ИСПАНИЯ (XIV ‒ НАЧ. XVI В.)

0 комментариев

Ч. 4. Испания в XIV — начале XVI в. Ссылки на другие части - см. в конце статьи. Библиография - см. ст. Испания (XVI‒XVII вв. - часть 2)

И. в XIV — начале XVI в.

После окончания Великой Реконкисты последний мусульманский оплот на территории полуострова, Гранадский эмират, до 1480-х почти не сокращаясь в размерах, продолжал оказывать значительное влияние не только на международные отношения, но и на экономику, религиозную жизнь, культуру пиренейских стран. Однако мусульмане полуострова уже не представляли прежней угрозы для христиан, и на первый план выходят другие факторы.

Государи Арагонской короны в XIV в. стояли во главе мощной морской державы с сильным торговым и военным флотом. Ее позиции в Западном Средиземноморье усилились после завоевания (1324) и присоединения к Арагонской державе Сардинии, хотя позже на острове не раз вспыхивали антиарагонские восстания. В войнах королей Арагона в XIII—XIV вв. немалую роль играли отряды наемников (almogаvares). После заключения в 1302 мира в Кальтабеллоте, завершившего войну между Неаполитанским и Сицилийским королевствами, содержание наемников стало для короля Сицилии обременительным. По его инициативе военачальник Рожер де Флор во главе большого отряда наемников (так называемая Каталонская компания) отправился в Византию, чтобы оказать помощь императору Андронику II Палеологу в борьбе против турок. Действия наемников были успешны, однако усиление каталонцев вызвало опасения наследника и соправителя Андроника II, Михаила IX, который приказал убить Рожера и его свиту (1305). От последовавшей за убийством «каталонской мести» Византия пострадала едва ли не больше, чем от турок. Затем каталонцы поступили на службу к герцогу Афин, но когда тот отказался уплатить им положенное жалованье, восстали и в 1311 разбили войска герцога. После этого наемники захватили герцогство и удерживали его до 1387/88, объявив себя вассалами короля Арагона.

Новый этап истории Арагонской короны приходится на правление Педро (Пере) IV Церемонного (1336—1387). Найдя формальный повод для разрыва вассальных отношений с королем Майорки, своим дальним родственником, Педро IV объявил его непокорным вассалом, в 1343 высадил войска на Балеарских о-вах и окончательно присоединил их, как и принадлежавший королям Майорки Руссильон, к Арагонской короне. Росту авторитета власти короля способствовало составление Педро IV «Установлений о дворе», где подробно описывалась структура двора, права и обязанности должностных лиц. Попытки Педро IV провозгласить наследницей престола свою дочь Констанцию (сыновей у него тогда еще не было) вызвали возобновление так называемой Унии и восстание знати Арагона и Валенсии, но король разбил мятежников при Эпиле (1348), отменил «Привилегию унии» и жестоко расправился с ее сторонниками в Арагоне и особенно в Валенсии, оказавшей ему упорное сопротивление. В 1356—1369 Педро IV вел войну с королем Кастилии Педро I Жестоким («война двух Педро»), поддерживая его единокровного брата Энрике Трастамарского (см. Энрике II), претендовавшего на кастильский трон. Перевес в этой войне был в целом за Кастилией, однако военные действия закончились сразу же после гибели Педро I Жестокого и смены династии.

В целом, в XIV в. власть королей Арагона, особенно на недавно завоеванных в ходе Реконкисты территориях, заметно укрепилась. Хотя единых для всех владений Арагонской короны органов управления создано не было, получил развитие институт королевских наместников с административными и судебными полномочиями (губернаторы, байлы, батлы). Такой политике наиболее активно сопротивлялась знать Арагона, добившаяся сохранения системы арагонских фуэроc. Однако знать разных частей королевства не объединялась против короля, в частности, сеньоры графства Барселонского (с XIV в. — принципат Каталония) поддерживали монарха. Кортесы Арагона, Каталонии и Валенсии собирались независимо друг от друга.

В условиях, когда группировки знати вели между собой настоящие войны, для противодействия им города заключали друг с другом, а также с другими лицами и институтами особые союзы — эрмандады. Временем расцвета эрмандад, когда они оказывали наибольшее влияние на жизнь испанского общества, был период 1282—1325 (Альфонсо XI, начав править самостоятельно, подтвердил поддерживавшим его городам все привилегии, но отменил эрмандады). После этого движение эрмандад надолго замкнулось в рамках городской и территориальной автономии, выполняя в основном функции охраны порядка и не претендуя на участие в политической жизни королевства.

В Леоно-Кастильском королевстве, в отличие от королевства Арагон, в XIV в. возникли единые органы управления — Аудиенсия (судебный орган), Королевский совет. Общими были кортесы, которые, обладая в XIII—XIV вв. достаточно широкими полномочиями, к концу XIV в. начинают терять влияние. Этот процесс был связан с заметной трансформацией городского управления. В XIV в. в городском управлении все большую роль играют рехидоры — назначаемые королем муниципальные советники, обычно происходившие из городской знати. Альфонсо XI, стремясь укрепить королевский контроль над консехо, начинает назначать в наиболее крупные города своего представителя с очень широкими полномочиями — коррехидора. С именем этого короля связаны новые победы христиан в Реконкисте — над Гранадским эмиратом, правители которого действовали в союзе с Маринидами — берберской династией из Сев. Африки. В результате, удалось установить контроль над Гибралтарским проливом. В целом, на протяжении XIV и большей части XV в. войны с Гранадским эмиратом велись лишь эпизодически, хотя и сопровождались время от времени важными успехами (победа при Саладо в 1340, взятие Антекеры в 1410, победа при Ла Игеруэле в 1431).

Альфонсо XI, умершему от чумы, наследовал его единственный законный сын Педро I Жестокий (1350—1369). Его правление пришлось на крайне тяжелый период в истории страны. От эпидемии чумы («черной смерти») вымирали кварталы в городах, пустели деревни; мор и голод усиливали социальную напряженность. В войнах соперничавших родов знати гибли не только рыцари, но и крестьяне и горожане. Педро I пытался навести в стране порядок, хотя бы и ценой крайних мер, вплоть до казней высокопоставленных лиц. Оппозицию знати, недовольной политикой короля, возглавили его единокровные братья, внебрачные сыновья Альфонсо XI. Внутренняя борьба в Кастилии разворачивалась на фоне конфликтов с Гранадским эмиратом, Португалией и особенно с Арагоном, а после 1360 события на полуострове находились в тесной связи с событиями Столетней войны. Сначала успех был на стороне Педро I, но непоследовательность политики и жестокие расправы лишили его поддержки не только знати, но и городов. Старший из братьев Педро, Энрике Трастамарский, стал претендовать на трон Кастилии, Педро бежал из страны и заручился помощью правителей Наварры и англичан. В союзе с ними Педро I вторгся в Кастилию и разбил Энрике при Нахере (1367), однако тот не сложил оружия, получив к тому времени помощь французов во главе с Бертраном Дюгекленом. В 1369 Энрике разбил Педро I при Монтьеле, а затем заманил его в ловушку и убил. После этого он взошел на престол под именем Энрике II (1369—1379), основав династию Трастамара (правила в 1369—1516).

Государи новой династии настойчиво стремились унифицировать управление королевством. К тому времени по разным причинам пресеклись многие роды старой знати, часто находившейся в оппозиции королю, а возвысившаяся новая знать стала прочной опорой престола. Несмотря на неудачу попыток Хуана I (1379—1390) реализовать свои династические права на Португалию, авторитет Кастилии вырос. Показателем далеко идущих внешнеполитических планов Энрике III (1390—1406) стали посольство к Тимуру (1403—1406), а также начало колонизации Канарских о-вов.

В XV в. экономическая конъюнктура в Кастилии была достаточно благоприятной. Росло население, активно развивалась внешняя торговля. В то же время в правление Хуана II (1406—1454) и Энрике IV (1454—1474) велась борьба за власть между группировками высшей знати, сопровождавшаяся конфликтами в королевской семье. Со смертью в 1410 короля Арагона Мартина I и с пресечением прежней арагонской династии корона по так называемому компромиссу в Каспе (1412) была передана Фернандо Антекерскому (1412—1416), младшему брату Энрике III Кастильского и регенту Кастилии при малолетнем Хуане II. Новый король Арагона и его сыновья сохранили влияние в Кастилии и долгое время вели борьбу с группировкой знати, которую возглавлял фаворит Хуана II коннетабль Кастилии Альваро де Луна. Сыновья Фернандо I, «арагонские инфанты», потерпели поражение в битве при Ольмедо (1445), после чего уже не играли важной роли в политической борьбе в Кастилии. Однако и успех Альваро де Луна оказался недолгим, его противники добились от короля отставки и казни фаворита (1453). При Энрике IV знать, стремясь ослабить королевскую власть, создавала лиги, восставала против короля, добиваясь от него новых пожалований и привилегий, вмешивалась в вопрос о престолонаследии, а магнаты окраинных провинций (Мурсии, Галисии) вели себя как независимые правители. В междоусобных войнах участвовали и церковные иерархи. Нерешительный король объявлял своей наследницей то сестру Изабеллу, то дочь Хуану; он то шел на уступки знати, то пытался их отменить, тем самым подготавливая будущие конфликты.

В Арагоне сын и наследник Фернандо I, Альфонсо V Великодушный (1416—1458), проводил активную политику в Италии, подчинив в 1442 Неаполитанское королевство, однако управление пиренейскими владениями было расстроено из-за долгого отсутствия короля. После его смерти Неаполитанское королевство унаследовал его внебрачный сын Ферранте (Фердинанд I), узаконенный с разрешения папы римского, а Арагон — младший брат Хуан II (1458—1479). Став в результате первого брака с наследницей наваррского престола Бланкой королем Наварры (с 1425), в 1458 он на время объединил Арагонскую корону и Наварру, после его смерти вновь разделившиеся. С успехами Альфонсо V в Италии во многом было связано последующее усиление позиций Арагонской короны при Папской курии: арагонец Алонсо де Борха (в Италии фамилию произносили как Борджа) стал папой под именем Каллиста III, а его племянник Родриго де Борха — папой под именем Александра VI (1492—1503).

В Каталонии комплекс социальных и политических противоречий вызвал гражданскую войну (1461/62—1472). Затем вспыхнуло восстание ременсов — лично зависимых крестьян, на которых распространялись сеньориальные повинности («дурные обычаи»). Восстание под руководством Педро (Пере) Сала (1482—1485), хотя и потерпело поражение, заставило Фернандо II Арагонского (см. Фердинанд V (II)) отменить в Каталонии «дурные обычаи» (Гуадалупская сентенция 1486).

С конца XIV в. и в Кастилии, и в Арагоне стало менее терпимым отношение к мудехарам: появились законы, ограничивавшие их автономию, регламентировавшие занятия, одежду и т. д. Тогда же обостряются отношения между христианами и иудеями. В 1391 по Кастилии (где в малолетство Энрике III королевская власть, традиционно защищавшая евреев от враждебного отношения со стороны Церкви и простонародья, была слаба), а затем и по Арагону прокатилась волна еврейских погромов, сопровождавшихся грабежами, поджогами, убийствами, насильственными обращениями. Погромы, хотя и не столь масштабные, возобновлялись до 1420-х. После 1391 последовал массовый переход иудеев в христианство. Принявших крещение называли новыми христианами, конверсо («обращенными») или маранами; по-видимому, они составляли не меньше половины еврейского населения Испании. Конверсо успешно занимались торговлей и финансовыми операциями, занимали должности в муниципальном и центральном управлении и даже в Церкви, становились дворянами; они составили важную часть интеллектуальной и бюрократической элиты, оказав заметное влияние на испанские институты и культурные феномены (налоговую систему, инквизицию, религиозную мистику и прочее). Быстрое социальное возвышение конверсо вызвало негативную реакцию «старых» христиан, обвинявших конверсо в тайном исповедании иудаизма. С середины XV в. в Кастилии принимались так называемые статуты «чистоты крови» (limpieza de sangre) — ограничительные законы против конверсо. С этого времени лица еврейского происхождения не могли занимать общественные должности (в судах и муниципалитетах), вступать в монашеские и духовно-рыцарские ордена, учиться в университетах. Для всех этих видов деятельности требовались доказательства «чистоты крови». Статуты «чистоты крови» наиболее жестко действовали в XVI в., затем их применение несколько смягчилось, но отменили их лишь в XIX в.

В XIV—XV вв. многие служители Церкви в И. не отличались особой набожностью, образованностью, рвением в исполнении своих обязанностей и чистотой нравов. Обычным было совмещение церковных должностей, а также пожалование церковных бенефициев иностранцам. Вследствие сокращения земельных рент приходили в упадок традиционные монашеские ордены, хотя тогда же получили распространение новые, например иеронимиты, отличавшиеся аскетизмом и строгой дисциплиной.

В результате брака, заключенного в 1469 между сестрой Энрике IV, кастильской принцессой Изабеллой (см. Изабелла I), и сыном Хуана II арагонским принцем Фердинандом (Фернандо) II Арагонским, и после того как Изабелла унаследовала кастильский трон, а Фердинанд — арагонский, оформилась династическая уния между Кастилией и Арагоном (1479), ставшая важнейшим шагом в объединении И. Оба королевства еще долго сохраняли различные системы управления и налогообложения, свои суды и законы, поначалу координируя в основном лишь вопросы внешней и религиозной политики. Последствия унии для обеих стран были не одинаковыми. Кастилия стала ядром будущей И. и, шире, Испанской монархии, в то время как владения короля Арагона вскоре утратили прежнее значение, монархи там почти не бывали. Долгое время после этого политическое развитие Арагона, Каталонии и Валенсии отличалось замедленностью и консервацией ранее сложившихся форм управления, обычаев и привилегий.

В борьбе за трон Изабелла преодолела сопротивление мятежной знати в гражданской войне (Войне за кастильское наследство) 1475—1479, осложненной португальским вмешательством: король Португалии Афонсу V женился на Хуане, дочери Энрике IV (хотя отцовство Энрике отрицалось его противниками) и вторгся с войском в Кастилию, чтобы реализовать свои права на кастильский трон, но в 1476 был разбит при Торо и вскоре вынужден отказался от своих притязаний.

Используя противоречия внутри знати и опираясь на поддержку ее части, а также на поддержку мелкого дворянства, Церкви и городов, Фердинанд и Изабелла сумели обуздать мятежных аристократов. Едва утвердившись как законные государи, они начали реформы: был реорганизован Королевский совет, где усилилось влияние зависимых от короны образованных чиновников (летрадо), упорядочены финансы, укреплена королевская власть на местах за счет расширения полномочий коррехидоров. Важным орудием королевской четы при наведении порядка в стране была Генеральная эрмандада — союз кастильских городов. Фердинанд стал магистром кастильских духовно-рыцарских орденов: Калатравы (в 1487), Сантьяго (1492) и Алькантары (после 1495); их материальные ресурсы облегчили монархам возможность создать постоянное войско. В 1523 папа Адриан VI навечно закрепил звание магистра всех трех орденов за испанскими монархами.

В 1481—1492 в результате Гранадской войны был присоединен Гранадский эмират и тем самым завершена Реконкиста. За заслуги в укреплении христианства папа Александр VI в 1496 удостоил Фердинанда и Изабеллу титула Католические короли (Reyes Católicos), которым с тех пор пользовались испанские монархи. В 1494 кастильцы завершили завоевание Канарских о-вов (частично контролировались Кастилией с начала XV в.), истребляя при этом местных жителей — гуанчей.

В конце XV в. в Кастилии и Арагоне были проведены реформы Церкви, упорядочившие ее жизнь и усилившие ее зависимость от Короны. Представители духовенства в И. были широко вовлечены в государственные дела, монархи доверяли им больше, чем светской знати. Огромную роль играли духовники государей. Ближайший сподвижник Католических королей архиепископ Толедо кардинал Педро Гонсалес де Мендоса пользовался таким влиянием, что иногда его называли «третьим королем Испании». Его преемник в качестве примаса И. кардинал Франсиско Хименес де Сиснерос дважды выполнял обязанности регента Кастилии: после смерти Изабеллы и после смерти Фердинанда. Сиснерос сыграл важную роль и в развитии культуры. По его инициативе и под его покровительством в 1502—1517 было подготовлено (издано в 1520) 6-томное издание «Многоязычной Библии» («Biblia políglota complutense»), содержавшее параллельные тексты: Ветхого Завета на иврите, греческом и латыни, Нового завета на греческом и латыни. В 1499 по инициативе Сиснероса был основан университет в Алькале де Энарес, ставший важнейшим центром культуры Возрождения.

В сложной религиозной обстановке (обострение противоречий между христианами и мусульманами, христианами и иудеями, христианами и конверсо, сопровождавшееся кровавыми расправами над меньшинствами) с целью поставить проблему конверсо под контроль властей Фердинанд и Изабелла в 1478—1481 ввели в И. инквизицию (прежде отсутствовавшую в Кастилии и не слишком активную в Арагоне), деятельность которой поначалу была направлена главным образом против конверсо. В 1492 из И. были изгнаны все иудеи, не пожелавшие стать христианами. В конце XV — начале XVI в. судьбу иудеев разделили мусульмане Гранады и мудехары. Мусульман, которые приняли крещение и получили право остаться, стали называть морисками. Религиозные гонения во многом были вызваны политическими соображениями: стремлением в условиях нараставшей угрозы со стороны османов, взявших в 1453 Константинополь, в сжатые сроки установить в государстве единую веру. Формально такое единство к началу XVI в. было достигнуто, но в значительной мере насильственно, и многие конверсо и мориски втайне продолжали исповедовать веру своих предков. Политика короны имела отрицательные последствия для экономики И. и привела к нарастанию религиозной нетерпимости.

В 1492 Фернандо и Изабелла приняли проект путешествия в Индию западным путем генуэзского мореплавателя Х. Колумба. После открытия им Америки началась ее колонизация, были заложены основы Испанской колониальной империи. С 1503 основные направления колониальной политики разрабатывала созданная в Севилье Торговая палата. Соперничество с Португалией за сферы влияния в Атлантике, а затем и на Востоке, урегулировали двусторонние соглашения. Договор в Алкасовас (1479), решив спорные вопросы, возникшие в результате войны 1475—1479, установил границу сфер влияния И. и Португалии в Атлантике: за Кастилией были признаны права на Канарские о-ва, но воды к югу от параллели этих островов вошли в сферу влияния Португалии, закрепившей за собой исключительное право на самые богатые земли Зап. Африки и на поиски вдоль нее морского пути в страны Востока. После возвращения Колумба из 1-го плавания (1493) стало очевидно, что такой раздел сфер влияния невыгоден И., поскольку не обеспечивает ее права на земли, открытые за океаном. Начались переговоры, и по Тордесильясскому договору (1494) была установлена новая разграничительная линия, которая разделила Атлантику по меридиану, проходившему к западу от Канарских о-вов. Тем самым за И. были закреплены права на Новый Свет (за исключением тогда еще не открытой Бразилии, оказавшейся в сфере влияния Португалии). А когда в результате путешествия Ф. Магеллана (1519—1522) интересы И. и Португалии столкнулись на Молуккских о-вах, условия Тордесильясского договора были дополнены Сарагосским договором 1529: И. за большую денежную компенсацию отказалась от своих сомнительных прав на Молуккские о-ва, но сохранила Филиппины.

Соперничество И. с Францией за контроль над Италией привело к началу Итальянских войн (1494—1559). В преддверии борьбы за Италию И. сумела по Барселонскому договору 1493 вернуть Руссильон, уступленный Франции в 1462. Наибольший успех — завоевание Неаполитанского королевства — был достигнут в 1501—1503, во многом благодаря Гонсало Фернандесу де Кордова по прозвищу Великий капитан. Под его руководством испанская армия была модернизирована и стала одной из сильнейших в Европе. В поисках союзников в борьбе против Франции «католические короли» заключили серию династических браков, укрепив связи с Португалией, Священной Римской империей и Англией. Однако из-за смерти сына, старшей дочери и старшего внука наследницей «католических королей» оказалась их вторая дочь Хуана, жена Филиппа I Габсбурга, что позже привело к объединению И. и Священной Римской империи в державе Карла V.

После смерти Изабеллы I (1504) Фердинанд V (II) остался королем Арагона, а Хуана унаследовала Кастилию; династическая уния на время распалась, что сопровождалось в Кастилии социально-политическим кризисом и расколом знати. Однако после неожиданной смерти Филиппа I Габсбурга (1506) Хуана была признана недееспособной (вошла в историю как Хуана Безумная); до совершеннолетия ее сына, будущего императора Карла V, регентом стал Фердинанд. В это время Кастилии удалось захватить ряд портов в Сев. Африке (крупнейший из них, Оран, в 1509), необходимых для контроля над Зап. Средиземноморьем и обеспечения безопасности прибрежных районов И. В 1512 Фердинанд завоевал испанскую часть королевства Наварра (к югу от Пиренеев); в 1515 ее официально присоединили к Кастильской короне. Когда Карл I (король Испании в 1516—1556, с 1519 — император Карл V), взойдя на трон, окончательно объединил Кастилию и Арагон, современная территория И. была в основном сформирована.


Каталонские евреи. Фрагмент алтарного образа капеллы Св. Бернардина и Ангела Хранителя в Барселонском кафедральном соборе. 1462—1475
Смежные статьи
Статью разместил(а)

Групп Олма Медиа

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты