Канун-наме

0 комментариев

Канун-наме — свод законодательных уложений в Османской империи, синоним ясак-наме. Примерно с XV в. султаны стали издавать не только отдельные постановления (фирманы и бераты), но и систематизированные законодательные своды, фокусирующиеся на наиболее важных государственных вопросах. Первые известные К.-н. появились при Мехмеде II (1444—1446, 1451—1481), издавшем два К.-н.: касавшийся управления и регулировавший вопросы, связанные с податным населением (реайя). Первый, очень сжатый, К.-н. появился вскоре после взятия Константинополя (1453). Второй, созданный в 1477—1478, был гораздо обширнее и включал в себя статьи по административному, финансовому и уголовному праву, устанавливал общие принципы налогообложения различных групп реайи, регулировал вопросы поземельных отношений. Считается, что К.-н. Мехмеда II был нацелен на пресечение злоупотреблений представителей власти (аскери) при сборе налогов с реайя и упорядочение размеров податей и штрафов, т. е. на обеспечение справедливости (адалет) как первейшей обязанности мусульманского правителя.

Внедрение К.-н. в дополнение к шариату объяснялось изменившейся конъюнктурой — обширные завоевания второй половины XV в. превратили османское общество в сложный конгломерат народов, неоднородных по уровню социально-экономического развития, разнообразных в этническом и конфессиональном отношении. Первоначально основное назначение К.-н. состояло в том, чтобы дать султану систематизированное представление об институтах управления и принципах их деятельности. Из-за противодействия со стороны улама султаны долго не решались издавать законодательные своды, выделяя их в отдельную категорию. Лишь при Мехмеде II К.-н. стали рассматриваться как обязательные руководства при решении государственных дел и в практике судов кади.

Османские К.-н. условно делятся на четыре типа: 1) султанские К.-н. — своды установлений для кадиев и местных правителей по ключевым вопросам административного управления; 2) К.-н. санджаков, или провинциальные К.-н., регулировавшие правовые нормы конкретной области; 3) К.-н., регулировавшие нормы для отдельных групп населения — например, конного ополчения (мюселлем), пехоты (яя) или кочевников-юрюков; 4) К.-н., устанавливавшие нормы функционирования государственных институтов (янычарские К.-н.).

Традиция общеимперских К.-н. получила развитие при Баязиде II (1481—1512), Селиме I (1512—1520) и Сулеймане I (1520—1566). Многочисленность сводов была связана с тем, что султанские законы формально действовали только на протяжении жизни издавшего их правителя. Новому падишаху приходилось их «возобновлять» и дополнять, поэтому в итоге они составили преемственную линию правовой мысли и законотворчества.

К.-н. Сулеймана I считается образцом законодательства «золотой эпохи» и хорошо изучен историками. Этот обширный свод установлений в полной мере отразил реформаторские инициативы султана в области законодательства. В нем устанавливались наказания за все преступления, признанные шариатом, порядок назначения телесных наказаний, права и обязанности держателей тимаров, порядок налогообложения, а также правовые нормы, касавшиеся различных категорий реайя.

Широко распространенной практикой было и издание провинциальных К.-н., вводившихся с начала XV в. на вновь завоеванных территориях. Во-первых, они обеспечивали преемственность сложившихся в тех или иных регионах правовых традиций, учитывавших устоявшиеся методы управления, этноконфессиональную специфику, особенности социальной структуры и профессиональной деятельности местного населения. Во-вторых, в провинциальных К.-н. фиксировались и изменения в системе управления, связанные с включением этих территорий в состав османского государства. Такие К.-н. были изданы для многих областей: Киликии, Сирии, Египта и т. д. Наиболее известным и хорошо изученным благодаря работам О. Л. Баркана является египетский К.-н. (Канун-наме-и Мыср, 1524).

В XV—XVII вв. К.-н. считались важнейшим источником права, однако в конце XVII в. значимость норм шариата возросла, а улама активно выступали за отмену всех не следующих из шариата сборов и налогов. Сама традиция К.-н. также претерпела изменения. Стали издаваться канун-наме-и джедид, которые включали не только нормы обычного права (орф, урф), сформулированные нишанджи и одобренные султаном, но и фетвы шейх-уль-ислама. В начале XVIII в. кадиям предписали назначать наказания по шариату и не равнять нормы К.-н. со священным правом. В XIX в. преобладало влияние западных правовых концепций, отразившееся на законотворчестве эпохи Танзимата и в создании османского гражданского кодекса (меджелле).

Ист.: «Канун-наме» Мехмеда II Фатиха о военно-административной и гражданской бюрократии Османской империи // Османская империя. Государственная власть и социально-политическая структура. М., 1990; Книга законов Египта (Мысыр кунуннамеси, 1524). М., 2017; Книга законов султана Селима I. М., 1969.

Лит.: История Османского государства, общества и цивилизации. Т. 1. М., 2006; Barkan Ö. L. XV ve XVI,ıncı Asırlarda Osmanlı İmparatorluğunda Zirai Ekonominin Hukuki ve Mali Esasları. İstanbul, 1943; Gerber H. State, Society, and Law in Islam: Ottoman Law in Comparative Perspective. New York, 1994; Heyd U. Studies in Old Ottoman Criminal Law. Oxford, 1973; Kayaoğlu T. Legal Imperialism: Sovereignty and Extraterritoriality in Japan, the Ottoman Empire, and China. Cambridge, 2010; Inalcik H. The Ottoman Empire, The Classical Age, 1300—1600. London, 1973; Inalcik H., Quataert D. An Economic and Social History of the Ottoman Empire. Cambridge, 1994.

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты