ИСПАНИЯ (XVI‒XVII ВВ. - ЧАСТЬ 1)

0 комментариев

Ч. 5. Испания в XVI—XVII вв.: часть 1. Ссылки на другие части - см. в конце статьи. Библиография - см. ст. Испания (XVI‒XVII вв. - часть 2)

И. в XVI—XVII вв.

В период правления в И. королей из династии Габсбургов (в И. ее называют «Casa de Austria» — «Австрийский дом», правила в 1516—1700) страна достигла вершины могущества, но уже с конца XVI и особенно в XVII в. столкнулась с рядом демографических, экономических, социальных и политических проблем. Смена династии в И. совпала с обострением социально-политических противоречий. Король, выросший в Нидерландах, управлял страной авторитарными методами, пренебрегал традициями И. и привилегиями провинций, городов и корпораций. На высшие должности, в т. ч. церковные, он назначал своих фаворитов (часто фламандцев по происхождению), демонстративно пренебрегал мнением испанских кортесов, резко увеличил налоги и использовал собранные суммы для нужд не страны, а имперской политики. На фоне обострения социальных противоречий в городе и деревне действия короля стали причиной восстаний: Комунерос в Кастилии (1520—1521) и Херманий (Жерманий) в Валенсии (1520—1522) и на Балеарских о-вах (1521—1523). После их подавления королевская власть в И. укрепилась, города и торгово-предпринимательские слои населения потерпели поражение, баланс социальных сил изменился в пользу дворянства.

Под властью Карла V оказались сосредоточены огромные территории в Зап. и Центральной Европе (И., Южн. Италия, Австрия, Нидерланды, Франш-Конте и Шароле), а также в Азии, Африке и Америке, которые никогда еще не объединялись под властью одного правителя. Его правление прошло в почти непрерывных войнах с Францией, с турками и со сторонниками Реформации в Германии. Хотя его войска одержали несколько важных военных побед (при Павии в 1525, захват Туниса в 1535, при Мюльберге в 1547), извлечь из них существенные политические преимущества ему удавалось редко и ненадолго. Управление империей и защита интересов ее составных частей ставили перед ним все более сложные проблемы. Ему приходилось постоянно перемещаться по своим владениям, и в И. король часто не появлялся по несколько лет подряд. Фактически его держава осталась совокупностью разных государств, связанных лишь личностью правителя. Главные интересы Карла V были сосредоточены в Германии, но титул императора, предполагавший первенство над всеми христианскими государями, много значил и для его испанских подданных: впервые правитель И. именовался «Его Величество», а не «Его Высочество»; впоследствии такое обращение сохранилось за испанскими монархами, хотя они уже не были императорами.

Достигнув политического могущества в качестве «ядра» державы Карла V, И. в XVI в. была сравнительно бедной страной с малочисленным для ее территории населением (максимум населения составил во 2-й половине XVI в. около 8 млн человек). Успешность внешней политики И. в Европе и Америке напрямую зависела от способности мобилизовать ресурсы политически связанных с нею стран: Италии, Нидерландов, Германии, позже Португалии. Экономические, культурные и иные связи с этими странами заметно укрепились. На службе Испанской монархии всегда играли важную роль итальянские банкиры и инженеры, немецкие солдаты, португальские моряки; испанцы составляли костяк офицерского корпуса и аппарата управления в этих странах. При этом в каждой стране действовали собственные законы, обычаи, привилегии, системы управления, что препятствовало использованию их ресурсов в интересах империи в целом. Единством не обладала и сама И. Обе ее основные части, Кастилия и Арагон, сохраняли свои политические институты, сословно-представительные органы, систему налогообложения, привилегии, законы и даже язык. В свою очередь каждая территория, входившая в состав Кастилии или Арагона, имела свой статус, свои законы и обычаи, которые монарх также должен был соблюдать.

В XVI в. заметно возросли полномочия монарха и сформировалась система управления в форме советов при особе короля. Советы Кастилии, Арагона, Италии, Фландрии, Португалии, Индий были организованы по территориальному принципу, а советы по военным делам, делам инквизиции и духовно-рыцарских орденов — по функциональному. Государственный совет занимался по преимуществу проблемами внешней политики. Всё более важную роль играли королевские секретари. Эффективность аппарата управления тормозилась недостаточным взаимодействием между советами, а также разногласиями между советами и представителями короны в отдельных частях монархии — вице-королями, которые, несмотря на широкие полномочия, находились под постоянным контролем центральной власти.

И. сыграла важную роль в Великих географических открытиях, оказав, наряду с Португалией, огромное влияние на последующее развитие Латинской Америки. В свою очередь, Конкиста и колонизация Америки имели важные последствия для развития И.: приобретение масштабных рынков сбыта и источников сырья и драгоценных металлов способствовало в 1-й половине XVI в. экономическому росту; в некоторых отраслях хозяйства появились черты капиталистических отношений, однако эта тенденция не получила развития. С 1520-х и особенно с 1540-х, когда в И. стало поступать серебро из рудников Мексики и Перу (Потоси), главной задачей королевской власти стала организация добычи и доставки серебра (так называемые серебряные флоты), а интерес к развитию экономики И. упал. Зато большое внимание уделялось христианизации индейцев, созданию и развитию в Новом Свете структур Католической церкви. Королевская власть способствовала организации грандиозной по масштабам деятельности в Америке миссионеров, прежде всего францисканцев и доминиканцев, а с середины XVI в. иезуитов. После Конкисты в Америке была создана сеть диоцезов, основывались монастыри (к началу XVII в. только в Новой Испании их было более 400). Конкиста вызвала и в Новом Свете, и в И. широкую полемику о том, являются индейцы людьми или же созданиями дьявола. Решающую роль в этом споре сыграл Бартоломе де Лас Касас (1474—1566), подчеркивавший благородство и «природное христианство» индейцев. Во многом благодаря его деятельности, повлиявшей на позицию по этому вопросу Карла V, папа Павел III в 1537 признал индейцев полноценными людьми. В 1542—1543 в И. были приняты «Новые законы» («Leyes Nuevas»), подтвердившие введенный еще в 1512, но почти не выполнявшийся запрет обращать индейцев в рабство и ограничившие их эксплуатацию.

В правление Карла V в И. достигла зрелости культура Возрождения, особенности которой были обусловлены главным образом влиянием недавно завершившейся Реконкисты, длительным сосуществованием на Пиренейском п-ове разных религий и культур, огромной ролью Великих географических открытий. В это время И. в гораздо большей степени, чем прежде, открывается Европе. Наряду с расширением контактов с итальянским Ренессансом особое значение приобретают связи с Северным Возрождением, и прежде всего с Эразмом Роттердамским. Другом Эразма был крупнейший испанский мыслитель эпохи Возрождения Хуан Луис Вивес (1492—1540), который жил в Англии и в Нидерландах, но поддерживал контакты с испанскими гуманистами. Эразмианство в 1520-е стало важным явлением в культурной и в религиозной жизни И., его влияние испытал и Карл V. Однако в 1530-е испанские эразмианцы подверглись преследованиям инквизиции, а позже были запрещены и сочинения самого Эразма.

После раздела державы Карла V (1555—1556) его младший брат получил австрийские владения Габсбургов (ими он фактически управлял уже давно) и титул императора Священной Римской империи (см. Фердинанд I Габсбург), а сын Филипп II (король И. в 1556—1598) получил, помимо И., Нидерланды и остальные владения в Европе, Азии, Африке и Америке; историки именуют возникшую таким образом совокупность владений Филиппа II и его наследников Испанской монархией (титул короля И. официально утвердился лишь в XVIII в.). Испанские и австрийские Габсбурги, как правило, координировали свою внешнюю политику.

Если для Карла V И. была лишь одним из владений, хотя и важным, то для Филиппа II она стала центром державы. Филипп несколько упорядочил законодательство («Новый свод законов»), установил постоянную столицу И. в Мадриде (1561). Король стремился к унификации владений, усовершенствовал аппарат управления, но в то же время старался пунктуально соблюдать вольности и привилегии сословий и провинций. Лишь восстание в Арагоне в 1591, угрожавшее безопасности страны, вынудило его ввести войска и ограничить арагонские вольности. Укрепление авторитарных тенденций в управлении сопровождалось ростом полномочий коррехидоров и сокращением влияния кастильских кортесов (после 1538 из кортесов были исключены представители дворянства и духовенства, а третье сословие было представлено лишь 36 депутатами от 18 городов).

В результате побед на завершающем этапе Итальянских войн И. утвердила свое господство в Италии. В это же время усилился натиск турок в Зап. Средиземноморье. Ущерб владениям И. наносили действия алжирских пиратов — вассалов Османской империи; ежегодно тысячи людей попадали к ним в плен и были обращены в рабство. В 1565 османы осадили о. Мальту, но захватить его не смогли. Чтобы остановить турок, была создана Священная лига, объединившая И., папу Римского, Венецию и другие итальянские государства при главной роли И. Флот Священной лиги во главе с единокровным братом Филиппа II доном Хуаном Австрийским разбил турок при Лепанто (1571). Эта победа, хотя в полной мере воспользоваться ее плодами не удалось, позволила приостановить наступление османов в Зап. Средиземноморье и имела большое психологическое значение, развеяв миф об их непобедимости.

После пресечения Ависской династии Филипп II унаследовал (1580—1581) Португалию с ее колониальными владениями; впервые со времен вестготов Пиренейский п-ов был объединен под властью одного правителя. К концу XVI в. владения Испанской монархии достигли максимальных размеров. Помимо И. в ее состав входили Португалия, Нидерланды, Франш-Конте и Шароле (ныне на территории Франции), Миланское герцогство, Южн. Италия, Сицилия, Сардиния и колониальные владения: Америка от Калифорнии и Флориды до Огненной Земли, Филиппины, португальские владения в Африке, Азии и Америке. Однако конец XVI в. отмечен поражениями И. в борьбе с Англией (гибель значительной части испанского флота — Непобедимой Армады, 1588) и восставшими Нидерландами; неудачной оказалась попытка Филиппа II вмешаться, на исходе Религиозных войн во Франции, в ее внутренние дела.

В XVI—XVII вв. экономика и общество И. во многом сохраняли средневековые черты. Бо`льшая часть земли принадлежала Церкви и дворянству, удельный вес которого в населении И. был очень высоким (в Кастилии в 1591 — 10,2 % населения). При этом титулованная знать, особенно гранды, располагала огромными богатствами, в то время как низшее дворянство (идальго) часто отличалось бедностью. Предпринимательские слои города и деревни, экономически слабые и политически плохо организованные, под воздействием системы ценностей сословного общества часто считали лучшим путем возвышения отказ от прежних занятий и аноблирование. Королевская власть, покровительствуя могущественной организации кастильских овцеводов — Месте, с помощью торговых пошлин облегчала вывоз шерсти и ввоз дешевого импортного сукна, что губительно сказывалось на местном сукноделии. Ограничение цен на хлеб (что в условиях так называемой революции цен делало невыгодным его выращивание) и увеличение налогов, особенно с 1570—1580-х, способствовали снижению производства в сельском хозяйстве и ремесле, сокращению населения, росту бродяжничества и прочее. Внешняя торговля — и атлантическая, и средиземноморская — сокращалась и переходила в руки иностранцев. С 1620-х начался спад колониальной торговли.

Огромную роль в жизни страны играла Церковь, располагавшая примерно 1/6 национального богатства. В И. она была освобождена от основных налогов, однако монархи в XVI в. всегда исходили из того, что могут привлекать ее материальные ресурсы для задач внешней политики, направленной на защиту католицизма. С этой целью короли, начиная с Карла V, добивались от Рима разрешения на секуляризацию части церковных и орденских земель; они переводились в разряд владений короны, а затем продавались. Корона получила от пап право церковного патроната, сначала над Гранадой и Канарскими о-вами (1486), затем над Америкой (1508), а с 1523 — над всеми епископствами Кастилии и Арагона.

Заметным явлением в религиозной жизни и культуре И. в XVI в. стало движение «алюмбрадос» (иллюминатов). Зародившееся в начале XVI в., оно охватило разные регионы И. и прошло в своем развитии ряд этапов. В основе движения лежало стремление к религиозной свободе, что приводило его адептов к неприятию католических обрядов и всех внешних форм религиозности, к отказу от церковной догматики, от почитания священных образов и реликвий, от общепринятой молитвенной практики, от народных религиозных суеверий. Главным для «алюмбрадос» был мистический путь объединения с Богом в любви, при котором благодать Божия, воздействуя на душу, приводит ее в столь совершенное состояние, что лишает свободы воли и делает свободной от всякого греха. Встревоженная размахом движения инквизиция увидела в нем ростки лютеранства, оно было объявлено еретическим. В 1-й половине 1530-х состоялись процессы над наиболее активными из «алюмбрадос»; многие были приговорены к тюремному заключению, некоторые казнены. Новое оживление движения наблюдалось в 1550—1570-е в Эстремадуре, а затем в начале XVII в. в Андалусии.

Приобретя опыт борьбы с «алюмбрадос», Церковь и инквизиция в И. стали относиться с еще большим подозрением к проявлениям мистики. Через тюрьму инквизиции прошли такие крупные духовные писатели, как Хуан де Авила и Луис де Леон, обвинение в ереси долго тяготело над католическими святыми Игнатием Лойолой и Терезой Авильской. Несмотря на преследования, испанская мистика стала одним из важнейших феноменов религиозности и культуры И., пройдя в своем развитии несколько этапов и достигнув расцвета в 1560—1600. Ее отличало соединение аскетизма, томистской теологии и использования народного языка (кастельяно). Новый всплеск мистики, уже в конце XVII в., связан с движением квиетизма, основателем и крупнейшим представителем которого был испанец Мигель де Молинос (1628—1696).

Эти перемены предвосхитили начало Контрреформации в И., однако решительный поворот к ней наметился в 1550-е, когда в Вальядолиде и близ Севильи возникли тайные кружки лютеран, объединявшие лиц разных занятий и социального происхождения, от аристократов и чиновников до торговцев, монахов и приходских священников. В 1557—1558 оба кружка были разгромлены инквизицией, около сотни их членов были казнены. Лютеранство в И., и прежде не слишком популярное, почти исчезло. В 1559 в И. был составлен первый Индекс запрещенных книг, а Филипп II, пытаясь изолировать И. от веяний Реформации, издал указ, запрещавший испанцам обучаться почти во всех иностранных университетах, что способствовало изоляции испанской культуры.

Решения Тридентского собора Филипп II возвел в ранг законов королевства. В короткий срок была создана сеть семинарий для обучения священников. Проводились реформы монашеских орденов — францисканского (Педро де Алькантара), кармелитского (Тереза Авильская, Хуан де ла Крус). Испанцы — Игнатий Лойола, Франциск Ксаверий и др. — сыграли ведущую роль в возникновении и ранней истории ордена иезуитов. Важнейшим орудием Контрреформации в И. была инквизиция. Показателем ее могущества стал процесс Толедского архиепископа Бартоломе Каррансы: за высказывания в духе эразмианства он попал в застенки инквизиции и провел там многие годы. Если в конце XV — начале XVI в. деятельность инквизиции была направлена прежде всего против конверсо (евреев, принявших христианство), то затем особое внимание было направлено на эразмианцев, лютеран, «алюмбрадос». Жертвами инквизиции стали и мориски, которых власти пытались насильственно ассимилировать. По королевскому указу 1566 им запрещалось использовать арабский язык, вводились ограничения на многие проявления мусульманской культуры. Восстание морисков Гранады против такой политики (1568—1571) было подавлено, после чего многие покинули страну, а ок. 80 тыс. оставшихся морисков переселили из Гранады в Кастилию. Несмотря на эти меры, в условиях османской угрозы враждебное отношение к морискам нарастало, и по указу Филиппа III (1598—1621) в 1609—1614 они были изгнаны из И. Эта мера имела тяжелые демографические и экономические последствия, особенно в Валенсии, где мориски составляли до четверти населения. Страна потеряла около 300 тыс. земледельцев и ремесленников. Инквизиция широко преследовала конверсо, которых дискриминировали статуты «чистоты крови». В Новое время «чистота крови» стала в И. важным фактором социальной стратификации, в то же время провоцируя в обществе новые конфликты. Воплощением духа Контрреформации стал Эскориал — дворец-монастырь, построенный в 1563—1584 по воле Филиппа II. Там были собраны богатейшая библиотека и одна из самых больших в Европе коллекций христианских реликвий.

Правление Филиппа II в основном хронологически совпадает с эпохой позднего Возрождения. В это время на фоне разворачивавшейся в Европе Контрреформации резко сократились культурные связи с протестантскими странами, а многие произведения гуманистов были запрещены. Опасаясь преследований, гуманисты нередко были вынуждены прибегать к самоцензуре и эзопову языку. В таких условиях испанский гуманизм нередко окрашивался в трагические тона. Однако литература, театр и искусство вступили именно тогда в свой Золотой век; в это время творили Мигель де Сервантес Сааведра (1547—1616) и Лопе де Вега (1562—1635), достигли выдающихся успехов космография, медицина, ботаника, общественная мысль. Важным вкладом И. в развитие общественной мысли стали т. н. хроники открытия Америки («История Индий» Лас Касаса, «Всеобщая и естественная история Индий» Фернандеса де Овьедо, «Всеобщая история вещей Новой Испании» Саагуна и др.). Объединив в себе сведения по географии и этнологии, ботанике и зоологии, истории доколумбовой Америки и Конкисты, они по-новому поставили ряд проблем всемирной истории и поместили в ее контекст Новый Свет.

Важную роль в развитии философии и общественной мысли сыграла т. н. вторая схоластика, сформировавшаяся в XVI в. в испанских университетах. Доминиканцы Франсиско де Витория, Доминго де Сото, Мельчор Кано, иезуит Луис де Молина и другие представители этого направления рассматривали теологические основания государства, международного права, межконфессиональных отношений, экономики, морали. Оставаясь в рамках томизма, они учитывали произошедшие в мире изменения: географические открытия и Конкисту, развитие ренессансного гуманизма и естественнонаучного знания, религиозные конфликты и развитие рыночных отношений. С середины XVI в. ключевую роль во «второй схоластике» играли иезуиты, особенно Франсиско Суарес (1548—1617). Переосмыслив в новых условиях метафизику Аристотеля и учение Фомы Аквинского, он внес значительный вклад в осмысление проблем войны и мира, размышлял о народном суверенитете и о границах сопротивления тирании.

Во 2-й половине XVI в. в И. под влиянием ренессансного гуманизма и развития научных методов работы с текстом переживает расцвет библеистика: ее шедевром стала созданная по инициативе Филиппа II под руководством гуманиста Б. Ариаса Монтано и напечатанная в 1569—1572 «Королевская Библия» с параллельными текстами на еврейском, арамейском, сирийском, греческом и латинском языках.

В конце XVI — начале XVII в. И. заключила мирные договоры с главными противниками: Вервенский мир 1598 с Францией, мир 1605 с Англией, Двенадцатилетнее перемирие 1609 с Республикой Соединенных провинций. Начался мирный период в истории И., когда страна в течение десятилетия не вела больших войн; именно тогда из И. были изгнаны мориски. При Филиппе IV (1621—1665) была сделана попытка провести важные реформы, однако в условиях начавшейся Тридцатилетней войны они не имели шансов на успех. В это время Испанская монархия, потеряв Португалию и едва не утратив Каталонию, рассталась с надеждами восстановить не только свою гегемонию в Европе, но и статус великой державы. При Карле II (1665—1700) сменявшие друг друга правительства тщетно пытались выйти из затяжного кризиса и по возможности минимизировать территориальные потери.

247.jpg
Титульный лист книги Б. де Лас Касаса «Кратчайшее сообщение о разрушении Индий». 1552
248.jpg
Неизвестный художник. Портрет Филиппа II, короля Испании. XVI в.
249.jpg
Эскориал
250.jpg
Иллюстрация из «Всеобщей истории вещей Новой Испании» Саагуна. XVI в.
Смежные статьи

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты