КОЛОНИЗАЦИЯ ВНУТРЕННЯЯ

0 комментариев

Колонизaция внутренняя — заселение и освоение новых земель, К. внутренняя — внутри той или иной политической общности.

Главнейшие стимулы К. в доиндустриальных или аграрно-индустриальных обществах: отсутствие свободных земель в стране, скопление земельной собственности в руках узкого круга лиц, перенаселение. Первым хорошо изученным не только по археологическим, но и по письменным источникам процессом К. стала Великая греческая колонизация побережья Средиземного и Черного морей в VIII—VI вв. до н. э. (см. Греция Древняя). В Зап. Европе после Великого переселения народов новое освоение разоренных земель заняло конец IX — середину XIII в.: поселенцам предоставляли льготы, они вырубали леса, осушали болота, был модернизирован плуг, повсеместно распространилось трехполье. Следующая мощная волна К. европейцами — освоение Нового Света после Великих географических открытий. Третья волна связана с мощным демографическим ростом в Европе 2-й половины XVIII — 1-й половины XX в. и наиболее ярко проявила себя в «переселенческом капитализме» — освоении Соединенных Штатов Америки, Канады (см. Гомстед-акт), затем Австралии и Новой Зеландии, Аргентины и Уругвая. Фредерик Дж. Тернер (1861—1932) в 1893 предложил тезис об особом, едва ли не определяющем значении освоения сдвигающейся на Запад «подвижной границы» (frontier) для истории США. C последней трети XIX в. китайцы заселили Маньчжурию, которая с 1644 была закрыта для неманьчжуров и не подвергалась хозяйственному освоению (см. Цин).

В. О. Ключевский вслед за С. М. Соловьевым считал внутреннюю К. России важнейшим фактором в истории страны («История России есть история страны, которая колонизируется», 1904). Он обратил внимание на тяготы освоения сравнительно небольшим населением огромных просторов в тяжелых климатических условиях. В XIII в. русские переселенцы (из Новгорода и Киева) достигли Поморья, Печоры, Двинщины. Большое значение в освоении Русского Севера имела монастырская К., особенно развившаяся с XIV в. В заселении Верхнего Поволжья (XV в.) особую роль сыграла княжеская К. Князья выступали собственниками «целинных» земель, на которые привлекали переселенцев. Татаро-монгольское нашествие и его последствия остановили, но лишь на время, русскую К. лесостепной и степной зоны, сдвинув основную часть населения на север. С XV в. жители воинских укрепленных поселений, соединяя военную службу с земледелием, продолжали осваивать новые районы на востоке и юго-востоке. В XVI в. из средней России шла К. Дона. Покорение Казани и Астрахани открыло русской К. дорогу на восток. На северо-востоке во 2-й половине XVI в. заселялись земли по Каме и ее притокам; тогда же переселенцы пересекли Уральские горы. Нашествие татаро-монголов и создание Золотой Орды остановило К. и на южных и юго-западных русских землях, попавших в состав Великого княжества Литовского. Обширные земли Подолии, Волыни, Киевщины и Заднепровья лишились большей части своего населения. К началу XV в., когда Золотая Орда постепенно приходит в упадок, переселенцы начинают двигаться к югу, пока это продвижение не остановил рост Крымского ханства в последней четверти XV в. Лишь в XVI в. снова начинается медленное движение русского населения на юг и юго-восток. В 1-й половине XVII в. колонизируется левый берег Днепра и приднепровские степи. К. усиливается после присоединения Малороссии к Москве: с конца XVII в. переселенцы занимают Слободскую Украину, в XVIII в. — и более южные земли. Во времена правления Екатерины II Российская империя присоединяет, а затем колонизирует Новороссию и Крым.

В восточной части Европейской России еще в начале XVIII в. началась К. Приуралья и Башкирии, осваивается Южн. Урал, во 2-й половине XVIII в. — Нижнее Поволжье. В то же время русские поселения появляются на Кубани и Тереке. В 1-й половине XIX в. окончательно заселяются Новороссия, Нижнее Поволжье и Оренбуржье. В начале ХХ в. благодаря реформам П. А. Столыпина и связанной с ним политики переселения крестьян из западных губерний страны продолжалась К. восточных районов Сибири, Дальнего Востока, северных районов нынешних Казахстана и Киргизии; с конца XIX в. крестьяне-старообрядцы Енисейской губернии переселялись в Туву, до 1914 еще входившую в состав Китая.

В советские годы крайние северные и восточные районы современной Российской Федерации, северный Казахстан осваивались сперва с применением принудительного труда или через насильственное переселение (лагерная система, ссылки, высылки), а затем — через предоставление переселенцам повышенной заработной платы, подчас улучшенных жилищных условий. После распада СССР из этих районов, как и из ряда издревле освоенных русскими земель, в частности сельских просторов Нечерноземья, начался быстрый отток населения, в основном в крупные города европейской части страны («пространственное сжатие»). Проблема неравномерной плотности расселения России, ее недостаточной транспортной связности в условиях демографической стагнации и старения остается одной из важных проблем ее социально-экономического развития.

Лит.: Багалей Д. И. Очерки из истории колонизации степной окраины московского государства. М., 1887; Кауфман А. А. Переселение и колонизация. СПб., 1905; Любавский М. К. Историческая география России в связи с колонизацией. М., [1909]; Его же. Обзор истории русской колонизации c древнейших времен и до XX века. М., 1996; Милов Л. В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. М., 1998; Тёрнер Ф. Фронтир в американской истории / Пер. с англ. А. И.Петренко. М., 2009 [1921]; Bassin M. Turner, Solov’ev, and the “Frontier Hypothesis”: The Nationalist Signification of Open Spaces // The Journal of Modern History. Vol. 65. № 3 (Sep. 1993). P. 473—511; Reardon-Anderson J. Reluctant Pioneers: China’s Expansion Northward, 1644—1937. Stanford (Ca.), 2005; Internal Colonization in Medieval Europe / Ed. by F. Fernández-Armesto, J. Muldoon. New York, 2008; Belich J. Replenishing the Earth: The Settler Revolution and The Rise of The Anglo-World, 1783–1939. Oxford, 2009.

В конце 1950-х — 1-й половине 1970-х ряд левых исследователей в Южной Африке, США, Мексике, Великобритании, развивая идеи В. И. Ленина и А. Грамши (замечания о «южном вопросе» в Италии), предложили трактовать «внутреннюю К.», «внутренний колониализм» как «любопытный вид имперской власти, по-своему обладающей внутренними колониями» (Ч. Райт-Миллс), подчеркивая «иерархическое культурное разделение труда» (Д. Хехтер), подчас на этнической основе, «неравноправный обмен» между «городскими властными центрами и периферийной, часто этнически иной, окраиной» (Д. Глэдни). Ставшая популярной среди сравнительно широкой читающей публики в России работа А. М. Эткинда (2011), применившего эту концепцию на русском материале («внутренняя колонизация как применение практик колониального управления внутри государства», «особый тип отношений между государством и подданными, при котором государство относится к населению страны как к покоренному в ходе завоевания, а к территории как к захваченной и потому требующей заселения из одного центра»), подверглась обоснованной, фундированной критике специалистов, которые обратили внимание на многочисленные, недопустимые в научном исследовании принципиальные ошибки.

Лит.: Marquard L. South Africa’s Colonial Policy. Johannesburg, 1957; Wright Mills C. The Problem of Industrial Development // Wright Mills C. Power, Politics and People / Ed. by Irving L. Horowitz. New York, 1963. P. 150–158; González Casanova P. Sociedad plural, colonialismo interno y desarrollo // América Latina. Año VI. № 3 (julio-sept. de 1963); Lafont R. Décoloniser la France. Paris, 1971; Salvi S. Le nazioni proibite. Guida a dieci colonie “interne” dell’Europa occidentale. Firenze, 1973; Hechter M. Internal Colonialism: The Celtic Fringe in British National Development. Berkeley (Ca.), 1975; Zureik E. T. The Palestinians in Israel. A Study in Internal Colonialism. London, 1979; Blaschke J. Volk, Nation, interner Kolonialismus, Ethnizität. Konzepte zur politischen Soziologie regionalistischer Bewegungen in Westeuropa. Berlin, 1984; Hertog F., den. Minderheit im eigenen Land? Zur gesellschaftlichen Position der Ostdeutschen in der gesamtdeutschen Realität. Frankfurt am Main, 2004; Gladney D. C. Dislocating China. Reflections on Muslims, Minorities and Other Subaltern Subjects. London 2004; Там, внутри: практики внутренней колонизации в культурной истории России / Сост. И. В. Кукулин, Д. Уффельман, А. М. Эткинд. М., 2012; Эткинд А.М. Внутренняя колонизация. Имперский опыт России / Авториз. пер. с англ. В.Макарова. М., 2013 (оригинальное изд.: Etkind A. Internal Colonization: Russia’s Imperial Experience. Cambridge, 2011); Круглов А. Н.Кант и «внутренняя колонизация России». Рец. на кн.: Эткинд А. М. Внутренняя колонизация. Имперский опыт России. М., 2013 // Кантовский сборник. 2013. № 4 (46). C. 87—99; Киселев М. А. Как колонизируют историю. Рец. на: Эткинд А. М. Внутренняя колонизация. Имперский опыт России. М., 2013 // Историческая экспертиза. 2014. № 1. С. 144—158.

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты