КОНСТАНТИН V

0 комментариев

Византийский император с 18.06.741 г., соправитель с 08.720 г., сын императора Льва III и Марии, представитель Исаврийской (Сирийской) династии, выдающийся военачальник и администратор.

Будучи теоретиком и практиком иконоборческого движения К. V получил от ортодоксальных писателей резко негативную и очевидно искаженную посмертную оценку личности и правления, «удостоившись» прозвищ Копроним («Гноеименный») и Каваллин («Кобылятник»).

Взойдя престол 18.06.741 г., К. V уже год спустя едва не потерял царство. Летом 742 г. вспыхнул крупный мятеж, вдохновителем которого стал Артавазд – комит фемы Опсикий и муж старшей сестры василевса Анны. 07.742 г. Артавазд объявил себя императором и при участии войск Опсикия, Армениака и Фракии, а также константинопольского чиновничества и духовенства, быстро занял столицу. Новое правительство пошло на поводу у симпатизировавшей ему клики и немедленно реабилитировало иконопочитание, что оттолкнуло от Артавазда фемную аристократию. Провинциальная военная знать, прежде всего, в областях Анатолик, Фракисия, Кивирреоты сплотилась вокруг К. V и в итоге и за Артавазда, и за молодого василевса выступили примерно равные армейские группировки. Удача, однако, приняла сторону К. V. Он избрал своей ставкой Аморий (близ нынешнего села Хисаркей под г. Эмирдаг), где и перезимовал, а 05.743 г. разбил бунтовщиков при Сардах. К. V 2.11.743 г. штурмом овладел Константинополем, после чего плененный Артавазд и его сыновья (родные племянники К. V) Никифор и Никита были ослеплены.

Подавление восстания Артавазда подняло авторитет К. V: он отказался от политики отца, стремившегося к полюбовному соглашению со стратигами и игравшего на противоречиях между ними. Уже в 743 г. по обвинению в заговоре против императора был арестован и лишен зрения стратиг Фракисийской фемы патрикий Сисиний – племянник Льва III и двоюродный брат К. V. Сисиний поддержал К. V против Артавазда, но с разгромом мятежа влияние стратига Фракисиев чрезмерно возросло: в конечном счете, скрытые амбиции Сисиния представляли для К. V не меньшую угрозу, чем явные притязания Артавазда, и царь нанес по вероятному сопернику упреждающий удар. Далее К. V поставил армию и ее руководство под жесткий личный контроль, став не номинальным, а подлинным военным вождем империи. Василевс переподчинил себе мобильные отряды фемной конницы, ранее находившиеся в ведении стратигов, а также реализовал масштабную военную реформу, краеугольным камнем которой было появление тагм – регулярных кавалерийских частей. Они предназначались для наступления и составили главную силу византийской армии, тогда как приоритетной функцией фемного ополчения оставалась оборона. Учреждение постоянных армейских полков, расквартированных в столице, отвечало и насущным военным потребностям империи, и решало серьезную внутреннюю проблему – пресечение реального или потенциального сепаратизма провинций и восстановление власти центра над периферией. «Константинополь вернул себе доминирующее положение в империи, т.к. помимо гражданских структур управления в столице теперь были сосредоточены отборные воинские контингенты» (А.С. Мохов).

В течение десятилетия с момента мятежа Артавазда – очень опасного неожиданным рецидивом иконопочитания – К. V возобновил твердую иконоборческую политику, добившись консолидации правящей верхушки. Для василевса было принципиально важно сделать по-настоящему «своим» Константинополь: поддержка узурпатора Артавазда столичной знатью подорвала доверие К. V к ней. Правда, осада города 742-3 гг., вызванный ею голод и штурм с последовавшей расправой над сторонниками Артавазда, а также постигшая Константинополь в 747-8 гг. чумная эпидемия обекровили столичное население и ослабили константинопольскую аристократию, чем василевс и воспользовался. Царь наводнил поредевший Константинополь ремесленниками из Греции и выходцами из самых верных К. V фем – Анатолик и Фракисия. Василевс озаботился и благополучием жителей столицы: он установил фиксированные цены на хлеб, фактически принуждая крестьян снабжать Константинополь продовольствием по заниженной стоимости. Введенный при Льве III специальный налог – дикератон (см. Лев III) – позволил в 766 г. возродил константинопольский водопровод (т.н. акведук Валента), разрушенный аварами еще в 626 г. Все эти меры способствовали подъему в Константинополе торговли и ремесла и усиливали иконокластов, активизировавших борьбу против иконодулов в сер. 750-х гг.

Являясь фанатичным приверженцем иконоборчества, император дал теологическое обоснование их учения в т.н. «Вопрошаниях» (ок. 751) – богословско-полемическом трактате, составленном в форме вопросов и ответов. Адресованные духовенству, «Вопрошания» должны были доказать правоту и иконокластов, особенно, развеять сомнения по поводу соответствия их воззрений православному вероучению, которое царь взялся очистить от атавизмов идолопоклонства. В этом труде (правда, вполне дилетантском), и в не менее чем 13 публичных речах К. V защищался от нападок ортодоксальной оппозиции, уже с сер. 740-х гг. упорно распространявшей слухи о неисправимом еретичестве императора. Наиболее радикальные идеи василевса, в частности, отвержение не только почитания икон Богоматери и святых, но и их культа вообще, не встретили широкого отклика, так и оставшись чем-то вроде личного мнения. Тем не менее, К. V задал генеральную линию всему иконоборческому движению. В 752-3 гг. была развернута агитационная кампания в столице и крупных городах: на специальных собраниях царские эмиссары зачитывали инструкции, фрагменты сочинений К. V, разъясняя правительственный курс. Сам царь регулярно обращался к армии и константинопольскому населению в момент особых встреч на столичном ипподроме – т.н. силенциев, – что также играло роль в популяризации иконоборчества.

На фоне побед на восточном фронте (об этом ниже) К. V обрел необходимое могущество, чтобы организовать церковный собор, призванный догматически и дисциплинарно закрепить торжество иконоборчества. Нареченный «вселенским» собор заседал в Иерии (пригород Константинополя) 10.02. – 27.08.754 г.: он пребывал под влиянием умеренной партии, которая желала отмежеваться от различных ересей и в целом стояла на позициях православной церкви. Осудив почитание икон и святых мощей как идолопоклонство, соборные декреты в то же время предписывали прекратить изъятие храмовых сокровищ и устранить в данном вопросе перегибы на местах. Хотя постановления собор никак не касались монашества, именно с этого момента оно громко заявило о себе как яростно-непримиримая оппозиция официальной идеологии. Реакцией К. V на антиправительственную деятельность ортодоксальных фанатиков стал террор. В 760-70-е гг. по столице и в провинции прокатились волны монастырских погромов: немало число обителей было упразднено и перестроено в общественные здания (от зернохранилищ до казарм), а сами насельники бежали на Запад, в Сицилию, Южную Италию, Крым, или переходили в разряд обычных земледельцев; лояльные императору монастыри оказывались под государственным надзором. Впрочем, к концу царствования К. V обнаружились признаки угасания иконоборческого движения: между иконодулами и иконокластами наметилась тяга к компромиссу.

В 766 г. против василевса созрел заговор логофета дрома патрикия Константина, в котором были замешаны представители высшей бюрократии и даже константинопольский патриарх Константин II. Провал неудавшегося переворота, раскрытого на подготовительной стадии, привел к кровавой чистке управленческого аппарата и дальнейшему упрочению царской власти. Централистские тенденции нашли выражение в разделении ненадежной фемы Опсикий на три региона – собственно Опсикий, Вукелларии и Оптиматы, которые лучше поддавались контролю Константинополя, чем один большой военно-административный округ. К 766 г. во главе ключевых азиатских фем К. V расставил ближайших и, безусловно, преданных ему соратников – стратигом Анатолика стал Михаил Мелиссин, Фракисии – «правая рука» василевса в претворении иконоборчества Михаил Лаханодракон, Вукеллариев – Манис.

Внешняя политика К. V была на редкость успешной: впервые за несколько десятилетий Византия атаковала и в Малой Азии, и на Балканах. В Анатолии Византия со 2-й пол. 740-х гг. перешла от глухой обороны к тактике пограничной войны, все чаще и смелее тревожа мусульман. Воспользовавшись очередной смутой в халифате, К. V в 744/5 г. вступил в Германикею (Кахраманмараш) – родину Льва III, – в 747 г. ромеи рассеяли флот сарацин у Кипра, а в 754-5 гг. К. V захватил Мелитену (Малатья), Самосату (Самсат) и Феодосиополь (Эрзурум). В 756/7 г. арабы попытались контратаковать, но на р. Пирамос (Джейхан) в Киликии путь им преградили внушительные силы византийцев, и сарацины предпочли заключить перемирие и обменяться пленными. Однако затруднения арабов носили временный характер, а полноценную кампанию на Востоке Константинополь вести не мог. Не имея возможности долгосрочно удерживать освобожденные районы, К. V опустошал их и дотла разрушал сарацинские крепости. Как и ранее Юстиниан II, К. V начал новую колонизационную программу, стимулировавшую хозяйственное развитие Византии. Пленных арабов, армян, сирийцев и др. (преимущественно неортодоксального христианского исповедания или даже еретиков, вроде павликиан) К. V массово переселял во Фракию, комплектуя ими форпосты на болгарской границе.

В сер. 750-х гг. К. V сделал основным театром боевых действий Балканы, где наибольшую опасность для Византии представляла Болгария. Вчерашние кочевники, болгары, даже смешавшись со славянским населением, не вполне перешли к оседлому образу жизни, а правящая династия Дуло контролировала далеко не все болгарские роды, часть из которых беспрестанно тревожила византийцев во Фракии. Для борьбы с этой угрозой К. V развернул широкое строительство новых и капитальный ремонт старых крепостных сооружений, причем не только в южных предгорьях Балкан: оно затронуло и долину р. Гебр (Марица), византийско-арабское пограничье на юго-западе Малой Азии, острова Эгейского моря. К 770-м гг. были реконструированы и ключевые дороги на Балканах, в частности, от Константинополя до Фессалоники и Сердики (Софии), что обеспечило быстрое перемещение войск от столицы к болгарской границе. Грамотная организация армии, ее руководства и снабжения привели к тому, что львиная доля ресурсов, выделявшихся на военные нужды, шла не на содержание воинских подразделений как таковых, особенно, в порубежных районах, а на сооружение оборонительных линий.

Между тем укрепление северо-фракийской границы болгары восприняли настороженно, а прекращение империей выплаты дани (ок. 754) – и вовсе как объявление войны. Очевидно, василевс был к ней готов, поскольку дальнейшие события показали, что К. V перешел в активное наступление, поставив конечной целью полное покорение Болгарии и восстановление ромейской границы на Дунае. Опираясь на хорошо подготовленные, экипированные и достаточно многочисленные вооруженные силы, византийцы вторгались на болгарскую территорию с нескольких направлений одновременно, что дезориентировало неприятеля и вынуждало его распылять собственные силы. Хотя главную ударную часть ромейской полевой армии, – регулярной и компактной (ок. 10-12 тыс. солдат) – составляла конница, большое значение принадлежало и военно-морскому флоту. Он еще больше повышал уровень мобильности византийских войск и способствовал их высадке в самых неожиданных для болгар пунктах. Не обладая собственным кораблестроением, болгары здесь целиком проигрывали ромеям, которые безраздельно господствовали на Черном море и, таким образом, уверенно владели инициативой. Как и на Востоке, болгарские кампании К. V были скоротечными: он проводил рейды вглубь вражеских областей, стремясь нанести максимальный материальный ущерб. Царь не упускал и случая пополнить число подданных за счет иммиграции местных жителей в Византию: так, в 763/4 г. большая группа славян покинула Болгарию и, оказавшись в пределах империи, была переселена на северо-запад Анатолии в провинцию Вифиния.

Болгаро-византийская война открылась в 755 г. набегом хана Кормисоша на Фракию, который был отбит. Год спустя в 756 г. уже К. V, как всегда, лично командуя армией, атаковал хана и наголову разбил его у Маркелл (вероятно, близ нынешнего г. Кюстендил), тогда как ромейский флот вошел в устье Дуная и опустошил северную Болгарию. Новое обострение византийско-болгарских отношений повлекло разгром болгар 30.06.763 г. у Анхиала (Поморие), после чего бежавший с поля боя хан Телец был вскоре убит, а Болгария на десятилетие погрузилась в междоусобицу. Однако, несмотря на блестящие победы, длительного мира на северо-западных рубежах, равно как и подчинения Болгарии, Византии достичь не удалось: она, правда, сумела закрепиться в северной Фракии и вплоть до Месемврии. Периодические сшибки византийцев и болгар, ответные экспедиции продолжались вплоть до кончины К. V во время очередного (девятого) болгарского похода.

В царствование К. V положение Византии упрочилось повсюду, за исключением Италии: разрозненные византийские владения на Апеннинах оказались предоставлены сами себе и едва выживали. В 751 г. лангобарды вступили в Равенну, ликвидировали ромейский экзархат в серединной Италии и создали непосредственную угрозу Риму. Отсутствие военной помощи из Константинополя побудило папу Стефана II (III) обратиться за защитой к фактическому правителю (майордому) франков Пипину Короткому: его свидание с понтификом 6.01.754 г. и последовавшая затем 28.07.754 г. в парижском аббатстве Сен-Дени королевская коронация Пипина ознаменовали переориентацию папства с Византии на франков. На такой демарш Рима К. V отреагировал выводом из-под его юрисдикции эллинизированных провинций Калабрии, Сицилии и Иллирика: их епархии отошли к константинопольскому патриарху.

С поражением и осуждением иконоборчества в сер. IX в. прах К. V был изъят из императорской усыпальницы в ц. св. Апостолов в Константинополе, сожжен и выброшен в море.

К. V был трижды женат. В 732 г. в знак укоренения связей с Хазарией Лев III женил наследника на дочери или сестре кагана Вирхора Чичак, крестившейся под именем Ирины. После рождения ее единственного сына Льва (IV) 25.01.750 г. Ирина скончалась, и К. V обвенчался с Марией, умершей бездетной ок. 751 г. Третьей женой К. V стала Евдокия Мелиссина, родившая ему пятерых сыновей и дочь.

Исторические источники:

Летопись византийца Феофана от Диоклетиана до царей Михаила и сына его Феофилакта / Пер. В.И. Оболенского, Ф.А. Терновского; предисл. О.М. Бодянского. М., 1884;

Никифора патриарха Константинопольского краткая история со времени после царствования Маврикия / Пер. и комм. Е.Э. Липшиц // Византийский временник. Т. III (28). 1950;

Чичуров И.С. Византийские исторические сочинения «Хронография» Феофана, «Бревиарий» Никифора. Тексты, перевод, комментарий. М., 1980.

Иллюстрации:

Император Константин V (солид, ок. 741);

Император Константин V во главе иконоборческого движения (болгарский иллюстрированный перевод Хроники Константина Манассии. Миниатюра 48, XIV в.).

Автор статьи: А. Н. Слядзь

Литература
  • История Византии: В 3 т. / Под ред. С.Д. Сказкина: Т. II. М., 1967.
  • Липшиц Е.Э. Очерки истории византийского общества и культуры VIII – первой половины IX в. М.; Л., 1961.
  • Мохов А.С. Византийская армия в середине VIII – середине IX в.: Развитие военно-административных структур. Екатеринбург, 2013.
  • Острогорский Г.А. История византийского государства / Перев. с нем. М.В. Грацианского; ред. П.В. Кузенков. М., 2011.
  • Сюзюмов М.Я. Проблемы иконоборчества в Византии // Ученые записки Свердловского государственного педагогического института. Вып. VI. 1948.
  • Brubaker L., Haldon J. Byzantium in the Iconoclast era, c. 680-850: A history. Cambridge, 2011.
  • Gero S. Byzantine Iconoclasm during the reign of Constantine V. Louvain, 1977.
  • Jenkins R.J.H. Byzantium: The Imperial Centuries, 610-1071. New York, 1993.
  • Kaegi W.E. Byzantine Military Unrest, 471-843: Аn interpretation. Amsterdam, 1981.
  • Lombard A. Constantin V, empereur des Romains (740-775). Paris, 1902.
  • Martin E.J. A History of the Iconoclastic Controversy. London, 1930.
  • Rochow I. Kaiser Konstantin V. (741-775): Materialien zu seinem Leben und Nachleben. Frankfurt am Mein, 1994.
  • Treadgold W. A History of the Byzantine State and Society. Stanford, 1997.
  • Whittow M. The Making of Orthodox Byzantium, 600-1025. London, 1996.
Статью разместил(а)

Слядзь Андрей Николаевич

кандидат исторических наук

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты