КАРПОВ ФЁДОР ИВАНОВИЧ

0 комментариев

КАРПОВ ФЁДОР ИВАНОВИЧ - русский государственный дея­тель и ди­пло­мат, пи­са­тель, околь­ни­чий (1529 год). 

По­то­мок сред­ней ли­нии фо­мин­ских кня­зей; в 1475 году его отец И.К. Кар­пов пе­ре­шёл на служ­бу к великому князю мо­с­ков­ско­му Ива­ну III Ва­силь­е­ви­чу. В 1495 году Карпов в чи­не по­стель­ни­ка уча­ст­во­вал в по­езд­ке Ива­на III в Нов­го­род. Ме­ж­ду 1495 и 1500/01 годах пи­сец в Му­ром­ском уез­де. В прав­ле­ние великого князя мо­с­ков­ско­го Ва­си­лия III Ива­но­ви­ча оп­ре­де­лял восточную по­ли­ти­ку Русского государства. Ди­пло­ма­тические до­ку­мен­ты (1508, 1534, 1536-1538 годы) сви­де­тель­ст­ву­ют об ак­тив­ном уча­стии Карпова в пе­ре­го­во­рах с Но­гай­ской Ор­дой. В октябре 1508 года он встре­чал по­слов крым­ско­го ха­на Менг­ли-Ги­рея I, по­сто­ян­но упо­ми­на­ет­ся в ма­те­риа­лах крым­ских дел (1515, 1517-1519, 1525, 1526, 1539 годы); в 1517 году в гра­мо­те крым­ско­го ца­ре­ви­ча Ах­мед-Ги­рея, ад­ре­со­ван­ной Ва­си­лию III, пе­ре­дан по­клон Карпова, а в 1523 году крым­ский хан Саа­дет-Ги­рей (Саа­дат-Ги­рей) I про­сил у Карпова «пе­ча­ло­вать­ся» за не­го пе­ред великим кня­зем. В 1514 году Карпов встре­чал по­соль­ст­ва турецкого сул­та­на Се­ли­ма I Яву­за, в 1522-1524 и 1529 годах вёл пе­ре­го­во­ры с по­сла­ми сул­та­на Су­лей­ма­на I Ка­ну­ни. Вме­сте с тем в 1525 году яв­лял­ся на­мест­ни­ком в Юрье­ве-Поль­ском. В конце 1530 - начале 1531 годов вёл в Мо­ск­ве пе­ре­го­во­ры с ка­зан­ским по­слом князем Та­ба­ем о по­став­ле­нии на ка­зан­ский пре­стол на­хо­див­ше­го­ся на русской служ­бе ца­ре­ви­ча Джан-Али; в 1533 году при­ни­мал по­слов ка­зан­ско­го ха­на Са­фа-Ги­рея.

На­ря­ду с этим Карпов не­од­но­крат­но вёл пе­ре­го­во­ры с по­сла­ми ев­ропейских го­су­да­рей. В 1517 году при­ни­мал С. фон Гер­бер­штей­на - по­сла императора Свя­щен­ной Римской им­пе­рии Мак­си­ми­лиа­на I Габс­бур­га, в 1518 году - императорского по­сла Ф. да Кол­ло и пап­ско­го ле­га­та А. де Кон­ти фон Тур­на. В 1526 году вёл пе­ре­го­во­ры с де­ле­га­ци­ей послов па­пы Рим­ско­го Кли­мен­та VII, императора Свя­щен­ной Римской им­пе­рии Кар­ла V, польского ко­ро­ля и великого князя ли­тов­ско­го Си­гиз­мун­да I Ста­ро­го о про­дле­нии пе­ре­ми­рия ме­ж­ду Русским государством и Великим княжеством Ли­тов­ским на 6 лет; в 1529 году вновь об­су­ж­дал во­прос о воз­мож­но­сти про­дле­ния пе­ре­ми­рия. В 1527 году был в чис­ле по­ру­чите­лей за князя М.Л. Глин­ско­го. Карпов со­хра­нил свои по­зи­ции при московском ве­ли­ко­кня­же­ском дво­ре и в пе­ри­од ре­гент­ст­ва Е.В. Глин­ской, т. к. ещё с 1520-х годов яв­лял­ся её до­ве­рен­ным ли­цом. С января 1537 года оруж­ни­чий.

Карпов был хо­ро­шо об­ра­зо­ван­ным че­ло­ве­ком. Он знал латинский, греческий, а так­же вос­точ­ные (воз­мож­но, татарский и уй­гур­ский) язы­ки, ан­тич­ную литературу (Ари­сто­те­ля, Ови­дия), вы­со­ко це­нил ан­тич­ную тра­ди­цию крас­но­ре­чия, ин­те­ре­со­вал­ся бо­го­сло­ви­ем, фи­ло­со­фи­ей и ас­т­ро­ло­ги­ей. Со­сто­ял в пе­ре­пис­ке с преподобным Мак­си­мом Гре­ком (из про­из­ве­де­ний ко­то­ро­го мож­но по­черп­нуть све­де­ния о ря­де ут­ра­чен­ных со­чи­не­ний Карпова), митрополитом Мо­с­ков­ским и всея Ру­си Дио­ни­си­ем, стар­цем Спа­со-Елеа­за­ро­ва монастыря Фи­ло­фе­ем; под­дер­жи­вал тес­ные свя­зи с семь­ёй ка­зна­че­ев Тра­ха­нио­то­вых. Со­хра­ни­лись 7 по­сла­ний Карпова. В од­ном из по­сла­ний к Мак­си­му Гре­ку (1518-1519 годы) Карпов оп­ро­вер­гал слу­хи о сво­их яко­бы не­ле­ст­ных вы­ска­зы­ва­ни­ях о нём, в дру­гом по­сла­нии к не­му же (1518-1519 годы) про­сил разъ­яс­нить ряд не­по­нят­ных ему мест из 3-й Кни­ги про­ро­ка Ез­д­ры. Карпов раз­ви­вал идеи пан­те­из­ма, что вы­зва­ло не­до­воль­ст­во Мак­си­ма Гре­ка, ко­то­рый, од­на­ко, на­зы­вал Карпова «пре­муд­рым» и «пре­че­ст­ней­шим» че­ло­ве­ком. По-ви­ди­мо­му, Карпову при­над­ле­жит По­хваль­ное сло­во великому князю мо­с­ков­ско­му Ва­си­лию III Ива­но­ви­чу. В по­сла­нии к митрополиту Да­нии­лу (до 1539 года) Карпов до­ка­зы­вал, что доб­ро­де­тель тер­пе­ния не­об­хо­ди­ма в де­лах ду­хов­ных, но не в свет­ских. Счи­тал, что при аб­со­лю­ти­за­ции тер­пе­ния свя­щен­ные обы­чаи и хо­ро­шие ус­та­нов­ле­ния в го­су­дар­ст­ве бу­дут раз­ру­ше­ны, а в об­ще­ст­ве во­ца­рит­ся бес­по­ря­док. Карпов вы­сту­пал про­тив идеи тео­кра­тического го­су­дар­ст­ва, пре­вос­ход­ст­ва «свя­щен­ст­ва» над «цар­ст­вом». Счи­тал, что го­су­дар­ст­во долж­но управ­лять­ся по «прав­де» и оп­ре­де­лён­ным спра­вед­ли­вым за­ко­нам. По мне­нию Карпова, гла­ва вся­ко­го цар­ст­ва дол­жен «по­ну­ж­дать» не­по­слуш­ных и зло­вред­ных греш­ни­ков к со­гла­сию с до­б­ры­ми людь­ми «гро­зою за­ко­на и прав­ды», а «до­б­рых под­вла­ст­ныхъ бе­ре­чи сво­имъ жа­ло­ва­ни­ем и уро­жен­ною ми­ло­стью». Вы­дви­нул те­зис о не­об­хо­ди­мо­сти оцен­ки че­ло­ве­ка не по его ро­до­ви­то­сти, а по его лич­ным за­слу­гам пе­ред го­су­дар­ст­вом.

Идеи Карпова близ­ки взгля­дам И.С. Пе­ресве­то­ва и пе­ре­кли­ка­ют­ся с ря­дом со­ци­аль­но-по­ли­тических идей со­вре­мен­ных ему западно-ев­ропейскимх мыс­ли­те­лей (Н. Ма­киа­вел­ли и др.). Ак­цен­ти­ро­ва­ние в про­из­ве­дени­ях Карпова раз­ли­чий ме­ж­ду ду­хов­ны­ми и свет­ски­ми нор­ма­ми, как и ори­ен­та­ция на ан­тич­ную литературу, по­бу­ж­да­ли не­ко­то­рых ис­сле­до­ва­те­лей сбли­жать Карпова с западно-ев­ропейскими гу­ма­ни­ста­ми.

По­след­нее упо­ми­на­ние о Карпове от­но­сит­ся к октябрю 1539 года. Во вклад­ной кни­ге Трои­це-Сер­гие­ва монастыря от­ме­чен вклад Кар­по­вых (декабрь 1539 года) на сум­му 50 рублей (со­от­вет­ст­ву­ет вкла­ду на веч­ное по­ми­на­ние в си­но­ди­ках), ко­то­рый, по всей ви­ди­мо­сти, вне­сён по умер­ше­му Кар­по­ву.

Сочинения: 

Со­чи­не­ния пре­по­доб­но­го Мак­си­ма Гре­ка. Ка­зань, 1862. Ч. 3. С. 274–277; 

Ни­коль­ский Н.К. Ма­те­риа­лы для ис­то­рии древ­не­рус­ской ду­хов­ной пись­мен­но­сти // Хри­сти­ан­ское чте­ние. 1909. № 8–9. С. 1119–1125; 

Дру­жи­нин В.Г. Не­сколь­ко не­из­вест­ных ли­те­ра­тур­ных па­мят­ни­ков из сбор­ни­ка XVI-го в. // Ле­то­пись за­ня­тий ар­хео­гра­фи­че­ской ко­мис­сии. 1909. Вып. 21. С. 106–113; 

Зи­мин А.А. Об­ще­ст­вен­но-по­ли­ти­че­ские взгля­ды Ф. Кар­по­ва // Тру­ды От­де­ла древ­не­рус­ской ли­те­ра­ту­ры. М.; Л., 1956. Т. 12. С. 160–173; 

По­хваль­ное сло­во ве­ли­ко­му кня­зю Ва­си­лию III // Ар­хео­гра­фи­че­ский еже­год­ник за 1964 г. М., 1965; 

Па­мят­ни­ки ли­те­ра­ту­ры Древ­ней Ру­си: Ко­нец XV – пер­вая по­ло­ви­на XVI в. М., 1984. С. 502–519, 744–749; 

Крас­но­ре­чие Древ­ней Ру­си (XI–XVII вв.). М., 1987. С. 235–247; 

Биб­лио­те­ка ли­те­ра­ту­ры Древ­ней Ру­си. СПб., 2000. Т. 9: Ко­нец XV – пер­вая по­ло­ви­на XVI в. С. 338–359.

 

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература
  • Сав­ва В.И. О По­соль­ском при­ка­зе в XVI в. Хар., 1917
  • Ржи­га В.Ф. Боя­рин-за­пад­ник XVI в. (Ф. И. Кар­пов) // Уче­ные за­пис­ки Ин­сти­ту­та ис­то­рии Рос­сий­ской ас­со­циа­ции на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ских ин­сти­ту­тов об­ще­ст­вен­ных на­ук (РАНИОН). М., 1929. Т. 4
  • Зи­мин А.А. Ф. Кар­пов, рус­ский гу­ма­нист XVI в. // Про­ме­тей. М., 1968. Сб. 5; он же. Рос­сия на по­ро­ге но­во­го вре­ме­ни. М., 1972
  • Frey­dank D. Zu Wesen und Begriffsbestim­mung des russi­schen Humanismus // Zeitschrift für Slawistik. 1968. Bd 13. H. 1
  • Кли­ба­нов А.И. «Прав­да» Ф. Кар­по­ва // Об­ще­ст­во и го­су­дар­ст­во фео­даль­ной Рос­сии. М., 1975
  • Хо­рош­ке­вич А.Л. Русь и Крым: от сою­за к про­ти­во­стоя­нию. Ко­нец XV – на­ча­ло XVI вв. М., 2001

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты