ИТАЛЬЯНСКИЙ ВОПРОС ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ РОССИИ (1856-1861)

0 комментариев

Термин в историографии Рисорджименто, отражающий круг внешнеполитических проблем национального объединения Италии и формирования единого независимого государства в кризисных условиях давления и соперничества великих держав за влияние в южно-европейском регионе.

«Итальянский вопрос» во внешней политике России в 1856-1861 годах  стал ключевым элементом дипломатического курса Российский империи и, в частности, А.М. Горчакова, на создание новой системы союзов после Парижского мирного договора 1856 года. Суть этой политики – многосторонние дипломатические комбинации, главными участниками которых являлись Франция, Англия, Австрия, Сардинское королевство. 

Глобальными причинами обострения ситуации на Апеннинском полуострове и вовлечения ключевых европейских держав в решение «итальянской проблемы» стало общее развитие национальной объединительной  борьбы в Италии с конца XVIII века, отражавшей эволюцию ее политических, экономических и социальных институтов.  Среди конкретных предпосылок событий в Италии в 1859-1861 годов и их вовлечения в орбиту российских интересов стало пересечение внутри- и внешнеполитических интересов указанных выше стран.

Мотивация этих держав в решении итальянского вопроса была разнообразна. Англия и Австрия стремились к сохранению статус-кво в Италии и Средиземноморье, т.е. к сохранению Венской системы. Для Франции, наоборот, в этот период главной внешнеполитической задачей стал пересмотр этой системы и, как следствие, усиление своих позиций в северо-итальянском регионе и  Средиземноморье в противовес Англии. Политика Сардинии отражала идею национального объединения Италии.

Для России и А.М. Горчакова основные усилия были направлены на обеспечение благожелательной позиции Франции в пересмотре статей договора 1856 года и будущем решении «восточного» вопроса.  Ситуация в Италии ловко использовалась канцлером в том числе и для общего усиления позиций России на международной арене.

Среди его первых шагов - восстановление дипломатических отношений в 1856 году с ключевым игроком итальянского поля, Сардинией,  визит туда членов императорской семьи и, наконец, прибытие русской эскадры в Виллафранку в 1857 году. Это заложило основу дружественных отношений двух стран, чей статус взаимно использовался и Санкт-Петербургом и Пьемонтом.

Возрастающее напряженное желание национального объединения Италии обострилось в 1859 году и вылилось в спрогнозированный австро-сардино-французский конфликт. Непосредственными предпосылками стала тайная встреча Наполеона III с главой сардинского правительства К. Кавуром, на которой были согласованы условия франко-сардинского союза, и последовавшая затем подготовка к войне с Австрией.

Россия во время конфликта заняла благожелательный нейтралитет по отношению к Сардинии, помощь которой готова была оказать Франция за уступку Ниццы и Савойи, что гарантировало ей преобладающее влияние в Италии и, главное, усиление своих позиций в Средиземноморье. А.М. Горчаков понимал стремление Парижа, по сути, пересмотреть Венскую систему и своими действиями давал понять, что взамен Франция  могла бы поддержать его претензии на пересмотр «крымской системы». Немаловажно,  что А.М. Горчаков стремился не допустить вступления России в конфликт в Италии, к чему ее подталкивал Наполеон III. Потенциальная помощь заключалась лишь в размещении 300-тысячного корпуса на западных границах с Австрией.

Щекотливость ситуации заключалась, однако, в том, что поддержка Пьемонта и Сардинии, по сути, означала признание Россией права на борьбу за национальную независимость, что шло в разрез с ее политикой в Польше. Когда в 1860 году в Сицилии высадилась знаменитая тысяча Гарибальди, Россия выразила глубокую озабоченность. Лишь официальное высказывание Пьемонта о непричастности к событиям в Палермо остановили Александра II от отказа от итальянской карты.

Провозглашение независимости Италии 17 марта 1861 года было использовано А.М. Горчаковым как очередной элемент дипломатического торга. Франция, признавшая суверенность Италии, благодаря великодушной просьбе России и ее постоянным, но не жестким словесным декларациям, выступила в новом качестве, укрепившем ее влияние в Италии: Санкт-Петербург не мог признать независимости нового государства и просил Париж содействовать сближению двух стран. Ответным предметом торга стал отказ Италии от поддержки польской эмиграции и обеспечение благожелательной позиции Франции в «восточном» вопросе. Стороны сошлись, и признание состоялось в 1862 году.

По сути, позиция России в итальянском вопросе являла собой пример политики «свободных рук», ставшей возможной как итог краха Священного союза. Поддержка Сардинии и франко-австрийский конфликт расшатали устои «крымской системы» и сделали возможным не только сближение Франции и России, но и будущий пересмотр Парижского договора, который мог создать более благоприятные условия для российской политики на Балканах.

Смежные статьи
Литература
  • Айрапетов О. Внешняя политика Российской империи. 1801-1914 гг. М., 2006.
  • Зонова Т.В. Итальянский вопрос в дипломатии А.М. Горчакова // Канцлер А.М. Горчаков. 200 лет со дня рождения. М., 1998. С. 167-177.
  • История дипломатии. М. 1959. Т. 1.
  • Канделоро Д. История современной Италии. М. 1961. Т.5.
  • Серова О.В. Горчаков, Кавур и объединение Италии. М.1997.
  • Чепелкин М.А. Итальянский вопрос во внешней политике России (1856-1861 гг.). М., 1988.

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты