ЮСТИНИАН II РИНОТМЕТ

0 комментариев

Византийский император в 685-95 и 705-11 гг., сын императора Константина IV и Анастасии, последний представитель Ираклийской династии.

Ю. II Р. родился вскоре по вступлении на престол своего отца Константина IV (т.е. являлся багрянородным) и был наречен нехарактерным для Ираклийской династии именем, очевидно, в честь императора Юстиниана I.

Отстранение от власти дядьев Ю. II Р. – Ираклия и Тиверия, прежних соправителей Константина IV, – открыло путь к соимператорству при отце. Не позднее 02.685 г. Ю. II Р. стал соправителем Константина IV, а с его скоропостижной смертью летом или осенью того же года взошел на трон.

Уже в начале царствования Ю. II Р. империя несколько оправилась от «культурно-политического шока», вызванного распадом позднеантичного общества (М.Я. Сюзюмов), и перешла в атаку как на восточном, так и на западном направлениях. Этот новый курс Ю. II Р. резко контрастировал с тактикой его отца и деда, которые чаще защищались, чем нападали. К сер. 680-х гг. Анатолийские рубежи Византии не внушали опасения: договор с арабами, подписанный в 678 г., оставался актуальным. Спокойствию в Малой Азии способствовала междоусобица, разгоревшаяся в 685 г. Воспользовавшись смутами в стане сарацин, Ю. II Р. нарушил пакт 678 г.: весной – летом 686 г. стратиг Анатолика Леонтий совершил поход в Армению. Поглощенный гражданской войной, халиф Абд аль-Малик поспешил замириться с Византией и в 686/7 г. заключил с ней соглашение: Армения, Иверия и Кипр получали статус совместного владения империи и халифата, а налоги, собираемые с данных областей, должны были делиться поровну между Константинополем и Дамаском.

Легкий триумф на арабском фронте внушил Ю. II Р. оптимизм: на фоне длительного затишья на Востоке василевс повернулся к Западу с тем, чтобы углубить позиции ромеев на Балканском полуострове. В 688/9 г. Ю. II Р. снарядил войска фем Анатолик и Фракия и выступил против славян Стримонии, с запада угрожавших Фессалонике. По дороге в Фессалонику Ю. II Р. нанес превентивный удар по болгарам, которым незадолго до 688 г. Константинополь перестал выплачивать дань. Продолжая курс на закрепление в приграничных районах на Востоке и Западе, императорское правительство молниеносным и успешным наступлением в южной Болгарии стремилось пресечь ее воздействие на славян Фракии.

Экспедиция в Стримонию осложнялась и этим же оказалась важна, что была ориентирована не просто на затопленные славянами земли, а на «славинии» – полунезависимые или вовсе независимые военно-территориальные союзы с особой социально-политической организацией во главе с племенными вождями. Тем не менее, василесу сопутствовала удача и на возвращенных областях возникла клисура Стримон и фема Эллада. Поход против македонских славян, однако, не изменил положения на Балканах: имперская власть существовала локально и только в присутствии полевой армии. Так, в средней Греции и на Пелопоннесе зона ромейского влияния очерчивалась прибрежными районами и равнинами под надзором крепостей, в которых находились либо гарнизоны, где солдаты рекрутировались из местных уроженцев, либо силы, отправленные из других регионов империи, как, например, ополчение фемы Эллада.

Балканская кампания не ограничилась разгромом славян Македонии: часть из них была переселена в ближайшую к столице малоазийскую область – Вифинию (в феме Опсикий), один из ключевых центров византийского коневодства. Ю. II Р. сформировал из славянских колонистов кавалерийский отряд, приписанный к ополчению Опсикия. Преследуя, прежде всего, военные цели – пополнение армии варварами-новопоселенцами – Ю. II Р. рассматривал и экономическое значение такого шага. В результате славянской миграции число невозделанных площадей и пустошей уменьшилось, что в свою очередь снижало налоговое бремя, возложенное на крестьянские общины. Славяне, осевшие на равнинах Фессалии, долинах рек Вардар и Стримон, а теперь перемещенные в Малую Азию, представляли собой земледельческое население с развитой свободной крестьянской собственностью. Иными словами, македонские мигранты соответствовали хозяйственному строю империи и экономическим планам Константинополя. Переселение славян решало двуединую задачу: с одной стороны, снижало давление варварского элемента на Фракию, южная полоса которой стала теперь пустынной зоной, отделившей византийскую территорию от Болгарии, а с другой – обеспечивало рабочей силой обезлюдевшие пространства в Малой Азии. Массовые миграции расширяли прослойку свободного общинного крестьянства: оно не только несло на себе податные тяготы и воинскую повинность, но и являлось стратегичеким человеческим резервом.

Ю. II Р. сделал колонизацию опустевших областей империи краеугольным камнем внутренней политики, впервые предприняв это в таких размерах. Еще по соглашению с халифатом 687 г. василевс переселил в Византию часть мардаитов – обитателей горных ущелий Ливана: неподконтрольные арабам мардаиты тревожили их разорительными набегами на Палестину. Вывезенные в империю мардаиты укомплектовали два военных корпуса – один в Пелопоннесе, о. Кефалония и Никополе (Эпир), другой – на островах Эгейского моря в составе фемы Киверриотов (в г. Атталия, совр. Анталья). Новый этап депортации мардаитов прошел в 689 г., когда они заселили земли в свежеобразованной феме Эллада. В 690/1 г. жители Кипра по распоряжению Ю. II Р. также переехали в Византию и обжили южное побережье Мраморного моря – ближние подступы к Константинополю, опустошенные во время сарацинской осады столицы в 674-8 гг. Киприоты заняли полуостров Кизик (Капу-Даг) с новым городом Юстинианополем, названным в честь императора.

Наряду с внешнеполитическими проблемами, Ю. II Р. обратился к церковным вопросам. Синод, созванный в Константинополе в 686/7 г., вновь осудил монофелитство, а зимой 691 – весной 692 г. в столице состоялся т.н. Трулльский собор. Заседания проходили в Большом императорском дворце, чей купольный зал со сводами (труллами) дал имя и церковному собранию. Постановления Трулльского собора дополнили каноны предыдущих соборов, в первую очередь Пятого (553) и Шестого (680-1), которые, сосредоточившись на доктринальных проблемах, не касались дисциплинарных вопросов – церковных обряда и быта. Несмотря на серьезное представительство, Трулльский собор, задумывавшийся как вселенский, получил признание лишь в качестве «приложения» к Пятому и Шестому соборам, о чем красноречиво говорит его официальное обозначение – Пятошестой. В 693 г. акты Трулльского собора неожиданно отвергла Римская церковь: папа Сергий I категорически отказался ратифицировать соборные каноны как нарушавшие западно-христианскую религиозную практику и даже запретил их публично оглашать.

Папский демарш не остался без ответа императора: из Константинополя в Рим прибыл протоспафарий Захария с приказом задержать Сергия I и этапировать его в Константинополь. Слух о грядущем заточении понтифика мгновенно разнесся по всей Италии, что повлекло стихийное возмущение в ополчениях Равенны и Анконы: они направились к Риму, где также началось антиправительственное брожение. Захарии не смог водворить порядок в войсках или, по меньшей мере, отстоять город от бунтовщиков: под напором хлынувшего в Рим вооруженного сборища протоспафарий был вынужден спасаться бегством, спрятавшись в папских покоях. Сергий I, вероятно, не предвидел столь большого размаха движения в свою поддержку и, опасаясь агрессивного настроя толпы, кое-как убедил ее разойтись и беспрепятственно выпустить Захарию из Рима. Неповиновение в Италии ярко продемонстрировало уязвимость Византии на Западе и, хотя папство поспешило нейтрализовать антиимператорский мятеж, ссора Ю. II Р. и Сергия I отдаляла Рим от Константинополя. Склока понтифика и василевса была чревата для ромеев утратой Апеннинского полуострова, и без того готового отложиться от Константинополя или стать легкой добычей лангобардов. С ослаблением влияния Византии в Италии авторитет Римской курии, наоборот, увеличился: «папа управлял церковью без вмешательства императора в становившемся все более папском Риме» (T.F.X. Noble).

Между тем к 692 г. одержав верх в тяжелой гражданской войне, Абд аль-Малик счел договор с Византией 687 г. навязанным, а его соблюдение – невозможным. Понимая, что разрыв мира – лишь дело времени, Ю. II Р. поспешил упредить арабов: василевс замыслил нанести превентивный удар и перенести боевые действия на территорию противника – в недавно усмиренный халифом Ирак. Впрочем, сарацины опередили ромеев и в сражении при Севастополе (Сулусарай) в Каппадокии разгромили византийцев, а Армения вновь перешла к мусульманам. Поражение при Севастополе выявило то, что достижения Ю. II Р. не обладали прочным основанием: они привели к крупным материальным издержкам, а, значит, к социальной напряженности, и во многом были обязаны военной паузе на восточной границе. Замирение в Анатолии позволило перебросить войска на Балканы, но затишье в Азии вследствие распри в халифате ставило стабильность рубежей Византии в прямую зависимость от внутриарабских смут.

Лично занимаясь армейскими и церковно-религиознами вопросами, Ю. II Р. финансовую сферу отдал на откуп доверенным чиновникам незнатного происхождения. Экономическую администрацию курировали сакелларий (общее руководство финансовой системой) Стефан Перс и логофет геникона, монах-расстрига Феодот Фракиец. С деятельностью логофета Феодота связана генеральная налоговая реформа: в к. VII в. подушная подать стала взиматься отдельно от поземельной, касаясь без исключения каждого человека. Больше того (и это главное), сбор персонального налога теперь не определялся непременной оседлостью в деревне, т.е. исчезла важная причина прикрепления налогоплательщика к земле, что в свою очередь фактически поощряло крестьянскую свободу передвижения. Фискальная политика Ю. II Р. носила четкий антиаристократический и централизаторский характер и подрывала положение городской, в первую очередь, константинопольской знати, вынужденной субсидировать амбициозные мероприятия василевса. В частности, в 687 г. средства для балканского похода царь и его советники реквизировали у аристократии: к моменту свержения Ю. II Р. в 695 г. долговая императорская тюрьма (Преторий) кишела узниками.

Правительство Ю. II Р. пало внезапно в ходе константинопольского мятежа осенью 695 г. Стратиг Анатолика Леонтий, арестованный в 692 г. по обвинению в поражении под Севастополем, был неожиданно освобожден и назначен в фему Эллада с предписанием безотлагательно покинуть Константинополь. Командировка в необжитую, варваризированную страну не снимала с Леонтия немилость, а наоборот, указывает на сохранение неприязни императора к нему. Однако Леонтий не выполнил царского рескрипта и с сообщниками захватил императорскую тюрьму, где содержались не просто противники Ю. II Р., а опальные представители аристократии. Взбудоражив толпу, заговорщики овладели столицей, расправились со Стефаном и Феодотом – наиболее одиозными сотрудниками Ю. II Р. – и с ним самим. Объявленный императором Леонтий даровал Ю. II Р. жизнь, но он был искалечен ринокопией (отрезанием носа, отсюда и прозвище «Ринотмет» – «Безносый») и сослан на северный берег Черного моря, в крымский Херсон. Последние годы доказали, что, несмотря на известные успехи, Византия выглядела еще очень слабой: для экспансии империя не имела материальных и людских ресурсов. Внешний накал сил, помноженный на жесткий внутренний режим, возбуждал ненависть к Ю. II Р.: василевс нажил уйму врагов среди правящей верхушки и константинопольского населения.

Очутившись в Херсоне, Ю. II Р. не стал заключенным в полном смысле слова: он мог свободно перемещаться в пределах городских стен. Падение Леонтия в 698 г. оживило надежды Ю. II Р. на возвращение к власти: бывший царь не смирился с судьбой и открыто призывал херсонитов помочь ему в реставрации на престоле. Вместо сочувствия агитация Ю. II Р. вызвала у горожан беспокойство: херсониты намеревались или убить низложенного василевса, или переправить его под стражей в Константинополь на суд нового императора Тиверия III Апсимара. Опасаясь за жизнь, Ю. II Р. ок. 698 г. бежал из Херсона в горную крепость Дорос (Мангуп) в 20 км от Херсона и запросил убежище у хазар. Хазары откликнулись на обращение Ю. II Р.: он был с почетом принят в ставке кагана Ибузира Глиавана и женился на сестре или дочери кагана, в крещении нареченной Феодорой, ставшей первой византийской императрицей-варваркой. Породнившись с хазарской знатью, Ю. II Р. с молодой женой осел в Фанагории, избранной в качестве резиденции неслучайно. Фанагория являлась узловым пунктом дорожных коммуникаций Таманского полуострова (что важно само по себе), откуда было удобно наблюдать за ситуацией в Византии, а также сноситься со сторонниками в империи – довольно многочисленными, как показали дальнейшие события.

Осенью 704 г. о Ю. II Р. вспомнили в Константинополе: послы Тиверия III потребовали от хазар выдачи «экс-василевса». Каган как будто дал согласие на экстрадицию зятя, но через Феодору проинформировал его и позволил Ю. II Р. покинуть Таманский полуостров. Хазары по сути подготовили побег Ю. II Р., снабдили его всем необходимым и укрыли у себя Феодору, которую Ю. II Р. не пожелал подвергать неоправданному риску в грядущей «спецоперации». Ю. II Р. добрался из Фанагории в Таматарху (Тмутаракань), точнее, в село Томы, в устье Кубани, а затем отбыл в Символ (Балаклаву). В Символе к василевсу присоединились шестеро соратников – свита, которая отправились в ссылку вместе с императором, но после его бегства в Хазарию осталась в Херсоне. С компаньонами Ю. II Р. проплыл из Балаклавы в Некропилы (Каркинитский залив Черного моря) и далее каботажем на запад, вдоль устьев Днепра и Днестра, причалив к дельте Дуная в Болгарии. Здесь Ю. II Р. запросил помощи в восстановлении на престоле у хана Тервеля, который охотно отозвался на предложение василевса. Ю. II Р. и Тервель выступили к Константинополю летом или осенью 705 г.: действовать приходилось быстро, чтобы дойти до византийской столицы раньше, чем правительство Тиверия III созрело бы для каких-либо контрмер. Прибыв к городским стенам, Ю. II Р. уже на третьи сутки с горсткой бойцов проник в Константинополь. Царь хорошо знал секреты столичной обороны: он проник в город по акведуку императора Валента, разрушенному аварами в 626 г. С захватом Ю. II Р. Влахернского дворца в Константинополе началась паника: у Ю. II Р. нашлось немало доброжелателей, а Тиверий III бежал в Аполлониаду (приморский город в Вифинии), где и был незамедлительно арестован.

Вновь завладев скипетром, Ю. II Р. совершил то, чего не делал ни один из его предшественников – «смог поставить себя выше ужасного увечья и связанной с ним наглядной дисквалификации» (Г.А. Острогорский).  Искалеченный багрянородный монарх вернул корону после десятилетнего изгнания не только вследствие личной храбрости и энергии, но и пособничестве варваров, неприятелей Византии. Тем не менее, Ю. II Р. не сдал Константинополя Тервелю, который был щедро вознагражден и получил второй после императорского титул кесаря, впервые пожалованный варвару-язычнику. Данный ранг формально означал то, что Тервель признавал верховенство василевса и становился как бы «вице-императором» Болгарии. Правда, сами болгары, осыпанные золотом за участие в реставрации Ю. II Р., расценивали присвоение Тервелю титула кесаря как «сертификацию» царского статуса их вождя.

15.02.706 г. Тиверий III и его предшественник Леонтий – вдохновитель свержения Ю. II Р. – были публично казнены, а вскоре «новый старый» василевс вызвал из Хазарии супругу Феодору, коронованную в качестве императрицы, и сделал соправителем их общего сына Тиверия.

Внутренняя политика Ю. II Р. во второй период его царствования не претерпела заметных перемен: острое противостояние императора и старой «римской» знати не прекратилось. Ю. II Р., как и ранее, покровительствовал «новым людям» – не относившимся к константинопольской аристократии выдвиженцам из провинции: во многом благодаря им Ю. II Р. удалось взять реванш 705 г. С другой стороны, повальные репрессии реальных или мнимых врагов режима являлись не вздорными расправами, а естественным продолжением линии к. 680-х – нач. 690-х гг., ориентированной на централизацию административного управления, т.е. против развивавшейся «частной власти». Император «активно стремился к укреплению фемного строя, замене муниципальных властей присылаемыми из центра стратигами» (С.Б. Сорочан). Террор Ю. II Р. был на руку армейской аристократии, нарождавшейся в условиях военизации сельского населения. Пока провинциальное офицерство упрочивало позиции на местах, в первую очередь, в деревне, курс Ю. II Р. настолько снизил политическую роль константинопольской знати, что престол оказался доступен выходцам из фемной войсковой среды, хотя некоторых из них также затронули репрессии Ю. II Р. Конфискации имущества городской аристократии, переселение тысяч самостоятельных хозяев подорвали могущество или даже ликвидировали старые общественные группы, перелицевав социальную структуру Византии. Если кризис VII в. открылся террором императора Фоки и крахом экономического господства старой землевладельческой знати в столице и в провинции, то завершение преобразования общественно-хозяйственного облика Византии ознаменовалось репрессиями Ю. II Р., новым витком уничтожения константинопольской элиты и радикальным уменьшением ее влияния.

В отличие от внутренней политики, которая по существу не изменилась, для внешней был свойствен отказ от наступления и в Азии, и на Балканах, столь характерного для первого правления Ю. II Р., а также стремлением к миру на границах империи. Одной из важнейших задач, стоявших перед василевсом, стала нормализация отношений с папством, которые обострились в связи с требованием Ю. II. Р. ратифицировать каноны Пятошестого собора. Теперь, спустя почти 20 лет после созыва собора, царь был готов пойти за уступки Римской церкви и предложил папе Константину I посетить Константинополь и 5.10.710 г. понтифик во главе представительной делегации отплыл в Константинополь для свидания с Ю. II. Р. и константинопольским патриархом Киром. Зима затормозила римское посольство, которое достигло берегов Босфора лишь весной 711 г. Переговоры в столице империи Ю. II. Р. и Константина I увенчались полюбовным договором, удостоверявшим законность Пятошестого собора, директивы которого понтифик, правда, утвердил не целиком, а только те из них, что не противоречили западно-христианской церковной практике.

Для папы Константина сделка с императором явилась тем более удачной, что по итогам примирения с Константинополем Ю. II. Р. поддержал Рим в его конфликте с архиепископом Равенны Феликсом. Опираясь на городскую знать, Феликс самочинно упразднил папскую юрисдикцию над собой, что было вызовом и Константину I, и константинопольскому правительству, и лично Ю. II Р.: Равенна отторгла его политику и встала на путь ее саботажа. Реакция императора не заставила ждать: в 709 г. он направил в Италию морской корпус под командованием патрикия Феодора, которому предстояло навести порядок в столице экзархата. Феодор арестовал наиболее активных представителей равеннской аристократии, среди которых находился и архиепископ Феликс, и доставил их в Константинополь, где они были казнены, а Феликс ослеплен. Впрочем, эффективность этого шага оценить сложно: уже 710 г. новый экзарх Равенны Иоанн Ризокоп умер или погиб при неясных обстоятельствах. Нельзя исключать, что он пал от руки приверженцев ослепленного архиепископа Феликса или сгинул в вихре антиимператорского бунта. Во всяком случае, помощь папе в его конфронтации с Равенной наглядно продемонстрировала желание Ю. II Р. прийти к соглашению с Римом, а также обязала Константина I к большей сговорчивости в дискуссии вокруг Пятошестого собора. Именно улаживание в пользу Рима злободневного для курии вопроса – о подчинении папству Равенны – способствовало константинопольской встречи понтифика и василевса.

В к. 700-х гг. резко обострилась обстановка в византийско-арабском порубежье: в 709 г. сарацины обложили каппадокийскую крепость Тиану. Отряженные для ее деблокады ромейские войска были наголову разбиты, после чего Тиана капитулировала. В 710-11 гг. мусульмане произвели грабительские рейды на Киликию, а их авангард даже прорвался до Хрисополя.

Второе правление Ю. II Р. закончилось также внезапно, как и первое и тоже в результате военного мятежа, вспыхнувшего теперь не в столице, а на дальней окраине – в Крыму. Усиление контроля центра над периферией натолкнулось на сопротивление в форпосте Византии в Северном Причерноморье – Херсоне. Хотя сомневаться в лояльности херсонитов не было повода, и, по крайней мере, до 710-11 гг. Таврика являлась надежным местом политической изоляции, Ю. II Р. решил укрепить свою власть в данном регионе, выполнив чистку в администрации Херсона и в рядах городской знати. Эта акция, проведенная летом или осенью 710 г. спровоцировала волнения в Херсоне, которое вылилось в открытое восстание. Весной 711 г. в Херсон прибыла специальная комиссия из Константинополя: она попыталась найти компромисс с горожанами, но тщетно. В наметившейся междоусобице косвенное участие приняли хазары: поощряемые ими к неповиновению херсониты схватили и под стражей погнали к кагану императорское посольство, которое по дороге было перебито. Летом 711 г. Ю. II Р. спешно выслал карательную экспедицию, также провалившуюся: армия патрикия Мавра была заблокирована хазарами у стен Херсона и перешла на сторону повстанцев. Уже осенью они провозгласили императором армянского аристократа Вардана (Филиппика), а вскоре флот бунтовщиков отплыл к Константинополю.

Осознавая нависшую опасность, Ю. II Р. обратился к старому союзнику – болгарскому хану Тервелю: дорогостоящие походы против Равенны и Херсона привели к рассредоточению византийских вооруженных сил на большой территории, и войск для борьбы с крымскими инсургентами было недостаточно. Тервель вновь удовлетворил просьбу Ю. II Р.: болгарский корпус, прибывший на выручку василевсу, он переправил в Малую Азию к подразделениям фемы Опсикий в Даматрию (окрестности Константинополя в Вифинии). Готовясь дать бой мятежникам, император покинул столицу и сделал своей квартирой селение Гингилисс, около мыса Карамбис, неподалеку от Синопа, где в самой узкой части моря обычно завершался переезд из Таврики. Позднее стало ясно, что оставление Константинополя явилось роковой ошибкой Ю. II Р., но тогда это выглядело грамотным тактическим маневром, поскольку параллельно восстанию в Херсоне вспыхнули беспорядки в Армении, инспирируемые арабами. Ставленник крымских повстанцев Вардан имел армянские корни и василевс мог полагать, что волнения в Таврике и Армении – звенья одной заговорщической цепи. Такой оборот требовал присутствия Ю. II Р. поблизости от обоих враждебных очагов, т.е. в Южном Причерноморье с возможностью атаковать сарацин в Лазике, Киликии или Армении.

Вероятно, в Синопе Ю. II Р. узнал об измене патрикия Мавра и грядущем морском штурме Константинополя: император поспешил в столицу, куда приехал даже раньше крымских бунтовщиков, но в то время как Ю. II Р. находился еще на азиатском берегу Босфора, в Халкидоне, херсонский флот уже вошел в Золотой Рог. Покинутый армией, Ю. II Р. с наболее преданными соратниками был убит 4.11.711 г., а в Константинополе зарезан царевич Тиверий – последний отпрыск Ираклийской дома.

Первым браком Ю. II Р. был женат на Евдокии, умершей не позднее 695 г., и оставившей неизвестную по имени дочь.

Сугубо негативная аттестация личности Ю. II Р. в официальной византийской историографии обусловила возникновение т.н. «черной легенды» вокруг этого императора, тиражирующей пристрастные и тенденциозные суждения о нем.

Исторические источники:

Летопись византийца Феофана от Диоклетиана до царей Михаила и сына его Феофилакта / Пер. В.И. Оболенского, Ф.А. Терновского; предисл. О.М. Бодянского. М., 1884;

Никифора патриарха Константинопольского краткая история со времени после царствования Маврикия / Пер. и комм. Е.Э. Липшиц // Византийский временник. Т. III (28). 1950;

Чичуров И.С. Византийские исторические сочинения «Хронография» Феофана, «Бревиарий» Никифора. Тексты, перевод, комментарий. М., 1980;

Agnellus of Ravenna. The Book of Pontiffs of the Church of Ravenna / Transl. with comm. by M. Deliyannis. Washington, 2004;

Davis R. The Book of Pontiffs (Liber Pontificalis). 2nd Edition. Liverpool, 2000;

Michel le Syrien. Chronique / Ed. J.-B. Chabot: 5 Vol. Vol. I-II. Paris, 1899-1901.

Иллюстрации:

Император Юстиниан II (солид, 685-95);

Предполагаемое изображение императора Юстиниана II (ц. св. Дмитрия Солунского. Фессалоника);

Император Юстиниан II Ринотмет (солид, 705-11);

Убийство Тиверия, сына императора Юстиниана II (болгарский иллюстрированный перевод Хроники Константина Манассии. Миниатюра 46, XIV в.).

Автор статьи: А. Н. Слядзь

Литература
  • История Византии: В 3 т. / Под ред. С.Д. Сказкина: Т. II. М., 1967.
  • Кривов М.В. Византия и арабы в раннем Средневековье. СПб., 2014.
  • Кулаковский Ю.А. История Византии: В 3 т. Т. III: 602-717 гг. СПб., 1996.
  • Острогорский Г.А. История византийского государства / Перев. с нем. М.В. Грацианского; ред. П.В. Кузенков. М., 2011.
  • Успенский Ф.И. История Византийской империи: В 5 т. Т. II: Период III (610-716). Иконоборческий период (717-867). М., 2001.
  • Романчук А.И. Исследования Херсонеса – Херсона. Раскопки. Гипотезы. Проблемы: В 2 т. Т. II: Византийский город. Тюмень, 2008.
  • Сорочан С.Б. Византийский Херсон (вторая половина VI – первая половина X в.): Очерки истории и культуры: В 2 т.; 3 ч. Харьков; М., 2013.
  • Сюзюмов М.Я. Некоторые проблемы истории Византии // Вопросы истории. № 3. 1959.
  • Breckenridge J.D. The Numismatic Iconography of Justinian II. New York, 1959.
  • Brubaker L., Haldon J. Byzantium in the iconoclast era, c. 680-850: A history. Cambridge, 2011.
  • Ekonomou A.J. Byzantine Rome and the Greek Popes: Eastern influences on Rome and the papacy from Gregory the Great to Zacharias, A.D. 590-752. Lexington Books, 2007.
  • Görres F. Justinian II und das römische Papsttum // Byzantinische Zeitschrift. Bd. XVII. 1908.
  • Haldon J.F. Byzantium in the Seventh Century: The transformation of a culture. Cambridge, 1990.
  • Head C. Justinian II of Byzantium. Madison, 1972.
  • Jenkins R.J.H. Byzantium: The Imperial Centuries, 610-1071. New York, 1993.
  • Kaegi W.E. Byzantine Military Unrest, 471-843: Аn interpretation. Amsterdam, 1981.
  • Noble T.F.X. The Republic of St. Peter. The birth of the papal state, 680-825. Philadelphia, 1991.
  • Stratos A.N. Byzantium in the Seventh century: In 5 v. Vol V: Justinian II, Leontius and Tiberius, 685-711. Amsterdam, 1980.
  • Treadgold W. A History of the Byzantine State and Society. Stanford, 1997.
  • Whittow M. The Making of Orthodox Byzantium, 600-1025. London, 1996.
Статью разместил(а) IMG_5550.JPG

Слядзь Андрей Николаевич

кандидат исторических наук

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты