КОНСТАНТИН IX МОНОМАХ

0 комментариев

Византийский император в 1042-55 гг., третий супруг и соправитель императрицы Зои Багрянородной, соправитель ее сестры императрицы Феодоры Багрянородной, представитель Македонской династии.

Отец Константина IX Феодосий Мономах (букв. «Единоборец») – крупный судейский чиновник, происходивший из знатной семьи, – в начале 1020-х гг. был казнен за участие в неудачном заговоре против Василия II. Несмотря на это, Константин Мономах остался в Константинополе и сохранил членство в синклите, а Роман III Аргир (его племянница являлась женой Мономаха) приблизил Константина ко двору. Мономах вошел в милость у императрицы Зои, но, тем не менее, попал в опалу в Митилену на о. Лесбос при Михаиле IV Пафлагоне: василевс побаивался конкуренции со стороны статного и обаятельного Константина, приглянувшегося стареющей царице. С падением Пафлагонского клана и свержением Михаила V Мономах вернулся в столицу по настоянию Зои: 11 июня 1042 г. он обвенчался с василисой (для обоих данный брак был уже третьим), а 12 июня 1042 г. короновался в качестве соправителя супруги и ее незамужней сестры Феодоры. Брак с отпрыском Македонской династии обеспечил Константину Мономаху престол и легитимировал власть.

Вехи внутренней политики Константина IX можно разбить на три рубрики: во-первых, фискальные преобразования и судьба стратиотского ополчения; во-вторых, демилитаризация провинциальной администрации; в-третьих, углубление раскола правящей верхушки.

В условиях прекращения внешней экспансии, когда основной статьей пополнения императорской казны являлись военные трофеи, содержание разветвленного государственного аппарата оказывалось слишком дорогостоящим, что, следовательно, вызывало необходимость сокращения расходов. При наличии, казалось, прочных рубежей наиболее подходящим пунктом для урезания трат представлялась армия. В поисках новых источников дохода Константин IX окончательно превратил свободных стратиотов в налогоплательщиков, что стимулировало упадок фемного ополчения. Лишенные ситиресия (опсония) – регулярного ежемесячного солдатского довольствия провиантом, одеждой, обмундированием и фуражом, – стратиоты должны были снабжать себя материально за счет собственных земельных наделов. Ощутимое сокращение мужского военнообязанного населения, разорение громадного количества стратиотов, а также соображения экономии вынудили Мономаха пойти на ликвидацию фемных контингентов в некоторых регионах, например, в Иверии. Теперь налоги, ранее поступавшие в виде опсония с нескольких областей, шли прямо в казну. Фемный строй ослабел, и оборона страны была доверена различным наемникам, расквартированным не по всему периметру границы, а лишь в ее ключевых пунктах.

В то же время «первый министр» (месадзон) Константина IX Константин Лихуд – будущий константинопольский патриарх Константин III – провел ряд реформ, связанных с усилением гражданского руководства на местах и упрощением военной организации. Именно в годы автократии Константина Мономаха завершился процесс демилитаризации провинциальной администрации. Региональная власть сосредоточилась у фемного судьи (крита), а не стратига, как было принято в течение последних веков (перераспределение компетенций началось столетием ранее при Романе I Лакапине). Показательно, что такое «оцивиливание» фем рассматривалось как некое «восстановление империи», возвращение Византии в нормальное русло путем разрыва с сверхмилитаризацией и чрезвычайщиной, достигших апогея в полувековое царствование Болгаробойцы. Демонтаж старого военного управления и ставка на наемников, наравне с возложением тягла на стратиотов, вызвали возмущение и в крестьянской массе, и у армейской аристократии.

Острие политики Мономаха, всецело удовлетворявшей столичную бюрократию и дворцовую знать, было обращено против фемной военной элиты. Ответом на это стали мощные антиимператорские восстания ее представителей, поднявших голову впервые за десятилетия – Георгия Маниака (1042-43 г.) и Льва Торника (1047 г.).

Георгий Маниак – видный военачальник, герой войн с арабами (см. Роман III Аргир, Михаил IV Пафлагон) – попал в опалу в 1040 г., но в начале 1042 г. был реабилитирован Михаилом V и назначен катепаном Италии. Едва прибыв на Апеннины в апреле 1042 г., Маниак узнал о свержении Михаила, воцарении Константина Мономаха и вскоре получил приказ о своем отзыве в столицу, что не предвещало ничего хорошего, поскольку Георгий крепко враждовал с Романом Склиром – братом фаворитки Мономаха Марии Склирены. Дело в том, что земельные владения Маниака и Склира в феме Анатолик находились по соседству друг с другом, и между динатами происходила настоящая война, наглядно демонстрирующая ослабление контроля центральной власти над провинциальной знатью. Опираясь на своих людей, Маниак изгнал Склира из его имений, но в 1042 г., воспользовавшись отсутствием Георгия, Роман взял реванш. Он пожег села Маниака и надругался над его женой, а теперь задумал окончательно погубить неприятеля: Склир оклеветал Маниака перед Константином IX. Узнав о требовании прибыть в Константинополь в августе 1042 г., Георгий Маниак решил дать бой клике Мономаха – Склира. Используя поддержку войск, Маниак поднял восстание и в сентябре 1042 г. провозгласил себя императором, а в феврале 1043 г. десантировался с армией близ Диррахия (Дуррес) и начал движение к Константинополю. Благодаря полководческим способностям и высокому авторитету Маниака среди солдат его предприятие имело большие шансы на успех, но в конце апреля или начале мая 1043 г. в битве у оз. Острово под Фессалоникой Маниак, почти выигравший сражение, был убит, а его армия разбежалась. Неожиданный финал восстания не означал полного умиротворения: в июле 1043 г. недавний победитель Маниака стратиг-автократор евнух Стефан Севастофор был обвинен в стремлении возвести на трон стратига Лесбоса Льва Лампроса. Разоблачение заговора, который, конечно, не шел ни в какое сравнение с мятежом Георгия Маниака, привело к тому, что Севастофор был пострижен и сослан, а Лампрос – пытан до умопомрачения и ослеплен.

Череда армейских мятежей продолжилась в конце 1040-х гг., когда против Константина IX выступили уже не отдельные командиры, а целая фракция правящей верхушки. 14 сентября 1047 г. из Константинополя бежал патрикий Лев Торник – крупный македонский магнат, племянник василевса по матери, заподозренный Мономахом в злоумышлении против себя. Намереваясь удалить родственника из столицы, Константин IX назначил его стратигом Иверии, но Торник расценил это как почетную ссылку и отказался подчиниться, за что был насильно пострижен и помещен под домашний арест. Вторично нарушив царское предписание, Торник самовольно покинул Константинополь и прибыл в Адрианополь (Эдирне), где объявил себя императором и организовал восстание, в которое охотно влилась знать Македонии и Фракии. Быстро собрав значительные силы, Торник к концу сентября 1047 г. подступил к столице. С осадой Константинополя ситуация для Мономаха резко осложнилась: мятежники располагали качественной армией, тогда как Константин IX смог противопоставить ей лишь наспех сколоченное городское ополчение. Оно было рассеяно Торником в первой же стычке у стен столицы, но вместо того, чтобы немедленно захватить Константинополь штурмом, Торник предпочел не преследовать разбитых защитников города, а дождаться его капитуляции. Восставшие знали о непопулярности Мономаха среди синклита, а также наладили связь с дворцовой оппозицией, душой которой была тетка Льва Торника – сестра царя Епрепия, и поэтому считали, что Константинополь должен пасть со дня на день.

Однако время работало против бунтовщиков: во-первых, Константину IX удалось навести порядок в столице (в том числе изолировать Епрепию и ее приверженцев) и укрепить оборону и, во-вторых, перспектива воцарения креатуры военной знати не вдохновляла жителей Константинополя, возмущенных разграблением городских предместий. Наконец, в-третьих, балканские динаты и Торник не сумели привлечь на свою сторону малоазийских аристократов, что позволило Мономаху противопоставить одну часть военно-землевладельческой знати другой: в конечном счете, ни анатолийские магнаты, ни столичная сановная аристократия не желали видеть на троне выдвиженца сравнительно небольшой, но очень амбициозной македонской группировки. Пока Лев Торник простаивал у Константинополя, на помощь императору прибыли подразделения, расквартированные в Малой Азии, а, главное, в стане мятежников начался голод. Не имея возможности снабжать себя продовольствием, Торник отступил от столицы: под давлением правительственных войск, а также эмиссаров Мономаха, которые обещали амнистию всем сложившим оружие, армия бунтовщиков стала распадаться. Растеряв солдат, Лев Торник затворился в Булгарофигоне (Бабаэски), где был обманом взят в плен и в канун Рождества 1047 г. ослеплен, после чего восстание захлебнулось.

Подавленные не без труда и отчасти благодаря счастливым случайностям, мятежи Маниака и Торника породили страх перед влиятельными командирами, который вынуждал центральное правительство в 40-70-х гг. XI в. развивать наемническую армию, требовавшую дополнительных расходов. Константин IX возбудил негодование и у тех, кто способствовал его воцарению – синклитиков: василевс раздавал титулы и должности по личной прихоти, пренебрегая табелью о рангах. Впрочем, здесь проявились не столько каприз и кумовство Мономаха, сколько его политическая изворотливость: открывая доступ в сенат новым общественным слоям – в первую очередь константинопольской торгово-ремесленной верхушке, – император, таким образом, увеличивал опорную базу режима. Данные меры являлись тем более актуальными, что во второй четверти ХI в. возрос накал социальной борьбы (см. Михаил V Калафат), который уже не мог быть поглощен военной экспансией, как столетием ранее. Важно и то, что альянс («гражданский мир») военно-землевладельческой аристократии и константинопольского чиновничества – один из капитальных столпов государственного здания – исчерпал потенциал в момент масштабной варварской атаки византийских рубежей. Фактор внутренней напряженности тесно переплетался с международными проблемами, внезапно обрушившимися на империю в конце 1040-х гг.: на фоне господства столичной бюрократии и ее антимилитаристского курса ромеям пришлось сражаться сразу на трех фронтах – против норманнов, печенегов и турок-сельджуков.

В 1042 г. норманнские наемники в Италии, примкнувшие к антивизантийскому мятежу в Апулии (см. Михаил IV Пафлагон), объявили о создании собственного княжества и в 1047 г. признали себя вассалами германского императора Генриха III. Это резко ухудшило и без того неблагоприятную для ромеев обстановку на Апеннинах, где к 1045 г. в их руках оставалась лишь горсть крепостей – Бари, Бриндизи, Отранто, Тарент. Параллельно в 1046-47 гг. печенежская орда, с 1026 г. кочевавшая к северу от Нижнего Подунавья, хлынула в империю и, подобно готам IV в., расселилась в качестве федератов в Паристрионе, Македонии и Фракии. Однако в 1048 г. печенеги отказались нести военную службу Константинополю и опустошили северо-балканские провинции Византии. В 1049-50 гг. ромеи потеряли контроль над большей частью Болгарии, но уже осенью 1050 г. сумели отразить крупный набег кочевников на окрестности Константинополя и в 1051-53 гг. вытеснили печенегов за Дунай. Несмотря на победу и освобождение Болгарии от степняков, они на несколько ближайших десятилетий стали главной угрозой Константинополю на западе, отвлекая внимание византийцев от Азии.

На другой – восточной – окраине Мономаху удалось добиться отдельных успехов и даже прирастить владения империи до их предельного протяжения. Летом 1045 г. Византия аннексировала Армению с ее столицей Ани: Армения утратила значение северо-восточного лимитрофа между ромеями и турками-сельджуками, недавно появившимися на Ближнем Востоке. Впрочем, вряд ли разрозненные южнокавказские княжества реализовали бы функции буферной зоны и надежно защищали византийскую Анатолию: у Константина IX фактически не оставалось выбора, и присоединение Армении было продиктовано исключительно интересами безопасности. Как только империя добралась до территориального максимума, она перешла к обороне: в 1048 г. сельджуки вторглись в Васпуракан, но потерпели поражение и были вытеснены в Иран.

Последний год жизни Константина Мономаха ознаменовался «Великой схизмой» западной и восточной церквей: политико-теологические дебаты, инициированные энергичным константинопольским патриархом Михаилом I Кируларием, быстро привели к конфликту между ним и прибывшим в Константинополь папским легатом кардиналом Гумбертом. 16 июля 1054 г. Гумберт публично проклял и отлучил патриарха, а Кируларий сделал то же самое в отношении папы (римская кафедра тогда, правда, вдовствовала). Кардинал Гумберт, выдвинув претензии к патриарху и его клиру, демонстрировал подчеркнутое почтение к василевсу, который в этом серьезном межцерковном разладе занял нейтральную позицию. В любом случае страдавший подагрой император был не в состоянии примирить враждовавшие стороны. Не прожив затем и полугода, Константин IX скончался от пневмонии в начале 1055 г.

Константин Мономах был трижды женат. О его первой супруге, рано умершей (не позднее 1025/28 г.), ничего неизвестно. Вторая жена – племянница Романа III, дочь его сестры Пульхерии и Василия Склира – также скончалась молодой ок. 1034 г. От нее Константин имел дочь Марию, которая ок. 1047 г. вышла замуж за Всеволода Ярославича – младшего сына великого киевского князя Ярослава Мудрого – и стала матерью Владимира Мономаха. Третий брак Константина IX с Зоей Багрянородной (ум. 1050 г.), сугубо конъюнктурный, оказался бездетным и, пожалуй, фиктивным: императрица была примерно на 20 лет старше супруга. Женившись на Зое, Мономах не прервал связь с племянницей своей второй жены Марией Склиреной, с которой он сошелся еще до ссылки. Склирена получила высокий титул севасты и оставалась официальной фавориткой василевса вплоть до своей безвременной кончины ок. 1045 г.

Среди заметных событий царствования Константина IX числится учреждение ок. 1043 г. Константинопольской Высшей школы, располагавшейся в церкви св. Георгия Победоносца при Манганском дворце. Кураторами столичного «университета» стали блестящие интеллектуалы эпохи – Иоанн Мавропод, Иоанн Ксифилин и Михаил Пселл.

Исторические источники:

Кекавмен. Советы и рассказы. Сочинение византийского полководца XI века / Подг., введ., перев. с греч., комм. Г.Г. Литаврина. Изд. 2-е, перераб., доп. СПб., 2003;

Михаил Пселл. Хронография. Краткая история / Пер., ст., прим. Я.Н. Любарского, Д.А. Черноглазова, Д.Р. Абдрахманова. СПб., 2003;

John Skylitzes. A Synopsis of Byzantine History, 811-1057 / Transl. by J. Wortley with Introductions by J.-C. Cheynet and B. Flusin and Notes by J.-C. Cheynet. Cambridge, 2010;

Michaelis Attaliotae Historia / Rec. I. Bekkerus. Bonnae, 1853.

Иллюстрации:

Император Константин IX и императрица Зоя перед Христом (собор св. Софии. Константинополь);

Прибытие Константина Мономаха в Константинополь (слева) и венчание с императрицей Зоей («Обозрение истории» Иоанна Скилицы, рубеж XII – XIII вв. Королевская библиотека. Мадрид);

Императорская коронация Константина IX («Обозрение истории» Иоанна Скилицы, рубеж XII – XIII вв. Королевская библиотека. Мадрид);

Осада Константинополя войсками мятежника Льва Торника («Обозрение истории» Иоанна Скилицы, рубеж XII – XIII вв. Королевская библиотека. Мадрид).

Автор статьи: А. Н. Слядзь

Constantinе IX (1043-55) (c).jpg
Arrival of Constantine IX to Constantinople.jpg
Coronation of Constantine IX.jpg
Leo Tornikios attacks Constantinople in 1047.jpg
Литература
  • История Византии: В 3 т. / Под ред. С.Д. Сказкина: Т. II. М., 1967.
  • Литаврин Г.Г. Одиннадцатое столетие в истории Византии: факторы прогресса и упадка // Albo dies notanda lapillo: коллеги и ученики – Г.Е. Лебедевой / Отв. ред. В.А. Якубский. СПб., 2005.
  • Литаврин Г.Г., Янин В.Л. Новые материалы о происхождении Владимира Мономаха // Историко-археологический сборник А.В. Арциховскому к 60-летию со дня рождения и 30-летию научной, педагогической и общественной деятельности. М., 1962.
  • Острогорский Г.А. История византийского государства / Перев. с нем. М.В. Грацианского; ред. П.В. Кузенков. М., 2011.
  • Скабаланович Н.А. Византийское государство и церковь в XI в.: От смерти Василия II Болгаробойцы до воцарения Алексея I Комнина: В 2 кн. Кн. I / Вступ. ст. Г.Е. Лебедевой. СПб., 2004.
  • Слядзь А.Н. Константин Мономах и конец классической Византии // Проблемы истории и культуры средневекового общества. Тезисы докладов XXXIV всероссийской конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Курбатовские чтения». СПб., 2015.
  • Юзбашян К.Н. Армянские государства эпохи Багратидов и Византия IX – XI вв. М., 1988.
  • Angold M. The Byzantine Empire, 1025-1204: A Political History. 2nd edition. New York, 1997.
  • Treadgold W. A History of the Byzantine State and Society. Stanford, 1997.
  • Whittow M. The Making of Orthodox Byzantium, 600-1025. London, 1996.
Статью разместил(а) IMG_5550.JPG

Слядзь Андрей Николаевич

кандидат исторических наук

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты