ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ

0 комментариев

ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ - от­расль ис­то­рической науки.

Источниковедение - отрасль исторической науки, раз­ра­ба­ты­ваю­щая тео­рию, ме­то­ди­ку, тех­ни­ку и ис­то­рию изу­че­ния ис­то­рических ис­точ­ни­ков - пись­мен­ных, ве­ще­ст­вен­ных, изо­бра­зи­тель­ных, уст­ных, эт­но­гра­фи­че­ских, лин­гвис­ти­че­ских, ки­но-, фо­то- и фо­но­до­ку­мен­тов, а так­же ис­точ­ни­ков на элек­трон­ных но­си­те­лях. Со­дер­жа­ние по­ня­тия «ис­то­ри­че­ские ис­точ­ни­ки» ос­та­ёт­ся дис­кус­си­он­ным: ряд ис­сле­до­ва­те­лей рас­ши­ря­ет их круг, счи­тая, что к ним от­но­сит­ся всё, от­ку­да мож­но по­черп­нуть ин­фор­ма­цию об ис­то­рическом раз­ви­тии че­ло­ве­че­ст­ва, в т. ч. объ­ек­ты при­род­но­го про­ис­хо­ж­де­ния (ос­тан­ки дои­сторических жи­вот­ных, осо­бен­но­сти при­род­ных ус­ло­вий и пр.). Тра­ди­ци­он­но эти­ми сви­де­тель­ст­ва­ми про­шло­го за­ни­ма­ют­ся па­лео­гео­гра­фия, па­лео­нто­ло­гия, па­лео­ан­тро­по­ло­гия, ис­то­рическая эко­ло­гия и др. нау­ки. Источниковедение свя­за­но с па­лео­гра­фи­ей, хро­но­ло­ги­ей ис­то­ри­че­ской, мет­ро­ло­ги­ей, сфра­ги­сти­кой, фа­ле­ри­сти­кой и др. вспо­мо­гательными ис­то­рическими дис­ци­п­ли­на­ми, ко­то­рые по­зво­ля­ют да­ти­ро­вать, оп­ре­де­лить ав­тор­ст­во ис­то­рических ис­точ­ни­ков и др. Сущ­но­ст­ной чер­той источниковедения яв­ля­ет­ся меж­дис­ци­п­ли­нар­ная взаи­мо­связь со мно­ги­ми др. об­лас­тя­ми гу­ма­ни­тар­но­го зна­ния.

При клас­си­фи­ка­ции ис­то­рических ис­точ­ни­ков основными так­со­но­мичными еди­ни­ца­ми при­зна­ют­ся тип (ис­точ­ни­ки раз­ли­ча­ют­ся по спо­со­бу ко­ди­ро­ва­ния и хра­не­ния ин­фор­ма­ции) и вид (раз­ли­ча­ют­ся по це­ли соз­да­ния, пер­вич­ной со­ци­аль­ной функ­ции). Ис­точ­ни­ко­ведческое ис­сле­до­ва­ние со­сто­итиз двух эта­пов: ис­то­ри­че­ско­го (изу­че­ние ис­то­рических ус­ло­вий и кон­крет­ных об­стоя­тельств соз­да­ния ис­точ­ни­ка, ис­сле­до­ва­ние лич­но­сти ав­то­ра, в т. ч. «кол­лек­тив­но­го ав­то­ра», и про­цес­са функ­цио­ни­ро­ва­ния ис­точ­ни­ка в со­цио­куль­тур­ной дей­ст­ви­тель­но­сти) и ло­ги­че­ско­го (ана­лиз со­дер­жа­ния и ус­та­нов­ле­ние дос­то­вер­но­сти ис­точ­ни­ка, оп­ре­де­ле­ние его ин­фор­мационного по­тен­циа­ла и воз­мож­но­стей на­учного и прак­тического ис­поль­зо­ва­ния).

Раз­ви­тие ис­точ­ни­ко­ве­де­ния в ев­ро­пей­ской ис­то­ри­че­ской нау­ке

От­дель­ные приё­мы кри­тического ана­ли­за ис­точ­ни­ков бы­ли из­вест­ны ещё ан­тич­ным ис­то­ри­кам. Со­мне­ния в дос­то­вер­но­сти не­ко­то­рых из них не­ред­ко вы­ска­зы­вал Ге­ро­дот. Эле­мен­ты кри­ти­ки ис­точ­ни­ков со­дер­жат­ся у Фу­ки­ди­да. От­бор ис­точ­ни­ков, со­по­став­ле­ние про­ти­во­ре­чи­вых ис­точ­ни­ков и про­вер­ку их по­ка­за­ний при­ме­ня­ли в сво­их ра­бо­тах По­ли­бий, Ли­вий, Та­цит, Ио­сиф Фла­вий.

В сред­ние ве­ка кри­ти­ка ис­точ­ни­ков бы­ла прак­ти­че­ски за­бы­та и ста­ла ис­поль­зо­вать­ся вновь лишь в эпо­ху Воз­ро­ж­де­ния. В ча­ст­но­сти, Л. Вал­ла про­ана­ли­зи­ро­вал древ­ние тек­сты и до­ка­зал под­лож­ность «Кон­стан­ти­но­ва да­ра»; оп­ре­де­лён­ный вклад в раз­ви­тие кри­тического под­хо­да к пер­во­ис­точ­ни­кам внёс У. фон Гут­тен. К XVII веку от­но­сят­ся пер­вые по­пыт­ки соз­да­ния ме­то­ди­ки на­учного ис­сле­до­ва­ния до­ку­мен­тов, свя­зан­ные с раз­ви­ти­ем ди­пло­ма­ти­ки. На­учные прин­ци­пы кри­ти­ки письменных ис­точ­ни­ков бы­ли раз­ра­бо­та­ны немецким учё­ным Г. Кон­рин­гом, впер­вые сис­те­ма­ти­зи­ро­вав­шим пра­ви­ла оп­ре­де­ле­ния под­лин­но­сти до­ку­мен­тов по по­чер­ку, язы­ку, фор­му­ле и ма­те­риа­лу, а так­же бельгийским ис­то­ри­ком, ие­зуи­том Д. Па­пеб­ро­хом и французским учё­ным, бе­не­дик­тин­цем Ж. Ма­биль­о­ном. В XVIII веке на­учный скеп­ти­цизм в от­но­ше­нии ис­точ­ни­ков по ис­то­рии Древ­не­го Ри­ма был ха­рак­те­рен для мно­гих ис­то­ри­ков, сто­яв­ших на по­зи­циях Про­све­ще­ния (Воль­тер, Э. Гиб­бон и др.).

В начале XIX века боль­шую роль в раз­ра­бот­ке кри­тических ме­то­дов ис­сле­до­ва­ния ис­точ­ни­ков сыг­ра­ла клас­сическая фи­ло­ло­гия. При­ме­не­ние её ме­то­дов к изу­че­нию ан­тич­ной ис­то­рии (немецкие учё­ные Ф. А. Вольф, Б. Г. Ни­бур, Т. Мом­мзен) вы­ве­ло это на­прав­ле­ние ис­то­рической нау­ки на ка­че­ст­вен­но но­вый уро­вень раз­ви­тия. Об­щее уче­ние о прин­ци­пах под­хо­да к про­из­ве­де­нию как к ис­точ­ни­ку сфор­му­ли­ро­ва­ли на ос­но­ве изу­че­ния тек­стов Но­во­го За­ве­та и ис­то­рии ран­не­го хри­сти­ан­ст­ва немецкие тео­ло­ги и фи­ло­со­фы Ф. Шлей­ер­махер и Ф. К. Ба­ур. Вид­ный пред­ста­ви­тель кон­сер­ва­тив­но­го на­прав­ле­ния ис­то­рической нау­ки Гер­ма­нии Л. фон Ран­ке впер­вые стал сис­те­ма­ти­че­ски при­ме­нять к ис­точ­ни­кам по средневековой и но­вой ис­то­рии под­хо­ды, ра­нее ис­поль­зо­вав­шие­ся фи­ло­ло­га­ми и спе­циа­ли­ста­ми по ан­тич­ной ис­то­рии. Французский ис­то­рик-ме­дие­вист П. До­ну раз­ра­бо­тал прин­ци­пы клас­си­фи­ка­ции кор­пу­са ар­хив­ных до­ку­мен­тов. Важ­ной ве­хой на пу­ти ста­нов­ле­ния источниковедения как на­учной дис­ци­п­ли­ны ста­ло воз­ник­но­ве­ние в 1819 году немецкого на­учного общества «Die Gesellschaft für äl­tere Geschichtskunde», за­да­ча­ми ко­то­ро­го бы­ли вы­яв­ле­ние, кри­тический ана­лиз и по­сле­дую­щая пуб­ли­ка­ция до­ку­мен­тов по германской ис­то­рии. В 1824 году немецкий ис­то­рик Г. Г. Пертц со­ста­вил про­ект из­да­ния па­мят­ни­ков германской ис­то­рии (в 1826 году вы­шел 1-й том из­да­ния ан­на­лов эпо­хи Ка­ро­лин­гов). Им же был раз­ра­бо­тан об­щий план со­би­ра­ния, на­учной кри­ти­ки и пуб­ли­ка­ции ис­точ­ни­ков. Дос­ти­же­ния источниковедения по­зво­ли­ли при­сту­пить к соз­да­нию пер­вых на­учных се­рий­ных пуб­ли­ка­ций кор­пу­сов греческих и латинских над­пи­сей, а так­же ис­точ­ни­ков по ис­то­рии ев­ропейского Сред­не­ве­ко­вья («Mo­nu­men­ta Germaniae Historica» - с 1826 года и др.).

Тру­ды немецкого ис­то­ри­ка и биб­лио­гра­фа Ф. К. Даль­ма­на по­ло­жи­ли на­ча­ло шко­ле изу­че­ния ис­точ­ни­ков по ис­то­рии государственных уч­ре­ж­де­ний и об­щественного строя средневековой Гер­ма­нии. С его име­нем свя­за­на так­же пуб­ли­ка­ция в 1830 году биб­лио­гра­фического издания «Quellenkunde der deut­schen Geschichtе» («Ис­точ­ни­ко­ве­де­ние гер­ман­ской ис­то­рии»). В этой ра­бо­те впер­вые был ис­поль­зо­ван тер­мин «источниковедение» для обо­зна­че­ния отдельного на­прав­ле­ния ис­сле­до­ва­тель­ской ра­бо­ты ис­то­ри­ков. В 1820-1850-х годах раз­ви­тие источниковедения как на­учного на­прав­ле­ния при­ве­ло к соз­да­нию школ по под­го­тов­ке спе­циа­ли­стов для ра­бо­ты с ис­точ­ни­ка­ми (во Фран­ции - Шко­ла хар­тий, в Австрии - Институт австрийских ис­то­рических ис­сле­до­ва­ний, в Ис­па­нии - Выс­шая шко­ла ди­пло­ма­ти­ки, во Фло­рен­ции - Шко­ла па­лео­гра­фии и ди­пло­ма­ти­ки).

Во 2-й половине XIX века зна­чительное влия­ние на раз­ви­тие ис­то­рической нау­ки, в т. ч. источниковедения, ока­за­ла фи­ло­со­фия по­зи­ти­виз­ма. В тру­дах германских ис­то­ри­ков И. Г. Дрой­зе­на («Hi­sto­rik», 1857-1858 год, изд. 1882 год) и Э. Берн­хей­ма («Lehrbuch der historischen Me­tho­de und der Geschichtsphilosophie», 1889 год; русский перевод: «Вве­де­ние в ис­то­рическую нау­ку», 1908 год) был обос­но­ван прин­цип клас­си­фи­ка­ции ис­точ­ни­ков, ос­но­вы­ваю­щий­ся на со­от­но­ше­нии ис­точ­ни­ка и фак­та. Французские ис­сле­до­ва­те­ли Ш. В. Ланг­луа и Ш. Сень­о­бос сфор­му­ли­ро­ва­ли пра­ви­ла кри­ти­ки ис­точ­ни­ков («Вве­де­ние в изу­че­ние ис­то­рии», 1899 год). В под­хо­де к письменным ис­то­рическим ис­точ­ни­кам ут­вер­дил­ся взгляд, со­глас­но ко­то­ро­му этот тип ис­точ­ни­ков дол­жен оце­ни­вать­ся и ис­тол­ко­вы­вать­ся в кон­тек­сте сво­его вре­ме­ни, с учё­том то­го, яв­ля­ет­ся ли кон­крет­ный текст ори­ги­на­лом или бо­лее позд­ней ко­пи­ей (как, например, часть ан­тич­ных тек­стов, до­шед­ших до нас в средневековых ре­дак­ци­ях), на­сколь­ко по­влия­ли на со­дер­жа­ние ис­точ­ни­ка рас­хо­жие пред­став­ле­ния вре­ме­ни его воз­ник­но­ве­ния и ка­кие (или чьи) ин­те­ре­сы он мог от­ра­жать.

С конца XIX - начала XX веков в ра­бо­тах за­ру­беж­ных ис­то­ри­ков был по­став­лен во­прос о сте­пе­ни пол­но­ты и дос­то­вер­но­сти пе­ре­да­чи ис­точ­ни­ком ис­то­рического фак­та. Зна­чи­тель­но рас­ши­рил­ся сам круг ис­точ­ни­ков, что по­зво­ли­ло с боль­шей пол­но­той и точ­но­стью от­ра­зить со­бы­тия про­шло­го. Датский ис­то­рик К. Эрс­лев пред­ло­жил вклю­чить в их чис­ло так­же фак­ты современной жиз­ни в той ме­ре, в ка­кой они по­зво­ля­ют по­лу­чить све­де­ния о про­шлом. Из­ме­не­ние тра­диционных под­хо­дов к ис­то­рическим ис­точ­ни­кам на­шло от­ра­же­ние в тру­дах ос­но­ва­те­лей «Ан­на­лов» шко­лы (М. Блок, Л. Февр, Ф. Бро­дель). Тра­диционное кри­тическое ис­сле­до­ва­ние ис­точ­ни­ка они до­пол­ни­ли ос­мыс­ле­ни­ем его со­дер­жа­ния, свя­зан­ным с соз­на­ни­ем лю­дей изу­чае­мой эпо­хи. Февр да­вал весь­ма ши­ро­кое оп­ре­де­ле­ние по­ня­тия ис­то­рического ис­точ­ни­ка: «...всё, что бы­ло у че­ло­ве­ка, за­ви­се­ло от че­ло­ве­ка, изо­бре­те­но или об­ра­бо­та­но им, а так­же от­ме­ча­ет при­сут­ст­вие, вку­сы и фор­мы бы­тия че­ло­ве­ка». В ра­бо­те с письменными ис­точ­ни­ка­ми английский ис­то­рик Р. Дж. Кол­линг­вуд пред­ло­жил уде­лять основное вни­ма­ние их ло­гическому ана­ли­зу («Идея ис­то­рии: Ав­то­био­гра­фия», русский перевод 1980 год), а французский фи­ло­соф и фи­ло­лог П. Ри­кёр - ре­кон­ст­рук­ции соз­на­ния, вы­ра­жен­но­го в до­ку­мен­те («Ис­то­рия и ис­ти­на», русский перевод 2002 год; «Па­мять, ис­то­рия, заб­ве­ние», русский перевод 2004 год). Од­но­вре­мен­но в ис­то­рической нау­ке обо­зна­чи­лась тен­ден­ция к ре­ля­ти­ви­за­ции зна­че­ния ис­то­рического ис­точ­ни­ка в по­зна­нии про­шло­го. Французский ис­то­рик А. И. Мар­ру, под­чёр­ки­вая зна­че­ние субъ­ек­та, по­сти­гаю­ще­го ис­то­рическую ре­аль­ность бла­го­да­ря её ин­туи­тив­но­му вос­при­ятию («со­пе­ре­жи­ва­нию и сим­па­тии»), под­верг со­мне­нию су­ще­ст­вую­щие ме­то­ди­ки изу­че­ния про­шло­го, в т. ч. ме­то­ды источниковедения, объ­я­вив их на­ив­ны­ми по­пыт­ка­ми до­сти­же­ния ре­аль­но­го зна­ния (H. I. Mar­rou, «De la connaissance historique», 1975).

В XX веке раз­ви­тие ис­сле­до­ва­ний по эко­но­мической и со­ци­аль­ной ис­то­рии, ис­то­рической де­мо­гра­фии име­ло след­ст­ви­ем зна­чительное рас­ши­ре­ние пред­ме­та источниковедения. В круг ис­то­рических ис­точ­ни­ков во­шли ста­ти­стические ма­те­риа­лы, эко­но­мические и фи­нан­со­вые до­ку­мен­ты различного про­ис­хо­ж­де­ния, др. «мас­со­вые ис­точ­ни­ки», ана­лиз ко­то­рых по­тре­бо­вал ис­поль­зо­ва­ния в источниковедении прин­ци­пи­аль­но но­вых ме­то­дов, пре­ж­де все­го - при­ме­няе­мых в точ­ных нау­ках, а с конца XX века - так­же ком­пь­ю­тер­ных тех­но­ло­гий об­ра­бот­ки дан­ных. Фор­ми­ро­ва­ние в ка­че­ст­ве от­но­си­тель­но са­мо­сто­ятельных на­прав­ле­ний ис­сле­до­ва­тель­ской ра­бо­ты ис­то­рической ан­тро­по­ло­гии, ген­дер­ной ис­то­рии, ис­то­рии мен­таль­но­сти, ис­то­рии по­все­днев­но­сти (бы­та), т. н. уст­ной ис­то­рии (Oral history) при­ве­ло к ещё боль­ше­му рас­ши­ре­нию кру­га ис­точ­ни­ков (в их чис­ле ока­за­лись мас­со­вые ма­те­риа­лы лич­но­го про­ис­хо­ж­де­ния - до­ку­мен­ты, пись­ма, уст­ные сви­де­тель­ст­ва ши­ро­ких сло­ёв на­се­ле­ния и пр.), а так­же к по­яв­ле­нию в ар­се­на­ле источниковедения приё­мов, ис­поль­зуе­мых со­цио­ло­ги­ей, пси­хо­ло­ги­ей и др. нау­ка­ми. В то же вре­мя сам по се­бе тех­нический про­гресс об­ще­ст­ва спо­соб­ст­во­вал по­яв­ле­нию но­во­го ти­па ис­точ­ни­ков - фо­но-, фо­то- и ки­но­до­ку­мен­тов, что по­тре­бо­ва­ло от источниковедения су­ще­ст­вен­но­го рас­ши­ре­ния сво­его ин­ст­ру­мен­та­рия. Про­цес­сы, про­те­кав­шие в ис­то­рической нау­ке в XX веке, обу­сло­ви­ли пре­вра­ще­ние источниковедения в ком­плекс­ную дис­ци­п­ли­ну, что от­ра­зи­ло об­щую тен­ден­цию к ин­те­гра­ции зна­ния, ха­рак­тер­ную для всех от­рас­лей нау­ки. Од­на­ко, не­смот­ря на зна­чительный ус­пе­хи, пе­ред источниковедением встал ши­ро­кий круг тео­ре­тических во­про­сов, на ко­то­рые по­ка не дан од­но­знач­ный от­вет, и пре­ж­де все­го на во­прос, счи­тать ли ис­то­рическим ис­точ­ни­ком «всё», как пред­ла­гал Л. Февр, или сле­ду­ет ус­та­но­вить оп­ре­де­лён­ные гра­ни­цы для это­го по­ня­тия.

Ис­точ­ни­ко­ве­де­ние в Рос­сии

По­пыт­ки кри­ти­че­ски оце­ни­вать ис­то­рическую ин­фор­ма­цию пред­при­ни­ма­лись при со­став­ле­нии ле­то­пи­сей, при­каз­ной до­ку­мен­та­ции, а так­же в ран­них ис­то­рических тру­дах (например, в ра­бо­те начала 1680-х годов. «Ге­неа­ло­гия яв­лен­ной от Со­тво­ре­ния ми­ра фа­ми­лии... Кор­са­ков-Рим­ских» митрополита Иг­на­тия, в ис­то­рических ис­сле­до­ва­ни­ях А. И. Ман­кие­ва, П. П. Ша­фи­ро­ва, Фео­фа­на Про­ко­по­ви­ча).

На­учный ин­те­рес к ис­то­рическим ис­точ­ни­кам, их клас­си­фи­ка­ции и оцен­ке дос­то­вер­но­сти про­явил­ся в ис­то­рических тру­дах середины - 2-й половины XVIII века. Ос­но­вой для «Ис­то­рии Си­би­ри» (1750 год) Г. Ф. Мил­ле­ра по­слу­жи­ли ис­то­рические ис­точ­ни­ки, вы­яв­лен­ные им в ар­хи­вах си­бир­ских го­ро­дов в хо­де 2-й Кам­чат­ской экс­пе­ди­ции (1733-1743 годы). В. Н. Та­ти­щев в «Ис­то­рии Рос­сий­ской с са­мых древ­ней­ших вре­мён» (кн. 1-4, 1768-1784 годы; кн. 5, 1848 год) со­ста­вил пер­вую клас­си­фи­ка­цию ис­поль­зо­ван­ных ис­точ­ни­ков и по­ка­зал, что ис­точ­ни­ки, по­ве­ст­вую­щие об од­них и тех же со­бы­ти­ях, могут раз­ли­чать­ся сте­пе­нью дос­то­вер­но­сти. М. М. Щер­ба­тов и И. Н. Бол­тин в 1770-1990-х годах по­ста­ви­ли во­про­сы о не­об­хо­ди­мо­сти от­ли­чать ис­то­рический ис­точ­ник от ис­то­рического ис­сле­до­ва­ния, а так­же о важ­но­сти кри­тического от­но­ше­ния к дос­то­вер­но­сти све­де­ний, со­дер­жа­щих­ся в ис­то­рических ис­точ­ни­ках.

Тер­мин «ис­точ­ник рус­ской ис­то­рии» впер­вые поя­вил­ся в ра­бо­те А. Л. Шлёце­ра «Опыт изу­че­ния рус­ских ле­то­пи­сей»  и в пе­ре­во­де на русский язык его же тру­да «Не­стор» (т. 1, 1809 год), ис­поль­зо­вал­ся в под­за­го­лов­ке кни­ги И. Ф. Г. Эвер­са «О про­ис­хо­ж­де­нии рус­ско­го го­су­дар­ст­ва» (издан на немецком языке в 1808 году), ста­тье М. Т. Ка­че­нов­ско­го «Об ис­точ­ни­ках для рус­ской ис­то­рии» («Вест­ник Ев­ро­пы», 1809, ч. 43, № 3). Вско­ре он проч­но во­шёл в на­учный обо­рот. Н. М. Ка­рам­зин (в пре­ди­сло­вии к т. 1 «Ис­то­рии го­су­дар­ст­ва Рос­сий­ско­го») и др. ис­то­ри­ки 1-й половины XIX века (например, А. Х. Лер­берг, П. М. Стро­ев, Н. Г. Уст­ря­лов), сле­дуя тра­ди­ции, не да­ва­ли тол­ко­ва­ния ис­поль­зуе­мо­му ими тер­ми­ну «ис­то­ри­че­ский ис­точ­ник», по­ни­мая его по-раз­но­му: как «ра­ри­тет», ред­кость, пред­мет лю­бо­пыт­ст­ва; «ос­та­ток» в сфе­ре изящ­но­го искусства (скульп­ту­ра, про­из­ве­де­ния литературы и жи­во­пи­си); до­ка­за­тель­ст­во, под­твер­ждаю­щее ис­то­рические пре­це­ден­ты; «при­пас», со­во­куп­ность все­го ма­те­риа­ла, имев­ше­го­ся в рас­по­ря­же­нии ав­то­ра ис­то­рического со­чи­не­ния; сви­де­тель­ст­во о про­шлом.

Вме­сте с тем по­пыт­ки крат­кой ха­рак­те­ри­сти­ки и клас­си­фи­ка­ции ис­то­рических ис­точ­ни­ков пред­при­ни­ма­лись не раз. Г. Ф. Мил­лер вы­де­лял ле­то­пи­си, хро­но­гра­фы, ро­до­сло­вия, раз­ря­ды, «сте­пен­ные кни­ги», «ар­хив­ные пись­ма». М. В. Ло­мо­но­сов («Древ­няя рос­сий­ская ис­то­рия…», 1766 год, и др. со­чи­не­ния) вклю­чал в пе­ре­чень уст­ные и лин­гвис­тические ис­точ­ни­ки. В. Н. Та­ти­щев раз­ли­чал ис­точ­ни­ки «ге­не­раль­ные» - об­щие («По­весть вре­мен­ных лет», Хро­но­граф, Си­ноп­сис и др.) и «то­по­гра­фии» - ме­ст­ные (жи­тия свя­тых, ска­за­ния, за­пис­ки и пр.). А. Л. Шлё­цер вы­де­лил в осо­бую груп­пу ар­хео­ло­гические ма­те­риа­лы. Н. М. Ка­рам­зин зна­чи­тель­но рас­ши­рил пе­ре­чень ис­точ­ни­ков, впер­вые в «Ис­то­рии го­су­дар­ст­ва Рос­сий­ско­го» дал об­зор ис­то­рических ис­точ­ни­ков до XVII века, вы­де­лив 14 групп: ле­то­пи­си, жи­тия свя­тых, Ро­до­слов­ная кни­га, ка­та­ло­ги ми­тро­по­ли­тов и епи­ско­пов, «древ­ние мо­не­ты, ме­да­ли, над­пи­си, сказ­ки, пес­ни, по­сло­ви­цы», ста­тей­ные спи­ски, «го­су­дар­ст­вен­ные бу­ма­ги ино­стран­ных ар­хи­вов» и др. Н. А. По­ле­вой в ра­бо­те «Ис­то­рия рус­ско­го на­ро­да» (т. 1, 1829 год) впер­вые сис­те­ма­ти­зи­ро­вал всю со­во­куп­ность из­вест­ных к то­му вре­ме­ни ис­точ­ни­ков российской ис­то­рии: «ле­то­пи­си или вре­мен­ни­ки», «па­мят­ни­ки ди­пло­ма­ти­че­ские», «па­мят­ни­ки па­лео­гра­фи­че­ские», «па­мят­ни­ки ар­хео­гра­фи­че­ские», «па­мят­ни­ки гео­гра­фи­че­ские», «пре­да­ния, сказ­ки, пес­ни, по­сло­ви­цы». К. Н. Бес­ту­жев-Рю­мин во вве­де­нии к «Рус­ской ис­то­рии» (т. 1, 1872 год) ввёл в ис­точ­ни­ко­ведческую прак­ти­ку сис­те­ма­ти­зированные об­зо­ры ис­то­рических ис­точ­ни­ков, вы­де­лив сле­дую­щие груп­пы: ле­то­пи­си, жи­тия свя­тых, ме­муа­ры и пись­ма, за­пис­ки ино­стран­цев, «па­мят­ни­ки юри­ди­че­ские и ак­ты го­су­дар­ст­вен­ные», «па­мят­ни­ки сло­вес­но­сти», «па­мят­ни­ки ве­ще­ст­вен­ные». П. Л. Лав­ров вы­чле­нил «ес­те­ст­вен­ные» ис­то­рические ис­точ­ни­ки (статья «До че­ло­ве­ка», опубликована без под­пи­си в журнале «Оте­че­ст­вен­ные за­пис­ки», 1870 год, №1), он раз­ли­чал «уст­ные пре­да­ния», «на­блю­де­ния, раз­мыш­ле­ния и сви­де­тель­ст­ва со­вре­мен­ни­ков», «ос­тат­ки жиз­ни про­шло­го вре­ме­ни», «язык», «ан­тро­по­ло­ги­че­ские дан­ные».

Раз­ви­тие ис­точ­ни­ко­вой ба­зы и стре­ми­тель­ное уве­ли­че­ние кор­пу­са опубликованных ис­то­рических ис­точ­ни­ков (в ча­ст­но­сти, бла­го­да­ря дея­тель­но­сти ар­хео­гра­фи­че­ских экс­пе­ди­ций и ар­хео­гра­фи­че­ских ко­мис­сий) - один из важ­ней­ших фак­то­ров, оп­ре­де­лив­ших эво­лю­цию ис­точ­ни­ко­ведческой мыс­ли в XIX веке. В 1810-1820-х годах пред­ста­ви­те­ля­ми т. н. скеп­ти­че­ской шко­лы (Н. С. Ар­цы­ба­ше­вым, М. Т. Ка­че­нов­ским, С. М. Строе­вым и др.) на­ча­та по­сле­до­ва­тель­ная раз­ра­бот­ка ме­то­дов кри­тического ис­сле­до­ва­ния ис­то­рических ис­точ­ни­ков. А. А. Ку­ник в статье «Ли­те­ра­ту­ра ис­то­рии в Гер­ма­нии за два по­след­ние го­да» («Мо­ск­ви­тя­нин», 1841 год, ч. 2-3) впер­вые в российской ис­то­рической нау­ке упот­ре­бил сам тер­мин «ис­точ­ни­ко­ве­де­ние», за­им­ст­во­ван­ный из немецкой ис­то­рио­гра­фии. В 1850-1870-х годах, по ме­ре раз­ви­тия об­лас­тей зна­ния, ох­ва­ты­ваю­щих пись­мен­ность и книж­ность (биб­лио­гра­фии, ар­хи­во­ве­де­ния, ар­хео­гра­фии, па­лео­гра­фии), с од­ной сто­ро­ны, и дис­ци­п­лин, изу­чав­ших др. клас­сы ис­то­рических ис­точ­ни­ков (ге­раль­ди­ки, ну­миз­ма­ти­ки, век­сил­ло­ло­гии и др.) - с дру­гой, воз­ник­ли ус­ло­вия для дис­ци­п­ли­нар­но­го оформ­ле­ния источниковедения, что про­яви­лось в пер­вую оче­редь в по­ста­нов­ке уни­вер­си­тет­ских кур­сов.

На ру­бе­же XIX-XX веков в са­мо­сто­ятельном на­прав­ле­ние обо­соб­ля­лась тео­рия источниковедения. В лек­ци­ях «Ис­точ­ни­ко­ве­де­ние. Ис­точ­ни­ки рус­ской ис­то­рии» (1888-1891 годы) В. О. Клю­чев­ский пред­при­нял по­пыт­ку обоб­ще­ния ме­то­дов ис­точ­ни­ко­ведческих ис­сле­до­ва­ния. А. А. Шах­ма­тов раз­ра­бо­тал ори­ги­наль­ный ме­тод тек­сто­ло­гических и ис­точ­ни­ко­ведческих ис­сле­до­ва­ния важ­ней­ше­го ви­да ис­точ­ни­ков русской ис­то­рии - ле­то­пи­сей, ос­но­ван­ный на вос­при­ятии это­го ис­точ­ни­ка как це­ло­ст­но­го про­из­ве­де­ния, а не ме­ха­ни­че­ско­го со­еди­не­ния раз­но­род­ных за­пи­сей, и соз­дал об­щую кар­ти­ну древнерусского ле­то­пи­са­ния [«Об­ще­рус­ские ле­то­пис­ные сво­ды XIV-XV ве­ков» (1900-1901 год) и «Ра­зы­ска­ния о древ­ней­ших рус­ских ле­то­пис­ных сво­дах» (1908 год)].

Са­мое зна­чительное дос­ти­же­ние тео­ре­тической мыс­ли то­го вре­ме­ни, ока­зав­шее во мно­гом оп­ре­де­ляю­щее влия­ние на раз­ви­тие оте­че­ст­вен­но­го источниковедения в XX веке, - ис­точ­ни­ко­ведческая кон­цеп­ция А. С. Лап­по-Да­ни­лев­ско­го («Ме­то­до­ло­гия ис­то­рии», вып. 1-2, 1910-1913 годы; пе­ре­из­да­на в 2006 году). Он пред­ло­жил фи­ло­соф­ски обос­но­ван­ную трак­тов­ку по­ня­тия «ис­то­рический ис­точ­ник» («ин­ди­ви­дуа­ли­зи­ро­ван­ный ре­зуль­тат твор­че­ст­ва дан­ной об­ще­ст­вен­ной груп­пы или дан­но­го ли­ца», т. е. ре­зуль­тат че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти), раз­ра­бо­тал ти­по­ло­гию ме­то­дов ис­то­рической кри­ти­ки, раз­ли­чая два ви­да - «кри­ти­ку, ус­та­нав­ли­ваю­щую на­уч­но-ис­то­ри­че­скую цен­ность ис­точ­ни­ка как фак­та» и «кри­ти­ку, ус­та­нав­ли­ваю­щую на­уч­но-ис­то­ри­че­скую цен­ность по­ка­за­ний ис­точ­ни­ка».

В советский пе­ри­од пер­вые учеб­ные по­со­бия по источниковедению отечественной ис­то­рии бы­ли под­го­тов­ле­ны в Московском государственном ис­то­ри­ко-ар­хив­ном институте (МГИАИ; с 1991 года - в со­ста­ве Рос­сий­ско­го го­су­дар­ст­вен­но­го гу­ма­ни­тар­но­го уни­вер­си­те­та) на ос­но­ве лек­ций М. Н. Ти­хо­ми­ро­ва («Курс ис­точ­ни­ко­веде­ния ис­то­рии СССР», т. 1, 1940 год) и С. А. Ни­ки­ти­на («Курс ис­точ­ни­ко­ве­де­ния ис­то­рии СССР», т. 2, 1940 год). Кон­цеп­ция Лап­по-Да­ни­лев­ско­го в оп­ре­де­лён­ной ме­ре под­дер­жи­ва­лась на­уч­но-пе­да­го­гической шко­лой, сло­жив­шей­ся под руководством его уче­ни­ка А. И. Ан­д­рее­ва в МГИАИ, став­шем цен­тром изу­че­ния и пре­по­да­ва­ния источниковедения.

В этом ин­сти­ту­те раз­ра­ба­ты­ва­лись ви­до­вые ме­то­ди­ки ис­точ­ни­ко­ведческого ис­сле­до­ва­ния (А. А. Зи­мин, В. В. Ка­банов, С. М. Каш­та­нов, Е. А. Луц­кий, А. Ц. Мер­зон, И. А. Ми­ро­но­ва, А. Т. Ни­ко­лае­ва, Л. В. Че­реп­нин, М. Н. Чер­но­мор­ский, С. О. Шмидт, В. К. Яцун­ский). Другим цен­тром источниковедения стал ис­то­рический факультет МГУ, где в 1940-х годах сло­жи­лась на­уч­но-пе­да­го­гическая шко­ла Ти­хо­ми­ро­ва, в рам­ках ко­то­рой по­сле­до­ва­тель­но ос­ваи­вал­ся кор­пус ис­точ­ни­ков русской ис­то­рии (в ре­зуль­та­те был из­дан ряд учеб­ни­ков по источниковедению), в 1970-1980-х годах сфор­ми­ро­ва­лась на­учная шко­ла И. Д. Ко­валь­чен­ко, раз­раба­ты­ваю­щая ко­ли­че­ст­вен­ные ме­то­ды в ис­то­рических и ис­точ­ни­ко­ведческих ис­сле­до­ва­ни­ях и ин­фор­ма­ци­он­ный под­ход к источниковедению (Л. И. Бо­род­кин, Л. В. Ми­лов и др.).

Ака­де­мические цен­тры ис­точ­ни­ко­ведческих ис­сле­до­ва­ний в 1930-е годы: Ле­нинградское от­де­ле­ние Института ис­то­рии АН СССР (что свя­за­но с дея­тель­но­стью уче­ни­ков А. С. Лап­по-Да­ни­лев­ско­го - С. Н. Вал­ка и Б. А. Ро­ма­но­ва); на­чи­ная с 1960-х годов - Институт ис­то­рии АН СССР (с 1968 года Институт ис­то­рии СССР, с 1992 года - Институт российской ис­то­рии РАН) (В. И. Бу­га­нов, Б. Г. Лит­вак, А. Г. Тар­та­ков­ский, В. А. Куч­кин, Л. Н. Пуш­ка­рёв, Н. М. Ро­го­жин, А. К. Со­ко­лов, В. В. Фар­со­бин и др.). В 1956 году бы­ла вновь об­ра­зо­ва­на Ар­хео­гра­фическая ко­мис­сия - в Мо­ск­ве (Ти­хо­ми­ров, С. О. Шмидт), из­даю­щая с 1957 года «Ар­хео­гра­фи­че­ский еже­год­ник». В 1960-1980-х годах про­бле­ма­ти­ка тео­рии и ис­то­рии источниковедения ис­сле­до­ва­лась в Рос­то­ве-на-До­ну (на­уч­но-пе­да­го­гическая шко­ла А. П. Про­н­штей­на), был опуб­ли­ко­ван ряд ра­бот по ис­то­рии источниковедения в Рос­сии. В 1950-1980-е годы из­да­ны об­зо­ры ис­то­рических ис­точ­ни­ков по ис­то­рии Древ­не­го Ри­ма, сред­них ве­ков, но­вой и но­вей­шей ис­то­рии, под­го­тов­лен­ные А. Г. Бок­ща­ни­ным, А. Д. Люб­лин­ской, И. В. Гри­горь­е­вой и др. Для раз­ви­тия источниковедения зна­чи­мы тру­ды ар­хео­ло­гов (А. В. Ар­ци­хов­ско­го, Б. А. Ры­ба­ко­ва, В. Л. Яни­на и др.), а так­же кон­цеп­ция «ар­хео­ло­ги­че­ско­го ис­точ­ни­ко­ве­де­ния», пред­став­лен­ная ра­бо­та­ми Л. С. Клей­на. В 1990-2000-е годы по­лу­чи­ло раз­ви­тие но­вое на­прав­ле­ние источниковедения, свя­зан­ное с ос­мыс­ле­ни­ем его ин­те­гри­рую­щей ро­ли в сис­те­ме гу­ма­ни­тар­но­го по­зна­ния (О. М. Ме­ду­шев­ская).

Иллюстрация:

Тру­ды оте­чест­вен­ных учё­ных по со­вет­ско­му и рос­сий­ско­му ис­точ­ни­ко­ве­де­нию. Архив БРЭ.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература
  • Люб­лин­ская А. Д. Ис­точ­ни­ко­ве­де­ние ис­то­рии сред­них ве­ков. Л., 1955; Histoire et ses methodes. P., 1961
  • Ти­хо­ми­ров М. Н. Ис­точ­ни­ко­ве­де­ние ис­то­рии СССР. М., 1962; Ис­точ­ни­ко­ве­де­ние: тео­ре­ти­че­ские и ме­то­ди­че­ские про­бле­мы. М., 1969
  • Мну­хи­на Р. С. Ис­точ­ни­ко­ве­де­ние ис­то­рии но­во­го и но­вей­ше­го вре­ме­ни. М., 1970
  • Биск И. Я. Курс лек­ций по ис­точ­ни­ко­ве­де­нию но­вой и но­вей­шей ис­то­рии. Там­бов, 1971
  • Про­нштейн А. П. Ме­то­ди­ка ис­то­ри­че­ско­го ис­сле­до­ва­ния. Рос­тов н/Д., 1971
  • Пуш­ка­рев Л. Н. Клас­си­фи­ка­ция рус­ских пись­мен­ных ис­точ­ни­ков по оте­че­ст­вен­ной ис­то­рии. М., 1975
  • Чер­но­мор­ский М. Н. Ис­точ­ни­ко­ве­де­ние ис­то­рии СССР: Со­вет­ский пе­ри­од. М., 1976
  • Certeau M. de. L’éc­riture de l’histoire. P., 1978; Ис­точ­ни­ко­ве­де­ние ис­то­рии СССР. 2-е изд. М., 1981
  • Ме­ду­шев­ская О. М. Со­вре­мен­ное за­ру­беж­ное ис­точ­ни­ко­ве­де­ние. М., 1983
  • Salmon P. Histoire et critique. Brux., 1987
  • Certeau M. The writing of history. N. Y., 1988
  • Halb­wachs M. Les cadres sociaux de la mémoire. P., 1994
  • Ща­пов Я. Н. Очер­ки рус­ской ис­то­рии, ис­точ­ни­ко­ве­де­ния, ар­хео­гра­фии. М., 2004

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты