КОЛЛАБОРАЦИОНИЗМ В СССР

0 комментариев

Сотрудничество с врагом и служба в различных формированиях противника части советских граждан во время Великой Отечественной войны.

В годы войны во вражеский плен попало более 5 млн (по некоторым данным от 5,2 до 5,7 млн) советских военнослужащих; под оккупацией противника в разное время находилась территория, на которой до войны проживало ок. 80 млн человек. Условия содержания советских военнопленных в немецких лагерях были наихудшими по сравнению с другими заключенными, а жестокость оккупационного режима становилась причиной смерти миллионов граждан СССР. Все это способствовало тому, что часть советских военнопленных и гражданских лиц, пытаясь выжить в невыносимой обстановке, пошли на сотрудничество с германским вермахтом и стали коллаборационистами. Среди других причин, толкавших людей на предательство, были также неприятие советского строя и национальный сепаратизм. Однако политический мотив сотрудничества не являлся превалирующим. Другое дело, влияние нацистской пропаганды. Советский боец, оказавшийся в немецком плену, кроме огромного физического напряжения, голода и холода часто просто не мог выдержать колоссального давления антисоветской пропаганды, твердившей о крахе СССР и предлагающей жизнь в обмен на службу Германии. Известно также, что многие из тех, кто шел на сотрудничество с немцами, делали это с целью при первой же возможности возвратиться к своим. Коллаборационизм в СССР никогда не достигал таких масштабов, как, например, во Франции, Бельгии или Голландии. Советский Союз избежал участи многих европейских стран, где в полную силу действовали т. н. «пятые колонны». Однако было бы неправильным утверждать, что попытки создания таких «колонн» на территории нашей страны отсутствовали. По мнению некоторых историков, общая численность коллаборационистов в СССР в годы войны была ок. 1 млн человек. Об их активности свидетельствует деятельность различных националистических, в т. ч. мусульманских организаций — «Туркестанского комитета», «Волжско-татарского комитета», «Крымского центра», «Северо-кавказского штаба» и др. Все они находились под пристальным вниманием нацистских спецслужб, одним из направлений деятельности которых было содействие расколу Советского Союза и внедрение национальной розни и нетерпимости. Эти «комитеты» и «штабы» активно помогали немецким властям создавать в оккупированных районах различные воинские формирования. Как правило, людей загоняли туда обманным путем, проводя ложную пропаганду о том, что во всех их бедах виновно московское руководство, «задавившее культуру, искусство и религию национальных меньшинств». Довольно скоро люди убеждались, что их затянули в самые обыкновенные банды, возглавляемые немецкими офицерами. Наиболее распространенной формой сотрудничества части советских военнопленных и гражданских лиц с противником в 1941 г. была их вспомогательная работа в отдельных германских частях. Сами немцы называли таких коллаборационистов «Hilfswillige» (сокращенно — «хиви»). Дальше прифронтовой полосы их не пускали. Как правило, хиви служили в тыловых подразделениях вермахта в качестве возниц, шоферов, помощников поваров и т. п. К кон. 1942 г. число их достигало 200 тыс. человек. Осенью 1942 г. германской пехотной дивизии полагалось по штату до 2 тыс. хиви при общей численности соединения 12,7 тыс. человек. Некоторые военнопленные и гражданские лица из оккупированных областей СССР вступали в полицейские команды и охранные части, предназначавшиеся для борьбы с партизанами и несения караульной службы; другие — в формирования, созданные специально для ведения боевых действий против Красной Армии. Первоначально при комплектовании подразделений из бывших военнопленных предпочтение отдавалось лицам нерусской национальности. Создавались т. н. «восточные легионы»: туркестанский, азербайджанский, грузинский, армянский, северокавказский и др. Их основу составляли батальоны численностью по 900 человек. Всего за войну было создано 90 таких батальонов и кроме того — отдельный калмыцкий кавалерийский корпус, насчитывавший до 5 тыс. человек. Затем германское командование приступило к созданию в своем тылу боевых частей, набранных целиком из военнопленных славянских национальностей. На 5 мая 1943 г. на стороне вермахта действовало 90 т. н. «русских батальонов». Помимо этих частей в разное время на стороне противника действовали более крупные формирования: Русская национальная народная армия, Казачий стан генерала Т. Доманова, 15-й казачий кавкорпус генерала Г. Паннвица и др. Все командные посты в «восточных легионах» и «русских батальонах» занимали только немецкие офицеры. В казачьих частях большой процент личного состава состоял из бывших белоэмигрантов. Осенью 1941 г. немцы сформировали на территории Украины, Белоруссии и западных районов РСФСР несколько десятков подразделений для несения караульной службы в составе немецких охранных дивизий. Начиная с 1942 г. коллаборационистов стали называть «власовцами», по имени бывшего командующего 2-й ударной армией генерала А. Власова, сдавшегося в плен в июле 1942 г. Однако подавляющее большинство людей, сотрудничавших с немцами, отношения к Власову не имели и командованию Русской освободительной армии (РОА), которую немцы создали при его участии, не подчинялись. Основная масса т. н. «добровольцев» числилась как обслуживающий персонал при частях вермахта, входила в подразделения по охране немецкого тыла и полицейские формирования и участвовала в карательных операциях против партизан в составе «восточных легионов». Лишь с 1943 г. некоторые «добровольцы» стали носить на рукаве шеврон «РОА» — знак принадлежности к армии бывшего советского генерала. Необходимо отметить, что боеспособность большинства добровольческих формирований вермахта была крайне низкой, поэтому на фронте их практически не использовали. Значительная часть «восточных легионов», а также казаков, кроме борьбы с советскими партизанами использовалась немецким командованием для подавления движения Сопротивления в различных странах Европы. Особенно активные боевые действия они вели в Югославии и Италии. Однако начиная с сер. 1943 г. все больше коллаборационистов стали переходить на сторону партизан и бойцов Сопротивления. Весьма показателен в этом отношении боевой путь эсэсовской охранной бригады «Дружина», возглавлявшейся бывшим подполковником Красной Армии В. Гиль-Родионовым. Весной 1943 г. это соединение отказалось подчиняться германскому командованию. Совершив дерзкий налет на германский конвой, военнослужащие бригады освободили большую группу пленных партизан, после чего ушли в леса и стали сражаться против своих немецких «хозяев». К кон. 1944 г. относится создание первых боевых частей Русской освободительной армии генерала А. Власова. В ноябре германское командование сформировало из советских военнопленных 1-ю дивизию РОА (в документах вермахта она числилась как 600-я пехотная дивизия). Ее возглавил бывший командир стрелковой дивизии Красной Армии полковник С. Буняченко. Это соединение прибыло на Восточный фронт лишь в марте 1945 г. В январе 1945 г. был подписан приказ о создании 2-й дивизии РОА (650-й дивизии вермахта), однако ее формирование так и не было завершено до конца войны. В состав войск генерала Власова входили также 2 авиационные эскадрильи, ряд учебных частей и тыловых подразделений. РОА считалась основой вооруженных сил т. н. Комитета освобождения народов России (КОНР), созданного под покровительством немцев в ноябре 1944 г. Численность войск армии Власова не превышала 50 тыс. человек. Части РОА дважды принимали участие в боевых действиях против регулярных войск Красной Армии. Первый раз — в феврале 1945 г. на плацдарме в районе Франкфурта-на-Одере, когда подразделение власовцев без каких-либо результатов атаковало оборону советской 230-й дивизии. 13 апреля Власов по распоряжению германского командования использовал уже более значительные силы 1-й дивизии против укрепрайона 33-й советской армии. За 2,5 часа боя добровольцы преодолели 500 м фронтовой полосы, но понесли большие потери (до 30% личного состава в атакующих подразделениях) и возвратились на исходные позиции. Через несколько дней после начала советского наступления на Берлин войска генерала Власова стали поспешно отходить в юго-западном направлении — в Чехо-Словакию и Австрию, рассчитывая сдаться в плен армиям союзников. Но большинству власовцев не удалось избежать возмездия за предательство. Часть личного состава РОА была пленена Красной Армией еще на пути их следования в Австрию. Сам Власов был захвачен 12 мая 1945 г. в Чехословакии разведгруппой советского 25-го танкового корпуса. Через некоторое время вместе с другими руководителями Русской освободительной армии он предстал перед трибуналом и по его приговору был казнен. После окончания войны в Европе часть добровольческих формирований, воевавших на стороне вермахта, оказалась на территории, занятой войсками союзников. В западные районы Чехословакии и Австрии стекались казачьи войска, «восточные легионы», охранные части, отступавшие под натиском Красной Армии и англо-американских войск. Согласно ялтинским договоренностям, СССР и его союзники обязались возвратить друг другу всех своих граждан, включая освобожденных военнопленных, перемещенных гражданских лиц, военнослужащих различных добровольческих формирований. Англо-американское командование не считало, однако, советскими гражданами тех лиц, которые не проживали в СССР до сентября 1939 г., т. е. жителей Прибалтики, Западной Украины и Западной Белоруссии. Значительная часть добровольцев сумела избежать репатриации и остаться на Западе. Всего «невозвращенцев» (включая как коллаборационистов, так и жителей западных областей СССР) насчитывалось около полумиллиона человек. На заключительном этапе войны и в послевоенное время бывшие «добровольцы», участвовавшие в боевых действиях против советских войск и партизан, люди, служившие в немецкой полиции, сурово наказывались. Их приговаривали, как правило, к длительным срокам заключения. К сожалению, к активным пособникам врага в то время было причислено и немало людей, не запятнавших свои руки кровью и надевших форму противника лишь для того, чтобы при первой возможности перебежать к партизанам или регулярным войскам. Подвергались репрессиям и те военнопленные, которых немецкое командование заставляло работать на возведении различных оборонительных объектов. Согласно указу Президента РФ «О восстановлении законных прав российских граждан — бывших советских военнопленных и гражданских лиц, репатриированных в годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период», справедливость ко многим из них в последнее время была восстановлена. Однако действие этого указа не распространяется на тех граждан, которые служили в годы войны в строевых и специальных формированиях вермахта и в полиции, на изменников Родины.

Исторические источники:

Власовское движение в свете документов (С приложением секретных документов). Нью-Йорк, 1950.

Автор статьи: Мягков М. Ю.

©Великая Отечественная война. 1941-1945: Энциклопедия. 2-е изд., испр. и доп.// Отв. ред. А.О. Чубарьян; редактор, руководитель авторского коллектива М.Ю. Мягков. М.: Олма Медиа Групп, 2015

Литература
  • Дробязко С. И. Под знаменами врага. Антисоветские формирования в составе германских вооруженных сил 1941-1945 гг. М., 2004
  • Ковалев Б. Н. Нацистская оккупация и коллаборационизм в России. 1941-1944. М., 2004
  • Семиряга М. И. Коллаборационизм. Природа, типология и проявления в годы Второй мировой войны. М., 2000

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты