КОЛЛАБОРАЦИОНИЗМ В ОККУПИРОВАННЫХ СТРАНАХ ЕВРОПЫ

0 комментариев

Коллаборационизм — сотрудничество (от франц. collaboration — сотрудничество) c врагом.

Перед нападением на СССР Германия разрослась за счет присоединения Австрии, (март 1938 г.) чехословацкой Судетской области (октябрь 1938 г.), отторгнутых от Польши Познанского воеводства, Западного Поморья, части Верхней Силезии и Сувалковского воеводства (октябрь 1939 г.), захваченных французских областей Эльзас и Лотарингия, бельгийских областей Эйпен, Мальмеди и Морене, герцогства Люксембург (июнь 1940 г.), а также северных областей Югославии Нижняя Штирия и Верхняя Крайна (апрель 1941 г.). Австрия была превращена в одну из германских провинций, оккупированные в марте 1939 г. немецкими войсками чешские земли были объявлены гитлеровским правительством «владением великой Германской империи» под названием «протекторат Богемия и Моравия». Для создания видимости независимости протектората было оставлено чешское правительство и местная администрация. Часть оккупированной немцами Польши, которая официально не была присоединена к Германии, получила название «генерал-губернаторства Германской империи», которым правил назначенный Гитлером генерал-губернатор. В оккупированной в апреле 1940 г. Дании гитлеровцы решили сохранить видимость ее независимости. В стране на первых порах были сохранены все институты государственной и местной власти, а также все политические партии. Гитлеровцы стремились создать представление о Дании как о мирном образцовом протекторате и, вместе с тем, фашизировать страну изнутри с помощью пропаганды нацистской идеологии. В оккупированных в мае 1940 г. Голландии и в июне 1940 г. Норвегии властвовали назначенные Гитлером «имперские комиссары». Бельгия оказалась под властью командующего немецкими оккупационными войсками. В северной, оккупированной в 1940 г., части Франции также было установлено немецкое военно-административное управление. В южной части Франции власть осталась в руках правительства во главе с маршалом А. Ф. Петэном. Оно обосновалось в г. Виши и по названию города получило наименование «правительство Виши». Но и эта территория была в ноябре 1942 г. занята немецкими войсками. На Балканах Германия при соучастии своих союзников Италии, Болгарии и Венгрии в апреле 1941 г. поработила Югославию и Грецию. При разделе Югославии Германия подчинила себе Сербию. Власть в этой части Югославии перешла к немецкой военной администрации, опиравшейся на местных коллаборационистов. Влияние Германии в оккупированной Греции обеспечивалось «уполномоченным рейха в Греции», а также немецкими войсками, которые были размещены в наиболее важных стратегических районах — близ турецкой границы, вокруг Салоник, Афин и на острове Крит. Местным греческим коллаборационистам было позволено создать марионеточное правительство. Во всех оккупированных странах немецкие захватчики проводили политику национального и социального угнетения, подавления оппозиционных движений. Однако отношение оккупантов к народам порабощенных стран было неодинаково. В Польше нацистский террор был таким же жестоким, как и на оккупированной вермахтом части территории СССР. За время войны немцы убили 6 млн жителей Польши, в том числе 2,8 млн граждан еврейской национальности. Значительная часть населения, общей численностью до 20 тыс. человек, потеряла здоровье в тюрьмах и концлагерях. 2,5 млн человек насильственно были угнаны на работу в Германию. Материальный урон, причиненный Польше захватчиками, оценивается в 1 млрд долл. Из-за жестокости оккупантов и нежелания поляков становиться рабами коллаборационизм в Польше отсутствовал, хотя некоторые асоциальные и криминальные элементы, как и в других оккупированных странах Европы, сотрудничали в качестве агентов и провокаторов с немецкой полицией и службой безопасности. В захваченных Дании, Норвегии, Нидерландах и Бельгии немецкие оккупанты довольно долго рядились в тогу «нордических братьев по крови» датчан, норвежцев, голландцев и фламандцев. Солдатам и офицерам вермахта, вступавшим на землю этих стран, предписывалось избегать действий, унижающих достоинство основного местного населения. На позитивную реакцию были рассчитаны такие меры оккупантов, как освобождение из плена норвежских, голландских и фламандских военнопленных, сохранение части собственных вооруженных сил Дании, отказ от немедленного введения запрета политических партий, профсоюзов, местных газет. В Дании продолжало действовать свое правительство. В Норвегии уже в середине апреля 1940 г. из числа умеренных коллаборационистов был создан административный совет, который фактически выполнял правительственные функции. В Нидерландах и Бельгии, после того как министры этих стран эмигрировали в Лондон и создали там правительства в эмиграции, было разрешено выполнять свои функции генеральным секретарям большинства министерств и подчиненных им учреждений. Эти четыре страны, согласно плану «Экономические преобразования мира», подготовленного 30 мая 1940 г. германским МИД, намечалось включить после победоносного окончания войны в «Великогерманский рейх». Проводя гибкую, относительно мягкую оккупационную политику в Дании, Норвегии, Нидерландах и Бельгии, гитлеровское правительство преследовало цель сформировать влиятельные группировки из местных политических деятелей, опираясь на которые, можно было бы если не добровольно, то, по меньшей мере, без эксцессов осуществить присоединение этих стран к Германии. После разгрома Франции на путь активной поддержки оккупантов встало сформированное в июле 1940 г. новое датское правительство. Оно выразило восхищение военными победами Германии и выступило с заявлением о желании сотрудничать с рейхом. Социал-демократические лидеры пытались убедить народ в том, что в интересах «сохранения целостности Дании» нужно «терпеливо и покорно» нести бремя оккупации. Датский коллаборационизм носил двоякий характер: политический (или административный) и экономический. Политический был характерен в значительно большей степени для первого периода оккупации вплоть до ухода в отставку правительства 29 августа 1943 г., второй имел место на протяжении всего периода, так как он осуществлялся главами департаментов или «чиновничьей администрации». Норвежский административный совет в августе 1940 г. в своем угодничестве перед оккупантами дошел до того, что выступил с заявлением о готовности «сотрудничать в военном отношении с немцами» якобы для «защиты страны от нападения с Востока». А в следующем месяце президиум норвежского парламента (стортинга), идя навстречу пожеланиям рейхскомиссара Й. Тербовена, высказался за временное отречение от престола короля Хокона, находившегося в эмиграции в Великобритании (1940 1943), и замену его эмигрантского правительства Государственным советом. В Нидерландах лидеры Католической и Либеральной партий в конце июля 1940 г. при содействии оккупантов создали организацию под названием «Нидерландская уния», цель которой состояла в том, чтобы «собрать всех патриотов» и установить «лояльные отношения с оккупационной властью». К февралю 1940 г. численность этой организации достигла 800 тыс. человек. Ее руководство вело агитацию за ликвидацию парламентской системы правления, построение корпоративного государства, за содействие военным усилиям Германии. Однако эта организация оказалась непрочной. Она прекратила свое существование в декабре 1941 г. В Бельгии за сотрудничество с оккупантами открыто выступили буржуазные партии, руководство Социал-демократической партии и король Леопольд III, который при вступлении немцев в его страну отказался эмигрировать со своим правительством в Англию. 28 мая 1940 г. он подписал протокол о капитуляции, хотя бельгийская армия еще была способна сражаться. 19 ноября 1940 г. Леопольд III встретился с Гитлером и выразил ему благодарность «за все, что тот до сих пор сделал для страны Бельгии». Распространению коллаборационизма в оккупированных Дании, Норвегии, Нидерландах и Бельгии на первых порах способствовали относительно удовлетворительное материальное положение и видимость соблюдения захватчиками законности. Правящие круги этих стран после поражения англо-французской коалиции уверовали в непобедимость Германии и надеялись, что за услуги, оказанные ей как более сильной воюющей стороне, им удастся выйти из войны с наименьшими для себя потерями при будущем мирном урегулировании. На путь сотрудничества с оккупантами представителей буржуазных и социал-демократических партий подталкивало также желание избежать запрета в случае прихода к власти местных фашистов. В Дании они были объединены в Датскую национал-социалистическую рабочую партию, в Норвегии — Национальное единение, в Нидерландах — Национал-социалистическое движение, в Бельгии — Фламандский национальный союз, организацию Рекс (валлонская фашистская партия) и Немецкофламандское сообщество. Эти фашистские партии были немногочисленными, не пользовались популярностью у населения, вызывали у него всеобщую ненависть, иногда даже большую, чем иноземные захватчики. Тем не менее гитлеровское правительство пыталось с их помощью установить в «родственных» по национальному составу населения странах такие же порядки, как в Германии. В Норвегии это ему отчасти удалось. Рейхскомиссар Тербовен 25 сентября 1940 г. распустил все политические партии, за исключением местной нацистской партии Национальное единение, объявил короля Хокона лишенным престола, распустил административный совет и заменил его непосредственно подчиненными ему 13 комиссарами, 9 из которых были членами Национального единения, остальные — беспартийные. Лидер норвежских нацистов В. Квислинг не получил официального поста, но был провозглашен «вождем норвежского народа». Это был государственный переворот с целью заставить норвежцев смириться с утратой суверенитета и независимости их страны. В оккупированной Голландии в июле 1941 г. были запрещены все политические партии, кроме партии Национал-социалистичекое движение во главе с А. Муссертом. В декабре 1942 г. по указанию Гитлера Муссерт был провозглашен вождем («лейдером») голландского народа. В этом звании он до конца войны контролировал прогерманскую деятельность правительства. Однако в Дании и Бельгии попытки местных фашистов усилить свои позиции потерпели крах из-за того, что оккупанты, учитывая ненависть к ним населения, сочли более выгодным сотрудничать со стабильными правительствами, пользовавшимися поддержкой парламентского большинства и помогавшими им контролировать положение в этих странах. Гитлер и его окружение относили Францию к числу самых «заклятых врагов» Германии и намеревались навсегда исключить ее из числа великих держав. Тот факт, что согласно условиям германо-французского перемирия от 22 июня 1940 г. под контролем правительства маршала А. Ф. Петэна была оставлена южная часть Франции, где оно и обосновалось в г. Виши, объяснялось тактическими соображениями берлинского руководства. Гитлер хотел реализовать свои действительные планы в отношении Франции только после достижения полной победы на Западе, когда, как он считал, можно будет навязать свои условия мира одновременно Англии и Франции. В узком кругу Гитлер заявлял, что Франции «после войны придется платить по всем счетам». Режим Виши, опираясь на поддержку представителей французского крупного капитала, спешивших извлечь выгоду из поставок германскому агрессору важной промышленной продукции, быстро пошел на сотрудничество с гитлеровским правительством в расчете занять важное место в насаждавшемся им «новом порядке» в Европе. Политика коллаборационизма официально была закреплена во время встречи Петэна с Гитлером в Монтуаре в октябре 1940 г. По словам Петэна, эта встреча положила начало новой эры во франкогерманских отношениях. Коллаборационисты оккупированных стран Европы приветствовали нападение Германии на Советский Союз и вели себя почти так же, как ее европейские союзники. Датское правительство 26 июня выступило с заявлением, в котором выражало «сочувствие крестовому походу» против большевизма и обещало оказывать помощь Германии и Финляндии в войне против СССР. 25 ноября 1941 г. оно присоединилось к Антикоминтерновскому пакту. Коллаборационистские правительства Дании, Голландии, Бельгии, Норвегии и Франции выразили желание зафиксировать свой вклад, в «молниеносный», как им казалось, разгром Советского Союза. В этих странах развернулась вербовка добровольцев в различные воинские формирования, которые предназначались для участия в боевых действиях на германском Восточном фронте. Гитлер и его генералы согласились пойти коллаборационистам навстречу ради придания захватнической войне против СССР видимости «крестового подхода Европы против большевизма». В Берлине было решено включить в состав войск СС родственных немцам по крови «германцев» (датчан, норвежцев, голландцев и фламандцев), а прочих (французов и валлонов) направить в подчинение командованию вермахта. Летом и осенью 1941 г. на советско-германский фронт было отправлено в общей сложности 4814 голландцев, 2399 датчан, 1883 норвежцев, 1570 фламандцев, которые вошли в состав различных формирований войск СС, а также около 2250 французов и 860 валлонов, включенных в состав вермахта. Их боевая ценность была незначительной. Тем не менее коллаборационистское руководство оккупированных стран Западной и Северной Европы и в дальнейшем не препятствовало отправке добровольцев на германский Восточный фронт, демонстрируя тем самым свою готовность стать союзником Германии в войне против СССР. Особенно настойчиво набивался в военные союзники Гитлеру лидер норвежских нацистов В. Квислинг. Провозгласив себя с согласия И. Тербовена в 1943 г. главой «национального правительства», он 16 августа объявил «состояние войны» Норвегии Советскому Союзу. Главная функция коллаборационистов состояла в пособничестве намерению германского руководства превратить аннексированные и оккупированные страны Европы в источник снабжения Германии сырьем, промышленными изделиями, вооружением, рабочей силы и продовольствия в интересах ведения войны за мировое господство. Благодаря беспрепятственному аншлюсу Австрии германские трудовые ресурсы увеличились на 2 млн за счет австрийских рабочих и служащих. В руках захватчиков оказались сырьевые ресурсы этой страны, в том числе — разработки высококачественной железной руды, залежи которой оценивались в 220 млн т. Германские концерны поставили под свой контроль все важнейшие отрасли австрийской промышленности. К 1941 г. они завладели 90% акционерного капитала предприятий электроснабжения, горной и металлургической промышленности, 80% металлообрабатывающей промышленности. Дальнейшими шагами на пути к наращиванию экономической мощи Германии стали расчленение Чехословакии в сентябре 1938 г. и ликвидация Чехословакии в марте 1939 г. В ходе этих двух акций военно-промышленный потенциал Германии увеличился за счет присоединения к ней Судетской области. Опираясь на поддержку коллаборационистского чешского правительства, германские военно-промышленные концерны и банки быстро завладели экономикой практически всей Чехии. Особое внимание они при этом уделяли установлению контроля над высокоразвитой военной промышленностью. Немецкий трест «Герман Геринг» завладел более 80% акционерного капитала военных предприятий, на которых было занято 150 тыс. рабочих. Эти предприятия были включены в программу производства вооружения для вермахта перед нападением Германии на СССР. Производимые в Чехии танки Т-38 составляли значительную часть вооружения в немецких танковых дивизиях, участвовавших в боях на советско-германском фронте. Военное производство в Чехии постоянно наращивалось. К началу 1944 г. чешские предприятия, по немецким данным, ежемесячно поставляли в Германию около 11 тыс. пистолетов, 30 тыс. винтовок, более 3 тыс. пулеметов, 15 млн патронов для пехотного оружия, около 100 самоходных артиллерийских орудий, 144 пехотных орудия, 180 зенитных орудий, более 620 тыс. артиллерийских снарядов, почти миллион снарядов для зенитных орудий, от 600 до 900 вагонов авиационных бомб, 0,5 млн сигнальных боеприпасов, 1000 т пороха и 600 тыс. т взрывчатых веществ. Кроме того, чешские военные предприятия принимали участие в выполнении специальных заказов («программ фюрера») по производству пушек для подводных лодок, танков Т-38, авиационных моторов, усовершенствованных самолетов Ме-109, частей для ракет Фау-1 и Фау-2. После разгрома вермахтом Польши в сентябре 1939 г. немецкие концерны и банки прибрали к рукам все ее промышленные предприятия. На Германию стали работать 264 крупных, 9 тыс. средних и 76 тыс. мелких польских предприятий. Дания, оккупированная немецкими войсками в апреле 1940 г., стала играть роль важного поставщика в Германию продовольствия. В 1942 г. она покрывала потребности немецкого гражданского населения в масле на 10%, в мясе — на 20% и в свежей рыбе — на 90% . Промышленность этой маленькой страны также работала на Германию. На предприятиях Дании, осуществлявших чрезвычайные поставки для Германии, было занято 25 тыс. человек. Из них на судоверфях — 7,8 тыс.; на чугунолитейных, машиностроительных заводах и заводах металлических изделий также 7-8 тыс.; 300-400 человек и т. д. За весь период оккупации на вермахт, в среднем, работало 12-15 процентов всех промышленных рабочих Дании. На фортификационных работах по всей стране в 1944 г. было занято 50-60 тыс. рабочих, около 50 датских подрядных фирм. Сумма, затраченная на проведение этих работ, на 31 декабря 1944 г. равнялась 1850 млн. крон. Материальный ущерб, понесенный Данией в годы оккупации, составлял 1,7 млрд долл., что было равно всему национальному доходу Дании в 1939 г. Оккупированная Норвегия ежегодно поставляла в Германию 200240 тыс. т меди, 200 тыс. т серы, 150 тыс. т ферросплавов, 30 т высококачественного алюминия. Электростанции через подводный кабель снабжали Германию электроэнергией. На немецком военном строительстве в 1942-1944 гг. было занято 100 тыс. человек, т. е. более 7% экономически активного населения Норвегии. Стратегическое значение Норвегии в последний период войны резко возросло. Многие исследователи считают, что это было обусловлено и тем, что Германия в конце войны развернула на территории Норвегии производство т. н. «тяжелой воды», необходимой для создания немецкой атомной бомбы. Страны Бенилюкса, обладавшие развитой промышленностью, поставляли в Германию необходимые для военного производства каменный уголь, железную руду, чугун, железо, сталь, марганец и цинк. Сербия была превращена в основного поставщика меди, Греция цветных металлов, в том числе и золота. Роль главного поставщика промышленной продукции и сырья в Германию с лета 1940 г. до начала 1944 г. играла Франция. На предприятиях Франции, производивших продукцию для военного сектора промышленности Германии, уже весной 1941 г. работало 1,6 млн человек. С начала июля 1940 г. до конца 1941 г. из Франции было оправлено 90% (9446) произведенных легковых автомобилей, 75% (34 112) грузовых автомобилей и автобусов, 96% (6300) мотоциклов; до июля 1942 г. — 79% (225,5 тыс. т) из создавшихся во Франции запасов меди, 60% (48,7 тыс. т) олова, 85% (9 тыс. т) цинка, 86% (5,7 тыс. т) никеля и т.д. Из года в год росли поставки в Германию бокситов. В 1942 г. они составили около 40% (271 тыс. т) от всей добычи на юге Франции. По данным германских историков Франция до января 1944 г. поставила в Германию 3704 самолета и 9619 авиационных моторов, 51954 грузовых автомобиля. Вся локомотивная промышленность Франции работала исключительно на Германию, а станкостроительная — на 95%. В широких масштабах осуществлялась эксплуатация экономики и разграбление центральной и северной частей Италии, которая в сентябре 1943 г. была оккупирована немецкими войсками. Марионеточное правительство провозглашенной Б. Муссолини так называемой «республики Сало» поставило на службу Германии высокоразвитую промышленность Италии. Из Центральной Италии на север страны и в Германию в октябре-декабре 1943 г. было вывезено 446 240 т промышленного оборудования и сырья; затем при отступлении из Верхней Италии с сентября 1944 до марта 1945 г. — еще 301 956 т различных материалов, в том числе 106 т стали и железа, более 48 т цветных металлов. Коллаборационистские режимы оккупированных стран Европы оказали Германии большую услугу и тем, что они взяли на себя расходы и по содержанию немецких оккупационных войск. Только Франция с лета 1940 г. выделяла на это ежедневно по 20 млн немецких марок, а с осени 1942 г. — по 25 млн немецких марок. Этих денег хватало Германии не только для того, чтобы обеспечить свои войска во Франции всем необходимым, но и использовать их значительную часть на подготовку и ведение войны против СССР. Общая сумма таких выплат оккупированными странами Западной, Северной и Юго-Западной Европы со второй половины 1940 г. до сентября 1944 г. составила 84 млрд немецких марок. На долю Франции из них приходится немногим менее половины — более 35 млрд. Голландия, кроме содержания находившихся на ее территории немецких войск, ежемесячно выплачивала Германии еще по 50 млн немецких марок в качестве «добро-вольного вклада в войну на Востоке». Особо тяжелое бремя по содержанию немецких оккупационных войск несло трехмиллионное население Норвегии. Их численность к осени 1944 г. возросла до 400 тыс. а расходы на них возрастали с каждым годом: в 1940 г. они составляли 25% национального дохода страны, в 1943 г. — уже 40 %, т.е. были выше, чем в остальных странах Западной Европы. Из всех оккупированных стран Европы при содействии коллаборационистских властей насильственно депортировалась рабочая сила на немецкие промышленные предприятия. За время войны из Франции в Германию было вывезено 875,9 тыс. рабочих, 987,7 тыс. военнопленных и узников созданных там оккупантами концлагерей, из Бельгии — 500 тыс. рабочих, из Норвегии — 300 тыс., из Дании — 70 тыс., из Голландии — 500 тыс. В сентябре 1943 г. немецкие войска разоружили и взяли в плен 725 тыс. итальянских солдат и офицеров, находившихся как в самой Италии, так и несших оккупационную службу на Балканах. Более чем 427 тыс. из них использовалось в августе 1944 г. в качестве рабов в Германии. Туда же из оккупированной части Италии было депортировано 158 тыс. итальянских рабочих. Стремление обеспечить надежный тыл, опираясь на поддержку коллаборационистских режимов, в период подготовки, а затем ведения войны против СССР способствовало тому, что нацистское руководство довольно долго не переходило к широкомасштабному террору против населения оккупированных стран Западной и Северной Европы. Вместе с тем малейшее проявление неповиновения среди мирного населения вызывало репрессии со стороны оккупантов. Наиболее жестоко и агрессивно немецкие захватчики стали вести себя после наступившего в 1943 г. перелома в войне в пользу Антигитлеровской коалиции. На рост движения Сопротивления в этих странах захватчики отвечали усилением террора. 29 августа 1943 г. в Дании было введено чрезвычайное положение. Миф об этой стране как о «мирном и образцовом протекторате» рухнул. Здесь была установлена военнополитическая диктатура. Оккупанты отказались от проводимой ранее политики «сглаживания противоречий». В осуществлявшимся ими новом курсе, четко просматривались две линии: первая это продолжение сотрудничества, но уже скрытого, с государственной верхушкой и Французские добровольцы «Легиона французских волонтеров против большевизма едут воевать против СССР». Сентябрь 1941 г. господствующими классами через систему «департаментского управления», вторая — репрессии против народа и, в первую очередь, против сил Сопротивления. Численность оккупационных войск в Дании к концу войны превысила 200 тыс. Убийства, поджоги, налеты, аресты допросы — таковы реалии последних месяцев оккупации. В германские концлагеря было отправлено более 6 тыс. датчан, многие из которых там погибли или стали инвалидами. В других оккупированных странах Европы германские войска, отступая, руководствовались тактикой «выжженной земли», часто уничтожая целые населенные пункты вместе с жителями. Свидетельств тому немало: уничтожение французского городка Орадур-сюрГлан и убийство его 639 жителей в июне 1944 г., расстрел 560 человек в итальянском селе Сант-Анна-ди-Стацедена в июле 1944 г., расстрел 400 голландцев в отместку за покушение на начальника СД и полиции Г. А. Раутера в марте 1945 г. и другие аналогичные преступные акции. Коллаборационизм осуждался мировой общественностью и большинством населения оккупированных стран Европы, как во время войны, так и в послевоенные годы. Непримиримую борьбу против коллаборационистов вели патриоты, участвовавшие в движении Сопротивления. После разгрома Германии коллаборационисты понесли заслуженную кару. В ходе национальных судебных процессов, проведенных с 1945 по 1955 г. в странах Западной Европы, было возбуждено судебное преследование против 136 829 человек, из них 28 140 — предъявлено конкретное обвинение. 13 607 человек были осуждены: 269 человек — к лишению свободы от 10 и более лет, 27 — к пожизненному заключению и 43 — приговорены к смертной казни. Из них в отношении 30 смертников приговор был исполнен, двое покончили жизнь самоубийством. Коллаборационизм в оккупированных Германией странах Европы представлял собой предательство родины, преступление по отношению к народам СССР, США, Великобритании и других стран Антигитлеровской коалиции, которые вели борьбу против фашистскомилитаристского блока агрессоров. Без поддержки коллаборационистов в ограблении аннексированных и оккупированных стран Европы Германия после катастрофы вермахта на Восточном фронте под Сталинградом не смогла бы продолжать войну до мая 1945 г.

Исторические источники:

«Уничтожить как можно больше...»: Латвийские коллаборационистские формирования на территории Белоруссии, 1941-1944 гг. Сборник документов. М., 2009;

Документы изобличают. Киев, 2004.

Авторы статьи: Кульков Е. Н., Кудрина Ю. В.

©Великая Отечественная война. 1941-1945: Энциклопедия. 2-е изд., испр. и доп.// Отв. ред. А.О. Чубарьян; редактор, руководитель авторского коллектива М.Ю. Мягков. М.: Олма Медиа Групп, 2015

Литература
  • Семиряга М. И. Коллаборационизм. Природа, типология и проявления в годы Второй мировой войны. М., 2000

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты