КЕРЖЕНСКИЕ СКИТЫ СТАРООБРЯДЧЕСКИЕ

0 комментариев

КЕРЖЕНСКИЕ СКИТЫ СТАРООБРЯДЧЕСКИЕ - ста­ро­об­ряд­че­ский центр, вклю­чаю­щий не­сколь­ко ски­тов в Ни­же­го­род­ском За­вол­жье (2-я половина XVII века - начало 1930-х годов).

Возникли в бассейнах левых притоков Волги (Керженец, Узола, Линда, Везлома, Ватома, Дорогуча) и Чёрного Луха, притока реки Унжа. Превращению скитов в старообрядческий центр способствовало удобное географическое положение (глухие леса защищали от преследования властей, а близость Волги, торговых путей, ярмарок, в том числе Ма­карь­ев­ской яр­мар­ки, облегчала контакт с другими регионами). Преследование старообрядцев затрудняла также разноведомственная подчинённость в XVIII веке земель Нижегородского Заволжья (по административному делению эта территория относилась к нескольким уездам).

В начале 1660-х годов на реке Керженец поселились не принявшие церковную реформу игумен Сергий Салтыков и старец Ефрем Потёмкин, основавшие скит Смольяны (в 1665 году арестованы и осуждены собором 1666-1667 годов). В 1670-е годы скит приобрёл главенствующее положение среди других Керженских скитов старообрядческих, поскольку здесь имелся запас мира, освящённого ещё до раскола. В середине 1670-х годов иноком Онуфрием был основан другой скит, в котором часто жил игумен Сергий (Крашенинников), ученик протопопа Аввакума.

Преемственность с первыми учителями старообрядчества способствовала превращению Керженских скитов старообрядческих в один из основных духовных центров поповцев: возникли поповские согласия, названные по именам их основателей - иноков Ануфрия (Онуфрия) и Софонтия, диакона Александра. В последние годы XVII века не обосновавшиеся окончательно в Выговской пустыни (смотрите Выго-Лексинское общежительство) поморские беспоповцы намеревались перебраться к жившим на Керженце одноверцам.

В 1-м десятилетии XVIII века здесь проходили старообрядческие соборы, обсуждавшие вопросы о форме креста, о догматических письмах про­то­по­па Ав­ва­ку­ма и др. Характер этого обсуждения, а также документальные источники свидетельствуют, что в Керженских скитах старообрядческих имелось значительное собрание старопечатных и рукописных книг, сохранялись и переписывались сочинения первых старообрядческих учителей.

Проведённая в 1719-1720 годах перепись старообрядцев зафиксировала в Керженских скитах старообрядческих 3591 келейного жителя «обоего пола»: беспоповского согласия - 1500 человек, софонтиева - 1275, ануфриева - 607, диаконова - 209. Наличие множества толков и согласий мешало духовному и экономическому объединению старообрядческих скитов, разобщало их руководство. Ослаблению Керженских скитов старообрядческих способствовал также приход с миссионерскими целями в Нижегородское Заволжье иеромонаха Питирима (умер в 1738 году), ставшего в 1719 году епископом Нижегородским. Полемика с ним спровоцировала появление «Ответов дьяконовых» (1719 год) - одного из наиболее выдающихся старообрядческих полемических сочинений. Применённые епископом Питиримом репрессивные меры лишили Керженские скиты старообрядческие духовных лидеров: диакон Александр был обезглавлен (1720 год), Иона Белбажский заточён в монастырь, Сергий Нижегородец скрылся в Сибири; многие скитники ушли на Север, Урал, в другие центры старообрядчества (Урень, Ветка, Стародубские слободы).

Во 2-й половине XVIII века на Керженце частично были возобновлены старые и появилось несколько новых скитов, однако в целом их число уменьшалось (всего было 54 скита). На рубеже XVIII-XIX веков в Рыбновской и Белбажской волостях Макарьевского уезда Костромской губернии оставалось 6 официально зарегистрированных скитов, в которых числилось 35 мужчин; в Семёновском уезде Нижегородской губернии - 26 келейных поселений, в которых проживали 1362 человека (более 300 мужчин и свыше 1000 женщин). Самыми населёнными были скиты Комаровский, Оленёвский, Быстренский, Ворошиловский. По сведениям на 1826 год: в 28 скитах, в которых было 75 часовен и моленных, до 80 монастырей, проживали 2839 старообрядцев разных согласий (здесь и далее - не считая скитов Макарьевского уезда Костромской губернии).

В 1848 году Керженский и Осиновский скиты были присоединены к единоверию. 01(13).05.1853 года издан высочайший указ о высылке в полугодичный срок из скитов посторонних жителей, об уничтожении моленных и строений, принадлежавших жителям, не прописанным по ревизии; 7(19).02.1854 года последовало предписание об уничтожении Шарпанского и Быстренского скитов. Эти мероприятия, а также пожары привели к уменьшению количества скитов в 1853 году до 16, число их жителей сократилось до 976 человек; в 1854 году, после того как существенная часть жителей скитов была превращена в государственных крестьян, осталось 8 скитов. Однако традиционные устои скитской жизни сохранялись. 

Впе­чат­ле­ния П. И. Мель­ни­ко­ва-Пе­чер­ско­го от от Керженских скитов старообрядческих отразились в его романах «В лесах», «На горах». Последние из Керженских скитов старообрядческих, запечатлённые в серии фотографий М. П. Дмитриева «В заволжских лесах» начала XX века, существовали до 1917 года. Окончательно они были уничтожены в начале 1930-х годов. Ныне на местах, где располагались Керженские скиты старообрядческие, поставлены памятные кресты, стараниями старообрядцев благоустроена гробница матери Манефы в Комарове, исправлен скитский колодец близ деревни Осинки.

Иллюстрация:

Ста­ро­об­ряд­цы в Шар­пан­ском ски­ту. Фо­то 1897. Архив БРЭ.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература
  • Мо­ро­хин А. В. За­волж­ские ста­ро­об­ряд­че­ские ски­ты в 40–50-х гг. XVIII в. // Ни­же­го­род­ские ис­сле­до­ва­ния по крае­ве­де­нию и ар­хео­ло­гии. Н. Нов­го­род, 2001
  • Си­рот­кин С. В. Бел­баж­ские ски­ты в XVIII в. // Ста­ро­об­ряд­че­ст­во в Рос­сии (XVII–XX вв.). М., 2004. Вып. 3
  • Си­рот­кин С. В. Уст­ный кер­жен­ский си­но­дик // Ста­ро­об­ряд­че­ст­во в Рос­сии (XVII– XX вв.). М., 1999. [Вып. 2]
  • Зень­ков­ский С. Рус­ское ста­ро­об­ряд­че­ст­во. М., 1995. С. 385, 428–429
  • Мель­ни­ков-Пе­чер­ский П. И. От­чет о со­вре­мен­ном со­стоя­нии рас­ко­ла в Ни­же­го­род­ской гу­бер­нии [1854 г.] // Дей­ст­вия Ни­же­го­род­ской гу­берн­ской уче­ной ар­хив­ной ко­мис­сии. Н. Нов­го­род, 1910. Т. 9. Ч. 2

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты