значительно расширило свою территорию. Сначала оно усилилось за счет племен Тонъе и Окчо (живших на побережье Японского моря на территории современной КНДР), у которых не сложились собственные государственные образования. В 313 был завоеван округ Лолан, а затем часть территории Пуе, чей центр располагался в районе совр. китайской провинции Цзилинь. В 427 столица Когурё была перенесена в Пхеньян. Особого могущества это государство достигло в V в. при ванах Квангэтхо и Чансу.

Столицей Пэкче являлся Хансон (совр. Сеул), а впоследствии Унчжин (совр. Конджу) и Саби (совр. Пуё). Это государство поддерживало активные связи с Японией и Южным Китаем. Столица Силла располагалась в Кенджу. Являясь поначалу самым отсталым из «Трех государств», оно с течением времени смогло укрепиться и расширить свою территорию. Располагаясь между Пэкче и Силла, протогосударство Кая являлось объектом постоянных нападений соседей и в 562 было завоевано набиравшим силу Силла. Поэтому составленные значительно позднее официальные летописи «Самгук саги» и «Самгук юса» не включили Каю в число «Трех государств» (кор. «Самгук»), сосредоточившись на истории Силла, Пэкче и Когурё.

Высокий уровень аристократической материальной культуры этого периода показали находки многочисленных золотых корон Силла и различных ювелирных изделий Пэкче. Усовершенствовались также архитектура и изобразительное искусство, что можно проследить по фрескам в курганах в Когурё. Происходило и развитие естественных наук: до наших дней сохранился объект, включенный в Список культурного наследия ЮНЕСКО, — древняя астрономическая обсерватория Чхомсондэ в г. Кенджу.

В период «Трех государств» в К. начал распространяться буддизм, принятый сначала в 372 в качестве официальной религии в Когурё, в 384 — в Пэкче и в 527 — в Силла. Он оказал значительное влияние на их духовную и материальную культуру во многом благодаря развитию буддийской культовой архитектуры и скульптуры. Считается, что буддизм проник на территорию Японии из поддерживавшего с ней тесные связи Пэкче. Наряду с буддизмом с VI—VII вв. в К. начинает проникать даосизм, кроме того, здесь были сильны позиции конфуцианства и шаманизма, который основывался на местных тотемистических и анимистических верованиях.

С расширением территории трех корейских государств они начали бороться друг с другом за преобладание на всем Корейском п-ове. С конца VI в. Когурё столкнулось с новой опасностью на западе со стороны империи Суй, вновь объединившей Китай. В ходе ряда когурёско-суйских войн (598, 612—614) Когурё отстояло свою независимость в борьбе с огромными по численности китайскими армиями, в то время как сами войны способствовали скорому краху Суй. Но попытки захватить Когурё были продолжены следующей китайской империей Тан, с 644 предпринявшей ряд безуспешных походов против Когурё. Однако наступление объединенных войск Тан и Силла, заключивших союз против Когурё и Пэкче, в 660 привело к падению Пэкче (в захвате которого большую роль сыграл полководец Ким Юсин), а в 668 и Когурё (см. подробнее Когурёско-суйские и Когурёско-танские войны).

Империя Тан надеялась закрепить за собой все земли Когурё и Пэкче, учредив там свои наместничества, но натолкнулась на сопротивление местного населения и своего прежнего союзника — государства Силла, которое начало борьбу за преобладание на Корейском п-ове. В 676 танские войска были изгнаны, и к 735 Силла удалось объединить всю территорию к югу от реки Тэдонган. При этом большая часть земель бывшего Когурё не вошла в Объединенное Силла, столица которого располагалась в Кымсоне (совр. Кенчжу).

Период Объединенного Силла в корейской историографии также называется периодом Южных и Северных государств (VIII—X вв.), так как на севере, на значительной части современной территории КНДР, в это время существовало государство Бохай (кор. Пархэ), основанное мохэскими племенами и оставшимся после разгрома населением Когурё. Между тем, российские исследователи не относят Бохай к числу корейских государств, считая его тунгусо-маньчжурским.

Уже в 1-й половине VII в. в Объединенном Силла был создан разветвленный государственный аппарат и постоянная армия, а влияние старой аристократии сильно упало. На время правления первых ванов Объединенного Силла пришелся его наибольший расцвет и могущество. В административном отношении страна делилась на 9 областей (чу), 5 малых столиц (соген), 116 округов и 293 уезда. Представители бывшей когурёской и пэкческой знати переходили на силласкую службу. Все это способствовало формированию единенного корейского этноса. Период Объединенного Силла представляет собой важнейший этап в истории К., когда впервые было создано единое централизованное государство, охватывавшее большую часть территории страны. Принципы его административной и социальной организации, системы землевладения и землепользования в определенной степени повлияли на последующую историю К.

Конец многочисленных войн и объединение страны способствовали росту экономики: шло освоение заброшенных земель, увеличилась производительность хозяйства, развивались ремесла и торговля. В период Объединенного Силла продолжала существовать государственная собственность на землю. Часть земель выдавалась чиновникам в качестве жалованья. Основу земельного фонда составляли мелкие наделы крестьян, прикрепленных к земле и плативших разнообразные налоги. По мере ослабления централизованного государства проявлялась тенденция к увеличению частных владений, что подрывало его экономическую базу. Позднее это привело к сепаратизму «сильных домов» — влиятельных семейств, концентрировавших в своих руках земли и зависимых крестьян. Большими владениями также обладали буддийские монастыри.

Весь период Объединенного Силла прошел почти без внешних войн, что значительно способствовало развитию образования и культуры. Это время стало расцветом буддизма. Были возведены монастырь Пульгукса и пещерный храм Соккурам (включены в список культурного наследия ЮНЕСКО), шло активное строительство других многочисленных буддийских монастырей и храмов. Расцвет коснулся и градостроительства — столица в Кенчжу превратилась в громадный, строго спланированный мегаполис, а также светской, в первую очередь дворцовой архитектуры.

Идеология Объединенного Силла представляла собой сочетание местных религиозных верований, конфуцианства, буддизма и даосизма, образуя таким образом особый сплав нескольких культурных традиций. Стоит отметить, что в этот период между ними практически не возникало конфликтов. Конфуцианство преобладало в сфере государственного управления и политики. С 682 существовала высшая конфуцианская школа для подготовки чиновников. В 788 были введены экзамены, необходимые для получения чина, где проверялись знания китайской классической литературы.

Буддизм доминировал в религиозной сфере, распространив свое влияние на разные группы населения. Представители буддистского духовенства выполняли также различные функции в сфере управления, в первую очередь совершали государственные культовые обряды. Сплав различных религиозно-этических учений, характерный для периода Объединенного Силла, нашел воплощение в идеологии хваранов — организации молодежи, готовящей своих членов для службы государству.

Объединенное Силла поддерживало близкие связи с империей Тан. Активно происходил обмен посольствами, что способствовало быстрому распространению китайских культурных традиций. Ученым Соль Чхоном на базе китайских иероглифов была разработана оригинальная система письма иду. В то же время связи с Японией были не слишком активными. Географический охват контактов Объединенного Силла расширился до Индии, куда через Китай ездили на учебу корейские монахи.

Ослабление Объединенного Силла началось еще со 2-й половины VIII в. и было связано с рядом мятежей и заговоров. На части его территорий власть захватывали сильные военачальники, опиравшиеся на историческую память о существовании «Трех государств». В конце IX в. Объединенное Силла окончательно распалось на три части: военачальник Кенхвон объявил о создании государства Хупэкче (Позднее Пэкче) на юго-западе, Кунье провозгласил себя правителем Хукогуре (Позднее Когурё) на севере, а на юго-востоке существовала Силла, территория которой сильно сократилась. Период раздробленности продолжался 1-ю треть X в.

Государство Корё (X — конец XIV в.). В 918 Кунье был свергнут и убит одним из своих полководцев, Ван Гоном, а дальнейшее ослабление Силла привело к тому, что в 935 ван Кенсун отрекся от престола в пользу Ван Гона. В следующем году было завоевано Хупэкче. После этого Ван Гон (Тхэджо) в 936 провозгласил образование нового государства Корё со столицей в Кэгене (совр. Кэсоне), которое охватывало большую часть Корейского п-ова. Современное название страны — «К.» происходит от Корё, в названии которого в свою очередь была отражена преемственность с самым крупным из «Трех государств» — Когурё.

К концу X в. в Корё была введена единая административная система и покончено с сепаратистскими тенденциями местных властителей. Решение внешнеполитических проблем придало импульс внутреннему развитию. В середине XI в. при правителе Мунджоне Корё достигло наибольшего расцвета. Была создана новая административная система, усилилась централизация государства, появился унифицированный чиновничий аппарат управления, вырос фонд государственных земель.

В административно-территориальном отношении Корё делилось на провинции (то), включавшие в себя более мелкие административные единицы. Особый статус малых столиц («северная», «восточная» и «южная» столицы) имели три важнейших города: Согён (совр. Пхеньян, бывшая столица Когурё), Тонгён (совр. Кёнджу, бывшая столица Силла) и Намгён (совр. Янджу, недалеко от бывшей столицы Пэкче). В Согёне, игравшем особую роль в государстве, располагался дублировавший столичный административный аппарат.

С укреплением центральной власти в Корё была восстановлена государственная собственность на землю. Пользование ею закреплялось за крестьянами, платившими за это налог в государственную казну. Чиновникам выдавали наделы за службу (чонсиква): причитавшийся с них государству налог чиновники собирали в свою пользу. При изменении служебного положения менялся и размер надела. Правители Корё стремились ослабить позиции старой аристократии, ограничивая рост частного землевладения, чего удавалось добиться, пока в государстве сохранялась внутренняя стабильность.

В соответствии с конфуцианской моралью, торговля считалась в Корё презираемым занятием, в этой связи статус не слишком многочисленных купцов и торговцев был ниже статуса земледельцев, при том, что их благосостояние зачастую было достаточно высоким. Внешняя и внутренняя торговля были строго регламентированы государством. Роль денег играли зерно и ткани. Попытки ввести металлические деньги не увенчались успехом, но для крупных сделок использовали счетные единицы большого номинала, так называемые «серебряные бутыли». Число профессиональных ремесленников также являлось сравнительно небольшим, в основном они работали в казенных мастерских и были сосредоточены главным образом в столице и крупных городах.

Внутреннее положение Корё на протяжении первых веков его существования несколько раз дестабилизировалось из-за внешних угроз. Вначале Корё пришлось столкнуться с растущей мощью киданей, основавших государство Ляо. В 926 оно разгромило Бохай (Пархэ), после чего на земли будущего Корё переселились многочисленные беженцы из Бохая. Это, наряду со статусом Корё, признававшего зависимость от китайской империи Сун и располагавшегося в юго-восточном тылу Ляо, захватившего северную часть Китая, предопределило военный конфликт Корё с киданями. Лишь с большими потерями Корё удалось отбить нападения армий Ляо в 993 и в 1010—1011. Благодаря полководческому таланту военачальника Кан Гам Чхана в 1018—1019 кидани были разбиты, после чего между Корё и Ляо были установлены дипломатические отношения. В начале XII в. Корё угрожали усилившиеся племена чжурчжэней. Столкновения с ними шли с переменным успехом, пока чжурчженям не удалось, завоевав север Китая, провозгласить там империю Цзинь, данником которой Корё пришлось признать себя в 1126.

Внутри страны с 1-й половины XII в. также нарастали кризисные явления. Постепенному ослаблению центральной власти сопутствовала концентрация земель в руках крупных чиновников, зачастую с помощью злоупотреблений закреплявших за собой служебные наделы навечно, и в целом рост частных владений, включая земли буддистских монастырей, во многом связанный с разорением крестьян. Эти процессы подрывали экономическую базу государства, так как с переходом государственных земель в частные руки снижались налоговые поступления в казну.

Постепенно в государстве росли и противоречия между военными и гражданскими чиновниками, а борьба противоборствующих группировок за власть еще в большей мере ослабила центральное правительство. Эти тенденции вели и к росту сепаратистских настроений среди знати. В 1135 северо-запад Корё охватил крупнейший мятеж под предводительством буддистского проповедника Мечхона, подавленный правительственными войсками во главе с известным государственным деятелем Ким Бусиком. Характерными для этого периода были и крупные крестьянские выступления. Их апогеем стала крестьянская война под руководством Мани в 1176—1178, с большим трудом подавленная силами военных, еще в 1170 захвативших власть в результате очередного обострения борьбы внутри правящей элиты. Почти столетие последующего правления военных в Корё имело некоторое сходство с процессами, происходившими в то же время в Японии, где с конца XII в. началась эпоха сёгунатов.

Пиком усиления военных стал захват реальной власти в стране в 1196 полководцем Чхве Чхун Хоном. Он смог укрепить обороноспособность страны, что помогло защитить Корё от новых набегов киданей в 1216—1218. Потомкам Чхве Чхун Хона — представителям фактически параллельной по отношению правящему роду ванов Корё династии Чхве — удалось удерживать контроль над государством до его завоевания монголами (1258).

В области идеологии в Корё доминировали конфуцианство и буддизм, но вместе с тем статус государственных церемониалов получила часть обрядов даосизма. Вся система образования и подготовки кадров чиновников всецело находилась под влиянием конфуцианства. Для подготовки чиновничества в 992 в столице была открыта высшая школа Кукчагам. Помимо высшей конфуцианской академии существовало некоторое число государственных и довольно много частных конфуцианских школ. Буддизм в этот период достиг своего наивысшего расцвета: буддийские монастыри, наряду с государственными учреждениями, получали земельные наделы, высшие чины буддийского духовенства приравнивались к чиновникам, многочисленные буддийские храмы и монастыри располагали огромными богатствами, пожертвованными правителями и частными лицами. В отличие от периода Объединенного Силла, в Корё монахи принимали активное участие в политической жизни, в периоды ослабления государства их вооруженные отряды играли значительную роль в борьбе за власть. Со временем буддизм подвергался все большим нападкам со стороны конфуцианцев, наиболее радикальные из которых требовали не только лишить буддийское духовенство и учреждения земельных владений и богатств, но и полностью запретить буддийское учение.

Высокого уровня в период Корё достигла дворцовая и парковая архитектура. В районе столицы Кэсон сохранились остатки дворцового комплекса Манвольдэ, возведенного в X в., и большое количество погребальных курганных комплексов правителей. Для нужд двора и высших сановников производилось значительное количество высокохудожественных предметов роскоши. К самым известным достижениям культуры эпохи Корё относятся фарфор селадон и Трипитака Кореана (XIII в.) — буддийский канон (Трипитака), вырезанный на 80 тыс. деревянных досок.

Буддизм продолжал стимулировать развитие изобразительного искусства, особенно скульптуры. К последним векам существования Корё относятся первые сохранившиеся памятники деревянного зодчества: например, павильон Мурянсуджон (XIII в.) в монастыре Пусокса. В это время были составлены такие выдающиеся исторические сочинения, как «Самгук саги» («Исторические записи трех государств», XII в.) Ким Бусика и «Самгук юса» («Забытые дела трех государств», XIII в.) Ирена. В XIII в. для книгопечатания в Корё впервые в мире начали применять подвижный металлический шрифт.

С 1231 начались набеги на Корё войск усилившейся Монгольской империи. Сопротивление захвату продолжалось в течение 25 лет. Во время нашествий монголов правители Корё спасались бегством на укрепленный остров Канхва (у совр. Инчхона), каждый раз сначала признавали власть завоевателей, но затем вновь восставали. Тем не менее, набеги монголов наносили значительный урон хозяйству Корё, а в 1258 ван Корё все же был вынужден признать себя данником Монгольской империи (после ее распада на отдельные улусы — империи Юань).

Монгольское иго продлилось около 80 лет. Как и русские князья, корейские государи постоянно должны были являться ко двору монгольских императоров, в их ставках в качестве заложников оставались наследники престола. Корё платило монголам большую дань, но в целом сохранило свою собственную внутреннюю структуру государственного управления. Тем не менее, в конце XIII в. Корё дважды (1274, 1281) служило плацдармом для подготовки оказавшихся неудачными (в том числе благодаря разметавшим флот завоевателей знаменитым тайфунам «камикадзе») монгольских экспедиций в Японию. Это, наряду с выплатой дани монголам, тяжким бременем ложилось на экономику Корё. В стране значительно сократилась численность населения, что вело к усилению эксплуатации крестьян, уменьшились посевные площади, ремесло и торговля находились в упадке.

В последующие десятилетия продолжавшаяся политическая нестабильность внутри Корё, где могущественные кланы боролись за влияние при дворе, усугублялась вмешательством в дела своего данника империи Юань. В стране неоднократно вспыхивали народные выступления против тяжелого положения, связанного с подчинением монголам. К середине XIV в. в результате внутренних междоусобиц позиции Юань стали ослабевать, в ходе восстания «Красных повязок» (1351—1368) ее власть в Китае пала, и там была создана империя Мин. Пользуясь начавшейся борьбой между восставшими и силами монголов, ван Корё Конмин в 1356 смог избавиться от монгольской зависимости. В 1359 на Корейский п-ов вторглись отряды «Красных повязок», но были разгромлены войсками Корё. Силы Корё, в свою очередь, в 1369—1370 совершили несколько походов на китайскую территорию с целью возвращения северных когурёских земель. Однако с упрочением власти империи Мин в Китае Корё вынуждено было признать традиционную формальную зависимость от могущественного соседа. Тем не менее, в стране в течение определенного времени еще были сильны позиции промонгольской группировки, поддерживавшей прежние отношения с монгольскими правителями.

Сохранявшаяся в стране политическая нестабильность и глубокий упадок в экономике в последние десятилетия существования Корё привел к власти «партию реформ» — оппозиционное движение под руководством Ли Сонге. Его социальной опорой являлись средние и мелкие чиновники, выступавшие против засилья знати и ухудшения своего положения. Они требовали укрепить центральную власть, резко ограничить частное землевладение, восстановить государственную собственность на землю и возвратиться к прежней системе выдачи наделов за службу, а также выступали за решительную борьбу с процветавшими в системе государственного управления злоупотреблениями.

128-1.jpg
Тангун — легендарный основатель государства Древний Чосон
128-2.jpg
Каменный сосуд. Пэкче. Фотография Ismoon
128-3.jpg
Чхве Чхивон — поэт и государственный деятель государства Объединенное Силла
128-4.jpg
Картина, изображающая аристократию Корё
128-5.jpg
Гробница вана Конмина. XIV в.
Смежные статьи

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты