Кондиции 1730г.

0 комментариев

Конди́ции (от лат. conditio - условия) – документ социально-политической истории России XVIIIв., содержащий серьезные ограничения властных полномочий, которые должна была по предложению Верховного Тайного совета добровольно принять на себя перед вступлением на российский престол (январь 1730г.) будущая императрица Анна Иоанновна. Является первой зафиксированной попыткой ограничения самодержавия в Российской империи, предпринятой в собственных интересах узким кругом высшей аристократии.

 

Подлинный документ с текстом «Кондиций», написанный писарем на обеих сторонах листа, подписанный, но позднее разорванный императрицей Анной Иоанновной. Хранение – РГАДА.

 

 

Источники по истории «Кондиций» и восшествии на престол императрицы Анны Иоанновны.

Среди исторических источников, содержащих информацию по данному вопросу, можно выделить, минимум, три группы.

Первая – исторические сочинения, часто носящие в т.ч и характер мемуаров, поскольку были написаны людьми, непосредственно участвующими в событиях (Ф. Прокопович, В. Татищев и др.).

Вторую группу образуют материалы дознаний, проводившихся Тайной канцелярией в конце царствования Анны Иоанновны, когда тема всех обстоятельств и интриг вокруг восшествия на престол заинтересовала императрицу и её окружение (причем, как допросы обвиняемых, так и свидетелей под делу – таких, как секретарь Верховного Тайного совета В. Степанов).

Не меньший интерес представляет и корпус депеш и докладов, отправляемых в свои правительства дипломатами, аккредитованными при российском дворе. Чрезвычайно подробные и красочные, богатые на детали, они представляют серьезный интерес для исследователей.

И, конечно, замечательно, что самый главный документ – сами «Кондиции» - хотя и был изорван, но не погиб в бездне времени, а бережно хранился в архиве самих Романовых, напоминая им о хрупкости власти. Сейчас место хранения этого уникального документа – РГАДА (Ф. 3. Оп. 1. Д. 6. Л. 12а-12б).

 

Предыстория вопроса

Ситуация с выдвижением "кондиций" стала возможна, прежде всего, потому, что достигший столь многого в свое царствование Петр I не успел решить важнейшую для любого монарха задачу - оставить после себя сильного преемника и устойчивую систему престолонаследия. Подписанный им в 1722г. «Указ о престолонаследии» предусматривал назначение наследника по воле монарха и был направлен на то, чтобы обеспечить на троне преемника-единомышленника, который сохранит и приумножит петровские преобразования. Но выбрать и воспитать такого наследника Петр не успел.

В результате после его смерти в 1725 г. к власти благодаря поддержке гвардии и ряда ближайших сподвижников Петра пришла его вдова - Екатерина I, а после ее смерти в 1727 г. внук Петра I (сын погибшего Алексея) - Петр II. Ни Екатерина I, которую С.М. Соловьев по способностям к самостоятельному правлению образно сравнивал с плющом, обвивавшим ствол дерева-великана, ни малолетний Петр II не проявляли должных умений, а зачастую, и интереса к ежедневному труду правителя, по факту, сводя его к формальному подписыванию бумаг.

Управленческим центром принятия государственных решений стал созданный в 1726г. по указу Екатерины I Верховный Тайный Совет - высший государственный орган, формально с совещательными полномочиями, но по факту, сосредоточивший в своих руках на пять лет подавляющее большинство властных полномочий, включая контроль над Сенатом и коллегиями. Все указы, подписанные императрицей, дополнительно заверялись подписями министров - членов Верховного Тайного Совета.

Первоначально, в состав 8 министров (или «верховников») входили исключительно «птенцы гнезда Петрова»: А. Д. Меншиков, Ф. М. Апраксин, Г. И. Головкин, А. И. Остерман, Д. М. Голицын и др. Но довольно быстро различные обстоятельства (внутренние интриги, опала, смерть, милости государей) способствовали переменам в составе Совета.

В 1730 г. – в момент смерти Петра II - основную роль в нем играли выступавшие заедино князья Долгоруковы и Голицыны. Екатерина I, в своем завещании практически уравнявшая власть Совета с полномочиями императора (на время его малолетства), запретила его членам при этом вмешиваться в порядок престолонаследия, определив в качестве следующих наследниц – своих дочерей от Петра I. Но вошедшие во вкус власти аристократы Голицыны и Долгоруковы в этот раз оставили без внимания волю низкородной «лифляндской прачки1». Возможно, считали не совсем достойным (по матери) происхождение Елизаветы Петровны, рожденной к тому же до законного брака, но, возможно, ещё боялись, что в потомстве Петра могут столкнуться с его своенравным и сильным характером.

Тогда они решают обратить внимание на другую ветвь рода Романовых, пошедшую от старшего брата Петра I и его соправителя с 1682 по 1696г. – Ивана (Иоанна) V. Отвергнув и тут старшую дочь Ивана Екатерину - формально по причине её замужества (но, скорее всего, опять же из-за её активной деятельной натуры - верховники останавливают свой выбор на младшей – Анне, герцогине Курляндской.

 

Анна Иоанновна.

Анна Иоанновна к тому времени уже почти двадцать лет (с 1710г.) жила вдали от родины. В юном возрасте она была, по воле Петра, выдана замуж за герцога Курляндского Фридриха Вильгельма, который умер через два месяца после свадьбы. Хотя Анна и стала официальной правительницей герцогства, её жизнь нельзя было назвать счастливой. Об этом говорит то, что она неоднократно порывалась вернуться домой – в Россию, подавая прошения Петру I, а также писала жалостливые письма с просьбой о деньгах и покровительстве родне (в частности, Екатерине I). Экономическое положение герцогства было не в лучшем состоянии, к тому же, местные дворяне под разными предлогами постоянно урезали финансирование двора герцогини.

 

Единственный известный портрет Анны Иоанновны в бытность герцогиней Курляндской. Гравюра Ж-М Бенигерота, 1710-е годы.

Источник: https://baronet65.livejournal.com/50562.html

 

Не было за ней и мощного поддерживающего клана - боярский род (по матери) Салтыковых не сильно опекал родственницу, не видя в ней политических и экономических выгод, к тому же, с деспотичной матерью у Анны с детства были непростые отношения. В поисках опоры и защиты она завязала длительные отношения с П. Бестужевым-Рюминым, отправленным с ней Петром I для помощи в делах управления. Но в 1727г. интриги Меншикова привели к его отзыву в Россию, оставив Анну в горести и одиночестве. Правда, вскоре она обратила взор на работавшего в её канцелярии и никому пока не известного чиновника по фамилии Бирон, но, вряд ли, он мог в тот момент рассматриваться в качестве серьезной опоры. Кто же знал, что совсем скоро его имя станет нарицательным и даст название целому десятилетию российской истории… Но это будет потом, а сейчас её незавидное положение лучше всего характеризуется фразой: она не стала «своей для чужих», но уже точно была «чужой для своих».

 

Смерть Петра II и выдвижение на престол Анны Иоанновны.

19 января 1730г. в Москве от черной оспы неожиданно умирает молодой император Петр II. Особый драматизм ситуации придает то, что в этот момент гости собираются в древнюю столицу по случаю ожидаемой свадьбы Петра с дочерью одного из верховников – князя Алексея Долгорукова. Удар, который наносит эта смерть по амбициям клана князей Долгоруковых, которые были на шаг от полноценного триумфа власти, - сюжет, достойный пера Шекспира. Особенно, учитывая то, что в последний момент, не желая упускать такую близкую власть из рук, они решаются на прямой подлог подписи умершего императора, который якобы оставил престол своей невесте. Эта неудавшаяся попытка была осмеяна даже ближайшим союзником Долгоруковых – князем Голицыным, и почти через десять лет будет стоить им жизни.

Развернувшиеся после этого события поражают своей невероятной плотностью, совершенно не вяжущейся с традиционным восприятиям «сонной» Москвы XVIIIв. От первого упоминания «Кондиций» и до их публичного разрыва императрицей – с 19 января (30 января) по 25 февраля (8 марта) 1730 г. - прошло чуть больше месяца.

Вечером 19 января собравшись в Лефортовском дворце, где только что умер Петр II, большая часть Верховного совета решает судьбу России на ближайшие годы и останавливается окончательно на кандидатуре Анны Иоанновны. Предложивший её Дмитрий Голицын в доказательство приводит следующие аргументы: относительную молодость (гипотетическую возможность выйти замуж и дать стране наследника), воспитание в «старой хорошей семьи» и доброе сердце2.

 

Анна Иоанновна. Неизв. худ. XVIIIв.

Источник фото: pinterest.ru

 

При анализе становится понятно, что за этим комплементарным набором скрывалась изрядная доля лукавства. С точки зрения рождения наследника, гораздо лучше могла подойти царевна Елизавета Петровна, которой на тот момент 21, а не Анна, которой вот-вот исполнится 37 лет. К тому же, буквально через несколько дней в составленных в «Кондициях» будет зафиксировано противоположное требование для Анны – не выходить замуж, не рожать и не назначать наследника. С воспитанием в духе старых хороших времен можно согласиться: Измайловский дворец, где жила Анна с матерью – даже посреди бурной петровской России всегда оставался островком «старой России3». Ну а за комплиментом про «доброе сердце», скорее всего, и прятались главные резоны верховников: надежды на её послушность, отсутствие опыта и, главное, уверенность в том, что нынешнее почти бедственное положение не позволит ей быть слишком привередливой.

 

Цель и содержание «Кондиций»

Но даже при столь благоприятных характеристиках Д.М. Голицын предложил своим коллегам по Верховному совету своеобразную страховку, гарантирующую им и в будущем возможность безраздельно распоряжаться той полнотой власти, которую они приобрели за время царствования предыдущих правителей - Екатерины I и Петра II4. Эту цель он обозначил перед коллегами с максимальной конкретностью: себе «полегчить», «воли прибавить» и даже накинуть «намордник на спящего тигра5», под которым, конечно, понималась не сама Анна, сколько «самодержавие» в целом, силу которого присутствующие, вместе со всей родовитой аристократией, в полной мере прочувствовали за время правления её дяди – Петра I, когда многие знатные «фамилии» уходили в тень «низкородных» любимцев царя, типа А.Д. Меншикова и П.П. Ягужинского.

 

Князь Д.М. Голицын.

Источник фото: wikipedia.org

 

Сам князь Д. М. Голицын, которому в 1730г. исполнилось 65, в полной мере познал все метаморфозы «петровской эпохи». Как человек незаурядного ума, он понимал всю ценность петровских реформ, но, по мнению историков, чаще был «невольным сподвижником Петра6». Родовитый, прекрасно образованный, отучившийся за границей, по натуре, скорее, консервативный, хотя и сделавший при Петре государственную карьеру, в которой были и невероятные взлеты, и суровая опала, он очень хорошо знал, как жизнь может перевернуться «вверх тормашками» по воле самодержца. В силу этого хотел обезопасить и себя, и близких людей своего круга от подобных ситуаций.

В качестве такой страховки, к тому же юридически оформленной, и были задуманы им «Кондиции», которые будущая императрица должна подписать перед вступлением на престол.

Как свидетельствовал позже во время дознания секретарь Верховного Тайного совета Василий Степанов7, именно, Д. М. Голицын и В. Л. Долгоруков сыграли основную роль в написании текста «Кондиций».

 

Князь В.Л. Долгоруков.

Источник фото: wikipedia.org

 

Указанные в них ограничения власти самодержца затрагивали все важные сферы государственной жизни. Без согласия с Верховным советом, императрица не должна была самостоятельно решать вопросы войны и мира, не назначать новые налоги, не лишать дворян жизни и имений. Вне её компетенции теперь были кадровые и экономические рычаги влияния на дворянскую элиту: производство в чины (выше полковничьего), земельные пожалования и распоряжение государственным бюджетом. Кроме того, ей не дозволялось решать вопросы личной жизни (брак и рождение детей), поскольку это, напрямую затрагивало вопросы престолонаследия. Сформулированная модель управления выглядела так: с одной стороны - императрица, по факту осуществляющая лишь представительские функции, чья политическая «слабость» зафиксирована в подписанном ею юридическом документе, с другой - Верховный тайный совет, состоящий из узкого круга членов «лучших фамилий» страны, которому принадлежит вся полнота власти. Не удивительно, что она была поддержана большинством совета. (Есть данные, и то несколько противоречивые, что в разное время и в разной степени, колебались и отказывались несколько - «хитрейший» А. И. Остерман – вечный «слуга двух господ» - имел контакты с обеими сторонами, но нигде явно не проявлял позицию, ссылаясь на то, что негоже ему – иноземцу - входить в решение столь важных вопросов, Г. И. Головкин8, и, возможно, В.В. Долгоруков).

На следующее утро, 20 января перед собравшимися в Кремле представителями высших чинов и регионального дворянства, которые очень, кстати, оказались в Москве по причине несостоявшегося свадебного торжества, было объявлено о сделанном верховниками выборе. Подобные собрания, в период между царствиями, традиционно исполняли «эрзац - законодательную» роль, принимая, а, чаще одобряя важнейшие решения в жизни страны (итоги следствия по делу царевича Алексея, вопрос о наследнике после смерти Петра I и Екатерины I и т. д.) Их решение было ожидаемо - как писал Ф. Прокопович – «все, в один голос, всё одобрили и не было ни одного, кто бы задумался9».

 

Текст «Кондиций».

 

 

У этой истории все же было одно существенное «но». Верховники, очевидно прекрасно понимая некоторую сомнительность, с точки зрения общества, своих предлагаемых инноваций, предпочли совершенно умолчать о существовании неких «Кондиций», ограничивающих самодержавие, которые только что тайно были отправлены для подписания герцогине Курляндской и Латгальской. Параллельно, произошли несколько, на первый взгляд, не связанных событий, которые серьезно насторожили «шляхетство10». Москву без объяснения причин закрыли для выезда, в другие города даже не были отправлены известия о смерти Петра II, на собрании знати не отслужена литургия в честь новой государыни, из которой все могли бы узнать об исчезновении у нее статуса «самодержицы». Все это породило неодобрительные слухи о корыстной «затейке» верховников и, в результате, к будущей императрице отправились еще несколько гонцов с совершенно другими, чем у верховников, намерениями. Несмотря на то, что один из них даже успел приехать раньше основной делегации, везущей ей на подпись «Кондиции», Анна не стала рисковать и подписала все условия 28 января (8 февраля) 1730г.

 

Общественная реакция на проект верховников, приезд Анны Иоанновны в России и разрыв «Кондиций».

Только по возвращении в Россию, ей стало ясно, насколько, говоря современным языком, изменилась «общественная конъюнктура». «Верховники» выпустили политического «джина из бутылки» - по ночам в городе проходила бурная общественная жизнь: в домах заседали дворянские кружки, где живо обсуждалось происходящее. К несчастью для членов Верховного совета, практически везде они были, по словам того же Прокоповича, «порицаемы и проклинаемы» за свои тайные планы, что несут России великие беды11. Насколько высок был общественный градус осуждения, можно понять из того, что некоторые горячие головы, по словам того же Прокоповича, стали говорить даже об убийстве злоумышленников. Особенно людей раздражал тот факт, что все задуманное совершалось тайно, «жульнически». И все же главной причиной недовольства была заложенная в «Кондициях» властная конструкция, по которой без внимания оставались не только интересы широкого круга дворянства, но, фактически, без малейших властных рычагов оказалась бы и большая часть родовой аристократии. Многие опасались, что фактически власть будет поделена между двумя знатными родами: Голицыными и Долгоруковыми, которые спешно ввели еще двух членов своих семей в состав Верховного совета, тем самым, окончательно укрепив эти подозрения.

За две недели горячих дискуссий, фактически сформировалось две условные партии противников «Кондиций», критиковавшие их положения с двух флангов: первая - группирующаяся вокруг богатейшего человека России кн. А. Черкасского (который не обходил вниманием и противоположный лагерь) и государственного деятеля (позже известного историка) В.И. Татищева – выступала за вольности для более широкого круга дворянства. Татищевым даже был подготовлен целостный и хорошо проработанный проект нового государственного устройства – он выступал за монархическое правление в России, мотивируя это её огромными размерами. Но все же предлагал дополнить власть монарха условными «палатами парламента»: (сенатом из 21 чел. и собранием из 100 чел.), при этом предусматривал, что кандидаты на высшие управленческие должности должны проходить через некий вариант выборов. Всего до нас дошли 12 дворянских проектов, под которыми поставили подписи 1100 человек Все они поднимали вопросы нового устройства высшего государственного управления, с более широким вовлечением в его дела, как минимум, старой московской знати, предлагали передать полномочия Верховного совета Сенату в расширенном составе, обсуждали вопросы о различных льготах для шляхетства12.

Вторая группа (Ф. Прокопович. А. Кантемир) – наоборот, выступала за возвращение к былой модели абсолютной монархии.

В любом случае, становится ясно, что верховники утрачивают инициативу и лидирующие позиции в политико-правовом поле, и, как следствие этого, свой шанс на победу.

Их последняя надежда – князь В.Л. Долгорукий, который сопровождает будущую императрицу в Москву, стремясь, при этом, обеспечить максимально её изоляцию, чтобы она не поменяла своих позиций. Но и этот план провалился, когда к Анне в подмосковную усадьбу приехали её сестры, среди них самая активная - Екатерина, которую не рискнули выбрать в преемницы Петра II верховники в самом начале. Сестры во всех подробностях рассказывают Анне о настроениях в обществе, повсеместном осуждении верховников и всеобщей её поддержке и всячески убеждают в необходимости смены правил игры в свою пользу. Женщины вообще играют серьезную роль в этой истории, часто выступая в роли деликатных послов, призванных наладить отношения и получить нужную информацию от Анны13.

15 февраля Анна Иоанновна впервые за долгие годы въезжает в Москву, где высшие чины и войско присягает новой государыне. Текст присяги носит половинчатый характер – в нем уже нет упоминаний об ограничениях и правах Верховного совета, но также уже (или ещё) нет и «самодержавной» лексики.

 

Императрица Анна Иоанновна принимает самодержавие. Гравюра с картины проф. И. Шарлемань.

Источник: pinterest.ru

 

В общественной дискуссии верх постепенно берут сторонники абсолютизма, возможно, по причине того, что споры и дискуссии ослабляют единство дворянского лагеря, часть из которого (тот же В. Татищев) примыкает к первым. Так приближается финал этой захватывающей истории. Он наступает, когда 25 февраля Анна получает написанную «абсолютистами» челобитную, в которой они просят её распустить Верховный совет, уничтожить Кондиции и восстановить самодержавие. Бурная реакция верховников, вплоть до развязанной во дворце драки, не может изменить ситуацию, к тому же, в этот момент сама императрица совершает хитрый аппаратный маневр, приглашая их отобедать с ней, и этим лишает возможности посовещаться и принять ответные меры для защиты своих интересов.

Вторая челобитная, практически с тем же содержанием, но подписанная еще большим числом дворян, позволяет Анне окончательно поставить точку в этом вопросе: приняв челобитную и те самые «кондиции», она публично «изодрала их». Спокойствия и уверенности прежней робкой «курляндской герцогине» придала поддержка «главной движущей силы любого дворцового переворота» - императорской гвардии, в этот раз, под командованием родственника Анны Иоанновны подполковника лейб-гвардии Преображенского полка С. Салтыкова. По словам очевидцев, гвардейцы настолько разошлись, что были готовы принести матушке-государыне головы тех, кто осмелился тиранить её14. В депеше одного из дипломатов, служившего при российском дворе, утверждалось, что их спасло то, что они, остолбенели, и не тронулись с места, иначе их просто выкинули бы в окно15.

1 марта 1730г. армия и высшие чины повторно присягают новой императрицы, но теперь уже на условиях полного самодержавия.

Месяц ограниченной монархии в России закончился.

 

 

 

 

Историческое значение «Кондиций» и их оценки исследователями.

При анализе событий восшествия на престол Анны Иоанновны и современники, и историки неизбежно пытаются ответить на целый ряд важных вопросов.

Первый из них – почему «затейка» верховников провалилась? Ответ, скорее всего, выводит на общую проблему всех «верхушечных» переворотов, которые имеют крайне узкую социальную базу сторонников, потому что в своей «квазипрограмме» пытаются решать только личные, практически «эгоистические» задачи. Если бы Голицын с коллегами задумался о допуске к властным рычагам более широких кругов дворянства, предусмотрел для них серьезные преференции в различных социально-экономических областях, то, возможно, реакция общества не была бы столь осуждающей16. Свою роль сыграло и то, как верховники обставили свои предложения – в атмосфере пугающей тайны, которая неизбежно говорила всем, что они задумали что-то неправильное – «жульничество». Важно учитывать социально-политическую психологию эпохи – в отличии от Анны Иоанновны, знатные и родовитые аристократы не рассматривались в обществе как «ровня» ей, следовательно, здесь нельзя было задействовать т. н. «сакральный тип легитимности» – «божественное право королей». К тому же, ореол вокруг родовитой аристократии как слоя с более высоким статусом по сравнению с обычным дворянством, был серьезно «потрепан» во время реформ Петра I, который легко опирался на обладателей нужных качеств, а не на носителей громких имен.

По политико-правовой сути самого проекта «Кондиций» уже почти три века нет единого мнения. В целом, исследователи оценивают его содержание в диапазоне от узко олигархического переворота, наследовавшего традициям былой «боярской аристократии» до его трактовки как первого проекта, открывшего дорогу конституционализму XVIII-XIX вв. Одновременно, весьма интересной представляется взгляд тех, кто оценивает действия верховников, как часть объективных усилий, направленных на выработку в стране современного типа бюрократическо-административной системы, которая возникнет в России только в XIXв., положив в определенной мере предел власти фаворитов и «любимчиков» первого лица17.

 

Интересные факты

* Когда верховники обсуждали между собой кандидатуру Анны Иоанновны, возможно, они припомнили давнюю историю времен её замужества. Хотя на официальном уровне сведений о каких-то проблемах при заключении брака с курляндским герцогом не было, история юной девушки, не желавшей оставлять родную сторону ради иноземного мужа стала широко известна даже за пределами светского общества и так поразила общественное сознание, что нашла отражение в народной песне, в которой пелось:

«Не давай меня, дядюшка, царь-государь Пётр Алексеевич,

в чужую землю нехристианскую, бусурманскую,

Выдавай меня, царь-государь, за своего генерала, князь-боярина».

Но в итоге, воля строгого дяди, который думал, прежде всего, о внешнеполитических резонах, была ею исполнена беспрекословно.

 

Екатерина Иоанновна, герцогиня Мекленбург-Шверинская.

Источник: pinterest.ru

 

* В истории с кондициями не раз проявил себя «женский фактор», что, возможно, и не удивительно, учитывая, что в центре стояла «особа женского пола». Большую роль в посвящении будущей императрицы в местные российские реалии по приезду в Россию сыграла её старшая сестра Екатерина Иоанновна – женщина деятельная, активная и решительная (не зря верховники не рискнули остановить свой выбор на ней). Именно она рассказала Анне, что общественное мнение всячески поддерживает её против козней «верховников», затем, через несколько дней, подойдя с чернильницей и пером, не оставила императрице времени на раздумья, буквально заставив её подписать челобитную дворян, требующих разобраться с «кондициями». Известно, что многие, пытавшиеся наладить контакт с императрицей, засылали к ней «послами» именно женщин. Так, в январе 1730 г. «партия недовольных кондициями» во главе с А.М. Черкасским и Феофаном Прокоповичем доверила трём дамам М.Ю. Черкасской, А.И. Чернышевой и П.Ю. Салтыковой разузнать, как сама Анна относится к ограничению её власти и сообщить, что у неё есть «верные сторонники».

 

Список рекомендуемой литературы.

Научная литература:

  1. Анисимов Е. В. Анна Иоанновна. — М.: Молодая гвардия, 2002.

  2. Белова Т.А. «Конституционные проекты» 1730 г./ Вестник Томского государственного университета. История. 2013. №5 (25).

  3. Бугров К.Д. Политический кризис 1730г. и идеология провиденциального монархизма. /Вестник Томского государственного университета. 2018. № 427.

  4. Курукин И. В. Анна Иоанновна. — М.: Молодая гвардия, 2014.

  5. Павленко Н.И. Герцогиня Курляндская на пути к российскому трону. / Наука и жизнь. 2001. №9.

  6. Пронкин С.В. Политические намерения Верховного тайного Совета в 1730 г/ Вестник Московского университета. Серия 21. Управление (государство и общество). 2011. №3.

Художественная литература:

  1. Десятсков С.Г. Верховники. М. Армада. 1997.

  2. Лажечников И.И. Ледяной дом. М. 2007.

  3. Полежаев А.И. Анна Иоанновна. М. АСТ. 2002.

Ссылки и примечания.

1 В высшем обществе было общеизвестно, что Екатерина I, до того, как вошла в ближайшее окружение ПетраI, во время Северной войны в обозе фельдмаршала Б. П. Шереметьева занималась стиркой и др. походными делами. Подробнее см: Анисимов Е. В. Анна Иоанновна. — М.: Молодая гвардия, 2002.

2 Анисимов Е. В. Анна Иоанновна. — С.18

3 Анисимов Е. В. Анна Иоанновна. — С. 55

4Козлова А.А. Вступление на престол русской императрицы Анны Иоанновны. Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/vstuplenie-na-prestol-russkoy-imperatritsy-anny-ioannovny

5 Цит. по: Анисимов Е. В. Анна Иоанновна. — С. 21. Анисимов здесь опирается на материалы допросов Долгоруких.

6 См. подробнее: Анисимов Е.В. Куда же нам плыть: Россия после Петра Великого. Режим доступа: https://history.wikireading.ru/12234

7 Там же.

8 Головкин даже уничтожил подлинник завещания («Тестамента») Екатерины I, внеся этим большой вклад в легитимацию прав Анны Иоанновны на престол. Правда, при этом, на всякий случай, сделал копию документа.

9Феофан Прокопович. История о избрании и восшествии на престол... императрицы Анны Иоанновны. Режим доступа: http://az.lib.ru/p/prokopowich_f/text_0030.shtml

10 Шляхетство – общеупотребительное название дворянства в Российской империи XVIIIв.

11 Феофан Прокопович. История о избрании и восшествии на престол... императрицы Анны Иоанновны.

12 См. подробнее: Анна Иоанновна Романова. Режим доступа: https://www.rusempire.ru/rossijskaya-imperiya/imperatory-rossijskoj-imperii/53-anna-ioannovna-romanova.html

13В январе 1730 г. «партия недовольных кондициями» во главе с А.М. Черкасским и Феофаном Прокоповичем, Трубецкой, доверила трём дамам М.Ю. Черкасской, А.И. Чернышевой и П.Ю. Салтыковой разузнать, как сама Анна относится к ограничению её власти и сообщить, что у неё есть «верные сторонники».

14Цит. по: Анисимов Е. В. Анна Иоанновна. – С.46.

15 Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Депеша Маньяна. Режим доступа: http://www.magister.msk.ru/library/history/kostomar/kostom52.htm

16 Правда, стоит отметить, что в условиях нарастания осуждения Голицын и др. пытались разработать дополнительные проекты переустройств, в которых хотели предусмотреть предложения для более широкого круга возможных сторонников.

 17Цит. По: Бугров К.Д. Политический кризис 1730г. и идеология провиденциального монархизма. Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/politicheskiy-krizis-1730-g-i-ideologiya-deyatelnosti-trudyaschihsya

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты