КАЗАХСТАН. С СЕР. XV В. ДО НАЧ. ХХ В.

0 комментариев

Ч. 2. Казахстан с сер. XV в. до нач. ХХ в. Ссылки на другие части - см. в конце статьи. Библиография - см. ст. Казахстан в ХХ в.

Казахское ханство

В 1468 умер хан Синей Орды Абулхаир. Его потомкам не удалось удержать под своей властью обширные владения. В результате государство окончательно распалось на ряд самостоятельных владений — в Зап. Сибири, Хорезме и Сев. К. Прямые потомки Абулхаира в течение нескольких лет кочевали в землях Зап. К., но вскоре были вытеснены своими противниками и вынуждены искать убежища во владениях потомков Амира Тимура в Джагатайском улусе. К концу XV — началу XVI в. Мухаммад Шайбани-хан, внук Абулхаира, сумел восстановить власть над частью своих прежних подданных и вместе со своими многочисленными родственниками вторгся в Джагатайский улус, в течение нескольких лет завоевав его и основав в Средней Азии собственное Бухарское ханство. Тем самым прежние владения Синей Орды были фактически оставлены им, и на них возникло независимое Казахское ханство.

Точная дата образования этого государства до сих пор не установлена. В официальной казахской исторической традиции фигурирует 1465, однако исследователи склоняются к 1470, т. е. событиям, последовавшим после смерти хана Абулхаира и распада его государства. Таким образом, в последней трети XV в. появляется Казахское ханство, которое, как и многие другие государства того времени, являлось наследником Золотой Орды, ее политических и правовых традиций. Первыми правителями Казахского ханства стали султаны Джанибек и Гирей, при этом Гирей принял ханский титул, а Джанибек являлся вторым по значению лицом в государстве, фактически возглавив казахские войска.

Этимология термина «казах» до сих пор вызывает дискуссии специалистов. Наиболее распространенной версией является отождествление этого этнонима с понятием «казак», который обозначал человека, не привязанного к определенному месту, кочующего, всегда готового поучаствовать в набеге или поступить к кому-либо на службу. Первоначально население Казахского ханства в источниках именовалось «узбек-казаками»: узбеками в Средней Азии называли кочевников Золотой Орды (вероятно, в честь хана Узбека), а «узбек-казаками», соответственно — тех, кто откочевал от Абулхаира, правителя «узбеков». Впрочем, уже к середине XVI в. сами жители Казахского ханства именовали себя уже просто казаками, а свою страну — Казакстаном.

После смерти Гирея новым ханом стал его сын Бурундук, однако около 1511 он был низложен и отправился в изгнание, и с этого времени ханами были исключительно потомки Джанибека, троюродного брата Гирея. Однако среди многочисленного потомства Джанибека (у него был девять сыновей) вскоре начались междоусобицы, и уже в 1520-е Казахское ханство, в свою очередь, раскололось на несколько самостоятельных владений. Лишь отдельные ханы в течение XVI — начала XVIII в. сумели установить контроль практически над всеми регионами Казахского ханства: Касым (1511—1519), Ишим (1628—1645), Тауке (1680—1715) —неслучайно именно с этими ханами связывается принятие сводов казахского права: «Праведный путь хана Касыма», «Уложение хана Ишима» и «Законы Тауке» («Семь установлений»). В остальные периоды чаще всего одновременно правили несколько независимых и нередко соперничавших друг с другом ханов. Ханы (как и их предшественники, правители Монгольской империи и Золотой Орды) избирались на курултае.

Разделение ханства между отдельными правителями уже в 1-й половине XVII в. привело к образованию жузов — крупных территориальных образований, каждое из которых включало в состав ряд казахских племен. Так, Старший жуз (Улу жуз) располагался в Южн. К. и включал племена джалаир, ошакты, дулат, канлы, сары-уйсын, шапырашты и др. Средний жуз (Орта жуз) существовал на территории Центрального, Сев. и Вост. К. и включал племена аргын, найман, кыпчак, керей, конрад, уак и таракты. Наконец, Младший жуз (Киши жуз) в Зап. К. объединял племена алимулы, байулы и жетыру, каждое из которых, в свою очередь, делилось на ряд родов. Следует отметить, что, несмотря на многочисленные административно-территориальные преобразования в К. в период его пребывания в составе Российской империи и СССР, население К. до сих пор ассоциируют себя с конкретными племенами и, соответственно, жузами.

Социальная структура Казахского ханства была довольно разветвленной, однако в ней четко выделялись представители «белой» и «черной» кости. К «белой кости» («ак-суйек») относились сначала только ханы и султаны — потомки Чингисхана, главной привилегией которых была монополия на ханскую власть, а также право каждого представителя рода на собственное владение (улус). Затем, по мере укрепления позиций ислама в Казахской степи, эту категорию пополнили также сейиды (прямые потомки пророка Мухаммада) и ходжи (потомки первых арабских завоевателей Центральной Азии), обладавшие весьма высоким духовным авторитетом. Представители «белой кости» стояли над родоплеменными подразделениями, не относясь ни к одному из них. Все остальные представители казахского общества, даже влиятельные родоплеменные вожди и военачальники, считались представителями «черной кости» («кара-суйек»). Помимо потомственных предводителей племен среди казахов выделялись бии – народные судьи, избираемые населением для разбора конкретных споров и уголовных дел и уважаемые за справедливость и знание обычного права, а также батыры – выдающиеся воины, которые выбирались военачальниками за свои боевые подвиги или полководческие таланты. Большинство казахов составляло непривилегированное население, обязанное платить налоги и нести повинности, в том числе военную. Ниже всех в социальной иерархии стояли туленгуты — потомственные слуги членов ханского рода, лично зависимые от своих хозяев, а также рабы («кул»), чаще всего захватываемые во время военных набегов на соседей.

Несмотря на внутренние конфликты, казахи довольно активно участвовали во внешней политике, заключая союзы с одними соседними государствами и воюя с другими. Уже в 1510-е они помогают своим прежним противникам бухарским Шибанидам отвоевать владения в Средней Азии, которые те утратили после разгрома и гибели Мухаммада Шайбани в 1510. С 1560-х казахские правители вступают в конфликт с правителями Могулистана, союзниками которых они были прежде в течение целого столетия. В 1580—1590-е ханы Шигай и его сын Тевеккель, стараясь укрепить свою власть, признали верховенство бухарского хана Абдаллаха II Шибанида, после смерти которого в 1598 вмешались в междоусобную борьбу его преемников и захватили ряд среднеазиатских владений, включая Ташкент. В XVII в. начинается многолетняя борьба казахов с западно-монгольским Джунгарским ханством.

Последним ханом единого Казахского ханства традиционно считается хан Тауке, после смерти которого в каждом жузе появляются собственные ханы, более того — нередко внутри одного жуза разные роды и племена провозглашали одновременно несколько монархов из разветвленного ханского рода. Это очень ослабило позиции Казахского ханства, чем не преминули воспользоваться его многочисленные противники. Наиболее опасным врагом оказалось Джунгарское ханство, которое уже в начале 1720-х вынудило правителей Старшего жуза (его центр располагался в Ташкенте) признать свой вассалитет от ойратских правителей, а вскоре организовало массированное вторжение в пределы Среднего жуза; эти драматические события 1723–1725 вошли в казахскую историю под названием «актабан шубырынды», т. е. «великое бедствие». Наряду с ойратами казахам приходилось противостоять также башкирам и волжским калмыкам. Тяжелое положение, в которое попали казахи, заставляло их правителей искать себе могущественных союзников и покровителей, результатом чего и стало вхождение К. в состав России в 1-й трети XVIII в.

К. в составе Российской империи

Первые контакты Казахского ханства с Россией начались еще в конце XVI в., в 1594, когда московский царь Федор Иванович направил посольство к казахскому хану Тевеккелю, предложив ему принять российское подданство. Однако Смута в Московском царстве и междоусобицы в Казахском ханстве, наступившие практически одновременно, надолго прервали контакты двух государств. Их возобновление относится к концу XVII в., а уже в 1716 хан Среднего жуза Каип сам выступил с инициативой восстановления дипломатических контактов, предложив Петру I дружбу и союз. Однако вскоре хан был убит, что в очередной раз привело к приостановлению дипломатических связей.

В 1730 хан Младшего жуза Абулхаир отправил послание императрице Анне Ивановне, предлагая уже не дружбу и союз, а именно переход в российское подданство. Причин принятия такого важного решения было несколько. Во-первых, хан намеревался привлечь Россию к участию в казахско-джунгарских боевых действиях. Во-вторых, Абулхаир рассчитывал, что принятие подданства Российской империи обезопасит его от нападений башкир и калмыков, также являвшихся российскими подданными. Наконец, еще одной причиной была надежда, что при поддержке имперских властей он сумеет укрепить собственное положение и установить свою власть во всех трех казахских жузах, в каждом из которых его признавали ханом отдельные родоплеменные подразделения.

После довольно долгих и трудных переговоров 19 февраля 1731 императрица направила хану грамоту о принятии его в подданство. Фактически речь шла не о вхождении К. в состав России, а о признании ханом Абулхаиром вассальной зависимости от империи: российские власти не вмешивались во внутренние дела Младшего жуза и даже не требовали от казахов участия в военных операциях империи, ограничиваясь взиманием дани (ясака) и обязательством казахов не нападать на других кочевых поданных России.

Сам хан Абулхаир, впрочем, не считал, что новый статус как-то ограничивает его права, а потому продолжал вести себя как независимый правитель, не всегда даже оставаясь лояльным Российской империи. Так, в 1735—1737 он принял участие в антироссийском движении в Башкирии, добиваясь, чтобы башкиры признали своим ханом либо его самого, либо его сына. Подобные действия заставили имперские власти в 1738 повторно организовать принесение им присяги верности, в результате чего прежние случаи нелояльности России были преданы забвению. Тогда же власть императрицы признали ханы и султаны Среднего жуза.

В 1734 была образована Оренбургская экспедиция (с 1744 — Оренбургское губернаторство), которая и должна была поддерживать непосредственные отношения с казахскими вассалами и контролировать их. Однако еще довольно долго и хан Абулхаир, и другие казахские правители продолжали обращаться непосредственно к российским монархам, игнорируя новую административную инстанцию.

Более жесткий контроль имперских властей над казахами был установлен первым оренбургским губернатором И. И. Неплюевым, который начал активно вмешиваться во внутренние дела казахских жузов и сталкивать соперничающих ханов и султанов друг с другом. В 1748 не без его участия в результате междоусобиц погиб хан Абулхаир. Его сын Нурали, понимая, что не обладает авторитетом и энергичностью отца, первым из казахских правителей обратился к императрице Елизавете Петровне с просьбой официально утвердить его в ханском достоинстве, что стало первым шагом в формальном изменении статуса ханов (до этого имперские власти ограничивались тем, что признавали ханов, избиравшихся на курултае).

В 1750—1770-е казахские правители, недовольные усилением российского контроля над ними, активно вели переговоры о подданстве с империей Цин. Кроме того, в 1773—1775 ряд казахских ханов и султанов со своими подданными тайно (а иногда и явно) поддерживал Е. И. Пугачева. Эти обстоятельства заставили имперские власти предпринять шаги по дальнейшему усилению контроля над казахами и более взвешенному подходу к утверждению казахских правителей в ханском достоинстве: так, Аблай, один из авторитетнейших правителей Среднего жуза, уже в 1771 был избран в ханы, однако имперские власти признали его в ханском достоинстве лишь незадолго до смерти, в 1778. В 1774 для усиления контроля за казахскими вассалами была учреждена Оренбургская экспедиция иноверческих и пограничных дел, с 1799 преобразованная в Оренбургскую пограничную комиссию (упразднена в 1859).

В 1780-е оренбургский генерал-губернатор О. А. Игельстром провел реформу, которая формально сводилась к созданию совместных русско-казахских судов для решения споров между русскими и казахами. Однако фактически это была попытка упразднения ханской власти в Младшем жузе и передачи власти в нем родоплеменным вождям — биям, обладающим исполнительной и судебной властью. Действия российских властей оказались преждевременными и вызвали многочисленные волнения в Младшем жузе, что заставило имперскую администрацию восстановить институт ханской власти. Однако с 1790 ханы Младшего жуза уже фактически назначались российскими властями: традиционный курултай «избирал» именно того кандидата на трон, которого поддерживала имперская администрация.

В 1820-х в результате реформ сибирского генерал-губернатора М. М. Сперанского и оренбургского военного губернатора П. К. Эссена практически одновременно ханская власть была упразднена в Среднем (1822) и Младшем (1824) жузах. На смену ханам в Среднем жузе пришли старшие султаны и волостные султаны, избираемые выборщиками из числа казахской аристократии на определенный срок, а в Младшем жузе — султаны-правители, назначаемые оренбургской администрацией. Тем не менее, традиционное родоплеменное деление и широкая внутренняя автономия в К. в этот период сохранялись. Правда, со временем султаны стали избираться уже не только из потомков Чингисхана, но и из представителей «черной кости», которые имели российские военные чины или награды; тем самым имперские власти формировали в К. «новую» элиту, всецело обязанную своим возвышением именно лояльности к России. Коренное население К. было приравнено по статусу к свободным сельским обывателям Российской империи, а казахские земли с начала 1840-х были объявлены государственной собственностью, за пользование которой казахи должны были платить налог — «кибиточную подать» (3—4 рубля с кибитки в год).

Подобные действия российских властей вызвали негативную реакцию многих султанов, которые, отказываясь от российского подданства, перекочевывали во владения империи Цин, Бухарского эмирата, Хивинского и Кокандского ханств, чьи правители признавали самопровозглашенных казахских ханов и оказывали им помощь в действиях против имперских властей и переманивании казахов в подданство Китая и среднеазиатских ханств. Эта практика имела место в 1820—1870-е. Кроме того, и в самом Русском К. предпринимались попытки восстановления ханской власти, наиболее значительной из которых оказалось движение Кенесары Касымова, внука хана Аблая, в Среднем жузе (1837—1847). Правда, во многом это движение было направлено не только против России, но и против казахских султанов из родов, враждебных семейству Кенесары. И именно эти султаны, а не российские войска, сыграли решающую роль в разгроме этого движения.

В 1840—1850-е Россия активизировала свою политику в Средней Азии, благодаря чему в ее состав постепенно вошел также и Старший жуз, который до этого времени частично входил в состав империи Цин, частично — в состав Кокандского ханства.

В 1854 в Среднем жузе образуется первая административно-территориальная единица по имперскому образцу — Семипалатинская область. А в 1868 прежнее родоплеменное деление у казахов было отменено, как и должности султанов. Вся территория К. была разделена на области и уезды, во главе которых стояли представители российских военных властей. Причиной преобразований стали значительные территориальные приращения Российской империи в Средней Азии, результатом чего стало образование Туркестанского генерал-губернаторства. К. перестал считаться окраиной империи и поэтому подвергся интеграции в ее политико-правовое пространство.

Тогда же, в конце 1860-х, произошла реформа казахского суда на основе обычного права: компетенция биев («народных судей») была существенно урезана, а сами они теперь избирались на три года, получали специальные нагрудные знаки и жалование, что фактически превратило их в низовое звено имперской судебной системы.

По итогам реформы 1868 на территории бывших Среднего и Младшего жуза были созданы Акмолинская, Семипалатинская, Тургайская и Уральская области. Кроме того, в составе Туркестанского края также были населенные казахами Сырдарьинская и Семиреченская области. В 1882 было образовано Степное генерал-губернаторство, в состав которого вошли Акмолинская, Семипалатинская и Семиреченская области (последняя в 1898 вновь была включена в состав Туркестанского края). Тургайская и Уральская области находились в ведении Министерства внутренних дел.

В начале XX в. разрабатывались проекты по дальнейшей интеграции К. в имперское политическое и правовое пространство — во многом в связи с тем, что в этот период активизировалось переселенческое движение, и в К. появилось немалое число русских крестьян-земледельцев. В частности, деятельность выборных представителей казахского самоуправления (волостных и аульных управителей) была передана под контроль «крестьянских начальников». Поднимался вопрос и об окончательной отмене народного суда и полном распространении на К. имперского права и суда. Однако последующие события не позволили реализовать эти планы.

К началу XX в. также начала формироваться казахская буржуазия и интеллигенция, получившая как русское образование, так и мусульманское (в Средней Азии и даже Османской империи). В результате в К. уже в начале XX в. начинает развиваться реформаторское движение, что обусловило активное участие населения К. в событиях Революции 1905—1907, а затем и в политической борьбе, избрании ряда представителей казахской интеллигенции в Государственную думу.

В 1916 был издан императорский указ о призыве казахов на тыловые работы. Поскольку коренное население К. сохранило освобождение от воинской повинности, этот указ был воспринят как попытка лишить их этой привилегии. В результате в К. (как и в соседнем Русском Туркестане) вспыхнуло мощное антиимперское восстание, которое удалось подавить с большим трудом. По некоторым сведениям, столь радикальные действия казахов были спровоцированы эмиссарами Османской империи, воевавшей в Первой мировой войне против России.

После падения монархии в феврале-марте 1917 в К. была провозглашена автономия, и в июле-августе того же года к власти пришло правительство, получившее название «Алаш-Орда» (в честь движения «Алаш», возглавлявшегося представителями казахской интеллигенции А. Букейхановым, А. Байтурсыновым, М. Тынышпаевым, Д. Досмухаммедовым и другими, ряд которых в свое время являлся депутатами Государственной думы). Центром нового образования стал Оренбург.

Алаш-Орда была вынуждена лавировать между большевиками, националистическими режимами Урала и Поволжья, правительством А. В. Колчака. В то же время в К. часть политической элиты (А. Иманов, А. Джангильдин и др.) сразу же заняла просоветскую позицию, и благодаря ее усилиям уже осенью 1917 — зимой 1918 советская власть была провозглашена в ряде областей К. Однако значительная часть Зап. К. до марта 1920 продолжала контролироваться Алаш-Ордой, которая, убедившись во враждебных намерениях российских большевиков, открыто поддержала ее противников.

429.jpg
Письмо султана Кенесары Касымова Оренбургскому военному губернатору. 22 февраля 1841
430.jpg
Казахи Сырдарьинской области. Фотография С. М. Прокудина-Горского. 1911
Смежные статьи
Статью разместил(а)

Групп Олма Медиа

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты